На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


История некоторых населенных пунктов
Курортного района Санкт-Петербурга

Солнечное
Оллила Ollila

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. селение Ollila входило в состав волости Терийоки Выборгской губернии (Финляндия). Происхождение топонима Оллила связано с появлением платформы в южной части деревни Куоккала, которая в 1906 году стала станцией. Остановочный пункт был построен на средства финского предпринимателя, жившего в Санкт-Петербурге Олафа (Олли) Уллберга, у которого было собственное имение в Курносово (финский аналог названия Курнойнен). По имени своего основателя станция и прилегающая к ней местность получили вскоре название «Оллила». Курнойнен (или Центральная Куоккала) после появления железнодорожной станции Оллила принял такое же наименование. Русское население дачного поселка продолжало называть местечко по-старому, т. е. Курносово – это было, вероятно, привычнее. Можно предоложить, что такое название произошло, скорее всего, от фамилии русского землевладельца.

             В начале 1948 г. станцию Оллила и одноименный поселок переименовали в Солнечное, обосновав это тем, что селение располагается в «самом южном и высоком» месте Курортного района. Территорию бывшей деревни Раяйоки окрестили «Дюнами» и оно стало, несомненно, наиболее удачным из всех изобретенных скороспелых наименований, так как в старой местной топонимике такое название уже существовало.

             Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Репино
Куоккала Kuokkala

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. деревня Kuokkala входила в состав волости Терийоки Выборгской губернии (Финляндия). В средние века деревня Куоккала занимала обширные территории, расположенные в нижнем течении Сестра-реки вплоть до ее устья. Издревле эти места были богаты рыбой и славились хорошими уловами. Поэтому, когда в 1323 году между Швецией и Древней Русью был заключен Ореховецкий договор о границах, то в нем было предусмотрено право русских подданных пользоваться местами рыболовства, расположенными за установленной границей. Еще в 1565 году у 135-ти русских удильщиков имелось такое право на ужение рыбы в Куоккала. Существует даже версия, что название «Куоккала» есть лишь видоизмененная форма от «Коуккула». «Koukku» по-фински означает «крючок», на который рыбаки удят рыбу.

             Частые войны и пограничные стычки делали проживание в этих местах небезопасным. В 1568 году в опустошенной после очередной войны деревне поселилось 5 крестьянских семей. В 1590 году в налоговых списках Куоккала значилось уже 12 крестьянских хозяйств, но все они бесследно исчезли уже на рубеже веков. Большая часть жителей пришла в Куоккала после Северной войны. Главным образом это были выходцы из соседних деревень волости Кивеннапа. В 1714 году по указанию Петра I на южных приречных лугах деревни Куоккала началось строительство оружейного завода. Из-за возникших трений между финляндским населением и руководством завода в 1864 году Сестрорецкую слободу вместе с оружейным заводом передали из состава автономной Финляндии в состав Санкт-Петербургской губернии. В 1870 году через деревню Куоккала протянулась железнодорожная магистраль от Санкт-Петербурга до Риихимяки. Это событие кардинально изменило дальнейшую судьбу тихой финляндской деревни. Богатые петербуржцы немедленно начали скупать земельные участки у местных крестьян и застраивать территорию своими роскошными особняками. Из наиболее известных представителей высшего света, обосновавшихся в Куоккала, следует упомянуть семью барона Б. Рюдингера, Главу Петроградской городской Думы М.В. Максимова, купцов 1 гильдии А.Г. Ламберта и И.С. Крючкова, инженера П.А. Авенариуса, надворного советника А.Я. Завидовского, инженера И.И. Гиппиуса. Кроме них к числу дачевладельцев принадлежали: А.П. Гроховская, А. Мултановская, землемер Э. Сонкиев, пастор С.Н. Степян, Е. Соболева, купец П. Рашивин, М.А. Могилевич, купец И.В. Шустен, М.Н. Сидорова, А.А. Прозоровский, П.Я. Логинова, М.И. Миролюбский, В.Т. Судейкин, К.Н. Мусолин, С.П. Шитников, А. Гайне, И.Ф. Струков, купец И.В. Оленев с супругой, архитектор П.И. Гилов, Л.А. Маркусон, А.А. Лескова, М.А. Муханова, А. фон Хагемейстер, врач М.В. Семенов.

             Вскоре дачная экспансия достигла такого размаха, что местное население края оказалось на положении национального меньшинства. Правда, экономические выгоды от присутствия новых соседей во многом ослабляли напряженность. Ситуация обострялась только во время проведения бобриковской политики русификации Финляндии, а также в период реакции и политических репрессий в Финляндии. К началу века деревня Куоккала превращается в известный петербургский курорт, хотя и находящийся на территории автономного княжества. Это обстоятельство лишь придавало большую ценность здешним местам, так как особое положение Великого княжества имело ряд преимуществ перед полицейским режимом самодержавия. Именно поэтому свободолюбивая петербургская интеллигенция предпочитала проводить летний отдых в этом демократическом оазисе Российской империи. По этой же причине собирались здесь и члены различных нелегальных и запрещенных партий, не рискуя быть немедленно арестованными. Не случайно русские большевики в 1905-1907 годах называли Финляндию «красным тылом революции». В Куоккала у большевиков была своя резиденция - дача «Ваза», на которой одно время скрывался вождь пролетариата. В 1905 года на даче «Линтула» поселился А.М. Горький. Из видных русских литераторов Куоккалу облюбовали К.И. Чуковский и В. Маяковский.

             В Куоккала поселился великий русский художник И.Е. Репин, который жил в имении, купленном им на имя уроженки Гельсингфорса Н.Б. Нордман. Вилла «Пенаты» (у древних римлян «пенатами» назывались боги, покровительствовавшие домашнему очагу) стала общим домом Ильи Ефимовича и Натальи Борисовны, а затем и последним пристанищем великого живописца, избравшего Куоккалу местом своего погребения. Он скончался в 1930 году и был похоронен в парке своего имения. Его усадьба пережила советское наступление 1939 года, но военные действия лета 1944 года превратили «Пенаты» в руины. 9 июня 1944 года на прифронтовую полосу обрушился шквал огня советской артподготовки, не утихавший целые сутки. Финская передовая на направлении главного удара в районе реки Сестры была превращена в лунный пейзаж. Многие старинные постройки южной части Куоккала были уничтожены именно тогда. Не исключено, что и «Пенаты» могла постичь та же участь. Как бы там ни было, в послевоенное время здание усадьбы восстановили, и там открылся музей художника. Недавно здание отремонтировали вновь.

             Появление многочисленных русских дачных поселений между берегом Финского залива и линией железной дороги привело к основанию новых железнодорожных станций. В 1889 году в Куоккала была построена платформа, которая превратилась в станцию в 1897 году. Затем появилась еще одна платформа в южной части Куоккала, которая в 1906 году стала станцией. Она была построена на средства финского предпринимателя, жившего в Санкт-Петербурге Олафа (Олли) Уллберга, который имел здесь также земельную собственность. По имени своего основателя стан­ция и прилегающая к ней местность получили вскоре название «Оллила». Наконец, в 1917 году почти у самой границы появилась еще одна станция, получившая название «Раяйоки». Великолепное здание вокзала, построенное по проекту архитектора Бруно Гранхольма, простояло здесь только до 1944 года.

             До 1939 года деревня Куоккала состояла из двух частей: Западная Куоккала и Дальняя Куоккала (Lansi-, Pera-Kuokkala). Последнюю чаще называли «Раяйоки» (Пограничная река). Перед войной 1939-1940 годов в Западной Куоккала имелось около 160 жилых домов (населенных), 5 гостиниц и пансионатов, школа, 4 магазина, 2 аптеки, Дом Союза рабочих, Дом Молодежного общества, полицейский участок, баптистский молитвенный дом и православная церковь Рюдингера.

Пэря Куоккала (Дальняя Куоккала), в свою очередь условно делилась на два поселка: Раяйоки и Оллила. В 1939 году там находилось около 120 жилых домов и дач, 2 школы, несколько магазинов, молельный дом и десяток общественных зданий. До революции в Оллила существовала небольшая православная церковь «Колумбия», но она к тому времени уже совершенно разрушилась. Другая православная церковь находилась в Дюнах, но и там не велось никакой деятельности и здание затем было, по-видимому, разобрано.

             К северу от станции Куоккала небольшой участок территории также был застроен дачами, за которыми начиналось большое болото Понтуса. Имя знаменитого шведского полководца Понтуса де ла Гарди зафиксировалось в прежней местной топонимике потому, что во время своего похода на Московию войска Понтуса проложили через это болото мощные гатированные мосты, по которым перевозились тяжелые орудия. Так называемые «мосты Понтуса» сохранились под толстым слоем мха до наших дней.

             В старой местной топонимике зафиксировались также и названия, имеющие несомненно русское происхождение, но позднее финнизированные, как например: Ванасси и Курнойнен. Ванасси - это второе название Западной Куоккала. Уже, по крайней мере, в XVII веке на перекрестке прибрежной дороги и дороги на деревню Хаапала стоял кабак, который в следующем столетии стали именовать кабаком Афанасьева, вероятно по фамилии его владельца. От него деревня Западная Куоккала и получила свое второе имя «Ванасси».

             Курнойнен (или Центральная Куоккала) после появления железнодорожной станции Оллила принял такое же наименование. Русское население продолжало называть местечко по-старому, т.е. Курносово - это было, вероятно, привычнее. Полагаем, что такое название произошло, скорее всего, от фамилии некоего землевладельца.

             При переименовании Куоккала в 1948 году никто не стал учитывать ни этих русских топонимов, ни вообще никаких исторических связей, кроме факта проживания в этой местности Ильи Ефимовича Репина, уже после своей смерти оказавшегося в государстве, в которое еще при жизни не смог вернуться.

             В XX веке Куоккала успела пережить три войны, и все они оставили в той или иной мере свой трагический след. 23 апреля 1918 года в районе станции Куоккала шел жестокий бой между белыми отрадами майора Бонсдорфа и красными финнами, на помощь которым подошел бронепоезд из Терийоки, а также около 700 прибывших из Петрограда большевиков. В бою погибло 28 белых и более 60 красных бойцов. В память об этом сражении на станции Куоккала 23.4.1921 года был открыт монумент, установленный на братской могиле. На нем были выбиты имена павших и слова:

По закону предков в смерть они вступили,
Святое наследие оставив после себя.

             В этой же могиле были похоронены и несколько человек, охранявших станцию, которые были расстреляны большевиками 24.4.1918 года при отступлении красного бронепоезда.

             30.11.1939 года в первый день советско-финляндской войны Куоккала была захвачена передовыми частями Красной Армии. Застигнутые врасплох финны серьезного сопротивления оказать тогда не смогли.

             31.8.1941 года финские войска вновь овладели поселком. При этом были отмечены значительные разрушения многих зданий, хотя оборонительных боев здесь не велось. 10.6.1944 года советские войска с боями прошли поселок Куоккала почти полностью разрушенный артиллерийским огнем. Финские части, не имевшие резервов и измотанные продолжительной войной, были вынуждены отступить к укрепленным рубежам.

             В послевоенное время поселок был восстановлен и продолжал по-прежнему развиваться как курортная зона. Здесь были построены пансионаты, дома отдыха, санатории и дачные комплексы. В последнее время получила распространение и коттеджная застройка, отгороженная от внешнего мира глухими заборами.

Комарово
Келломяки Kellomaki

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. поселок Kellomaki входил в состав волости Терийоки Выборгской губернии (Финляндия).

             Дачный поселок Келломяки появился в конце XIX века. Изначальное его название тесно связано с историей строительства Финляндской железной дороги. Прежде место это было совершенно незаселенным и называлось «Хирвисуо», что в переводе с финского означает «Лосиное болото», так как рядом со строящимся железнодорож­ным полотном находилось одноименное болотце. Поблизости располагался небольшой холм, на котором установили медный колокол, извещавший рабочих о перерыве на обед, о начале и окончании смены. Строители прозвали это место «Колокольной горкой», по-фински - «Келломяки». Когда в 1901 г. здесь появилась платформа, то она получила такое же название. 1 мая 1903 г. платформа Келломяки превратилась в станцию. К тому времени вокруг нее уже вырос дачный поселок Келломяки.

             Все малопригодные для сельскохозяйственной деятельности прибрежные территории были скуплены у местных финских крестьян предприимчивыми петербуржцами, которые начали застраивать эти участки. Схему застройки составлял служивший в Выборгской губернской землеустроительной конторе помощник землемера Элиас Аугуст Пипониус, проживавший в то время в Келломяках. Планировка территории была выполнена в продольно-поперечном порядке и большинство улиц пересекались под прямыми углами.

             Первые столичные дачники появились в этих местах в 1890-х гг., когда на южных границах Великого княжества Финляндского начали возникать новые русские поселения. Поскольку население Келломяк было преимущественно русским, то и улицы поселка носили русские названия. Некоторые из них даже сохранились до настоящего времени, например, улицы Морская, Озерная, Горная, Большой проспект. Пик дачной жизни пришелся на 1914 год. К этому времени в Келломяках имелось более 400 участков, на которых размещались дачи, похожие на миниатюрные деревянные дворцы, утопавшие в зелени роскошных парков, устроенных на европейский манер. Многие виллы имели электрическое освещение, источником тока обычно служила домашняя электростанция. Роскошные особняки русских господ, украшенные деревянной резьбой, устремляли ввысь свои причудливые башенки и шпили, сверкали разноцветными стеклышками веранд и удивляли прохожих своим великолепием. Отдельные здания были построены по проектам известных петербургских архитекторов.

             Уникальным в своем роде сооружением был особняк архитектора Гавриила Васильевича Барановского - автора знаменитого Елисеевского магазина на Невском проспекте. На берегу залива стояла изумительная по своей архитектуре дача Придворного ювелира Карла Фаберже. К сожалению, оба этих здания теперь утрачены безвозвратно.

             Среди дачевладельцев были банкиры, купцы, фабриканты, артисты, врачи, владельцы модных магазинов и мастерских. Их особняки размещались на самых дорогих участках между железной дорогой и побережьем. Дачи подешевле строились к северу от станции, на так называемой «Лесной стороне».

             Известный врач-логопед Августин Карлович Рейхе основал в Келломяках «Санаторию для заик».

             В 1908 г. в поселке построили православную церковь Святого Духа, которая в 1917 г. погибла от пожа­ра. Некоторое время после этого на одной из дач действовала небольшая домашняя церковь. Уже в то время на краю поселка возле дороги на Щучье озеро появилось и небольшое русское кладбище.

             В 1909 г. начала действовать четырехклассная русская школа. После убийства премьер-министра Столыпина школа стала носить его имя. Двухэтажное здание из красного кирпича вмещало 300 учеников. В 1917 г. в поселке открылась также и финская народная школа.

             В Келломяках находилась пожарная команда, организованная на добровольных началах. Пожарники пользовались особыми льготами в виде освобождения от налогов. Поэтому силами пожарных часто устраивались различные культурно-массовые и спортивные мероприятия, средства от которых поступали в кассу пожарной команды. В непосредственной близости от пожарного депо находилась открытая площадка, на которой устроили летний театр Ритц.

             В 1903 г. выборгский предприниматель Халленберг основал в Келломяках завод по производству торфяной подстилки. Сырье добывалось с двух болот, одно из которых находилось рядом с поселком и получило название «Заводское болото» (Тэхтаансуо). При заводе было также основано лесопильное отделение, а позднее и мельница.

             В 1914 г. между станциями Келломяки и Куоккала построили небольшой полустанок Канерва. В переводе с финского kanerva означает «вереск». Название это вполне подходило для данной местности, где вересковые заросли буквально покрывали все свободные пространства. Полустанок Канерва обеспечивал более удобное сообщение русским владельцам новых дач на этом участке. Когда же численность дачников резко снизилась, полустанок прекратил свое существование.

             Дачная жизнь в поселке шла своим чередом. Вечерами в парках зажигалась иллюминация, по праздничным дням устраивались фейерверки. А утреннее чаепитие происходило по обыкновению на верандах, остекленных витражными окнами с множеством разноцветных стеклышек, создающих в солнечный день неповторимую игру желтых, красных, зеленых и синих огней на белоснежной скатерти обеденного стола. Ничто, казалось бы, не в силах было помешать течению беззаботной жизни столичной знати. Но грянула мировая война и побережье вмиг опустело. Пустые дачи грустно смотрели черными глазницами окон, ветшая и разрушаясь. На Россию надвигались грозные тучи революционной смуты.

             После отделения Финляндии от России русская колония в Келломяках значительно уменьшилась. Одни исчезли в кровавой буре в красном Питере, другие успели бежать во Францию, Италию, Германию или в другие государства западной Европы, а некоторые так и остались в Финляндии в своих загородных виллах. В 1918 году многие пустые дачи были заняты расквартировавшимися в них немецкими подразделениями дивизии фон дер Гольца. Последние, отправляясь назад в Германию, прихватили с собой изрядное количество вещей из брошенных дач. Бесхозные здания через несколько лет перешли в собственность финского государства. Отдельные дома передавались безвозмездно финским семьям, нуждавшимся в жилье.

             В 20-е годы в Келломяках начали распродавать на аукционах бывшую русскую недвижимость. Брошенных зданий в поселке насчитывалось около восьми сотен. Большую часть из них продали, а 200 зданий были перевезены в поселок Ярвенпяа под Хельсинки. Многие бывшие русские дачи и в настоящее время украшают некоторые города Финляндии. Две сотни зданий все же остались на прежних местах, так как имели своих хозяев. На положении эмигрантов в Келломяках продолжали жить до 1939 г. купцы И. Алексеев и А. Бательт, бывший владелец шляпных магазинов Г. Сандин, а также господа Забелин, Поммер, А. Репольт, Ф. Энгестрем, И. Серин, госпожа А. Шамонина и др.

             После Гражданской войны 1918 г. в Келломяках был размещен полк, переведенный из Кексгольма. В 1920 г. он был распущен, и вместо него основали 1-й Самокатный батальон, который затем был переименован в 1-й Егерский и дислоцировался в Териоки. После этого в бывшей русской школе в Келломяках вплоть до самого начала советско-финляндской войны 1939-40 гг. размещалась особая Саперная рота.

             В период независимости Финляндии в Келломяках появились две ткацкие мастерские, одну из которых организовал Отто Ауэр. Он много лет являлся Генеральным консулом Финляндии в Ленинграде, а сам жил в Келломяках. Ауэр купил там много пустых дач и в самой большой из них основал ткацкое производство.

             Культурная жизнь поселка сосредоточилась тогда в помещении пожарной команды, где ставились любительские спектакли.

             С середины 1920-х годов финское государство начало оказывать поддержку местным предпринимателям, стремившимся к возрождению курорта. Обветшавшие бесхозные дачи обрели новых владельцев, которые принялись приводить их в порядок. В Келломяки опять начали приезжать отдыхающие. Песчаные пляжи финского взморья вновь оживлялись в пору купального сезона. Бывшую дачу Фаберже оборудовали под салон, где устраивались выставки мебели. С каждым годом расширялась сеть мелких гостиниц и пансионатов на побережье. Перед войной в этот отдаленный уголок Финляндии приезжали на отдых гости из стран Северной Европы, Англии, Франции и Германии.

             Осенью 1939 г. в Москве проходили советско-финляндские переговоры, на которых обсуждался вопрос о передвижке границы к северо-западу от Ленинграда. 23 октября финская делегация выразила готовность передать СССР так называемый Куоккальский выступ, в этом случае линия предполагаемой границы прошла бы как раз через Келломяки. Советская сторона настаивала на передаче значительно большей территории, переговоры прервались, началась подготовка к войне.

             Еще во время переговоров финские власти провели эвакуацию гражданского населения из приграничной полосы. В Келломяках тогда насчитывалось 167 семей, среди которых были также эмигранты и беженцы из России. Жителей поселка Келломяки, как впро­чем и других териокских деревень, расквартировали в Ярвенпяа. Многие из них проживают там и по сей день.

             Ранним утром 30 ноября 1939 г. на приграничные селения Куоккала, Келломяки и Териоки обрушился шквал огня. После получасовой артподготовки части 70-й стрелковой дивизии перешли советско-финляндскую границу в районе Белоострова и начали успешное продвижение к Териоки. В середине дня в штабе финской армии получили сообщение о том, что поселок Келломяки сдан и горит. Занимавший оборону 1-й егерский батальон Териокского гарнизона под командованием подполковника Карху был вынужден отступить сразу после прорыва передового рубежа в районе озера Хауки-ярви (Щу­чье Поселок Келломяки красноармейцы заняли фактически без боя. В целом жилой фонд поселка, по рассказам очевидцев, мало пострадал и требовал лишь косметического ремонта. Полностью был уничтожен прямым попаданием снаряда особняк Барановского, несколько зданий в районе станции и на береговом уступе также получили серьезные повреждения. Из прежних жителей в Келломяках остался лишь старик И. Серин с дочерью. Серин надеялся, что новые власти позволят ему дожить до конца своих дней в поселке, однако органы НКВД определили ему иную судьбу...

             В первые дни войны Красная Армия быстро передвигалась вглубь Финляндии, но вскоре ситуация изменилась. Наступление РККА было приостановлено на главном оборонительном рубеже финнов. В середине февраля 1940 г. линия Маннергейма была прорвана и через месяц советские войска подошли вплотную к Выборгу. 13 марта советско-финляндская война окончилась. Поселок Келломяки, оказавшийся в глубоком тылу, до конца войны оставался закрытой зоной. В одном из зданий разместился полевой госпиталь, куда привозили раненых с линии фронта. Не всем из них посчастливилось выжить. Умерших от ран хоронили неподалеку в братской могиле. Сейчас в этом месте находится памятник.

             К лету 1940 г. в Келломяки прибыли первые советские переселенцы из Ленинграда. К сожалению, об этом кратковременном периоде советской истории сохранилось крайне мало сведений.

             22 июня 1941 г. гитлеровские войска вторглись на советскую территорию. Финляндия вступила в войну против СССР чуть позднее, 26 июня, а активные боевые действия предприняла в середине июля. Занимавшие оборону на Карельском перешейке части 23-й армии оказались в окружении и были вынуждены отступать. Эвакуация советского населения проводилась стихийно, без какой-либо предварительной подготовки. Териоки, Келломяки и Куоккалу последние беженцы оставили за день до прихода финских передовых соединений.

             С сентября 1941 г. по начало июня 1944 г. поселок Келломяки оказался вновь в расположении финской армии. В этом районе дислоцировались части 10-й пехотной дивизии. Кроме военных в поселке в этот период никто не жил. Гражданским лицам въезд в прифронтовую полосу был запрещен.

             Мало кто знает, что у финнов в Келломяках находилась секретная батарея дальнобойных орудий Дурляхера. Уве Энквист в своей книге «Itsenдisen Suomen rannikkotykit 1918-1998» пишет о ней следующее:

             «Во время войны-продолжения в декабре 1941 года было решено разместить в Келломяки одно 10-дюймовое орудие «для стрельбы по фортам Кронштадта». Четвертого июля 1942 года морским силам был дан приказ сделать батарею трехорудийной. С Катаялуото и Рюсякари в июле 1942 года перевезли по одному орудию с каждого форта в Келломяки. Постройка батареи в Келломяках оказалась совершеннейшей ошибкой, потому что она находилась непосредственно за передним краем, и батарея за все время позиционной войны смогла сделать лишь один пробный выстрел. Во время общего наступления русских батарея в Келломяки успела сделать лишь три десятка выстрелов, ее пришлось уничтожить, когда враг угрожал району расположения батареи».

             Батарея в Келломяках могла обстреливать и окраины Ленинграда (например, Коломяги), если бы Маннергейм принял соответствующее решение.

             9 июня 1944 года начался мощный артобстрел финских передовых позиций на линии фронта. Огнем советской артиллерии был практически полностью уничтожен поселок Раяоки (ныне восточная часть пос. Солнечное), наполовину снесен поселок Куоккала, и частично пострадал поселок Келломяки. На следующий день 109-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Н.А. Трушкина заняла железнодорожную станцию Келломяки, вытеснив финские войска с передовых рубежей. Через 10 дней был занят Выборг, а в Келломяках вновь разместился полевой госпиталь. На табличке братского захоронения появились имена умерших от ран...

             Летом 1945 г. в Келломяки вновь начали прибывать советские переселенцы. Некоторые дачи были уже заняты высокими военными чинами и их семьями. В лучших особняках, превращенных в государственные дачи, поселились партийные деятели. Роскошная вилла Ж. Бормана и ныне является собственностью администрации Санкт-Петербурга и используется как загородная резиденция губернатора. Распределение жилья шло по разнарядке, серьезных разногласий по вопросам предоставления домов не отмечалось, споры решались в законном порядке. Численность новых жителей поселка Келломяки постепенно увеличивалась. 14 октября 1945 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «О постройке дач для действительных членов Академии Наук СССР». Под новое строительство на месте лесного массива был отведен участок земли к западу от станции. Там предписывалось построить 25 дач и передать их «безвозмездно в личную собственность» членам Академии Наук. Стандартные дома изготовлялись в Финляндии в счет репараций, перевозились и собирались уже на месте.

             В 1948 году было принято решение о переименовании пос. Келломяки в Комарово. Не установлено, бывал ли вообще в Келломяках президент Академии наук СССР В.Л. Комаров, скончавшийся от тяжелой болезни в Москве 5.12.1945, но в поселке учёному-ботанику была предоставлена государственная дача. Этот факт и учли при переименовании 1948 г.

             Параллельно шел процесс переименования улиц поселка. Чуть более десятка улиц сохранило свои старые русские названия, 10 улиц получили названия по природным, географическим и местным признакам, а свыше 20 улиц поселка были переименованы в соответствии с идеологическими установками, господствовавшими в социалистическом обществе.

             Поселок Комарово известен также своим некрополем, где похоронены: сорок академиков и членов-корреспондентов, более пятидесяти литераторов, писателей и поэтов, более сорока актеров, деятелей кино и театра, архитекторы, скульпторы и художники, композиторы и музыканты, полярники, научные исследователи и музейные хранители... Со званиями, наградами и без них, их имена вошли в энциклопедии, справочники и составляют гордость Отечественной истории. Без них непредставима русская и петербургская культура второй половины XX века. В глубине центральной аллеи расположена могила великой русской поэтессы Анны Ахматовой, неподалеку находится семейное захоронение академика Д.С. Лихачева, а начиналась история этого кладбища с нескольких могил русских дачников, датированных 1915 г.

Зеленогорск
Терийоки Terijoki

             Город в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. село Terijoki входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Историческое имя Terijoki происхождением своим обязано небольшой речушке, которая ныне зовется ручьем Жемчужный. Вероятно, древнее карельское название ее звучало несколько иначе – Тервайоки, что означает «смоляная река». Действительно, рыбаки, жившие в устье этой реки, наверняка также имели здесь смолокурни и смолили свои лодки. Ведь рыболовство было основным промыслом коренного населения побережья Финского залива на протяжении как минимум семи веков.

             В начале XVI века деревня Терийоки (Тервайоки) упоминалась в налоговых списках волости Уусикиркко. К 1559 году деревня состояла из тринадцати налогооблагаемых крестьянских имений. Известен также факт, что в 1548 году шведский король Густав Ваза приказал казнить нескольких карельских крестьян, промышлявших незаконной торговлей с ганзейскими городами. Среди приговоренных был и Антти Терийоки. В русской транскрипции название села постепенно принимает форму «Териоки» и в таком виде находится в обращении до отделения Финляндии от России.

             В первой половине XVII века в Терийоки было 29 дворов. Во время Северной войны численность населения заметно снизилась, но впоследствии крестьяне окрестных деревень снова заселили побережье. В 1848 году в Терийоки было 36 дворов и небольшой мыловаренный заводик, который обслуживался четырьмя рабочими. Новый этап в развитии этих территорий начался после постройки железной дороги от Санкт-Петербурга. Дачный бум полностью преобразил тихую деревню Терийоки. В 1897 году в местности Терийоки проживало 2979 человек, в том числе 40 процентов русских. В начале века численность териокского населения возросла до 3500 жителей, а в летнее время сюда приезжало до 55 000 дачников. К 1908 году только в поселке Терийоки было 1400 дач. Через 4 года поселок был электрифицирован.

             В 1904 году в Терийоки образуется местная лютеранская община, а через 4 года открывается собственная церковь. Лютеранская кирха, построенная в 1907-1908 гг. по проекту финского архитектора Йозефа Стенбека, была оснащена 12-ти регистровым органом германского производства. Церковное здание с высокой колокольней являлось прекрасным образцом неоготики и чудесно вписывалось в окружающий ландшафт.

             Православная церковь в Терийоки появилась уже в 1881 году, но в 1907 году она погибла от пожара. Новую церковь возвели по проекту архитектора Н.Н. Никонова в 1914 году, главный алтарь 5 июля 1915 г. освятили «во имя Божией матери иконы Ея Казанской».

             В Терийоки была также и вторая православная Спасская церковь, построенная из дерева в 1901 году. Она находилась на старом териокском кладбище и исчезла в начале 40-х годов. Вероятно, она была разобрана на дрова. Следует упомянуть, что в Терийоки имелось и второе кладбище невдалеке от Каявалампи (озеро Дружинное или Чертово). В настоящее время это кладбище полностью разграблено и осквернено.

             Была в Терийоки также и католическая церковь. Вначале, с 1906 года она действовала как молитвенный дом только в летнее время и размещалась в одной из дач. Но поскольку в период Первой Мировой войны в Терийоки хлынул поток польских эмигрантов, которые осели тут на постоянное жительство, то католикам потребовалось более вместительное помещение. В 1921 г. в Терийоки был образован капелланский приход Святого Сердца. Для церкви нашли подходящее здание - пустующую трехэтажную дачу Нечаева, в 1924 г. дача и участок при ней были куплены Папой римским Пием XII под костел.

             Смерч перемен, вызванный революцией, забросил в Терийоки и несколько семей турецких купцов. Они жили компактной группой и вскоре организовали на своем участке молельный дом, заменявший им мечеть.

             Все эти храмы мировых религий располагались по соседству друг с другом на восточной стороне главной улицы поселка - Виертотие, которая после известных переименований стала называться проспектом Ленина.

             Терийоки в начале века был самым крупным дачным поселком на побережье Финского залива. Он состоял из четырех частей (деление было условным): Кескикюля (Центральная деревня), Кэкосенпяа (Край Кэконена), Оллинпяа (Край Олли) и Рялляля либо Койвикко (Березняк). Наибольшее количество магазинов, лавок, мастерских и муниципальных учреждений было сосредоточено в Центральной деревне. Все храмы также находились на ее территории. К востоку от Кескикюля вдоль побережья располагалась дачная местность Оллинпяа, а к западу от Центральной деревни - Кекосенпяа. К северу от железнодорожной линии размещался небольшой дачный район Рялляля. В переводе это слово означает «кутила, гуляка». но жители чаще называли свою местность менее компрометирующе - Койвикко. Вероятно, первыми обитателями этого местечка были строители железной дороги, а затем там жили и сами железнодорожные служащие.

             Первый деревянный вокзал был построен в 1870 году одновременно с железной дорогой. В 1917 году в километре от него построили большой каменный вокзал по проекту архитектора Бруно Гранхольма. Это красивое здание в стиле национального романтизма отвечало всем современным по тому времени требованиям железнодорожного сервиса. Одновременно был сооружен путепровод под железнодорожными путями и подземный пешеходный тоннель.

             Основную массу владельцев дач на рубеже веков составляли зажиточные господа из Санкт-Петербурга, среди которых уместно отметить дворянина А.П. Ивановского, статского советника В. Одовски, титулярного советника А.Г. Шварца, надворного советника Г.Б. Берлича, коллежского советника П. Николаева, губернского секретаря А.П. Федорова, банкира Е.М. Мейера, инженера С.И. Пугачева, полковника Обоновского, капитана Г. Селяновского, капитаншу Е. Степанову, купцов А. Маевского, И.М. Кудреева, И. Боссела, Р. Хаммаршмидта, С. Сахарова и А. Шахова, госпожу Л.А. Фаберже. В числе дачевладельцев также были А. Дементьев, Н.А. Шитов, Н. Соболева, Г. Ширенбек, М. Тихомирова, В. Верещагин, Э. Лейтзингер, П. Ушаков, Г.К. Хрусталев, В. Бельпаж, П. Панов, И. Торхачев, И. Филипов, И.Е. Спиридонов, А. Иванов, Н. Крупеников, А. Григорьев, П.С. Гладищев, Н.И. Щербакова, А. Пер. В летний период в Териоки на отдых приезжала столичная интеллигенция, среди которой были известные деятели науки и культуры: М.Е. Салтыков-Щедрин, И.П. Павлов, Д.И. Менделеев, В.Э. Мэйерхольд, П.Ф. Лесгафт и др. Снимал квартиру в Териоках также и А. Блок.

             Духовным вождем местного финского населения являлся уроженец этих мест Микко Уотинен. Сын состоятельного коммерсанта и землевладельца, он учился в Выборгском реальном лицее, но не закончил его, увлекшись общественной деятельностью. В его доме находилась даже конспиративная квартира ЦК РСДРП, где частенько бывал и лидер большевиков Владимир Ульянов. В 1907 году М. Уотинен был председателем общины Терийоки, а позднее стал издателем местных газет «Терийоки» и «Терийокский дневник».

             Радикальное русское революционное движение активно проводило в Териоках нелегальную партийную деятельность. Здесь находились перевальные базы запрещенной литературы и оружия. В 1906-1907 гг. большевики устраивали в Териоках свои конференции.

             В январе 1918 г. в Финляндии разгорелась гражданская война. 24 января в Териоках находилось всего 6 финских красногвардейцев, во главе которых стоял Хейкки Кальюнен. Но 28.01.1918. в Териоки прибывают вооруженные отряды рабочих из Петрограда и устанавливают там советскую власть. Этот процесс не обошелся без кровопролития, красные не нашли поддержки среди большинства местного населения, которое начало пассивное сопротивление новоявленному режиму. Узнав о разгроме финской Красной Гвардии, Кальюнен со своим отрядом 24 апреля выезжает из Терийоки на бронепоезде в Петроград, при этом попутно расстреляв немногочисленную охрану станции Куоккала. После ухода красных жизнь в Терийоки постепенно вошла в прежнее мирное русло, но условия пограничной жизни с тех пор совершенно изменились. Граница с Советской Россией стала непроницаемой, и все торгово-экономические связи с Петроградом прекратились.

             Ранним зимним утром 1921 года со льда Финского залива в Терийоки вошла 8-тысячная группа кронштадтских беженцев, среди которых были русские матросы, солдаты и офицеры с семьями. Из них 4 тысячи человек разместили на форту Ино, 1700 человек - в Бьерке (Койвисто), а остальных направили в Райвола и под Выборг. В Терийоки осталось только 600 человек. Государственный Совет Финляндии по рекомендации К. Маннергейма выделил 250 тысяч марок на содержание русских беженцев. После пребывания в трехмесячном карантине кронштадтцы отправились искать себе нового пристанища в Финляндии и Европе, но некоторые из них все же предпочли остаться в Терийоки. В Россию возвратилось 1500 человек.

             В 1930-е годы финское государство начало оказывать содействие возрождению курортной зоны на терийокском побережье. Многие русские дачи были тогда восстановлены и реконструированы под пансионаты. Вскоре курорт Терийоки снова завоевал популярность не только в Финляндии, но также и в Северных странах.

             Летом 1931 года в Терийоки на вилле Бланка, принадлежавшей Мари Прокопэ, побывал и сам Маннергейм, будучи к тому времени председателем Совета обороны Финляндии. Бывшая дача Мари Прокопэ сохранилась до наших дней, хотя и в значительно обветшавшем состоянии. Теперь это дом № 7/9 по 2-й Пляжевой ул., который сейчас занимает детский санаторий «Ласточка».

             К 1939 году в Центральной деревне (Кэскикюля) было более сотни землевладельцев, имевших собственные дома. Там же находились и многочисленные здания общественного назначения: библиотека, издательство, полиция, почта, казино, 2 банка, 7 гостиниц, 3 учебных заведения, несколько производств, 2 больницы, 2 аптеки, стадион. Дом Союза рабочих. Дом Союза женщин. Дом шюцкоровской организации и офицерское собрание.

             В Оллинпяа имелось около 130 собственников, 3 магазина, ресторан, гостиница и школа.

             В Кэкокосенпяа было такое же количество личных имений, 4 магазина и школа с учительским общежитием.

             В Койвикко находилось около 140 участков, русская и фин­ская школы, больница, аптека, 6 магазинов, карамельный заводик и гостиница.

             Поселок Терийоки стал центром одноименной волости уже с 1910 года, т.е. после отделения от волости Кивеннапа двух прибрежных деревень - Терийоки и Келломяки. В 1917 г. к новообразованной волости присоединилась деревня Пуллинен (Хаапала № 1), в 1920 г. - деревня Пухтула, в 1923 г. - селения Тулокас и Луутахянтя, в 1924 г. - Куоккала, и, наконец, с присоединением деревни Тюрисевя в 1927 году завершилось окончательное объединение селений в волость Терийоки. Кроме вышеуказанных деревень в состав волости Терийоки в 1923 г. вошел также государственный лесной фонд Хауки-ярви и, таким образом, площадь всей волости возросла до 123 км2, а численность населения составила 8 051 человек.

             К 1924 году на территории, примыкающей к железнодорожному узлу, появились казармы, перевезенные туда из форта Ино. В них разместился 1-й Самокатный батальон, позднее переименованный в 1-й Егерский, численностью до полутора тысяч человек. Летом гарнизон перебазировался в окрестный лес, где проводил учения и тренировки, проживая в полевых условиях. Напоминанием об этой деятельности до сих пор служат бетонные коробки старых мишеней, которые можно заметить у подножия холма Мансиккамяки в районе хорошо известных нынешним лыжникам горок «Серенада». Там прежде размещалось стрельбище этого батальона. Воины батальона под командованием подполковника Карху первыми вступили в бой с наступающими частями Красной Армии утром 30 ноября 1939 года.

             Еще в начале октября того же года большинство жителей волости Терийоки выехали в эвакуацию. На рассвете последнего дня осени на Терийоки внезапно обрушился шквал огня. Полчаса грохотала орудийная канонада стоящих на рейде военных кораблей КБФ. Почти весь поселок Терийоки был охвачен пламенем. На следующий день в оставленный финскими частями Терийоки вошел 2-й батальон капитана Угрюмова (70-я стр. дивизия 7-й армии). Еще через два дня во всех советских газетах появилось сообщение о том, что 1 декабря «в городе Терийоки (Восточная Финляндия) по соглашению левых партий и восставших солдат образовалось новое правительство Финляндской Демократической Республики...» Вскоре из Москвы, Ленинграда и Петрозаводска в занятый Красной Армией «город» Терийоки действительно были доставлены члены этого марионеточного правительства, для размещения которого было выделено старинное усадебное здание имения Айнола. Главе правительства Отто Куусинену передали в качестве личной резиденции здание бывшей дачи Новикова. До этого в особняке размещался офицерский клуб 1-го Егерского батальона. Ныне это дом 6 по Исполкомовской улице.

             21 декабря 1939 г. в Терийоки проходят торжественные собрания и митинги с участием членов «Народного правительства». Бойцы и командиры так называемой Финской Народной Армии клянутся товарищу Сталину бороться за победу Финляндской Демократической Республики. Но провал наступательной операции в Финляндии заставил кремлевское руководство отказаться от заманчивых планов экспорта революции на штыках, а вместе с тем и от самого Куусиненского правительства с его «армией», следовавшей в обозе РККА. В конце января 1940 г. всю эту организацию распустили за ненадобностью. Единственным следом, который она оставила в истории Терийоки, стало то, что благодаря кратковременному существованию ирреальной Финляндской Демократической Республики сам поселок был провозглашен городом. Стремясь подчеркнуть значимость своих побед, большевики продолжали и впредь такую традицию, величая даже небольшие карельские деревушки, захваченные частями Красной Армии, не иначе как городами.

             По окончанию советско-финляндской войны в Терийоки начали прибывать переселенцы из различных областей и краев необъятной советской страны. Коренных жителей в Терийоки, разумеется, не осталось.

             25. 05. 1940. было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) об организации на побережье Финского залива санаторно-курортной зоны с выделением на это специальных средств. Горсовет решает вопросы очистки района, нумерации домов, переименования улиц. «Трофейное имущество» передается местным учреждениям, Дачному тресту, а также в Терийокторг для продажи рабочим и служащим.

             На 21 мая 1941 года в Терийоки действует 29 организаций, где работают 2600 человек. Открыты также 3 дома отдыха и санаторий.

             Начавшаяся Великая Отечественная война заставила население советского Терийоки 20 августа 1941 г. приступить к спешной эвакуации. 31 августа финские войска уже вошли в горящий Терийоки. За последующие 3 года войны в поселке увеличилось лишь количество солдатских могил на воинском кладбище возле лютеранской церкви. Близость линии фронта не позволила прежним терийокским жителям вернуться на родные пепелища в течение всего военного времени. Большая их часть была размещена в общине Туусула, что в 20 километрах севернее Хельсинки. В Терийоки находились лишь воинские подразделения.

             Новый военный смерч обрушился на селение в начале июня 1944 г. и 11-го числа в 8. 15. в Терийоки ворвались части 109-й стр. дивизии генерал-майора Н.А. Трушкина (по другим сведениям Терийоки были заняты около 17. 00. бойцами 5-й стр. роты 602-го стр. полка 286 стр. дивизии). Военные действия при наступательной операции нанесли серьезный ущерб поселку. Пригодным для жилья оказалась лишь сотня зданий. В них было переселено 360 семей рабочих. Вскоре повсеместно развернулись работы по восстановлению разрушенного хозяйства. Значительно поврежденный железнодорожный вокзал был реконструирован по проекту архитектора А.Н. Гречанинова в 1950 г. Уцелевшее здание лютеранской церкви, которое еще в 1940 г. обезглавили и перестроили в кинотеатр, получивший наименование «Победа», было вновь приспособлено для зрелищных мероприятий. Военное кладбище сравняли с землей, а памятник героям Освободительной войны уничтожили, поскольку героями-то были «белые» финны. Частично разрушенная православная церковь дождалась-таки ремонта лишь под конец 70-х годов. А к этому времени городская застройка в общих чертах приняла уже свой современный облик.

             В 1946 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР создается Курортный район Ленинграда с центром в городе Терийоки. В район вошли поселки Оллила, Куоккала, Тулокас, Луутахянтя, Келломяки, Тюрисевя, Ваммелсуу, Ванхасаха, Метсякюля, Лаутаранта и Пухтула.

             Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 года город Терийоки был переименован в Зеленогорск. Для остальных населенных пунктов были изобретены такие же незамысловатые наименования. Соответственным образом были переименованы и улицы города. Большинство современных названий Зеленогорска как бы повествуют о том времени, когда все население города составляли красные командиры, коменданты, кавалеристы и красноармейцы.

             В настоящее время наметилась тенденция к оздоровлению духовности нашего народа. Православная церковь воссоздана из небытия и отреставрирована наилучшим образом. С помощью финских организаций недавно было восстановлено и здание лютеранской церкви.

Ушково
Тюрисевя Tyriseva

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1927 г. деревня Tyriseva относилась к соседней волости Уусикиркко. После состоявшейся в том же году передачи Тюрисевя в волость Терийоки деревня была поделена на две части. При этом западная ее часть осталась по-прежнему в составе Уусикиркко. Из 107 земельных участков деревни к 1939 г. в пределах волости Уусикиркко оставалось лишь 20.

             Деревня Тюрисевя упоминается уже в XVI веке. Первыми ее жителями были Клаус Отсакорва, Юхо Уссуйнен и Суни Лийконен. В конце XVI века русско-шведская война опустошает приграничные земли, и прежнее население бесследно исчезает. В XVII в. деревня освобождается от повинностей как вотчина епископа Бъюгга и там поселяется некий Матти Тюрисевя. Только после Северной войны в деревне Тюрисевя складывается постоянное население из выходцев с соседних поселений. Основным промыслом коренных жителей этих мест издавна считалось рыболовство.

             Сразу же после проведения железной дороги в Тюрисевя началась скупка земель. Прежде чем обширные владения местных крестьян оказались в руках богатой петербургской публики, на некоторое время здесь развернулась спекуляция землей, в результате которой был вырублен весь окрестный лес и продан с немалой выгодой. Участки начали быстро застраиваться роскошными особняками. Здесь появилась красивая усадьба графа Шереметьева, который продолжал жить на ней еще в течение десяти лет после революции. Огромные по площади участки приобрел здесь петербургский инженер, действительный статский советник В.К. Орловский. Свою дачу он назвал «Каунисранта», что в переводе означает «Прекрасный берег». Влияние этого господина было настолько значительным, что когда строили железнодорожную ветку от Терийоки до Койвисто (ныне Зеленогорск - Приморский участок железной дороги), то Орловский через суд добился того, чтобы железнодорожная линия огибала его дачи, так как шум поездов мог помешать отдыхающим. В результате дорогу пришлось вести в обход земель Орловского параллельно магистральной линии до самой станции Тюрисевя, откуда ветка уже свернула к заливу. Вышеупомянутую ветку начали строить накануне Первой мировой войны в июле 1914, так как в Койвисто планировали тогда построить новый зимний порт для Санкт-Петербурга. Дорога была окончательно открыта для движения 1 ноября 1916 года.

             После революции многие русские владельцы дач, в их числе и Орловский, исчезли без следа. Вместо них в Тюрисевя появились русские эмигранты, поселившиеся в пустующих особняках. Но их дни были уже не такими беззаботными, как у прежних владельцев.

             В конце 30-х годов здесь также восстановилась курортная жизнь: действовали два пансионата, работал магазин и лавка. Местная молодежь охотно проводила свободное время в Доме Молодежного общества.

             30 ноября 1939 года наступил перелом в истории селения Тюрисевя. 1 декабря финские части оставили поселок и, закрепившись на рубеже соседней деревни Ваммелсуу (Черная речка), целые сутки сдерживали натиск советских войск.

             Дальнейшая история деревни почти не отличалась от судьбы других прибрежных селений волости Терийоки, ставших позднее частью Курортного района.

             В 1948 году дер. Тюрисевя также была переименована. Поселку досталось новое название - «Ушково». Неясно все-таки, чем был обусловлен именно такой выбор, так как ефрейтор Д. К. Ушков погиб в июне 1944 г. в самом центре Карельского перешейка на Мустоловских высотах, почти в 40 км от побережья. В тоже время сотни советских солдат и офицеров геройски пали при штурме укрепрайона Ваммелсуу в непосредственной близости от Тюрисевя.

Серово
Ваммелсуу Vammelsuu

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. деревня Vammelsuu входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). В старинных налоговых книгах уезда Эвряпя повествуется о расположенном в волости Уусукиркко бревенчатом укреплении, близ которого находилась лососевая коптильня. В средневековых документах упоминается также и о поместье Ваммелсуу, куда в 1562 году был назначен фогтом Йонс Гой Гай. Это поместье стояло в непосредственной близости от вышеупомянутого укрепления и рыбокоптильни. Согласно описанию можно сделать вывод, что их месторасположением было устье реки Ваммелъйоки.

             В древности река Ваммелъйоки являлась важнейшей транспортной магистралью, по которой можно было достигнуть центральной точки шведской Карелии - прихода Муолаа. Поэтому в те далекие времена Ваммелъйоки называли также "путем Святой Бригитты". Жившая в 1302-1373 гг. шведская монахиня Бригитта основала несколько монастырей, один из которых находился в Каукъярви. После кончины она была канонизирована и причислена к лику святых.

             Существует легенда, что когда-то в устье Ваммелъйоки стоял остров, который подобно Атлантиде погрузился на дно в связи с природной катастрофой.

             Нельзя сказать определенно, что означает слово "Ваммел", которое лежит в основе названий Ваммелъйоки и Ваммелсуу. Либо это личное имя, либо оно имеет предметное значение. С древненорвежского и исландского языка "vamm" переводится как "неисправность" или "ошибка". Шведское слово "famn" выступает в значении "лоно", как укрытое место, убежище от бурь и невзгод. Если считать убедительной последнюю версию, то название Ваммелсуу можно было бы перевести на русский язык как "устье реки, защищенное от бурь". Не исключено, что первое поселение в устье реки возникло еще в эпоху викингов, а появившиеся позднее на побережье карельские рыбаки унаследовали от своих предшественников только древнее название местности. Интересной также представляется версия, объясняющая происхождение слова "vammel" от названия какого-либо священного амулета, принадлежавшего Святой Бригитте или ассоциировавшегося с ее именем. В этом случае "путь Св. Бригитты" мог бы называться также "Ваммел-путь", а по отдельным его участкам со временем могли закрепиться названия "Ваммелсуу", "Ваммелъйоки", "Ваммелъярви".

             Когда Финляндия являлась шведской провинцией, окраинные приграничные деревни, к которым относилась и Ваммелсуу, подвергаясь разорительным вихрям войн, нередко теряли своих жителей, а старые пепелища приходили обживать крестьяне из соседних селений. В мирные периоды численность населения постепенно восстанавливалась. Так было и в период Северной войны, когда жители шведской Карелии оказались подданными российской короны.

             Одной из главных местных достопримечательностей является расположенная у северных границ деревни Линдуловская лиственничная роща. Местные жители по-старинке называли эту местность "Рюютмаа", что в переводе означает "огород". Прежде чем в 1738 году под руководством петровского "лесного знателя" Фокеля здесь были произведены первые посадки лиственницы, на этом месте находились огороды. Саженцы прекрасно принялись на богато удобренной почве и быстро пошли в рост. Тогда на площади 5 га было посажено 14 тыс. молодых лиственниц. В 1783 году во времена Екатерины II площадь лесопосадок увеличилась до 100 га, из которых лиственнице было отведено 18,40 га.

             Бурное оживление воцарилось в деревне Ваммелсуу в конце XIX века, когда туда хлынул поток русских дачников из Санкт-Петербурга. Первые особняки были построены здесь именитыми вельможами, которых представляли граф Шереметьев и князь Демидов. Усадьбы этих господ утопали в роскошных парках, устроенных на европейский манер. Все дачи строились по проектам известных столичных архитекторов и внешний облик зданий придавал особый идиллический колорит окружающей местности. Украшенные множеством башенок, балкончиков и застекленными верандами эти особняки выглядели издали как игрушки на фоне зелени и моря. Многие деревенские жители нанимались прислугой к русским господам, получая за свою работу хорошее жалованье. Наивысшего подъема курортная жизнь достигла в период с 1907 по 1914 год, когда местные жители стали активно сдавать в аренду свои собственные дома для приезжавших провести свой летний отдых петербуржцев. В Ваммелсуу на берегу реки Ваммелъйоки стояла красивая дача известного русского писателя Леонида Андреева. По соседству с ним стояли дачи статского советника Бориса Хавского, купца Николая Брауна, юриста Василия Андреева, В.К. Парамоновой, статского советника Сергея Воейкова, купца Клеменса Подменера, С. Глазовой, П.П. Лиш, зубного врача Вилиама Бартона, почетного гражданина Матвея Матвеева, Т. Сюлшевой, Марии Стевери, капитана Василия Смирнова, Бориса Георгиевича Гардер, коллежского секретаря Бориса Лебедева, капитана Пауля Кастирина, мещанки Марии Крыловой, М. Шапировой, купца Феофила Ивановича Андреевского, Анисии Небе. В восточной части деревни, практически уже на территории соседней Тюрисевя стояли особняки статского советника Карла Германа фон Лерхе, жены надворного советника ЮлииТеодоровны Крюгер, статского советника Пауля Сверкова.

             Дачная жизнь на побережье стала затихать с началом Первой мировой войны. В Ваммелсуу появились солдаты, берег опустел. Русская революция и гражданская война привели к закрытию границы. Только в редких дачах продолжали жить их хозяева. В бесхозных особняках в апреле-мае 1918 года разместились немецкие солдаты и офицеры. Уходя из Финляндии, они прихватили с собой многие ценности, находившиеся в бывших русских имениях.

             Оставшееся в Финляндии русское население оказалось на ином положении, чем ранее. После 1918 года роли слуг и господ поменялись. Прежние накопления быстро иссякли. Тот, кто умел работать и знал какое-либо дело, смог из барина переквалифицироваться в ремесленника. Некоторые занялись огородничеством. Кто ничего не умел и не хотел делать - влачил нищенское существование. Хотя жестких дискриминационных мер в отношении русских, по крайней мере после 1920-го года, в Финляндии не предпринималось, тем не менее прежнее аристократическое высокомерие великороссов было значительно ущемлено. Ощущение, что здесь, на чужбине, недавние хозяева положения превратились в людей "второго сорта", долго не покидало многих представителей русской эмиграции.

             Деревенские жители имели небольшие по площади земельные угодья, поскольку значительную часть территории Ваммелсуу занимали дачи. В первые годы независимости люди жили за счет подрядов по разборке и перевозке проданных дач в другие места. Затем приступили к распашке освободившихся площадей. Постепенно сельское хозяйство пошло в рост. В 1927 году территория деревни Ваммелсуу увеличилась за счет включения в ее состав западной части поселка Тюрисевя, восточная часть которого отошла к волости Терийоки. Поскольку список жителей деревни весьма велик, приведем только некоторые фамилии предвоенных владельцев. Это семейства Иконен, Антталайнен, Рейман, Суси, Сиркия, Кюуняряйнен, Какко, Питкяниеми, Котро, Вестеринен и др.

             Когда в 1920 году по Тартускому договору была установлена непроницаемая граница с Советской Россией, местные рыбаки лишились лучших мест рыболовства на Финском заливе. Помня о правах своих предков на лов рыбы в русских территориальных водах, отчаянные рыбаки нарушали морскую границу, проходившую всего в двух километрах от берега. Обычно это приводило к аресту нарушителей советскими пограничными нарядами. Некоторых затем отпускали, другие же пропадали бесследно. Ранней весной 1936 г. красные пограничники на аэросанях окружили группу финских рыбаков количеством свыше 40 человек. Их отправили в Ленинград, а после допросов и попыток вербовки вернули обратно в Финляндию. Но несмотря на угрозу быть схваченными, рыбаки продолжали свои тайные вояжи за "заграничной" рыбкой.

             В 1919 году в небе над Ваммелсуу неожиданно появился краснозвездный самолет и произвел бомбометание в районе железно-дорожного моста. По счастью, жертв не было, и этот инцидент не привел тогда к серьезному конфликту.

             В 1939 году в Ваммелсуу было 116 дворов. Внезапно начавшаяся советско-финляндская война заставила жителей покинуть родные места. Первые серьезные заградительные бои завязались на берегах реки Ваммелъйоки днем 2 декабря. Две советских роты при поддержке танков, авиации и артиллерии преодолели реку и прорвали финскую оборону в районе церкви в Мариоках. Три подбитых танка остались недвижно стоять у берега. Группировка "Уусикиркко", оборонявшая этот рубеж, начала выполнять приказ об отходе на промежуточные позиции, но вслед за этим последовал приказ отбить позиции в Ваммелсуу. Отдельные подразделения снова вышли к месту прорыва, хотя противника встретить там уже не удалось.

             Во время боев деревня частично сгорела. Летом 1940 г. в Ваммелсуу приехали советские переселенцы, но их было явно недостаточно, чтобы проводить широкомасштабные восстановительные работы. Когда в конце августа 1941 г. в поселок вошли финские войска, там оставался 51 дом и такое же количество зданий оказалось полностью уничтоженными.

             В период с 1942 по 1944 гг. в районе деревни Ваммелсуу проводились строительные работы по сооружению новой финской оборонительной полосы, которая называлась "линия ВТ". Аббревиатура "ВТ" расшифровывается как "Ваммелсуу -Тайпале". Смысл названия означает, что линия начиналась от деревни Ваммелсуу и заканчивалась в деревне Тайпале, расположенной на берегу Ладожского озера. По своей мощности она значительно уступала разрушенной после окончания советско-финляндской войны т.н. "линии Маннергейма", но в июне 1944 г. эти укрепления смогли задержать наступление Красной Армии на несколько дней, которых оказалось достаточно, чтобы мирное население Карельского перешейка успело эвакуироваться в тыл. Гранитные сколы противотанковых надолбов начинаются непосредственно от прибрежной кромки залива и, пересекая шоссе, огибают высокий береговой уступ, в вершину которого врезаны железобетонные бункера и убежища.

             26 июня 1944 г. в воздушном бою над Ваммелсуу ст. лейтенант В.Г. Серов таранил финский самолет, ведомый лейтенантом Н. Тронтти. Обе машины врезались в землю, но финскому летчику удалось спуститься на парашюте и спастись. Серову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. При переименовании 1948 г. северной половине поселка Ваммелсуу административно-партийные органы постановили дать фамилию погибшего летчика. Восточный угол поселка, являвшийся частью деревни Тюрисевя, получил тогда наименование "Ушково" в честь погибшего при штурме Мустоловских высот ефрейтора Д.К. Ушкова. Южная прибрежная половина Ваммелсуу была наречена "Черной речкой", поскольку именно так называли до революции речку Ваммелъйоки русские дачники. В настоящее время в поселках Серово и Черная речка размещаются детские оздоровительные учреждения.

Молодёжное
Метсякюля Metsakyla

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. деревня Metsakyla входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Metsakyla в переводе с финского означает «Лесная деревня». До Северной войны Метсякюля представляла собой прибрежное селение, жителями которого являлись в основном карельские рыбаки. В 1765 году российский подданный немецкого происхождения Иоганн Карл Штрумпф основал в деревне Метсякюля первый на Карельском перешейке стекольный завод. Он был самым старейшим стекольным заводом во всей Финляндии и проработал до 1868 г., используя местные полезные ископаемые - глину и кварцевый песок, который шел изготовления стекла. Название деревни Метсякюля вполне оправдывалось не только ее месторасположением, но и наличием природных богатств, главным из которых был лес. После завоевания Карельского перешейка русскими войсками все леса волости Уусикиркко оказались в ведении российской администрации. Местные крестьяне были обязаны работать на лесозаготовках практически находясь на положении крепостных, начиная же с 1812 года они вновь обрели юридические права, а полновластными хозяевами своих природных богатств крестьяне стали лишь после 1918 года.

             Издавна местные жители владели земельными участками на заросшей тростником песчаной косе острова Ретусаари (о. Котлин). В середине XIX века русская администрация, намереваясь начать фортификационные работы на этой косе, предложила крестьянам в обмен на эти участки предоставить права лова лосося в реке Ваммелъйоки. Сделка состоялась к обоюдному удовлетворению.

             Деревня Метсякюля занимала внушительную площадь, простираясь вдоль берега Финского залива от устья реки Ваммелйоки (Черной речки) до деревни Ино. Сельскохозяйственные угодья располагались в ее центре и в северной части, именовавшейся Ванхасаха (Старая Лесопилка). Западная часть деревни заканчивалась мысом, на котором еще в 1867 году появилась морская таможня, следствие чего местечко получило название Туллиниеми, что означает "Таможенный мыс". Природная чистота Финского залива, крепкие сосняки с шуршащим брусничником, ельники в изумрудных коврах черники, березовые рощи, болотное редколесье с россыпью морошки и клюквы привлекали сюда петербургскую публику.

             В конце прошлого века земли деревни начали распродаваться под дачное строительство. Первые русские дачи появились здесь уже в 1850 году. Великолепные виллы особ высшего света устремляли ввысь изящные шпили смотровых башенок, с площадок которых открывался восхитительный вид на бескрайний простор Финского залива. Одной из первых на западной окраине деревни Метсякюля строится красивая вилла русского военачальника, члена Государственной Думы Алексея Николаевича Куропаткина. Нынешние жители этих мест до сих пор помнят лестницу с чугунными львами, ведущую от дома к морю. Сам особняк, вероятно, погиб в огне войны. Неподалеку от этой дачи находился особняк В.М. Бехтерева, который сохранился до настоящего времени.

             В центральной прибрежной части деревни Метсякюля стояли дачи начальника столичной полиции Н.В. Спиридонова, генерала В.И. Лебедева, писателя Д.С. Мережковского, профессора Д.Д. Попова, военного инженера-строителя Н.И. Полешко, художника Н.К. Рериха. Известно, что в Метсякюля часто приезжал на отдых знаменитый на весь мир изобретатель динамита швед Альфред Нобель. А в роскошном особняке промышленника М.С. Воронина, построенном в 1910 году по проекту архитектора П.П. Бука, останавливался командующий московским гарнизоном генерал Рейнбот. Также в Метсякюля отдыхали Д. Менделеев, Г. Чулков, Б. Зайцев, А. Кони и многие другие известные в России люди. Красота здешней природы привлекала к себе утомленных суетными заботами городских жителей, которые называли этот уголок Карельского перешейка "Финляндской Ривьерой". Хотя чаще использовалось более прозаическое название "Черная речка".

             В 1894 году управляющий Акционерным обществом Северо-Западных железных дорог, петербургский финансист и писатель Евгений Картавцев купил участок земли в Метсякюля площадью в 65 га. Право же распоряжаться строительством дачи и благоустройством окружающих территорий он предоставил своей супруге, известной писательнице М.В. Крестовской, которая была дочерью В.В. Крестовского, автора романа "Петербургские трущобы". Она приглашает талантливого петербургского архитектора И.А. Фомина, поведав ему свои мечты и планы. В результате вскоре появляется красивый загородный двухэтажный деревянный особняк с высокой смотровой башней. Вокруг дома был разбит чудесный парк. Для того, чтобы в нем могли прижиться яркие экзотические цветы и кустарники с Украины были перевезены сюда тонны чернозема. Никогда ранее не практиковавшаяся в растениеводстве Мария Всеволодовна сделала свой сад образцом садово-паркового искусства. Только из Франции, Германии и Голландии ею было выписано более 6 тысяч наименований различных сортов цветов, трав, кустарников. Любимыми ее цветами были, несомненно, азалии.

             Жизнь, творчество, артистическое прошлое ее отмечены яркими страницами. Но самым большим увлечением Крестовской была вилла "Мариоки" - так называла она свою усадьбу. От дома, стоящего на вершине горы, вниз спускалась каменная лестница из 76-ти ступеней с 6-ю площадками для отдыха и вазами с цветами по бокам. Эта лестница соединяла два парка - Верхний и Нижний, за которыми простирались крестьянские поля. Деревенские жители называли ее "лестницей грешниц" и очень гордились этим сооружением откуда открывался прекрасный вид на 40 верст. Для обзора была построена на высшей точке холма ажурная деревянная беседка. Мариоки всегда были полны гостями. Здесь собирался известный светский салон, где проводили время художники, писатели, финансисты. В кабинете Е.Э. Картавцева в Мариоках висел портрет жены М.В. Крестовской, который был написан И.Е. Репиным в 1898 г. Сам художник назвал свою работу "Грезы".

             Мария Всеволодовна любила свои Мариоки как нечто живое, и в июньские белые ночи, когда в цветниках пылали костры огненных азалий, Мариоки казались ей сказкой. Еще при жизни М.В. Крестовская позаботилась о том, чтобы имение Мариоки не перешло в частные руки и чтобы в нем был организован небольшой санаторий-здравница для людей творческого труда. Мечта об этом санатории не покидала писательницу до конца ее дней. Умерла Крестовская в Мариоках в 1910 году и была похоронена на том самом месте в парке, где она любила сидеть, глядя на море.

             Картавцев устроил конкурс на изготовление лучшего надгробного памятника на ее могиле. Конкурс выиграл проект Всеволода Лишева. Этот скульптор часто бывал в Мариоках, хорошо знал и любил хозяев дома. В 1911 году на монолитной каменной глыбе появляется бронзовый памятник писательницы в 1,25 натуральной величины. У подножия склепа устроился небольшой игрушечный медвежонок, отлитый из бронзы, - волшебный талисман покойной супруги. Во всей спокойной позе ее, в грустном движении головы и в вытянутых вперед руках с крепко сжатыми пальцами, было много задумчивости. Выглядел надгробный памятник весьма впечатляюще и вскоре стал известен среди местного населения как "Могила любви". На граните склепа была высечена надпись:

"При жизни недостаточно ценил и лелеял я тебя, дорогая Марьюшка, зато по смерти свято исполняю волю. заветы и желания твои. Твой всей душой Евгений".

             В 1914 году рядом с могилой Картавцевой-Крестовской по проекту архитектора И.А. Фомина была построена православная церковь. Для ее строительства использовались железобетонные детали, что явилось новшеством в культовой архитектуре тех времен. Церковь освятили 8 августа 1916 г. во имя "Всех скорбящих радости" и настоятелем ее был назначен прибывший из Валаамского монастыря священник. Архитектурное решение церкви отвечало строгому псковскому стилю XII-XIII вв. Церковь окружала массивная декоративная ограда, которую имитировали под монастырскую. Высокая звонница с пятью колоколами была выполнена в виде церковных врат. В том же 1914 году по проекту и под наблюдением архитектора-художника Л.Ф. Сологуба было начато строительство каменного здания санатория имени М.В. Крестовской на 35 номеров с общей гостиной для массажа и ванной. Вокруг здания сооружалась большая галерея для прогулок, отдыха и солнечных ванн. Но начало Первой мировой войны помешало строительству здравницы Мариоки. Сразу после большевистского переворота Е.Э. Картавцев уезжает из России. В начале 1930-х годов смерть настигает его в Париже. Некоторое время за усадьбой Мариоки присматривал управляющий, но в 1918 году особняк был основательно разграблен немцами из дивизии фон дер Гольца, высадившимися на побережье и расквартированными в пустовавших русских дачах. Затем дом был приобретен в частную собственность и перевезен под Хельсинки, где, вероятно, находится и по сей день. До 1939 года в церкви "Всех скорбящих радости" время от времени проводились богослужения. За фамильным склепом, православным кладбищем и лестницей ухаживали местные жители, по-прежнему высаживая в лестничных вазах цветы. Только накануне советско-финляндской войны дислоцировавшиеся неподалеку финские подразделения слегка повредили звонницу, используя ее в качестве стрелковой мишени. Однако настоящая разруха принесена была в эти края на штыках Красной Армии. Артобстрелом с Кронштадта снесли купола, но стены стояли неколебимо. В груду развалин церковь превратилась уже в мирное время в ходе строительства социализма, хотя не исключено, что в июне 1944 г. при массированном наступлении советских войск храму также были причинены серьезные повреждения, поскольку здание находилось в полосе финской оборонительной линии "ВТ". Православное кладбище, где до 1956 года находилась могила Леонида Андреева, было осквернено и уничтожено в начале 60-х годов несовершеннолетними отечественными мародерами, размещавшимися в летних молодежных оздоровительных лагерях, расположенных в бывших русских дачах деревни Метсякюля [пос.Молодежное]. Спустя несколько лет после войны исчезла бронзовая скульптура М.В. Крестовской, позднее разобрали и лестницу, а на склоне построили трамплин. Теперь на том месте, где когда-то красовалась белокаменная церковь, виднеется лишь груда развалин, да на опорах бывшей кладбищенской ограды намалеваны анонимные адреса современных вандалов.

             В 1905 году в Метсякюля основали Молодежное общество, для которого к 1907 г. построили собственное здание. Впоследствии в этом же здании размещались отделение шюцкора и женская организация "Лотта Свярд". Накануне войны осенью 1939 года в этом доме неожиданно прогремел взрыв, причиной которого стало неосторожное обращение с миной при проведении учебных занятий солдатами 3-го отдельного батальона. Так первые жертвы войны появились еще до ее начала.

             Обе мировые войны оставили неизгладимый след в истории деревни Метсякюля. Во время Первой мировой ее пересекла железнодорожная ветка стратегического назначения. Хотя работы по ее строительству начались еще в 1912 году, основные трудозатраты пришлись на 1915-16 гг. На краю деревни появилась станция Ваммелъйоки с большим вокзалом. Правда вскоре надобность в нем исчезла и здание было перевезено в Хельсинки, где оно служило еще долго по своему прямому назначению на станции Пасила. В первые годы финляндской независимости в центральные районы страны перевезли также и большое количество брошенных русских дач, использовав последние под банковские конторы и школы. Великолепную дачу Куропаткина оставили на прежнем месте, отремонтировали и разместили в ней новую народную школу Лаутаранта. Прежняя народная школа продолжала действовать в старом здании на берегу Ваммелъйоки. Особняк Воронина и несколько соседних дач передали тогда же Теософскому обществу.

             1 декабря 1939 года защитники деревни приняли первый бой с вторгшимися на территорию Финляндии частями Красной Армии. Из 180 домов деревни тогда сгорело 55. Оставшиеся здания были заняты советскими переселенцами, прибывшими на жительство в деревни Метсякюля и Лаутаранта летом 1940 года.

             В июле 1941 года советским переселенцам пришлось спешно эвакуироваться в тыл, поскольку финская армия перешла в наступление на Карельском перешейке. К сентябрю в Метсякюля оставалось 108 пригодных для жилья зданий, которые вскоре приняли своих прежних хозяев. Начиная с 1942 г. на территории деревни производились фортификационные работы по сооружению западного укрепленного сектора линии "ВТ". Вдоль правого берега реки Ваммелъйоки протянулась цепочка небольших бетонированных орудийных гнезд и убежищ. Завершить строительство так и не успели, но укрепления эти все же выполнили свою заградительную задачу в июне 1944, обеспечив организованный отход финских войск и эвакуацию населения. По окончании последней войны в Метсякюля и Лаутаранта вновь прибыли советские переселенцы. Вышеназванные селения вкупе с деревнями Ваммелсуу, Тюрисевя и Ванхасаха вошли в состав новоиспеченного Курортного района города Ленинграда, центром которого являлся тогда город Терийоки. По планам развития Ленинградского курорта населенные пункты Метсякюля, Ваммелсуу и Тюрисевя предназначались для создания в них детских и подростковых оздоровительных учреждений. Только это обстоятельство и учли при переименовании 1948 года, когда дер. Метсякюля получила название "Молодежное".

             В уцелевшем здании бывшей народной школы деревни Метсякюля разместился санаторий для легочных больных, который с весны 1959 г. был перепрофилирован в санаторий "Черная речка" для больных с нарушением сердечно-сосудистой системы. В настоящее время на этом месте находится детский оздоровительный лагерь. Санаторий "Черная речка" занимает теперь только прибрежную полосу Финского залива. Несколько старинных русских дач, в том числе и известный особняк Воронина, погибли в последнее десятилетие от пожаров, имевших отнюдь не случайные причины. С горечью приходится констатировать, что и эти прекрасные образцы русского деревянного зодчества для нас безвозвратно утрачены. К счастью, в главном корпусе санатория совсем недавно открылся небольшой краеведческий музей, где благодаря энтузиазму заведующей библиотеки Нины Васильевны Григорьевой, собран интереснейший материал по истории прежних Мариок.

Сосновая Поляна
Ванхасаха Vanhasaha

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. деревня Vanhasaha входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Тогда этот населенный пункт являлся частью деревни Метсякюля, о которой речь шла выше. В отличие от прибрежной части, население которой в основном составляли рыбаки, жители этого селения по преимуществу занимались сельскохозяйственным трудом. Местные крестьяне прежде имели маленькие, площадью всего в несколько гектаров, возделываемые участки. Только в начале 1930-х годов некоторые крестьяне купили часть государственного леса и за счет новых раскорчеванных земель увеличили свои посевные площади. На полях выращивали главным образом рожь, овес, ячмень и картофель. Почти в каждой семье держали коров, продавая молоко дачникам, в пансионаты или сдавая заготовителям. Маслобойного завода, также как и своего магазина, в деревне не было.

             В стародавние времена в деревне Ванхасаха уроженцы Германии братья Фриц и Карл Нэббе основали бумагоделательную фабрику. Вскоре она погибла и на ее месте затем построили мельницу. Следующий владелец разобрал мельницу, собираясь соорудить вместо нее электростанцию, но замысел так и остался нереализованным. Кстати, название деревни Ванхасаха, переводимое на русский язык как "Старая лесопилка", происходит, вероятно, оттого, что в XVIII веке в этом местечке по высочайшему повелению русского монарха была построена лесопилка, продукция которой шла на строительство новой российской столицы. Местным крестьянам было приказано поставлять бревна на эту лесопилку в количестве, пропорциональном площади своих участков. До последних мирных дней 1939 года сохранялось в памяти населения деревни старинное название излюбленного места купания - "фабричный плац", где когда-то располагались склады пиломатериалов.

             Еще до революции на краю деревни Ванхасаха было построено русское богоугодное попечительское заведение - приют для детей с отставанием умственного развития. На территории приюта располагался учебный корпус, жилые помещения для обитателей богадельни и персонала, конюшня, скотный двор, вместительные погреба, баня, прачечная, кузница и другие хозяйственные постройки. В первые годы финляндской независимости приют перешел в разряд сиротского дома, а затем на его базе создали ремесленное училище, в котором работало много преподавателей, съехавшихся с различных концов Финляндии. Для размещения учащихся и преподавателей в училище были созданы прекрасные условия. Мальчиков обучали металлообработке, столярному и плотницкому делу, сельскохозяйственным дисциплинам. Девочки учились домоводству, шитью и рукоделию. Теория наилучшим образом сочеталась с практикой, за счет которой обитатели училища могли жить практически натуральным хозяйством. Остающиеся на лето ученики работали на полях и огородах. В свободное время помимо игр и забав молодежь увлекалась спортом. Тесные связи установились между училищем и отделением шюцкора деревни Райвола. Часто устраивались совместные состязания по легкой атлетике, бейсболу и лыжам. Ремесленное училище Карельского перешейка действовало до роковой осени 1939 года.

             В деревне Ванхасаха имелось также несколько русских дач. Из них особенно выделялось имение уроженца Эстонии художника Арника Вулина. На рубеже веков он приобрел большой участок земли на берегу Ваммелъйоки и разбил там прекрасный парк с системой искус-ственных прудов и многочисленными островками, фонтанами и фантастическими скульптурными композициями. На один из островков посетителей доставлял похожий на западноевропейский кабриолет подтягиваемый на цепях плот. В прудах плавали золотые караси. Парк был обнесен великолепной оградой, ворота и калитки которой представляли образцы высокого искусства. На крутые подъемы изящно взбегали широкие лестницы, площадки которых украшали разнообразные таинственные скульптуры. Но главной достопримечательностью этого парка без сомнения являлся "храм Перуна". В это сказочное языческое святилище вел изогнутый с декорированными под камень перилами коридор, а внутри храма внимание посетителя приковывал вогнутый фиолетовый купол звездного небосвода. Помимо прекрасной виллы хозяина в имении находилась еще одна дача, сауна, хозяйственные постройки и большой каменный погреб. Во все здания и к огородам был подведен водопровод, оснащенный деревянными трубами. Идеально ухоженный огород приносил обильные урожаи клубники, смородины и огурцов, которых продавали довольно много. Хозяин покинул свое имение во время революционной смуты и более не возвращался. В его имении поселились впоследствии две финских семьи.

             Перед началом советско-финляндской войны в Ванхасаха было полсотни домов. Мужчины, оставшиеся защищать деревню, приняли первый бой 01.12.1939 г. Бойцы Красной Армии, что полегли в той атаке, покоятся в братской могиле у дороги. Где лежат карельские парни, неизвестно никому.

             Война 1941-1944 гг. добавила много жертв. Советская братская могила также пополнилась ими. Штурмовать деревню Ванхасаха летом 1944 г. оказалось значительно труднее, чем зимой 1939. Берега рек Райволанъйоки [ныне р. Рощинка] и Ваммелъйоки уже были защищены укреплениями линии ВТ. В течении трех суток финским войскам удавалось сдерживать мощное наступление Красной Армии, но вследствие неравенства сил и угрозы окружения им пришлось оставить этот рубеж. Деревня Ванхасаха вторично стала советской.

             В 1948 году начавшие обживать эти места советские переселенцы получили задачу переименовать деревню Ванхасаха. Вероятно, окинув взором окрестности, они пришли к выводу, что самым подходящим именем будет "Сосновая поляна". С тех пор поселок и носит это наименование, обрастая постепенно дачами и садоводствами.

Смолячково
Лаутаранта Lautaranta

             Поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга. До 1939 г. селение Lautaranta, как часть деревни Ино, входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Лаутаранта в дословном переводе означает «Плотовый берег». Известно, что в древности жители южного побережья Финского залива переплывали на северное побережье на плотах. Вероятно, это место служило для них удобной гаванью.

             В Лаутаранта с 1900 по 1911 год творил замечательный русский живописец В.А. Серов. Здесь он создал свои известные произведения "Навзикая" и "Похищение Европы". В 1922 году в Лаутаранта была построена школа.

             Зимой 1948 г. деревне Лаутаранта было прикреплено название «Смолячково». Мотивировка была типичной: «в честь погибшего под Пулково 15.1.1942. Героя Советского Союза снайпера Феодосия Артемьевича Смолячкова». [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             Территория поселка Смолячково осваивалась затем пионерскими лагерями, а в середине 1960-х годов в устье реки Приветная (бывш. р. Инонйоки) началось строительство крупнейшего для того времени пансионата "Восток-6". Ныне пансионат является крупнейшей здравницей Санкт-Петербурга.