На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


Е.А.Балашов.
Карельский перешеек: переселенческая политика по обе стороны границы. 1936-1945гг.

            Переселенческая политика в Финляндии

            В начале октября 1939 года финское правительство, обеспокоенное инициативами СССР в вопросе о переносе границы и обмене территориями, а также тайной концентрацией воинских контингентов Красной Армии в приграничной полосе, предприняло ряд мер по обеспечению безопасности населения приграничных районов. Одной из таких мер была эвакуация женщин, стариков и детей в тыл страны. Эвакуация проходила относительно организовано в условиях еще мирного времени, хотя средств для ее успешного осуществления явно не хватало. Все было брошено на укрепление обороноспособности страны.
            Составы для эвакуации населения состояли из теплушек, пассажирских вагонов было крайне мало. Поезда прибывали и отправлялись не по графику. Эвакуированные даже порой не знали конечный пункт прибытия. Некоторое время им приходилось проживать в школах, прежде чем их распределяли по дворам. Семьям эвакуированных, размещаемых на жительство в частных хозяйствах, предоставлялось государственное пособие на компенсацию расходов по питанию. Правда, это пособие получали не сами семьи, а хозяева у которых они размещались. Это обстоятельство создавало почву для правонарушений, когда хозяева, присваивая себе пособие, эксплуатировали эвакуированных, заставляли их работать на своих полях.
            Таким образом, нельзя сказать, что эвакуированных ждали с распростертыми объятиями. Такое случалось достаточно редко. Обычно отношение было прохладно-сочувственное, а иногда даже и враждебное. Ведь ничего, кроме проблем, их появление не вызывало. Особенно тяжело привыкать к новой обстановке приходилось детям. Их сверстники, подражая взрослым, считали эвакуированных чужаками, людьми второго сорта. Часто ребятам приходилось доказывать свое право на существование кулаками.
            Надо сказать, что некоторые семьи не выдержали и месяца в условиях первой эвакуации и вернулись назад к своим домам еще до начала Зимней войны. Им казалось, что все обойдется и миру ничего серьезно не угрожает. Они все же горько просчитались. С начала декабря 1939 г. они присоединились к колоннам беженцев, уходящих в тыл по мере приближения линии фронта.
            В советской печати иногда можно встретить утверждение, что мол мирное население угоняли-де насильно с помощью местной полиции. Советская пропаганда пестрила рисунками, иллюстрировавшими образно это деяние. В многочисленных воспоминаниях очевидцев нигде не встречается, однако, никакого упоминания о подобного рода деяниях властей. Присутствует прямо противоположное. Так, попавшие в окружение в первый день войны жители Хюрсюля обвиняли местные власти, что те проявили полное бездействие и не организовали заранее эвакуации из опасных районов.
            Те, кто стремился остаться на оккупированной территории, там и остались. Но таких на Карельском перешейке оказалось лишь чуть более 100 человек. В конечном итоге почти все они сгинули в небытии.
            Размещением эвакуированных в тылу занимались органы местной администрации. В их задачи входило обеспечение размещения беженцев, а позднее - предоставление им участков земли для строительства жилья. Но обеспечить всех нуждающихся землей возможности у государства не было. Поэтому, когда финские войска к осени 1941 г. освободили Выборгскую Карелию, то многие эвакуированные с горячим желанием возвратились обратно при первой же возможности.
            В районах, где проходили боевые действия 1939-1940 и 1941 гг., жилые строения были по большей части уничтожены. Там приходилось все отстраивать заново, проживая при этом в землянках или, в лучшем случае, в сараях. К июню 1944 г. значительная часть народного хозяйства Карельского перешейка была восстановлена. 9 июня началось генеральное наступление Красной Армии. Это означало новую эвакуацию. Колесо судьбы карельского народа начало второй круг. На этот раз размещение эвакуированных проходило в целом более организовано, так как имелся уже некоторый предыдущий опыт. Людей старались размещать компактно, чтобы не разрывать жителей одной деревни и даже одной волости. Это помогало сохранить общность народа, преемственность традиций, неразрывность культуры.

            Переселенческая политика в СССР

            За три года до начала военных действий на Карельском перешейке из советской приграничной полосы шириною примерно в 20 км было полностью выселено все местное население, состоявшее преимущественно из ингерманландских финнов. Целью операции было избавление от "нежелательного элемента" вблизи госграницы. На их месте вскоре оказались переведенные сюда из других районов страны воинские подразделения. Это был первый этап переселения, т.е. выселения, российских граждан, проживавших на территории СССР.
            Второй этап переселения охватил уже завоеванные земли Финляндии. Он начался летом 1940 года. Переселением занималось специально созданное Переселенческое Управление при СовНаркоме и Переселенческие отделы при Леноблисполкоме и райисполкомах области.
            В основном в числе первой волны переселенцев были жители Ленинграда и Ленинградской области, главным образом рабочие и служащие, направленные от предприятий на восстановление народного хозяйства. К ним присоединили и демобилизованных из рядов Красной армии. Попытки переселить колхозников по вербовке с треском провалились. Добровольно никто не хотел ехать неизвестно куда, бросив свое хозяйство. Поэтому вместо организации заранее спланированного числа колхозов пришлось организовывать подсобные хозяйства, куда направлялись рабочие с ленинградских предприятий. Благополучное положение с переселением сложилось только в городах и рабочих поселках (Выборг, Кексгольм, Энсо), где имелись крупные промышленные предприятия. Значительную часть населения составляли военные, так как многие воинские части остались не выведенными с этой территории. Деревни же стояли наполовину или полностью пустыми.
            К сожалению, об этом периоде истории сохранилось чрезвычайно мало сведений, так как большая часть документов была уничтожена при спешной эвакуации в августе 1941 г.
            Советские переселенцы первой волны успели прожить на своем новом местожительстве чуть более года. В конце августа 1941 г. они в свою очередь превратились либо в беженцев, либо в пленных. Их эвакуацией, по существу никто не занимался. Они отходили стихийно, кто вместе с войсками, а кто даже и после отхода советских войск, прячась по лесам. Самостоятельно покинуть место прописки без особого распоряжения в те времена приравнивалось к преступлению. А распоряжения такого никто не выдавал. Интересующихся вопросами эвакуации работники НКВД причисляли к паникерам, которые в условиях военного времени подлежали расстрелу. Поэтому у законопослушного населения оставался лишь один выход - дожидаться прихода финнов.
            Финские власти поступили с гражданским населением как того требовали законы военного времени по отношению к захватчикам. Все они были помещены в лагеря для перемещенных лиц. Самым тяжелым временем для них оказалась зима 1941-42 гг. Многие погибли от голода и болезней в чрезвычайно суровых условиях.
По окончанию боевых действий 1944 г. начался второй период переселения на завоеванные земли Финляндской Карелии. На этот раз в числе переселенцев, прибывших главным образом с Кировской , Калининской , Вологодской, Костромской, Ярославской областей, было много семей колхозников. Изрядное число сельских жителей прибыло также из Белоруссии и Украины. Это и понятно - ведь жители этих районов практически остались без крова, так как там проходили боевые действия. На Карельском перешейке и в Карелии им предоставлялось не только готовое жилье с хозяйственными постройками и инвентарем, но также и денежные ссуды и пособия. Организацией переселения занимались все те же Переселенческие отделы. Для вербовки крестьян и рабочих в различные районы СССР рассылались спецуполномоченные. Вскоре первые эшелоны переселенцев прибыли на Карельский перешеек. Сравнение нижеприведенных документов позволит наглядно представить ситуацию, с которой встретились эти люди в момент прибытия к местам расселения.

Документ 1

КАК ЛЕНИНГРАДЦЫ ПРИНЯЛИ НАС НА ОСВОБОЖДЕННОЙ ЗЕМЛЕ
(Письмо колхозников-переселенцев, прибывших из Кировской области в Яскинский район Ленинградской области.)

            Товарищи, земляки-колхозники и колхозницы Лальского, Халтуринского, Верховинского и других районов Кировской области!
            По призыву партии и правительства мы выехали из родных вятских земель заселять освобожденные районы Ленинградской области. И надо признаться, что многих из нас тревожила мысль, как мы будем жить и какие трудности мы встречаем - здесь, на новом месте, где еще недавно хозяйничали немецко-финские захватчики и бушевала война.
Сейчас мы уже на новом месте и можем с радостью рассказать вам, дорогие друзья, как нас здесь приняли.
            Наш эшелон прибыл на станцию Яски 10 марта с.г. Яски - это пограничный район Карельского перешейка, снабжающий Ленинград электроэнергией, бумагой и прочей продукцией. Места здесь красивые - много лесов и озер, дороги хорошие. Тут же есть прекрасные возможности для развития колхозного производства, особенно овощеводства и высокопродуктивного животноводства. По всем признакам, земля плодородная, хорошие луга и пастбища. В каждой деревне большие скотные дворы и много хорошего сена - клевера и тимофеевки.
            Спасибо товарищам красноармейцам, нашим славным защитникам, за то, что заготовили для нас много хорошего корма для скота. Это поможет нам повысить удои.
            Много разрушений совершили здесь фашистские захватчики. Но теперь опять кипит наша Советская жизнь, полных ходом идет созидательная работа. Для этого мы и прибыли сюда - засеять Карельский перешеек.
            Встретили нас очень хорошо, с музыкой и теплым словом. Для людей были приготовлены теплые комнаты, натоплена баня, приготовлена горячая пища и чай. Вечером нам показали кино и концерт. С помощью воинских частей началась разгрузка и доставка нашего имущества в деревню Кивиниеми, Ярвенкюля, Маттила, Камппиля и другие. Это наши новые места постоянного жительства. Находятся они на расстоянии 5-20 километров от районного центра и железной дороги. Для доставки каждого колхоза было выделено достаточное количество транспорта - лошадей и автомашин.
            Все мы получили хорошие дома с пристройками. Дома здесь большие и красивые, добротные, с тремя и даже четырьмя комнатами. Печи, окна и двери в полной сохранности.
            Все было приготовлено для нашего приема. Во многих местах даже были натоплены дома и заготовлены дрова. Государство выдало нам по 200 килограмм зерна на каждое семейство, и 30 метров мануфактуры, мыло, керосин и прочие продукты.
            Так началась наша колхозная жизнь на новой земле, недавно освобожденной от фашистских захватчиков. Так государство помогает нам устраиваться и создает нам все условия для культурной и зажиточной колхозной жизни на новом месте. Нам же хочется трудом, Нам же хочется трудом, честным колхозным трудом ответить на большую помощь и поддержку, оказанную нам. Будем со всей энергией готовится к весеннему севу и развивать колхозное животноводство. Скоро мы будем электрифицировать свои деревни, откроем школы, избы-читальни.

            Спасибо товарищу Сталину за большую заботу о нашей колхозной жизни!

            Спасибо ленинградским большевикам и их руководителю Алексею Александровичу Кузнецову за тёплую, хорошую встречу.

Подписали:
по поручению колхозников Кировской области, переселявшихся в Яскинской район
Ленинградской области.
колхозник Шубинского колхоза Шубин С.А., Шубинского колхоза
шк. 18. с.пор. колхозница Крюкова Е.Т.
колхоз Крыловский колхозница Ситникова
колхоз Добрабов, бригадир Черушников А.И.
Пленкин Дмитрий Порфирович
аб-4 16.III.1945.

(ЦГА СПб. ф.7179. оп.19. д.17. cc. 104-105)

Документ 2

НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ЛЕНФРОНТА
генерал-полковнику ПОПОВУ
НАЧАЛЬНИКУ ТЫЛА ЛЕНФРОНТА
генерал-лейтенанту ШИЛОВУ
НАЧАЛЬНИКУ ПОГРАНВОЙСК ЛЕНФРОНТА
генерал-лейтенанту СТЕПАНОВУ
ВОЕННОМУ СОВЕТУ 23 АРМИИ

Государственный Комитет Обороны 15 января 1945 г. принял постановление о переселении в районы Карельского перешейка из Вологодской, Ярославской и Кировской области 1.000 лучших колхозных семей. Прибытие первой партии колхозников ожидается в феврале 1945 г.
По приезду колхозников ГКО обязан подготовить жилые и хозяйственные постройки, обеспечить кормами скот и создать все необходимые условия для переселяемых.
При проверке населенных пунктов, в которых будут расселены прибывающие колхозники, оказалось, что большинство жилых домов и хозяйственных построек подверглось тем или иным разрушениям - выломаны полы, изъяты рамы, двери, стекла, разрушены печи и кухонные очаги, причем факты разрушения имеются и сейчас.
Исполком Ленинградского Областного Совета депутатов трудящихся просит Вас:

1. Дать указания воинским частям, расположенным в пунктах, подлежащих заселению, или в районах этих пунктов, привести в порядок жилые и хозяйственные постройки и безусловно прекратить разрушение.

2. Привести в проезжее состояние дороги и подъезды к населенным пунктам.

Председатель Исполкома ЛеноблСовета депутатов трудящихся Н.Соловьев.

(ЦГА СПб. Ф.7179 оп.19 д.17)

Документ 3

Совещание у председателя Исполкома Леноблсовета депутатов трудящихся тов.Соловьева Н.
28 августа 1945 г. (стенограмма)

О ПОДГОТОВЛЕННОСТИ РАЙОНОВ КАРЕЛЬСКОГО ПЕРЕШЕЙКА
К ПРИЕМУ КОЛХОЗНИКОВ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ И ДЕМОБИЛИЗОВАННЫХ

Председатель исполкома Кексгольмского райсовета депутатов трудящихся тов. Выжигин:
Для расселения 400 семей колхозников-переселенцев думаем организовать 20 новых колхозов, подобрали 25 населенных пунктов. 558 домов в этих населенных пунктах были готовы к приему переселенцев, но с приходов воинских частей их подраскулачили, в 136 домах необходимо остеклить рамы и установить плиты.
(с.135)
...........................................................................................................................

Мы за каждым населенным пунктом закрепили близлежащие колхозы, там дежурит человек, но когда приезжают военные, они не считаются с ним.
Особенно пострадал Сортанлахтинский сельсовет - Сортанлахти, Мюллюкюля, Юляярви. Хаапаниеми. Может быть не все это сделала только одна 64-я Гвардейская, ловила рыбу Бронетанковая, вывозила дрова Лесотехническая Академия. Сейчас я там посадил председателя сельсовета, он занимается этим делом.
(с.136)

(ЦГА СПб. ф.7179 оп.19 д.17)
...........................................................................................................................

Сортанлахтинский сельсовет - это территория нынешних поселков Владимировка, Багратионовка, Приладожское Приозерского района Ленинградской области. В течении двух последних войн - советско-финляндской и Великой Отечественной эти районы находились вне зоны наступательных операций советских войск в глубоком тылу финской передовой линии и пострадать от непосредственных, боевых действий селения, естественно, не могли, хотя бы потому, что были переданы Советскому Союзу уже после перемирия. - прим. автора.


Документ 4
(стенограмма)

Сафонов (Яскинский район):
С воинскими частями надо договориться об охране. У меня все населенные пункты расположены от воинских частей до 42 километров. Сейчас там проводится сенокос и растаскиваются плиты и стекло. Мне нужно 500 метров стекла и 192 плиты. Юг нашего района до весны был в очень хорошем состоянии, как только начался сенокос, стали все растаскивать, с плитами и рамами просто неблагополучно...
(стр. 144.)
т. Щербаков (Председатель Исполкома Выборгского райсовета):
Я имею претензию к командованию 23 Армии. Я вчера объезжал населенные. пункты и оказалось, что если месяц тому назад они были в хорошем состоянии, то сейчас, несмотря на нашу охрану, они расхищаются. Я вчера задержал полковника Анина, с ним целая свита. Я обнаружил у него в машине 29 рам, кроме того, бойцы уже готовились взять еще. Я привез Вам докладную записку, не успеваем готовить населенные пункты, все расхищается. Сейчас прибывают новые части 30-го корпуса.
(стр. 155.)

т. Соловьев (Председатель Исполкома ЛеноблСовета депутатов трудящихся):
- Вы подсчитали сколько Вам стекла надо?
т. Васильев (Председатель Исполкома Райволовского райсовета):
- У нас 145 домов, в среднем по 3 окна.
т. Соловьев: - Сколько плит надо?
т. Васильев: - 100 плит, если во все дома ставить.
т.Соловьев: - У Вас подсчетов нет, что Вы в районе делаете?
Мы вызывали Вас для того, чтобы Вы конкретно отчитались. Вам в районе нечего делать, только 8 колхозов.
т.Васильев: - Семь.
т. Соловьев: -Даже меньше. И Вы не можете подсчитать сколько Вам нужно плит.
т.Васильев: - Во всех домах плит нет.

т. Соловьев: - А может есть дома, где плита не предусмотрена?
т. Васильев: - Во всех финских домах русская печка и рядом плита, но они везде сняты. т. Соловьев. - А может быть на чердаке лежат?
т.Васильев: - Все чердаки обшарены, там ничего не найдешь.

(стр. 140)
т.Архипов (Председатель Исполкома Раутовского райсовета):
- В Раутовский район должны получить 255 семей колхозников и 150 семей демобилизованных. Расселяем семьи переселенцев из Кировской и Калининской области в 13-ти вновь образованных колхозах. В намеченных населенных пунктах имеется 329 домов, отремонтировано на сегодняшний день 61 дом, 194 дома требуют текущего ремонта. Что за текущий ремонт? Нет стекол и плит."

(стр.143)
т.Соловьев: - Если оценить состояние подготовки к приему переселенцев на Карельский перешеек, то надо сказать, что ясность где расселять народ есть....
... Понадобиться примерно около 1000 плит. Нужно искать. Но я думаю, что это не может служить препятствием расселению, нужно главным образом стекло.
(стр. 148)

(ЦГА СПб . Ф.7179 оп.19. д.17.)


Евгений Балашов. © сентябрь 1999