На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


Е.А.Балашов.
Быть ли памятнику примерения в городе Зеленогорске?

            2 марта 2002 года в Зеленогорской библиотеке проходила конференция, целью которой было рассмотрение возможности установке в городе Зеленогорске памятника примирения. Примирения сторон, принимавших участие в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. С инициативой создания такого памятника выступил совет ветеранов-участников советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Организатором конференции выступала администрация Курортного района, которая обеспечила ее проведение на высоком уровне с привлечением средств массовой информации. Отрадно было также видеть заинтересованность органов местного самоуправления в деле решения вопросов, связанных с развитием культуры и просвещения. На конференцию были приглашены специалисты
            На конференции были высказаны различные точки зрения, но практически все собравшиеся были единодушны в одном – памятник в городе нужен. В отношении же того каким должен быть подобный памятник и где он будет стоять мнения разошлись. Одни считали, что нужно установить памятник павшим в декабре 1939 г. советским воинам в боях за Териоки, другие выступали именно за установку совместного российско-финляндского памятника примирения, третьи считали, что лучшим памятником примирения будет создание на базе существующего здания бывшей дачи Новикова центра российско-финляндской дружбы.
            С моей точки зрения, идея установки памятника павшим в декабре 1939 года была бы наиболее уместной в данном случае. Это не столь дорогостоящий проект, как реставрация и ремонт дачи Новикова, который растянется как минимум на несколько лет. Реализация этого проекта не потребует согласования в бесчисленных инстанциях и решение может быть принято и проведено на местном уровне.
            Что же касается памятника примирения, то для его реализации, на мой взгляд, почва еще не созрела. Ведь смысл создания такого памятника заключается в констатации факта примирения российской и финской сторон как в отношении оценки той войны, идеологических позиций, так и настроений в народном сознании. А вот здесь то на сегодняшний день пока никакого примирения не наступило. Неудивительно поэтому, что на семинаре отсутствовали официальные представители финской стороны.
            Насколько я могу судить, достаточно большой процент россиян не желает признавать вину сталинского правительства за развязывание советско-финляндской войны, а те, кто частично признает такую вину, вовсе считает должным разделять гражданскую ответственность по принципу правопреемственности. А бывшие жители Карельского перешейка, рассыпанные сейчас по всей территории Финляндии, до сих пор считают себя живущими в эвакуации. Они приезжают на свою бывшую Родину все реже и реже, ведь старики каждый год уходят в мир иной и оплакивать спаленные родные очаги вскоре будет уже некому. Вряд ли они могут считать справедливой такую ситуацию, а тем более саму войну, ставшую причиной их изгнания.
            И все же положение нельзя считать тупиковым. Я уверен, что выход есть и полагаю, что знаю, в чем он состоит. Если мы действительно ищем примирения с народом Финляндии, то должны понять, что как граждане России, все мы лично ответственны за все, содеянное до нас нашими предшественниками, в том числе и сталинским руководством. Пока это понимание к нам не придет, рано говорить о каком бы то ни было примирении. Только с осознанием своей причастности к этой вселенской вине у нас появится желание покаяться и повернуться лицом к тем, перед кем мы имеем вину. Только после этого мы будем готовы сделать первый шаг к ним навстречу. Этот первый шаг не будет нам дорого стоить, но он даст нам больше, чем чисто экономические затраты на его реализацию. Он дарует нам прощение.
            Каким же должен быть этот первый шаг? Я предчувствую волну возмущения и даже ярости, вздыбившуюся, лишь только я произнесу эти слова. Это первый показатель того, что к примирению мои соотечественники еще не готовы. Что же я такого могу предложить, что может вызвать подобный гнев? Эта ужасная идея моя состоит в возвращении исторической топонимики. Прошу правильно понять – я призываю не к очередному переименованию, а лишь к восстановлению первоначальных названий, независимо от того, были ли они финскими, карельскими или русскими. Это уже нельзя повторить как раньше, по приказу из Кремля, когда проснувшись утром мы обнаруживаем себя живущими в другом городе и на другой улице. Этот процесс должен происходить постепенно, как постепенно меняется наше сознание, ведь тяжелая болезнь не проходит в один день, а требуется долгий период реабилитации. Но чтобы выйти из криза, надо сделать первый шаг к выздоровлению, проглотить горькое лекарство, пострадать, ведь болезнь не уходит без боли.
            Так пусть же первым нашим испытанием на этом благородном пути будет возвращение старого доброго названия Териоки, которое никогда не вызывало неприятия у великих представителей русского народа, находящих отдохновение свое под сенью териокских ив на солнечных песках Финского залива.


Евгений Балашов. © апрель 2002