На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


Е.А.Балашов.
Динамика изменения государственных границ между Россией, Швецией и Финляндией на протяжении шестивекового исторического периода.

         Первой официальной государственной границей на северо-западе древнерусского государства считается Ореховецкая граница 1323 г., установленная в результате мирных переговоров между великим князем Юрием Даниловичем и королем Швеции Магнусом Эриксоном. Более ранние границы новгородских владений на севере являются все-таки гипотетичными, поскольку в известных нам источниках отсутствуют прямые указания на существование каких-либо межгосударственных договоров до 1323 г. Вместе с тем некоторые исследователи указывают, что во второй половине XIII века граница между шведскими и новгородскими владениями проходила по р.Кюмийоки, которая позднее разделяла финляндские области Тавастланд и Карелию.
         Военное положение, длившееся 30 лет закончилось в 1323 году заключением Ореховецкого мира. Этот долгожданный мир "на вечные времена", как гласил текст договора, закрепили между сторонами великий князь Юрий Данилович и шведский король Магнус Эриксон. Швеция вынуждена была расстаться со своими надеждами владеть всей Карелией, но "в знак дружбы" получила в дар от Юрия Даниловича три, уже захваченных к тому времени шведами, западнокарельских погоста: Яскис, Эврепя и Саволакс. Текст договора определял первую официальную государственную новгородско-шведскую границу следующим образом: "... а развод и межа: от моря река Сестрея, от Сестреи мох, среди мха гора, оттоле Сая-река, от Сае Солнечный камень, от Солнечного камня на Чермной щели на озеро Лембо,..."* и далее следует перечисление пограничных ориентиров вплоть до выхода Ореховецкой границы к побережью Ботнического залива.
________________________________________________________
* в современной топонимике эти названия не имеют употребления, отчасти из-за тотального переименования 1948-1949 гг., отчасти за давностью лет. Первое все-же сохранило мало-мальски свою историческую форму - р.Сестра, второе известно теперь под названием р.Волчья, третье и * четвертое собственных имен не имеют.


         Первая северо-западная граница древнерусского государства почти три века разделяла Карельский перешеек в меридиональном направлении так, что западная часть его вместе с Выборгом оставалась под шведским господством, а восточная с крепостью Корела - сохранялась за новгородцами. С тех давних времен оказался разделенным надвое и сам дотоле единый карельский народ, а культура его продолжала формироваться уже под влиянием с одной стороны западно-европейского католицизма, с ругой же стороны - восточно-славянского православия.
         По Ореховецкому миру дельта Невы и ее берега, а также южная и восточная части Карельского перешейка территориально входили в состав Водской пятины Господина Великого Новгорода. Западная шведская Карелия была закрыта для совместной международной торговли. Но зато новгородские карелы получили право использования на приграничных территориях шведской Карелии промысловых угодий для рыболовства и лова бобров. Это право сохранялось за ними также и в последующие столетия, вплоть до Столбовского мира.
         Однако не все пограничные детали удалось предусмотреть в этом договоре. Шведские межевальщики видимо еще плохо знали окраинные земли своего государства, а тем более неписанные границы местных владений новых подданных, вероятно не особенно благосклонно относящихся к своим завоевателям. В результате остров Ретусаари (известный нам как остров Котлин), о котором в тексте договора вообще не упоминалось, отошел фактически к новгородским владениям. А между тем на нем имелись пастбища, принадлежавшие крестьянам шведской Карелии. Двоякое истолкование названий притока Сестры и ее основного русла, по которому проходила Ореховецкая граница, также породило в последствии почву для взаимных раздоров.
         И все-таки мир, заключенный на Ореховом острове на "вечные времена" тем не менее многократно нарушался: то с одной, то с другой стороны совершались военные походы вглубь приграничной территории, которые всегда сопровождались грабежами и убийствами мирных жителей Карельского перешейка. Военное лихолетье чередовалось с периодами перемирий, и в процессе переговоров стороны зачастую обсуждали вопрос изменения прежних границ между государствами. Каждое такое изменение границ требовало составления особого договора, либо включалось в текст мирного договора, где надлежало быть указанным согласно каких ориентиров должна проходить будущая демаркационная линия сопредельных государств.
         Очередной мирный договор между Россией и Шведо-Финляндией был заключен в 1595 году в селе Тявзино, отчего и пошло название Тявзинский мир. По этому договору Россия уступала Шведо-Финляндии значительную часть Центральной и Северной Карелии, однако на Карельском перешейке граница оставалась практически неизменной и соответствовала линии прежней Ореховецкой границы. Вместе с тем по Тявзинскому договору конкретизировалось пограничное положение острова Ретусаари (нынешний о.Котлин), принадлежность которого той или иной стороне текстом Ореховецкого договора не оговаривалась. С 1595 года территория острова делилась поровну между шведской и русской сторонами, чем устранялись причины прежних конфликтов между населением. Чтобы подчеркнуть насколько сложным и напряженным был исторический промежуток между Ореховецким и Тявзинским миром, следует упомянуть, что в этот период устраивалось до 40 переговоров о мирном урегулировании.
         Тявзинский мир был также - недолговечен. Во времена польской интервенции русский царь Василий Иванович Шуйский, желая заручиться союзнической поддержкой шведов в борьбе против общего врага поляков, заключил договор, по которому Россия уступала Швеции весь Корельский уезд. Договор, подписанный в Выборге в 1609 году, установил новую линию государственной границы на Карельском перешейке, которая проходила по стыку Васильевского Ровдужского и Куйвазовского погостов. В последующих столетиях эта граница востановилась как граница Великого княжества Финляндского, а до 1939 г. являлась границей независимой Финляндии. Но в XVII веке она еше не успела устояться, поскольку Великая смута не давала возможности для стабилизации положения в России. К тому же православное население Корельского уезда воспротивилось государевой воле и отказалось переходить под шведское господство. Военное положение еще более обострилось, равно как и политическое, что вскоре привело к глубочайшему кризису в России и к значительным территориальным утратам. Это состояние и зафиксировал мирный договор между Россией и Швецией, подписанный в селе Столбово под Тихвином. По Столбовскому миру северо-западная граница России простиралась не далее рек Луга и Лава. Ижорские земли (Ингерманландия) оказались во владении шведов на целое столетие.
         Северная война вновь изменила положение границ России и Швеции. Хотя руские войска к 1721 году, захватив всю Финляндию, уже угрожали Стокгольму, все же граница по Ништадтскому миру установилась немного северо-западнее Выборга. И хотя в ходе этой войны Швеции было нанесено серьезное поражение, она еще лелеяла надежду на восстановление былого могущества и на возвращение утраченных территорий хотя бы в Карелии. Именно этим стремлением шведов и было вызвано начало новой войны с Россией, которая также закончилась не в пользу Швеции. Русская граница продвинулась в результате еще дальше вглубь Финляндии до реки Кюмийоки, что и было закреплено Абоским мирным договором 1743 г. Русско-шведские войны 1788-1790 гг., впрочем, не привели к новому изменению границ.
         Наконец последняя война России со Швецией 1808-1809 гг. увенчалась победой Российской империи, к которой Финляндия была присоединена на правах Великого княжества. Положение новых границ установили при подписании Фридрихсгамского мирного договора 1809 года, но окончательно граница автономной Финляндиибыла определена лишь после воссоединения Выборгской губернии с остальной Финляндией по указу Александра I в 1811 году. При этом линия границы 1811 г. практически совпадала с линией границы Выборгского мира 1609 г.
         Сестрорецкий оружейный завод, построенный в начале XVIII века на правом берегу старого русла Сестра-реки, оказался в пределах финляндских территорий и это обстоятельство породило множество разногласий между админстрацией завода и финскими рабочими. Конфликт был разрешен только в 1864 году в результате формального территориального обмена Сестрорецкой слободы на Печенгу (Петсамо) в Русской Лапландии. Однако юридически акт передачи был осуществлен лишь в 1920 году на мирных переговорах в Тарту.
         После провозглашения Финляндией своей независимости и признания этого факта Советской Россией каких-либо изменений в территориальном отношении не произошло. Границы независимой Финляндии совпадали с границами Великого княжества Финляндского и закреплены Тартуским (Юрьевским) мирным договором 1920 года. Советское правительство сочло уместным выполнить обещание Александра III о передаче Финляндии области Петсамо.
         Граница независимой Финляндии была нарушена 30 ноября 1939 года частями Красной Армии, выполнявшими приказ советского командования о вооруженном переходе рубежей суверенного государства с целью "освобождения угнетенных классов от ига помещиков и капиталистов". Но планы очередного завоевания страны пришлось ограничить отторжением Карельского перешейка, Ладожской Карелии и частью Северной Карелии.
         По Московскому мирному договору 1940 года была определена линия новой государственной границы северо-западнее г.Выборга лишь отдаленно повторявшая линию границы Ништадтского мира 1721 года. К сентябрю 1941 года, когда Финляндия вновь оказалась в состоянии войны с Советским Союзом, финские войска освободили утраченные в 1940 г. территории страны, захватив при этом часть Советской Карелии и приграничный участок Карельского перешейка.
         Летом 1944 года финская армия потерпела серьезное поражение и была вынуждена отступить за Выборг. По перемирию, подписанному осенью того же года граница Московского мира 1940 г. была восстановлена. Окончательно положение этой границы было закреплено на Парижской мирной конференции 1947 года.


Евгений Балашов. ©1998