На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


История некоторых населенных пунктов
Приозерского района Ленинградской области

Багратионовка
Ховинмяки Hovinmaki

             Поселок. До 1939 г. деревня Hovinmaki входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Смысловое значение топонима Hovinmaki - "усадебная горка".

             В период советского освоения в ходе укрупнения хозяйства в состав деревни Ховинмяки вошли селения Сеппяля, Юлялехти, Пиенипелто, Райнела, Койвула, Нурмела, Маяхарью, Верница, Меннико, Рауниола, Пискосенмяки, Муккеленмяки, Кивиоя и Топпила.

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Мирный труд" зимой 1948 г. деревне Ховинмяки присвоили наименование "Городок". Летом 1948 г. в вышестоящих инстанциях название было изменено на "Багратионовку" без какого-либо документального обоснования. Этот вариант переименования был закреплен Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Беличье
Сяркисало Sarkisalo

             Поселок. До 1939 г. деревня Sarkisalo входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). В буквальном переводе с финского Сяркисало означает "Плотвичная глушь", но, скорее всего, это название образовано от антропонима.

             По решению исполкома Мюллюпелтовского сельсовета зимой 1948 г. местечку Рантала присвоили наименование "Охотничье". Следует полагать, что название деревни Сяркисало было перепутано с названием одного из дворов, поскольку деревни с названием Рантала здесь никогда не существовало. В июле 1948 г. название изменили на "Беличье". Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства в состав деревни вошли соседние селения Корпела и Янтула.

Береговое
Рантакюля Rantakyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Rantakyla входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия).

             16 января 1948 г. исполкомом Норсиокского сельсовета было принято решение о переименовании поселка Рантакюля в "дер. Береговая", образованное в результате прямого перевода. Ссылкой послужило постановление общего собрания колхозников колхоза "имени Куйбышева". Окончательно это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             После укрупнения хозяйства в состав деревни вошли селения Ахерикко, Хиеталахти, Хухдинкуккула, Хухдинмяки, Хухти, Тохвола, Сепянмяки, Лахтола, Суосаари.

Бережок
Сипарила Siparila

             Деревня. До 1939 г. селение Siparila входило в состав деревни Ярвенпяа волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия). Название Сипарила, вероятнее всего, происходит от антропонима.

             По постановлению общего собрания граждан зимой 1948 г. деревне Сипарила присвоили наименование "Белый Бережок". Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г., причем название сократилось до формы "Бережок".

Березово
Липола Lipola

             Поселок. До 1939 г. деревня Lipola входила в состав волости Хийтола Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению исполкома Сепянярвского сельсовета зимой 1948 г. деревня Липола получила наименование "Берёзово". Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения в её состав вошли селения Копсала, Вантоя, Хелле, Райнила, Пукинниеми, Мянтюля, Муликки, Расимяки, Сиронярви, Тойвалахти, Корпела.

Богатыри
Хиивонен Hiivonen

             Поселок. До 1939 г. деревня Hiivonen входила в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). Название Хиивонен образовано от антропонима.

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Муромец" зимой 1948 г. деревне Хиивонен придумали наименование "Красная Горка". В июле 1948 г. по рекомендации комиссии по переименованию собрание колхозников вторично изменило название деревни на "Богатыри". Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. После укрупнения хозяйства в состав деревни вошли селения Коверила и Рами.

Бойцово
Йоенсуу Joensuu

             Поселок. До 1939 г. деревня Joensuu входила в состав волости Кякисалми Выборгской губернии (Финляндия). На территории деревни находился дом престарелых, поэтому вместо официального названия населенного пункта иногда употреблялось финское Кунналискоти. В переводе с финского Йоенсуу означает "Устье реки".

             По решению исполкома Кексгольмского райсовета зимой 1948 г. деревня Йоенсуу получила вначале наименование "Коровино". В июле того же года исполком райсовета изменил свое решение, присвоив деревне название "Бойцово" (Иван Никитич Бойцов, ГСС, погиб на Тайпалеенйоки зимой 1939 г. при штурме финских ДОТов). От места гибели Бойцова до Йоенсуу расстояние по прямой линии составляло 48 км. [Идеологоним]. Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Борисово
Нурмиярви Nurmijarvi

             Деревня. До 1939 г. деревня Nurmijarvi входила в состав волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Nurmijдrvi означает "Луговое озеро".

             Зимой 1948 г. селению Нурмиярви присвоили наименование "Борисово" с мотивировкой: "на территории поселка находится могила павшего в бою воина Советской Армии Борисова". (В действительности старший сержант А.М. Борисов, 1917 г.р., ГСС, танкист, скончался от ран 5.8.1941, похоронен в г. Кандалакша). [Идеологоним]. Окончательно переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Боровое
Пауккунен Paukkunen

             Поселок. До 1939 г. деревня Paukkunen входила в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению исполкома Сепянярвского сельсовета зимой 1948 г. деревня Пауккунен получила наименование "Бор". В июле 1948 г. по настоянию комиссии по переименованию исполком сельсовета изменил свое решение и присвоил деревне название "Боровая". Окончательно последнее переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к деревне были присоединены соседние селения Койо, Аутио, Рантасуо, Песси, Суоккала, Теревяйнен.

Бригадное
Пярня Parna

             Поселок. До 1939 г. деревня Parna входила в состав Кякисалменского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). В писцовой книге Водской пятины 1568 г. упоминается деревня Перна на реке на Перне, состоявшая из 11 дворов.

             16 января 1948 г. исполкомом Норсиокского сельсовета было принято решение о переименовании поселка Пярня в "п. Копытино". Ссылкой служило постановление общего собрания граждан. Полгода спустя собрание граждан изменило свое первоначальное решение и придумало деревне новое название - "Бригадная". Окончательно последнее переименование в форме среднего рода было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Бурнево
Норсъниеми Norsniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Norsniemi входила в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). В буквальном переводе с финского Norsniemi означает "Слоновый Мыс". Однако адекватный вариант перевода - "Корюшкин Мыс", как производное от norssi (фин. корюшка).

             По решению исполкома Кексгольмского райсовета зимой 1948 г. деревне Норсниеми было выбрано наименование "Слоновая". В июле 1948 г. исполком райсовета изменил свое решение и присвоил деревне название "Трудовая". 5 августа 1948 г. комиссия по переименованию в третий раз изменила наименование населенного пункта на "Бурнево". Окончательно последнее переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Быково
Кивипелто Kivipelto

             Поселок. До 1939 г. деревня Kivipelto входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Kivipelto означает "Каменное Поле".

             Решением исполкома Кексгольмского райсовета зимой 1948 г. предложено переименовать деревню Кивипелто в "Быково" без какого-либо обоснования. Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Варшко
Кивиниеми Kiviniemi

             Деревня. До 1939 г. деревня Kiviniemi входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Kiviniemi означает "Каменный Мыс" (см. Лосево).

             Зимой 1948 г. южной части деревни Кивиниеми было присвоено наименование "Каменная", которое являлось частичным переводом с финского. Летом 1948 г. комиссия по переименованию поменяла название населенного пункта на "Варжково", обосновав причину выбора: "в память о погибшем воине" (Варшко Василий Фролович, 1920 г.р., командир батальона, гвардии майор Варшко погиб 11 июня 1944 г. на подступах к селу Кивеннапа). От Кивиниеми до Кивеннапа расстояние по прямой составляет 40 км. Окончательно [идеологоним] в форме "Варшко" был закреплен Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Васильево
Тиури Tiuri

             Деревня. До 1939 г. деревня Tiuri входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). "Деревня Тивра" упоминается в писцовой книге Водской пятины 1568 г.

             10 июля 1947 г. исполком Тиурийского сельсовета принял решение о присвоении деревне Тиури наименования "Зеленая Нива". 11 января 1948 г. решение изменили, предложив переименовать Тиури в "Новоселки". Спустя месяц деревне присваивают наименование "Сосновка" (по одноименному названию сельсовета). Летом 1948 г. комиссия по переименованию изменила название населенного пункта на "Васильево", обосновав причину выбора формулировкой: "в память о погибшем воине" (Васильев Александр Макарович, 1915 г.р., ГСС, командир отделения разведчиков 81-го Краснознаменного сп 54-й сд, погиб 26 августа 1941 г.) [Персоним]. Окончательно новообразование "Васильево" было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Веснино
Алакюля Alakyla

             Поселок. До 1939 г. селение Alakyla входило в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Alakyla означает "Нижняя деревня".

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих совхоза "Первомайское" зимой 1948 г. деревня Алакюля получила наименование "Первомайское". В июле 1948 г. комиссия по переименованию поменяла название населенного пункта на "Отрадное", а в августе того же года наименование в третий раз меняется на "Веснино" без каких-либо обоснований. В таком виде переименование и было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Калунполви, Кахвеница, Пипумяки, Котола, Ралла, Пая, Пусула, Пикку-Паппила, Киркко-Пюхяярви, Алатало, Пюхякюля, Пуйккойнен, Кивяринотко, Пехкеля, Пюхяярви.

Владимировка
Сортанлахти Sortanlahti

             Поселок. До 1939 г. селение Sortanlahti входило в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Сортанлахти, очевидно, восходит к русскому "Чортова бухта". В писцовых книгах XVI века не зафиксирован, т.е. имеет более позднее происхождение.

             Летом 1947 г. сельсовету, расположенному в деревне Сортанлахти, сочинили наименование "Приладожский" (по географическим условиям), соответственно также стала называться и сама деревня. Однако при перетасовке ярлыков в комиссии по переименованию на Сортанлахти переместилось новообразование "Владимирово", а "Приладожское" переехало в Мюллюкюля (см. Приладожское). Окончательно это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Горки
Ояниеми, Аркунтанхуа Ojaniemi, Arkuntanhua

             Поселок. До 1939 г. деревни Ojaniemi и Arkuntanhua входили в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ojaniemi в переводе означает "ручьевой мыс". Смысл названия деревни подтверждает ее географическое положение. Оя-ниеми занимала большой мыс шириной около 10 километров, на озере Суванто-ярви. Холмистая местность была изрезана лощинами, поросшими ольхой, орешником, липами и вязами. По дну лощин текли ручьи, давшие название мысу и деревне. Поля Оя-ниеми перемешивались с сосновыми борами и кое-где выходили к берегу озера. Крестьянские хозяйства были хаотично разбросаны по полям и опушкам леса, находясь на значительном удалении друг от друга. Основу деревни составляли три холма в восточной части мыса: Лахден-мяки, Нихдин-мяки и Сикиён-мяки. Кроме того, западнее находилось несколько отдельных хуторов: Мёнкё, на одноименном озере Мёнгён-лампи и Суден-хянтя ("волчий хвост"), на месте которого в наше время расположилась база отдыха и детский лагерь. Все эти группы домов и Оя-ниеми входили официально в территорию большой деревни Аркунтанхуа, которой не было на картах и существовавшую лишь в волостных документах. Ей также принадлежало несколько домов из соседних деревень, но это была, все же, если можно так назвать, "деревня на бумаге", имени которой местные жители никогда не произносили, поскольку у каждого хутора было свое местное название. На берегу Суден-хянтя находился замечательный пляж. Отсюда шло единственное официальное лодочное сообщение с противоположным берегом Суванто-ярви, где находилась кирха волости. Крестьяне Оя-ниеми выращивали на своих холмистых полях овес, рожь и ячмень. Луговые выкосы находились часто за 6-7 километров от дома, в глубине лесов. В хозяйствах преобладали средние по величине участки земли. Окрестные леса также принадлежали жителям деревни. Местность отличалась красотой и пышностью растительности. От поверхности озера до вершин самых высоких холмов, где находились дома, в высоту было около 70 метров. У береговой линии произрастала черная ольха, крупные стволы которой размером с нормальные бревна деловой древесины местные жители использовали для изготовления мебели. Часть бревен продавали на мебельные заводы. Из коры липы получали сырье для изготовления волокон для ковриков.

             Оя-ниеми находилась вдали от основных дорог волости Саккола. Небольшие лесные проселки связывали деревню с соседними Ховин-кюля [ныне у озера Петровского] и Рюхмя [ныне Петровское]. Сами жители деревни заботились о ремонте дорог. Основной транспортной магистралью оставалось озеро. Летом оживлялось пароходное сообщение с поселками Киви-ниеми [ныне Лосево] и Саккола [ныне Громово]. У всех местных жителей также были свои лодки. Поездки в церковь или магазин чаще всего осуществлялись водным путем. Зимой, когда на Суванто вставал лед, озеро пересекали на лошадях. Жители постоянно пользовались лыжами, даже для визитов к соседям. Детвора бегала на лыжах в соседние деревни, где находились ближние школы. Любимым зимним развлечением было катание на лыжах и санях с крутых обрывов. Иногда на льду озера устраивались конные состязания. Осенью, в сезон утиных охот, в них принимали участие многие жители деревни. Любимым местом для этого было озеро Мёнгён-лампи. Затем подходила очередь охоты на лесную птицу и на зайца. Никаких запретов на охоту в местных лесах не было. Рыбалкой также занимались повсеместно, но только для нужд своего стола. Из профессионалов Оя-ниеми можно отметить Хейкки Суутари, занимавшегося столярными работами, Хейкки Суокас был известным рыбаком и охотником. Хейкки Пауку основал в деревне свой магазин. Братья Микко, Ману и Але Олликайнен вели торговлю поросятами по всей Финляндии. В каждом крестьянском хозяйстве были люди, владевшие какими-либо ручными промыслами. Долгими зимними вечерами они вырезали, ткали, вышивали и выстругивали, чтобы в начале будущего лета пустить свои изделия на продажу. Хотя собственной школы здесь не было, общественная жизнь била ключом и в этой, удаленной и рассеянной по лесам маленькой деревне. Работало собственное объединение женщин "Мартта" Оя-ниеми. Молодежный евангелический союз устраивал свои мероприятия. Проявляло активность общество швей. Большая часть молодежи была задействована в патриотических организациях. Различные мероприятия и собрания проводило местное отделение политической партии Аграрный союз.

             Перед войной 1939-40 годов в деревне (вместе с двумя дворами хутора Суден-хянтя) насчитывалось 39 хозяйств. Оя-ниеми разделила судьбу многих сел Карельского перешейка. Она горела, отстраивалась, разбиралась на дрова, свозилась и перестраивалась. В советское послевоенное время здесь разместилось подсобное хозяйство завода им. Калинина. В 1944 г. деревня вошла в состав Петяярвского сельсовета Раутовского района Ленинградской области. По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства имени М.И. Калинина зимой 1948 г. деревне Аркунтанхуа было присвоено наименование "Горки". По-видимому, при выборе варианта названия обратили внимание на пересеченный рельеф местности. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к Аркунтанхуа были присоединены соседние селения Ояниеми и Ревонлахти.

             В наши дни от старой деревни осталось лишь 2-3 дома в когда-то центральной части Оя-ниеми. Внизу, под горой, на самом берегу озера, большое пространство было отдано под постройку кемпинга одного из предприятий города. Обширные поля, фундаменты старых домов, все только напоминает о былой жизни Оя-ниеми.

Горы
Пийсконмяки Piiskonmaki

             Поселок. До 1939 г. селение Piiskonmaki входило в состав деревни Уннункоски волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "имени Тельмана" зимой 1948 г. деревня Пийсконмяки получила наименование "Горка". Это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Лампила, Кунингинмяки, Кауппусенмяки, Уннункоски, Паксумяки.

Гранитное
Хюуппёля, Оваска Hyypola, Ovaska

             Поселок. До 1939 г. деревни Hyypola и Ovaska входили в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). Топонимы Hyypola и Ovaska образованы от антропонимов, причем последний - от русского имени Ивашка.

             По решению исполкома Сепянярвского сельсовета зимой 1948 г. населенному пункту Оваска было присвоено наименование "Гранитная". Окончательно это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к Оваска были присоединены соседние селения Пуса и Салакка.

Гречухино
Мусаканлахти Musakanlahti

             Поселок. До 1939 г. деревня Musakanlahti входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "имени Кутузова" зимой 1948 г. деревня Мусаканлахти получила наименование "Гречухино". Обоснование отсутствует. Вероятно, топоним образован от фамилии погибшего воина. Это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Куннианиеми, Кауру, Куостинмяки, Кохиранта.

Громово
Саккола Sakkola

             Поселок и пристанционный поселок. До 1939 г. село Sakkola входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия).

             Ранняя форма топонима - "Саккула" превратилась в XVII веке в результате неправильного написания шведскими чиновниками в "Саккола". Это слово составитель первого словаря финского языка Элиас Леннрут перевел как библейское имя Захарий. В средневековых церковных книгах шведских священников встречается и фамилия Сакка или Сака. В писцовой книге Водской пятины 1568 г. название воспроизводится как "Сакула у озера у Сванского". Деревня Саккола, а по-старому, Саккула, являлась в средние века центром старого Саккульского Михайловского погоста Корельского уезда. Здесь был сосредоточен один из важных пунктов русского православия на востоке Карельского перешейка - церковь "Михаила архангела и приделы Богоявления и Николы Чудотворца". Земли же принадлежали основанному в XIV веке на Ладожском озере Коневецкому монастырю. Обложная книга Водской Пятины Корельского уезда за 1568 год упоминает о таких названиях деревень, как "Сакула у озера у Сванского", "Сакула на горе", "Сакула горка", "Сакула средняя", две "Сакулы Конецкие" (очевидно, дома, принадлежащие Коневецкому монастырю). По неполным данным, 13 дворов и 18 душ населения, облагавшихся налогом. Деревня располагалась на нескольких холмах, вдоль северного берега Суванто-ярви [ныне Суходольского озера], образуя несколько самостоятельных групп домов. Собственно церковная деревня Саккола начиналась в месте пересечения дорогой, шедшей вдоль озера, реки Киркко-йоки. Сразу за мостом заканчивались дома Сипилян-мяки и начиналась Саккола. Дорога шла в гору, где и находился центр деревни. Северная часть Саккола, граничащая с болотом Суур-суо [ныне Морошковое], называлась Кархола. Восточная часть деревни примыкала к лесу и носила название Луприккала. Конец XVI, начало XVII веков стало временем смены населения, когда православные жители стали уходить из родных мест, и на их земли прибывали лютеране из соседних волостей шведской Карелии. В 1616 году в Саккола построили первую кирху. Располагалась она на холме в центре поселка, можно сказать, на берегу озера, так как в то время Суванто подступало значительно ближе к деревне. Она стала вторым лютеранским храмом волости, после построенной ранее церкви в Киви-ниеми [ныне Лосево]. В 1674 году в Саккола была возведена новая кирха, прослужившая прихожанам сто лет и сгоревшая от удара молнии. В 1772 году прихожане построили третью, не прослужившую и четырех лет церковь. Она, как и ее предшественница, сгорела во время страшной грозы. Последняя церковь, уже четвертая по счету, была освящена в 1781 году и простояла в сохранности вплоть до начала Второй мировой войны. Это был просторный деревянный храм, крестообразный в плане, и являвший собой образец сельского деревянного зодчества того времени. Колокольня располагалась отдельно от здания церкви, на противоположной стороне от старой дороги. Кладбище было совсем рядом. Оно спускалось с возвышенности, где находился храм, в направлении Суванто-ярви и со стороны напоминало большой зеленый остров, окруженный крестьянскими полями, над которым возвышались шпили кирхи и колокольни. Новое кладбище открыли в 1889 году, на расстоянии полутора километров в сторону Ладожского озера, в сухом сосновом лесу. Небольшая часовня для отпевания усопших возникла в этом месте несколько позднее. Старое кладбище после закрытия использовалось лишь как место почетного погребения. Так, здесь были захоронены 20 жителей волости Саккола, погибших во время гражданской войны 1918 года. В 1921 году по проекту художнике Илмари Вирккала и при содействии строительной фирмы "Гранит" был поставлен памятник из гранита в виде большого куба с надписями, над которым возвышались львы, державшие в лапах щит в виде герба Карелии. Текст на памятнике гласил: Здесь спят мужи, Богатыри наши. Они, Преданные всей душой, Отдали жизнь За прекрасную Суоми, За отчий дом. Братская могила воинов Зимней и Летней войн (1939-40 и 1941-44 годов) располагалась здесь же - рядом с кирхой. В советское время могильные памятники были утрачены, но вновь восстановлены в последнее десятилетие. Только сохранившиеся каменные львы украшают верхушку нового памятника на могиле 1918 года. Когда в 1885 году в Саккола стали строить дом церковного настоятеля, то случайно наткнулись на старое православное кладбище, окружавшее когда-то средневековую церковь Михаила Архангела. Это место располагалось между рекой и центром деревни с правой стороны у шоссейной дороги, на границе леса и поля. В те далекие времена оно находилось у самого озера и местные жители до спуска вод из Суванто в Ладогу (1818) часто после паводка натыкались на вещи из размытых весенней водой могил.

             Много столетий крестьяне Саккола занимались землепашеством. Участки земли у большинства из них составили всего 2-3 га пашни и немного лугов. Это заставляло искать работу на стороне и осваивать различные ремесла. Многие становились лесорубами в государственных лесах, а также сплавщиками и перевозчиками древесины. Весной некоторые уходили из дома в поисках строительных подрядов. До закрытия границы с Россией почти все хозяйства зарабатывали на отправке продовольственных товаров на рынок Петербурга. Там можно было также найти работу мастерового или извозчика. С обретением Финляндией независимости крестьянам пришлось взяться за расширение своих пахотных земель, разрабатывая целинные участки. Многие взялись за расширение болота Суур-суо, которое находилось совсем рядом с Кархола, да так усердно, что новые участки доходили чуть-ли не до середины большого болота, бывшего в древности заливом озера Суванто. На полях выращивали традиционно картофель (potaatti), рожь, ячмень, овес. В последние предвоенные годы широко использовали посадку озимой пшеницы. Животноводство также было поставлено на высокий уровень. Знаменитые на всю Финляндию саккольские поросята не случайно получили фирменное название от волости и деревни, где занимались выращиванием поросят самого высокого "саккольского" качества. А два веселых поросенка стали со временем эмблемой, гербом, визитной карточкой Саккола. Наряду с ведением сельского хозяйства, обычно кто-либо из членов семьи владел ремеслом. В Саккола, таким образом, были свои плотники, каменщики, портные, изготовители лыж и саней, даже специалисты по сбору муравьиных яиц. Некоторые собирали и сдавали в приемные пункты мох ягель, которым очень богаты окрестные леса. Но мастером, имевшим самую большую популярность в деревне, был кузнец Аукусти Коппанен. В его кузнице создавалось большинство железных предметов, которые использовали в своей жизни односельчане, начиная от конских подков и серпов и кончая замками и санными полозьями. У кузнеца была также смолокурня, и, когда Аукусти занимался вытапливанием смолы, местная молодежь собиралась посмотреть на это занятие с большим любопытством. От этого обычая собираться во дворе у кузнеца, появился в Саккола свой танец "В парке торпаря", который сам хозяин отплясывал лучше всех. На церковном холме в 1882 году была построена первая в волости школа. Правда, начала она свою деятельность несколько раньше. С 1874 года в соседней деревне Сипилян-мяки под школу была арендована одна комната в крестьянском доме. В школьный округ вошли, кроме церковной деревни, также Сипилян-мяки, Кархола и Луприккала. Первым учителем стал семинарист из города Ювяскюля Вильгельм Алфорс. В Саккола он нашел свою "лучшую половину", барышню Хелену Софию, вместе с которой он и продолжил учительскую деятельность в деревне. В разные годы (1922-39) здесь учительствовали шеф шюцкора Саккола и директор сберегательного банка Матти Валконен, Ида Питкянен, ставшая самой любимой учительницей для детворы и серьезно занимавшаяся историей (1898-1915). Завуч школы Сельма Канккунен (1921-44) была родом из Саккола и воспитывалась в этой школе. Всего около двадцати человек. Само здание было очень большим. Здесь располагалось много классов и жилые комнаты для учителей. К сожалению, школа была построена из дерева и сгорела в начале войны.

             В деревне Кархола был возведен большой двухэтажный дом просвещения. Большая часть этого общественного здания принадлежала местной организации шюцкор, но здесь также работали театральный кружок, спортивный союз, общество Мартта, Лотта Свярд и другие организации. На первом этаже располагался актовый зал, выставочное помещение, кухня и небольшой ресторан. Второй этаж занимали балкон, библиотека, комнаты для собраний и склад шюцкора. Во время войны (1941-44) Дом просвещения служил помещением для церкви, школы, воскресной и конфирмационной школ. Здание сохранилось до наших дней и используется как сельский клуб.

             В Саккола начала ХХ века существовало два магазина - кооператив Саккола и ювелирная лавка Яяскеляйнена. Кооператив занимался посреднической деятельностью по купле-продаже земли и скота, а также организовывал приемный пункт по сбору ягод. Паакари Элис содержал хлебопекарню и кафе. На церковном холме стоял и дом общины, где прежде всего находилась так наз. "Волостная изба" и сберегательный банк Саккола. Здесь располагался также церковный хор и конфирмационная школа для девочек. Часть дома отвели под местную гостиницу, где, в частности, зимой останавливались цыгане, кочевавшие по деревням. Еще начиная с XVII века через Саккола проходило почтовое сообщение между городами Ниеншанц и Кексгольмом. Но только преобразования финляндской почтовой системы в 1881 году привели к появлению почтовых отделений. Так Саккола получила собственное отделение почты в 1882 году. Почтальонов того времени отличали такие предметы, как почтовые бубенцы на лошади, отличительная повязка вокруг шляпы, висящий на поясе револьвер и почтовая сумка. До постройки железной дороги почта доставлялась кружными путями через Кексгольм [ныне Приозерск] и Пюхя-ярви [ныне Отрадное]. Когда в 1917 году открылась станция Саккола в деревне Хайтер-маа, то вся почта приходила вначале туда и далее распределялась по почтовым отделениям. Местные почтальоны ежедневно совершали рейды по своим деревням, разнося почту. В Саккола наиболее распространенными фамилиями были Месканен, Коппанен, Курки, Наскали, Тенканен, Курикка. В последние перед войной годы в Кархола насчитывалось 33 дома, а в церковной деревне и Луприккала - 58. Саккола была связана пароходным сообщением с Киви-ниеми, а также автобусными линиями со станцией и городами Кексгольм и Выборг.

             Во время советско-финской войны фронт проходил по озеру Суванто-ярви и деревня оказалась на передовой, но кроме артиллерийских обстрелов с южного берега других военных действий на этом участке не происходило. В первые же дни войны население было срочно эвакуировано вглубь Финляндии. В волости остались лишь те, кто мог воевать. И, хотя, в последний день войны фронт оставался на старом месте и финны удерживали позиции северного берега, по условиям мирного договора им пришлось оставить позиции и отойти за линию современной границы. В период между войнами в Саккола находилось какое-то количество колхозников - переселенцев. Во всяком случае, в 1941 году было засеяно 1040 га пашни, что составляло 15, 5% общих довоенных площадей. Летом того же года началась новая война. В конце августа Саккола была освобождена финскими войсками. При отступлении Красной Армии здесь произошел бой, вследствие чего в Саккола были большие разрушения. Тогда сгорела кирха и колокольня, школа, обе усадьбы священников и много других построек. В 1942 году сюда вернулось гражданское население. Много разрушенных построек было восстановлено или отстроено заново. Открылась школа и магазин. Военные очень помогали, на первых порах, крестьянам в полевых и строительных работах.

             Два года мирной жизни на родине закончились в июне 1944 года, когда для жителей Саккола настало время новой эвакуации. Последние годы, проведенные на своей земле, были заполнены изнурительной работой, так как требовалось одновременно отстраивать жилье и возделывать поля. Недоедание, переутомление от работы подорвали здоровье многих уже не молодых людей. В новой эвакуации они быстро чахли и таяли на глазах. Но, все же, большинство с честью перенесло все трудности обустройства на новом месте. Огромный заряд жизненной энергии молодых эвакуированных карел удивлял население Финляндии. Местом эвакуации жителей Саккола стали районы вокруг города Тампере, а центром переселения церковной общины волость Лемпяяля, что расположена в двадцати километрах от города. Ээва Койранен, уроженка Саккола, спустя многие годы так напишет о своей родине:

"Саккола - место заветное, место, лучшее в мире. Там я родилась и выросла среди природы летней. Тот, у кого украли любимую, единственную родину, для того навеки пропадает способность чувствовать очарование природы. Знаете, как это тяжело!"

             В 1945-46 годах в Саккола направляются первые волны советских переселенцев. Образуется Саккольский сельсовет, в который вошли деревни северо-востока волости Саккола и несколько деревень южного Пюхя-ярви. 14 января 1948 г. исполком Саккольского сельсовета принял решение о присвоении деревне Саккола наименования "Новинка". Спустя некоторое время по решению исполкома райсовета деревню Саккола переименовали в "дер. Южная". Но и это название не устроило вышестоящие структуры, - вскоре деревне присвоили название "Громово", обосновав причину фразой: "в память погибшего участника ВОВ Громова". Сведения о Громове отсутствуют. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Кархула, Капиайнен, Луприкка, Маттила, Пикку Паппила, Саха, Салакка, Юссила.

             В 1950 г. озеро Суванто-ярви областные власти переименовали в Суходольское. Ранее в поселке Громово находилось отделение совхоза. В советское время второй раз были открыты месторождения лечебных грязей - сапропелита, используемого врачами санатория г. Приозерска. В 1960-е годы было восстановлено пароходное сообщение со станцией Лосево, но уже более 20 лет оно прекратило свое существование. Саккола-Громово остается по сей день крупным населенным пунктом Приозерского района, расположенным среди красивейших сосновых лесов низовьев Вуоксы.

Денисово
Суниккала, Малаки Sunikkala, Malaki

             Поселок. До 1939 г. деревни Sunikkala и Malaki входили в состав волости Метсяпиртти Выборгской губернии (Финляндия). Топонимы Sunikkala и Malaki образованы от личных имен Суни и Малафей.

             Зимой 1948 г. деревне Малаки присвоили наименование "Кургановка", обосновав это решение "географическими условиями". В июле того же года комиссия по переименованию сочла необходимым изменить название на "Денисово", обосновав последнее фразой: "в память о погибшем воине" (лейтенант Денисов Федор Иванович, 1915 г.р., артиллерист, погиб 11 июля 1944 г.). Селение Малаки находилось далеко от места гибели Денисова, но похоронен он в соседней деревне Сааройнен (ныне Пятиречье) в братской могиле. [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Дружное
Пулккила Pulkkila

             Поселок. До 1939 г. деревня Pulkkila входила в состав волости Вуоксела Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению сессии Вуосалмского сельсовета деревне Пулккила присвоили наименование "Возок", но через полгода деревню вторично переименовали, придумав ей новое название - "Дружная". Это переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Заветное
Сиирлахти Siirlahti

             Поселок. До 1939 г. деревня Siirlahti входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Siirlahti, очевидно, происходит от антропонима.

             Зимой 1948 г. деревне присвоили наименование "Заветное". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Юоксемакюля, Виртеля, Силила, Корналахти и Мелься.

Замостье
Рийккола Riikkola

             Деревня. До 1939 г. деревня Riikkola входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Riikkola происходит от русского имени Григорий.

             По сути, деревня Рийкола замечательна только тем, что стояла почти вплотную к соседней деревне Палкеала, на территории которой когда-то находилось большое православное кладбище. Напротив стояла деревянная церковь постройки 1865 года. Старинные ворота кладбища и памятник на могиле знаменитой сказительницы и рунопевицы Ларин Параске обозначают это место. Памятник, почти копия старого, утраченного, был восстановлен только в 1992 году силами общественности Финляндии и прежних жителей Рауту.

             На высоком холме неподалеку от кладбища находилась эта старинная православная деревня, центр прихода Палкеала. По данным Обложной книги за 1500 год, в Палкеала или Палкигоры было 11 дворов, которые входили в состав четырёх отдельных деревень. Дома принадлежали крестьянам. Один из них занимал ямщик. Закрепившаяся в Карелии ещё в XIII веке православная церковь под руководством Новгорода начала строительство монастырей, молельных домов и церквей. Один из монастырей находился когда-то в районе Палкеала, но был разрушен шведскими войсками известного полководца Понтуса де Ла гарди в конце XVI века.

             Деревня всегда оставалась местом, притягивавшим к себе православных людей. В шведское время и позже она собирала вокруг себя русских и карел, хранителей традиций русской церкви. В 1865 году на месте существовавшего здесь молельного дома возводится храм, посвящённый апостолу Андрею и Марии Магдалине. Одновременно образуется новый православный приход, отделившись от прихода в Матокса. Сюда вошли земли Мется-пиртти [ныне Запорожское], Саккола [ныне Громово], Вуоксела [ныне Ромашки] и, соответственно, Рауту. Чертежи церкви были разработаны художником Карповым, а выделил средства на постройку петербургский купец Русанов. Храм представлял собой крестообразную в плане постройку из брёвен с двумя куполами и совмещённой звонницей. Одновременно он мог вмещать в себя 600 прихожан. Всего к приходу Палкеала относилось около 1500 человек. Настоятель церкви (1922-1949) Пааво Раямо вспоминает, что хоть в Палкеала жили не только православные, но и лютеране, ходили друг к другу в церковь в гости. Часто заключались смешанные браки, когда лютеранский пастор, а затем православный священник обручали супружеские пары. Веротерпимость и доброжелательность были примерными.

             На православном кладбище между Палкеала и Рийкола стоит памятник знаменитой рунопевице и сказительнице Ларин Параске (по-русски: Параскева Никитина). Она родилась в семье православных ижор прихода Троицен-мяки в деревне Мискула (район Лемболово) в 1833 году. Отец Ларин Параске был деревенским кузнецом в Мискула, а мать - из прихода Метсяпиртти - деревни Васкила. Обладая хорошей памятью, поэтесса слушала в детстве много рун (стихов-песен) от своих родственников. Затем сама стала петь и придумывать продолжения к рунам. Очень нелегко сложилась её судьба. В пятнадцать лет она осталась сиротой. В двадцать вышла замуж за человека значительно старше себя и уже больного. Замужество стало вынужденной платой за обретенную при этом свободу, так как выйдя замуж за свободного финна, девушка освобождалась от крепостной зависимости. У Ларин родилось восемь детей, которых нужно было кормить и одевать. Ларин Параске работала на реке Тайпалеен-йоки на тяжёлой работе по подъёму судов против течения из Ладоги в Суванто-ярви и таким образом зарабатывала свой хлеб. Конечно, песни не приносили никаких денег, но скрашивали жизнь. Первым её талант заметил один из собирателей рун А. Борениус-Ляхтеенкорва и записал первые 26 рун (1877 г.). Псевдоним "Ларин" Параске взяла по названию дома мужа "Ларин-тупа". Другим знатоком рун, открывшим талант Ларин Параске второй раз, стал знаменитый пастор прихода Сойккола Неовиус. В 1887 году они случайно познакомились у местного собирателя фольклора пастора Сакколы. Много лет совместной работы привели к записи Неовиусом 1200 рун (около 32 тысяч строк), 1750 пословиц и поговорок, 336 загадок и старинные плачи. Ларин Параске побывала в Хельсинки, её слушали самые выдающиеся люди Финляндии той поры: Ян Сибелиус, Ярнефельд, Эдельфельд и другие. Однако известность не смогла улучшить её материального положения. В 1899 году Параске пришлось продать наследство - маленький участок и избу. Умирала великая финская рунопевица в ужасной нищете. Нетопленая изба деревни Васкила стала в декабре 1904 года её последним приютом. Ларин Параске была и осталась в памяти карельского и финского народов одной из самых выдающихся среди сказителей XIX века, наравне с семьёй Шемейко из ухтинской Карелии.

             В 1911 году Молодёжное общество Южной Карелии воздвигло на могиле Ларин Параске гранитный памятник в благодарность от потомков, а 1950 году другой памятник поэтессе нашёл своё место в самом центре Хельсинки, между Национальным музеем и домом "Финляндия", на проспекте Маннерхеймин-тие. Это памятник не только Ларин Параске, хотя её скульптура, отлитая из бронзы, возведена на пьедестал, но и всем карельским сказителям и рунопевцам, кто сохранил и донёс до нас чудный стих "Калевалы":

Слаще нет земли родимой

Слаще нет земли родимой

Нет родной сторонки краше,

Слаще нет земли родимой!

Здесь леса полны медами,

Корни - красным пивом добрым.

Здесь поляны словно чаши.

Золото дарят нам ели,

Серебро дарят нам сосны,

Молоко дает нам конда.

Нет родной сторонки краше,

Слаще нет земли родимой!

Не земля, а заманиха!

Не осокой зарастает,

Не болотною пушицей –

Только клевером медовым,

Луговою овсяницей.

К туфелькам здесь грязь не липнет,

Не марает грязь чулочки,

Пыль не пачкает ботинки.

Ларин Параске.

"Тростниковая свирель". Петрозаводск: Карелия, 1986.

             Палкеала и Рийкола располагались совсем близко друг к другу, так, что петух из Рийкола начинал с утра выводить "ку-ка-ре-ку", как его тут же подхватывал и передразнивал красный гребешок из Палкеала. Границей между деревнями служил маленький ручей. Жители занимались хлебопашеством и животноводством. Молоко, уже во времена независимости, везли на станцию Рауту для отправки в Выборг. В 1921 году в волости открыли кооператив по продаже молока, куда вошли и наши деревни. Активно развивали также свиноводство. Сохранялось на очень высоком уровне, проходя через века, искусство кустарных промыслов. Например, изготовление одежды было полностью домашним делом. Даже сырьё - лён и шерсть каждый брал из своего хозяйства.

             В начале XX века в Палкеала открывается первый магазин. Хозяином был некто Александр Фалин. Затем ещё несколько магазинов было открыто в более позднее время. Молодёжное общество основали в 1908 году в доме Юрьё Хюмпюря. Затем открылось общество "Мартта", отделения шюцкора и "Лотта Свярд". Собственная школа появилась вначале в избе, принадлежащей православной общине Палкеала, но уже в 1906 году построили собственное здание и в 1930 годы пристройку для младших классов. Школьный округ Палкеала включал в себя кроме Рийкола ещё и небольшие деревушки Алиска и Йоуссейла. На 1939 год в обеих деревнях насчитывалось 76 домов и около 450 жителей.

             Удивительная история произошла в начале советско-финляндской войны с одним из жителей деревни, восемнадцатилетним Симо Пирнесом. Перед началом войны он работал на строительстве оборонительных сооружений в Орьян-саари. В то утро, 30 ноября, Симо собрался домой по хозяйственным делам, но тут началась война. Всё же он решился пробраться в Палкеала. Встретившиеся на дороге солдаты сообщили, что скоро это направление будет опасным, и если он хочет попытать счастья, нужно торопиться. Палкеала находилась всего в двух десятках километров от границы, и основная часть населения заблаговременно уехала в эвакуацию. Домашние Симо также были эвакуированы, но нужно было забрать важные бумаги и кое-что из вещей. Он благополучно добрался до деревни, взял необходимое и поспешил на север, вместе со встреченной соседской семьёй Сидоровых. Нужно было перебраться на северный берег Вуоксы. Соседи взяли в дорогу коров и бычка. Скотина была напугана выстрелами и отказывалась идти быстро. Когда выходили из деревни, то все дома уже полыхали. Остановились отдохнуть в соседней деревне Йоуссейла, находившейся на пол-пути до переправы. Деревня уже опустела, и беженцы разместились в доме одного знакомого Симо. Дом был ещё тёплый, так как хозяева только что покинули его. Вскоре с северного берега вернулась хозяйка вместе с одной знакомой для того, чтобы забрать запас еды и скотину. Вечерело. Хотя артиллерийская канонада не прекращалась, было решено оставаться на ночь в деревне всей компанией, а переправляться на северный берег следующим утром. Но, как говорится, "на войне - как на войне". Обстоятельства могут вдруг измениться. На следующее утро, когда Симо и пятнадцатилетний сын Сидоровых Юсси, пошли по соседним домам, поискать, возможно, ещё оставшихся людей, в деревню вошли советские солдаты. Десять кавалеристов взяли в плен всю компанию. Вечером ребят посадили на машину и повезли обратно в Палкеала. Деревня была переполнена вражеской техникой. Парней пересадили в танк, который и увёз пленных на ту сторону границы, в казармы посёлка Лемболово. Там их допросили и на следующее утро отправили на уже захваченную станцию Рауту. С помощью одного красноармейца, говорившего по-фински, ребят расспросили о том, где же жители Рауту, и являются ли они членами шюцкора? Симо и Юсси отвечали незнанием на первый и отрицательно на второй вопрос. Тогда их попросили помочь быть проводниками для Красной Армии. Симо ответил, что, кроме своей родной деревни, других дорог вообще не знает. Следующую ночь провели на станции, рядом с линией фронта. Рядом гремела канонада. Утром ребятам выдали бумаги, разрешавшие пребывание на этой территории, и отпустили домой, т.е. в деревню Йоуссейла. Пока они шли, пришлось много раз останавливаться и под дулами винтовок показывать документ. Вся дорога была запружена различным армейским транспортом. Парням удалось вернуться невредимыми в тот дом, где пару дней назад их взяли в плен. Изба была пустой, но тёплой. Женщин нашли в картофельном погребе, где днём они прятались от взрывов снарядов, а вечером шли ночевать в дом. Их также допросили, но не выставляли никаких требований и выдали документы на проживание. Так и стали они жить вместе первый месяц. Ночью переходили из погреба в дом. Хотя изба дрожала от грома артиллерии так, что кровати подбрасывало, здесь всё же было теплее. Поскольку хутор находился в сорока метрах от дороги, русские солдаты туда заходили постоянно и с большим удивлением рассматривали финнов. Чтобы как-то отвязаться от непрошеных гостей, рядом с дорогой повесили записку о том, что вход на хутор запрещён. После этого повадились заходить наряды для досмотра. Русские думали, что оставшиеся в доме крестьяне помогают своим разведывательным группам. На самом деле лыжные отряды проходили иногда близко от дома и замечали, что там кто-то живёт, но у них и мысли не было, что здесь оставалось гражданское население. Впрочем, русские относились к беглецам вполне доброжелательно, даже помогали продуктами. Сразу после занятия деревни сюда определили на жительство специальную команду по уходу за трофейной скотиной. Команда состояла из трёх мужчин и двух женщин, которые жили в соседнем уцелевшем доме и ухаживали за скотиной близлежащих деревень. Финнам также отдали их собственную скотину, и женщины занимались ею. Иногда русские приглашали их в гости на кофе и показывали советские военные кинофильмы. Симо вспоминает: - "Держали нас как пасторов. Всю войну за нами очень хорошо ухаживали, хотя немного патронов было нужно, чтобы разом покончить с нами". Артиллерийские позиции русских, с которых вели огонь в сторону Тайпале, располагались тут и там вдоль деревенских дорог. Стреляли они очень много, и вскоре вся земля вокруг батарей блестела латунью стреляных гильз. В деревне открыли госпиталь. В плохие дни сюда поступало по 300-400 раненых в сутки. Мёртвых закапывали в отрытую здесь же большую братскую могилу. Симо и Юсси иногда ходили вместе с советскими санинструкторами в рейды на лыжах. Они свободно могли передвигаться с данной им бумагой по территории, занятой противником. Раз ходили в Палкеала. Деревня почти вся сгорела. Вернулись в Йоуссейла и продолжали размеренную жизнь. В сторону фронта ходить не решались. Как-то соседи пришли с вестью о том, что война закончилась. Во время войны политруки всё-таки использовали финнов в пропагандистских целях. Листовки с фотографией женщин на фоне дома в Йоуссейла со словами, якобы сказанными от их имени, "что здесь всё хорошо и приглашаем всех односельчан, вернуться на родину", сбрасывались с самолётов в разных местах Финляндии. После войны настал долгий период ожидания. Предлагали остаться на советской стороне и жить в своих домах, но все беглецы пожелали, чтобы их отправили в Финляндию. Это случилось в июне 1940 года. Вначале всю компанию перевели на положение военнопленных, а затем, вместе с ещё одним дядечкой, передали финской стороне на станции Вайниккала. Это был своего рода единственный случай на Карельском перешейке, по крайне мере, среди вернувшихся. После войны Симо как-то приезжал на родину. В то время на месте деревни Йоуссейла ничего не было, а в Палкеала оставалось всё же четыре финских дома, которые также канули в Лету, вслед за деревней.

             Последние годы своей жизни деревня Палкеала провела под иным именем. В 1948 году работники размещенного в деревне подсобного хозяйства ЛГТХИ присвоили ей наименование "Бугровка", а несколько месяцев спустя переименовали в "дер. Гражданская". По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства треста Хлебопечения зимой 1948 г. деревня Рийккола вначале получила наименование "Низменная", а вскоре после того - "Замостье". Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Заостровье
Рийска Riiska

             Поселок. До 1939 г. деревня Riiska входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Riiska происходит, предположительно, от русского имени Гришка.

             5 июня 1947 г. исполком Сортанлахтинского сельсовета, опираясь на постановление общего собрания колхозников колхоза "Верный путь", принял решение присвоить деревне Рийска название "Заостровье". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Аламяки, Оскори, Кивинотко и Виеремя.

Запорожское
Метсяпиртти Metsapirtti

             Поселок. До 1939 г. село Metsдpirtti входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Metsдpirtti в дословном переводе с карельского означает "Лесная изба". Деревня на Чеперти (или Нечеперть) отмечена в писцовой книге Водской пятины 1539 г.

             По постановлению общего собрания граждан селения Метсяпиртти зимой 1948 г. деревня получила наименование "Запорожье". В основу топонимического новообразования легли, очевидно, местные "природные признаки". Переименование в форме "Запорожское" закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Иваново
Маанселькя Maanselka

             Деревня. До 1939 г. деревня Maanselkа входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Maanselkа в дословном переводе означает "Гряда" или "Главный хребет". Деревня с этим названием по Обложной книге Водской Пятины имела 18 дворов. К общему "кусту" принадлежащих Маан-селькя деревень относились Масельги, Большой двор, Бобруево (где располагалась усадьба и один двор), деревня Маан-селькя у Больших штанов, Костино подворье монастыря, две деревни Лютиково-Степанково, Лютиково-Тимошкино, Омосово, две деревни Суур-хоусу (Большая штанина), Игнатово в Мустилан-мяки, Горлово в Маан-селькя, Мелитово-Миеттиля, Терехово-Дорошково.

             Во времена Великого Новгорода здесь находилась православная часов. После окончания Северной войны на землях деревни появилась помещичья усадьба, главное здание которой было построено в 1772 году. Из дарственных помещичьих земель усадьба Маан-селькя принадлежала к усадьбе Лейнин-кюля [ныне Новостройка]. Имение часто переходило из одних рук в другие. Её предпоследними владельцами были государственный советник Александр фон Фок и его супруга Анна. Эта приветливая пожилая женщина отличалась нетребовательностью к жизненным условиям, участием к бедным и больным людям, помогала учащимся и осталась в памяти односельчан с очень хорошей стороны. Главный дом усадьбы находился в 200-300 метрах слева от шоссе. Эта часть деревни носила особое название Токкари. Дом окружал красивый парк, к которому примыкал пруд и лиственничная аллея. Супруги оставались там жить и после продажи имения. Последним ее владельцем стал дворянин Фредрик Теодор Брун. В качестве приказчика усадьбы был назначен немец по происхождению Зигфрид Шаубе, который был женат на финке. Этот Зигфрид участвовал в обеих мировых войнах на стороне Германии, а также во время гражданской войны находился с немецкими частями в Финляндии.

             Роскошный магазин Микко Валконена был построен в самом центре деревни. Существовало также несколько других магазинов. Крестьяне, главным образом, специализировались на производстве молока и молочной продукции. До революции этот товар хорошо раскупался в Петербурге.

             Далее шоссе спускается под гору, в долину ручья Кюльмя-йоки (Холодный). Долина эта приобрела печальную известность во времена гражданской войны и была прозвана "Куолеман-лааксо" (Долина смерти). В марте 1918 года остатки финских красногвардейских отрядов с семьями, русские солдаты и рабочие железной дороги попали под Рауту в окружение и пытались прорваться с боем вдоль шоссе в направлении советской России. Здесь их настиг ураганный огонь финнов белой гвардии под командой майора Оша. После боя 850 трупов красногвардейцев были захоронены здесь же - в долине ручья. Большинство красных финнов попало в плен. Удалось пробиться только маленькому отряду из 160 человек. В Маан-селькя в наши дни построена большая бензоколонка. Если от нее спускаться вниз, в Долину смерти, то справа можно отыскать остатки старой, когда-то спрямленной дороги. Здесь, не доходя ручья, у старого шоссе находилась братская могила, поросшая лесом. На ней никогда не было памятного знака, и в наши дни это захоронение пока не удалось отыскать.

             В 1927 году на северном склоне долины построили народную школу, служившую детям школьного округа, к которому относились Маан-селькя и пристанционная деревня Рауту. Местная молодежь создала в 1919 году спортивное общество "Тармо" - (Энергия). Занимались, главным образом, лыжным спортом. Существовало своё отделение шюцкора и лотт, а также общество домохозяек "Мартта". В 1930-е годы Маан-селькя и примыкавшие к ней деревушки Токкари (к западу от шоссе), Пирхолан-мяки, Хуттула, Куусен-канта, Теролан-мяки вместе насчитывали 56 дворов, где проживали семьи Нахкури, Мякеля, Сорвали, Хейнонен и др.

             Утром 30 ноября 1939 года в Маан-селькя находилась батарея из 4 орудий 4-го Егерского батальона под командой прапорщика Ниемиоя, которая уже в 7 часов утра открыла ответный огонь по наступавшим частям Красной Армии. Вечером под прикрытием темноты финские части оставили деревню, перейдя долину Куолеман-лааксо, и заняли оборону вдоль северного склона, покинув эту позицию лишь 2 декабря в связи с приказом об отходе.

             По первому советскому периоду жизни в Маан-селькя, к сожалению, нет никаких данных. К 1 сентября 1941 года волость Рауту была полностью освобождена финскими войсками. Вечером III батальон 57 пехотного полка пересёк Долину Смерти, вошел в Маан-селькя и продолжил путь, дойдя в тот же вечер до старой границы. Во время позиционной войны 1942-44 годов деревня служила местом отдыха резервных частей. По Долине Смерти прошла новая полоса обороны Карельского перешейка "ВТ-линия". Гражданскому населению не было дано разрешения на возвращение во все деревни волости, находившиеся южнее станции Рауту. Таким образом, жители Маан-селькя были лишены возможности вернуться на пепелища родной деревни.

             По окончанию боевых действий в Маан-селькя вновь устремился поток советских переселенцев. В 1945 г. деревне разместилось подсобное хозяйство 6-го вагонного участка. В начале 1948 года деревне присвоили новое имя - "Рябиновка". Южная окраина Маан-селькя, именовавшаяся Пирхоланмяки, получила тогда наименование "Бабочкина" (неграмотная попытка перевода с финского), но вскоре его сменили на "Ивановку" и, наконец, за деревней укрепилось название "Иваново" - в память о погибшем воине. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Позднее обе деревни слились воедино под этим общим названием. Дачное строительство, начавшееся в последние годы, заняло часть земель деревни восточнее шоссе.

Ильинское
Хаколахти, Куйсмала Hakolahti и Kuismala

             Поселок. До 1939 г. деревни Hakolahti и Kuismala входили в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Hakolahti в переводе означает "Хвойная бухта", а топоним Kuismala образован от антропонима.

             Зимой 1948 г. по решению сессии Инкильского сельсовета деревне было присвоено наименование "Ильинское". В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Ояла, Юхола, Инкиля.

Коверино
Раутакопра Rautakopra

             Поселок. До 1939 г. деревня Rautakopra входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Rautakopra в дословном переводе означает "Железная лапа".

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Дружба" зимой 1948 г. деревня Раутакопра получила наименование "Озерки". Через полгода ее вторично переименовали в "д. Дружная", а затем, наконец, в "Коверино". Последнее название, вероятно, образовано от фамилии погибшего воина, сведения о котором отсутствуют. Деревня Раутакопра находилась на расстоянии 30 км от возможного места гибели бойца. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Юппала и Вякяля.

Колокольцево
Ораваниеми, Пуустинлахти Oravaniemi, Puustinlahti

             Деревня. До 1939 г. деревни Oravaniemi и Puustinlahti входили в состав волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Oravaniemi в дословном переводе означает "Беличий мыс".

             Зимой 1948 деревне Ораваниеми было выбрано наименование "Сосновка", но через короткое время комиссия по переименованию назначила селению другое наименование - "Колокольцево". Последнее образовано от фамилии погибшего воина, сведения о котором отсутствуют. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Пасури.

Колосково
Луукколанмяки Luukkolanmaki

             Поселок. До 1939 г. селение Luukkolanmaki входило в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне присвоили наименование "Замково", обосновав такой выбор переводом с финского. Однако перевод был сделан совершенно неграмотно, так как ничего общего между вышеприведенным топонимом и замком (фин. lukko) нет. Вероятно, финское слово Luukko происходит от русского имени Лука.

             Не прошло и полгода, как Луукколанмяки вторично переименовали в деревню "Русская". Но и это название не устоялось. На третий раз деревня получила наименование "Колосково" с типичным обоснованием "в память сержанта Колоскова А.П., погибшего 28 июня 1944 г. на Карельском перешейке". Селение Луукколанмяки находилось на расстоянии 35 км от места гибели Колоскова, но захоронен он был именно здесь. [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Деревня Колосково просуществовала всего несколько лет, а затем исчезла вовсе. Название "Колосково" перекочевало позднее на дачный поселок, выросший возле платформы "78 км".

Коммунары
Мюллюпелто Myllypelto

             Поселок. До 1939 г. деревня Myllypelto входила в состав волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Myllypelto в дословном переводе означает "Мельничное поле".

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих совхоза "Петровский" зимой 1948 г. деревня Мюллюпелто получила наименование "Заболотье", а вслед за тем спустя полгода заменили "Заболотье" на "Коммунары". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Мякря-Песя, Хепохарью и Хири.

Косиново
Палосаари Palosaari

             Поселок. До 1939 г. селение Palosaari входило в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Palosaari в дословном переводе означает "Горелый остров".

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Норсиокского райсовета деревне Палосаари было выбрано переводное наименование "Горелое". Примат идеологии над природой и здесь возымел действие, так как через несколько месяцев деревню вторично переименовали в Косиново: "в память погибшего героя Советского Союза Косинова С.К." (Лейтенант Косинов Семен Кириллович, 1917 г.р., стрелок 125-го бомбардировочного авиаполка, погиб 16 декабря 1941 г. в р-не Чудово). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Красноармейское
Тийтуа Tiitua

             Поселок. До 1939 г. деревня Tiitua входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия).

             В начале 1948 г. деревне присвоили наименование "Верхние Горки", а спустя полгода Тийтуа без какого-либо обоснования вторично переименовали в "д. Красноармейская". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Красное
Хассинмяки Hassinmaki

             Поселок. До 1939 г. деревня Hassinmaki входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания жителей поселка зимой 1948 г. деревня Хассинмяки получила наименование "Дачная". В июле того же года деревне присвоили название "Красная". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Красноозерное
Пуннус Punnus

             Деревня. До 1939 г. деревня Punnus входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Пуннус была своего рода достопримечательностью восточной окраины волости Муолаа. Ее земли и леса были разбросаны от северного берега Пуннусъярви до самой Вуоксы. Об этой деревне ходило такое сравнение: «это все равно что полволости».

             Основная часть деревни располагалась у северо-западного берега озера Пуннусъярви. Название появилось предположительно во второй половине XVI века. Согласно народному преданию, оно происходит от имени шведского военачальника Понтуса де ла Гарди, воевавшего с Россией в 80-х годах XVI века. Из поколения в поколение жителями деревни передавались рассказы о строительстве им в этом районе дорог с бревенчатым настилом — это были т. н. «Понтусовы гати» — для прохода своих войск через болотные участки; кроме того, согласно этому же преданию, Понтус де ла Гарди три года квартировал в этих местах, говорили также, что стук колес его кареты иногда можно было слышать доносящимся со дна озера Пуннусъярви. Известно, что в деревне Пуннус (еще существует и другое ее название — Пуннусниеми, в переводе означающее, надо полагать, «Понтусов мыс») в XVII веке жил крестьянин по фамилии Ванханен, а в XVIII веке было зафиксировано уже большое количество фамилий жителей: Халонен, Хенттинен, Хёльттё, Хямяляйнен, Икявалко, Яяскеляйнен, Кауранен, Нярвянен, Паавилайнен, Парикка, Рикконен, Сорвари, Сюсмяляйнен. Таким образом, население постепенно прибавлялось, и к 30-м годам ХХ века к деревне относилось в общей сложности 120 хозяйств и более 1100 гектаров пахотных угодий. После того как в 1857 году уровень воды в озере опустился и, кроме того, в дальнейшем были проведены еще дополнительные работы по водоспуску, земель и лугов у крестьян прибавилось, в результате чего в Пуннусе были самые хорошие сельскохозяйственные угодья. Урожаи были большие, ибо почва была жирной и глинистой. Кроме того, многие держали коров и регулярно возили на продажу молоко. Держали и свиней, уделяя главное внимание разведению поросят.

             Основная часть деревни находилась, таким образом, у озера Пуннусъярви, шоссейной дорогой она была соединена с железнодорожной станцией Корпиоя, построенной в 1929 году и находившейся на территории волости Валкъярви. А вот станция Пуннус, расположенная на этой же ветке северо-западнее, относилась к волости Муолаа. В связи с тем, что после 1857 года уровень воды в водоемах бассейна Вуоксы упал, а в конце XIX века были построены лесопильные предприятия в Пёлляккяля, некоторые жители Пуннуса переселились поближе к Вуоксе, где в устье реки Салменкайта возник поселок Пуннусйокисуу (в дальнейшем это название сократилось, и деревня стала называться просто Йокисуу (в переводе это слово означает «Устье реки»), в каковой форме название и фигурировало на довоенных финских картах). Школа была открыта в деревне Пуннус в 1889 году, здание построено через год. Оно стояла на склоне небольшого холма, откуда открывалась широкая панорама озера Пуннусъярви. С 1915 года в школе уже работало 2 учителя вместо одного. Это здание сгорело во время событий гражданской войны 1918 года. После было отстроено новое здание, которое, однако, также было уничтожено — на этот раз во время Зимней войны. Кроме того, у станции Пуннус, которая со временем стала важным центром транспортного сообщения, была построена еще одна народная школа — для детей из поселков Йокисуу и Метсякюля (поселок Метсякюля был расположен примерно в двух километрах к северу от основной части деревни Пуннус, чуть южнее железной дороги), и, таким образом, в Пуннусе накануне Зимней войны было две школы. Эту школу местные жители называли «школой Йокисуу» (т.е. по названию поселка, расположенного в устье реки Салменкайта). Основана она была в 1934 году и работала в арендованных помещениях в Йокисуу, а в 1939 году переехала в собственное здание, выстроенное из белого цементного кирпича перед самой войной. Во время боевых действий 1939-1940 гг. оно было сильно разрушено.

             По постановлению общего собрания граждан деревни Пуннус зимой 1948 г. деревне было придумано новое имя - "Красноозерная". Возможно, переименование было осуществлено путем перевода: слово "punnus" ("гиря"), появившееся в свое время под влиянием т.н. "народной этимологии" с преобразованием имени собственного "Pontus", оказалось созвучным финскому слову puna - "красное".

Краснополье
Толстерниеми Tolsterniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Tolsterniemi входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Согласно Окладной книге Водской пятины от 1539 г. на берегу Свята озера (Пюхяярви) стояла деревня Толстое. В процессе финнизации название трансформировалось в Толстерниеми.

             По постановлению общего собрания жителей зимой 1948 г. деревня Толстерниеми получила наименование "Холмы", а спустя полгода "Холмы" заменили на "Краснополье". Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Ниеменмаа и Хуммискорпи.

Кривко
Вехмайнен Vehmainen

             Деревня. До 1939 г. деревня Vehmainen входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Название Vehmainen происходит от слова vehmas - пышный. Из самых древних поселений здесь можно отметить городище Линнан-мяки, существовавшее в средневековье. Название Вехмайнен, или старинное Вегмас, встречается в новгородских налоговых книгах с 1500 года. Мелкие селения в Вегмасе носили следующие названия: Коростелево, Новиково, Ермаково, Глухово-Ванино, Филишково у озера Вехмас-ярви, Прохкуево, Таруево, Ивашково у озера, Числово, Батово у озера, Селиваново, два Скачковых у речки. Всего в деревне было 17 налогооблагаемых дворов. Во времена господства шведов деревню вначале причислили к соседней Саккола (1613-14), но на следующий год возвратили Рауту. Тогда в Вехмайнене было 6 дворов. В деревне поселились Антти Тяхкяпяя, Йонс Тиайнен, семья Тёликкё и др. Семьи Пуса и Пирхонен, первыми приехавшие в Вехмайнен (1590), переселились к этому времени в другие деревни. В XVII веке здесь образовалась шведская усадьба.

             После присоединения к России (1700-1721 гг.) деревня становится русским помещичьим владением. Со смертью хозяина всех земель Рауту Антона Девиера, поместье было разделено между его тремя сыновьями. Усадьба Вехмайнен досталась Александру Антоновичу. Сюда входили следующие деревни: Хауккала, Келлио, Керипато, Копола, Кярсяля, Лийппуа, Раасули, Савиккола, Савола, Сунниккола, Сувен-мяки, Ваккила и Вехмайнен. Всего 64 двора. Затем эти земли достались в наследство его сыновьям Николаю и Ивану. Ровно две одинаковые части. В 1796 году торговец из Кексгольма Иван гаврилович Лисицын взял в аренду обе половины имения. Спустя 12 лет (1808) все имение Вехмайнен покупает жена Александра фон Фока, Анна, за 37 000 рублей. Деревни постепенно продавались и откалывались от усадьбы. Так появилась, в частности, усадьба Миеттилян-хови в Сувен-мяки. Основа усадьбы Вехмайнен с деревнями Хауккала, Керипата, Сунниккала, Ваккила и Вариккала осталась и перешла затем дочери Анны, Шарлотте фон Фок. В 1873 году государство выкупило у помещиков земли усадеб Вехмайнен и Миеттиля. Общая их площадь составила 7 850 га. Ядро усадьбы после раздачи земель крестьянам осталось за государством, которое сдало Вехмайнен в аренду на 25 лет некоему Рендолл, а спустя положенный срок, графу Алексису Стевен-Стейнхелу в 1920 годы. В последние предвоенные годы земли владения заселили крестьяне. Маленькое опрятное двухэтажное главное здание усадьбы находилось на высоком холме, спускавшемся к берегу небольшого озера Хови-ярви. Его окружали хозяйственные постройки и парк. До наших дней сохранились могучие дубы и ветрозащитная полоса из старых елей. Территория усадьбы сейчас занята послевоенными постройками колхоза.

             Основными занятиями жителей деревни было хлебопашество и лесозаготовки. Кроме того, Вехмайнен помнит кузнецов, печников, плотников и торговцев. До закрытия старой границы (1918) торговали в Петербурге продуктами питания и вывозили промышленные товары. После обратили внимание на собственные земельные угодья и приступили к развитию эффективного сельского хозяйства. Заболоченные участки земли осушали и возделывали под пашни и луга. Дополнительные рабочие места жителям деревни давали лесопильня Савота и мельница. На лесопильне занимались изготовлением пиломатериалов и обжигом кирпича. Молодежное общество деревень Вехмайнен и Хауккала, носившее название "Самри" (Балтийский осетр) было основано в 1919 году и занималось устройством и проведением в деревнях культурных мероприятий и вечеров. Спортивное общество имело в деревне свой стадион. Главным образом, увлекались футболом и лыжными гонками. Деревни образовали общий школьный округ, куда вошла также Лейнин-кюля [ныне Новостройка]. Обучение началось с 1918 года, а собственное здание для школы смогли построить лишь к 1922 году. За все время существования школы здесь работали учителя Вилхо и Анна-Мария Меронены. Среди жителей деревни были распространены такие фамилии как Нюпеле, Менту, Карху, Леппянен, Нуора, Лопонен. На 1939 год в деревнях Вехмайнен и Хауккала было 80 домов и около 400 жителей. К войне готовились, не веря в ее возможность, но, все равно, она началась внезапно. Все пришлось теперь бросить и в первый же день эвакуироваться организованно, хотя на станции Петя-ярви один эшелон разбомбили самолеты. Губерния Саво стала второй родиной жителям Вехмайнен и Хауккала.

             Во времена тотального переименования деревень в 1948 г. советские переселенцы придумали деревне Вехмайнен название "Садовая", затем его изменили на "д. Мичуринская". Поскольку героизма в этих вариантах было недостаточно, то вскоре название изменили на "Кривково", которое быстро трансформировалось в "Кривко". Развернутое обоснование появилось в печати позднее - "в память капитана Кривко Д.З., павшего смертью храбрых 11 июля 1944 г. за освобождение селения Вехмайнен" (политрук Кривко Дмитрий Захарович, 1914 г.р., командовал пулеметной ротой одного из полков 10 сд 115-го ск, погиб 11.07.1944, похоронен на кладбище в пос. Валкъярви). Безусловная ошибка в обосновании. Селение Вехмайнен было захвачено советскими войсками уже в середине июня 1944 г. 11 июля войска Ленинградского фронта, действовавшие на Карельском перешейке, по указанию Ставки ВГК перешли к обороне. На этот момент части 10 сд находились в районе Эвряпяа (ныне п. Барышево). От Эврепяа до Вехмайнена расстояние по прямой составляло 42 км. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Деревня Хауккала вошла в состав центральной усадьбы поселка Сосново. Здесь сохранилась единственная в Рауту деревянная школа. Теперь это частный дом, огороженный длинным забором. На месте старых, зарастающих хуторов поднимаются новые коттеджи. Деревня на глазах меняет свой облик.

Кротово
Тойвола Toivola

             Поселок. До 1939 г. селение Toivola входило в состав деревни Сяркисало волости Ряйсяля Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Путь Сталина" зимой 1948 г. деревня Тойвола получила наименование "Кротовое". В качестве обоснования было указано - "перевод с финского". Но в переводе топоним Toivola значил бы "Надежденское", а никак не "Кротово".

Крутая Гора
Орьянсаари Orjansaari

             Деревня. До 1939 г. деревня Orjansaari входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Название Orjansaari можно перевести как "Рабский остров" или как "Рабская деревня на высоком месте". Происхождение этого топонима можно объяснить тем, что деревня много столетий находилась на самой границе Новгородской и Шведской Карелии. Крестьяне с обеих сторон часто переходили границу, занимаясь разбоем и грабежами. Людей также брали в полон или, другими словами, уводили в рабство.

             Землям этой некогда обширной деревни, действительно расположенной по большей части на высоком холме-острове, принадлежало несколько мелких деревушек, которые слились с "материнской" деревней в одно целое. Самый край деревни носил название Митро-мяки (Митрофанов или Миитриев холм). В настоящее время на этом месте построен ряд дач петербуржцев. За ним начиналась собственно деревня Орьян-саари. Здесь в наши дни жизнь едва теплится. Один каменный дом городского типа, скотный двор и несколько деревянных строений в окружении живописных старых деревьев занимают место некогда бывшего центра деревни. Это и есть "Крутая Гора". Дома старой деревни располагались вдоль дороги и спускались с холма двумя террасами в сторону долины реки Саян-йоки [ныне Волчья]. Далее шоссе спускается с холма. Влево отходит через поле просёлочная дорога. На перекрёстке некогда находилась деревенская школа. Вдоль дорог продолжались хутора Орьян-саари. Просёлок уводил в сторону частей деревни, носивших названия Ораван-мяки (Беличий холм) и Колкан-кулма (Окраинный угол). Слева за полем на краю леса стоял хутор Петяя-мяки (Сосновый холм), фундаменты которого сохранились до наших дней. Большую часть их в советское время сровняли с землёй во время мелиорации полей Орьян-саари.

             Вернёмся на шоссе и продолжим путешествие дальше на запад. Дорога проходит через красивый смешанный лес. Несколько километров пути, и шоссе выскакивает на мост через реку Саян-йоки, протекающую в глубокой лощине. По этой реке проходила Ореховская граница 1323 года, а в последние столетия административная граница волостей Рауту и Кивеннапа [ныне Первомайское]. На речном пороге стояла самая дальняя постройка деревни - мельница Анттола. Обложная книга Водской Пятины 1500 года повествует о существовании деревни Орьян-саари или Орин-острова. К ней относились деревня Костуево в поле, Иваново в Орьян-саари, где насчитывалось, в общей сложности, два десятка дворов. В это время здесь располагалось подворье Валаамского монастыря. С приходом шведов меняется и население деревни. По переписи, проведённой в 1592 году здесь проживали: Иван Куйсмы сын, Кнут сын Иханна, Паавали Татти, Сипи сын Пиетари, Матти Пеннанен, Сигри Ханно, Матти Лалли и Кнут Кюрёнен. Но ещё в течение столетия жила память о православных карелах этих мест. Когда-то существовавшее в Орьян-саари православное кладбище служило местом захоронения, несмотря на запрет шведских властей.

             На 1613 год в деревне числилось семь дворов. С возвращением земель Россией после Северной войны в 1720-х годах, Орьян-саари вместе с близлежащими деревнями попадает в список земель, принадлежащих усадьбе Лейнинкюлян-хови. Жители селения испытали все тяготы крепостного положения в XVIII веке. Следующее столетие дало долгожданное избавление, а XX век - независимость. В начале ХХ века Орьян-саари была большой и хорошо построенной деревней. Здесь насчитывался 81 жилой дом, 75 коровников и 74 сауны. В 1911 году появилась своя школа, имевшая собственное здание и обучавшая до восьмидесяти учеников разных классов. Существовало два магазина, две водяные мельницы, которые работали некоторое время в качестве лесопилен. Конечно, Орьян-саари представляла собой типичную сельскохозяйственную глубинку, где главным делом большей части её обитателей становилось от рождения ведение крестьянского хозяйства. Выращивали рожь, ячмень, картофель - так наз. "потатти", а в предвоенные годы пшеницу и сахарную свёклу. На каждом дворе разводили свиней. Но здесь также жили и ремесленники. Два Матти и Пекка были профессиональными плотниками, которые брали строительные подряды, скажем на строительство школы и т. д. Было несколько каменщиков. В деревне жил очень известный в округе лыжный мастер Юхо Кархунен, изделия которого имели очень большой спрос. Мечтой многих деревенских мальчишек было получить когда-нибудь лыжи его работы. Киипан Хейкки мастерил очень неплохие сани. Также были свой почтальон и два школьных учителя. Электричества в деревне не было. Правда, из технических достижений всё же имелось несколько паровых молотилок, которые в начале осени работали по очереди во многих домах селения. Дорога на станцию длиной, примерно, пять километров, занимала полчаса езды на велосипеде или на лошадях.

             В 1930-е годы через Орьян-саари прошло автобусное сообщение. Два раза в день автобус делал здесь остановку, курсируя между Рауту и Выборгом. Озёр рядом с деревней не было, только за лугами в лесу протекала речка Саян-йоки, русло которой в своё время трудолюбивым крестьянам удалось расчистить. Уровень грунтовых вод упал, и, благодаря этому, землевладельцы получили новые хорошие луга для покосов. Болото Лико-суо, расположенное южнее шоссе, также было осушено. В деревне было несколько прудов, где зимой дети играли в хоккей, так как на ручье Орьян-саарен-оя соорудили запруды. Рыболовством деревенские не занимались по понятным причинам. Иногда ходили в лес на охоту. Если в деревне проводился какой-либо праздник, то поиграть на нём приглашали своих односельчан музыкантов. Здесь жили один скрипач и два баяниста.

             Из общественных организаций можно отметить молодёжное общество, имевшее свой актёрский кружок. Сельскохозяйственный кружок объединял детей и взрослых. Существовали отделения организации шюцкора и "Лотта Свярд". Перед войной, в начале осени 1939 года, население было эвакуировано из приграничной полосы, к которой относились все деревни, расположенные южнее Рауту. Местом временной эвакуации была определена станция Сайрала [ныне Бородинское] в волости Кирву. Люди слабо верили в возможность начала войны и тяготились эвакуацией. Рассказывают, что один хозяин, эвакуированный из Орьян-саари, решил съездить домой, чтобы проверить обстановку. Показалось, что все спокойно. Когда октябрь сменился ноябрём, люди облегчённо вздохнули, думая, что гроза проходит стороной. И тогда наш герой начал собираться вместе с семьёй обратно домой, как в начале ноября поступили некоторые семьи, вернувшиеся домой по собственной инициативе. Хозяин из Орьян-саари собрался уже в конце месяца. Он подал официальную просьбу на получение разрешения, и, не успев его получить, заказал на станции Сайрала вагон и стал грузить свою семью, вещи и скотину. В этот момент на станции остановился поезд, в котором следовал проездом министр обороны Юхо Ниукканен. Когда министру доложили, что один житель Орьян-саари здесь грузиться без разрешения с целью возвращения на родину, то Ниукканен приказал выгрузить вагон. Так крестьянин лишился своего имущества. Но его упрямство было сильнее обстоятельств, и, в тот же вечер, тайком, семейство двинулось на родину своим ходом, взяв лошадей и коров. Все благополучно добрались до дома в середине дня 29 ноября. Там было по-прежнему тихо, и хозяин обрадовался, что, несмотря на приказ, он оказался дома. Когда на следующее утро во дворе стали рваться снаряды, упрямый мужик призадумался. Пришлось снова собираться, но на этот раз уже в большой спешке. Когда было разрешено возвращаться на родину (1942-44), наш герой одним из первых примчался с семейством и сразу въехал в свой, чудом уцелевший дом, хотя в первый день Советско-финской войны Орьян-саари сгорела, почти полностью, подожжёная собственными отрядами прикрытия.

             Во время второй войны в 1942-44 годах было построено много нового, так как большинство из местного населения вернулось на пепелища. Для детей была открыта одна из трёх школ военного времени, находившихся в волости. Эвакуация 1944 года поставила крест на процветании деревни в течение долгих лет. Новое советское население в 1948 году в угоду компании по переименованиям дало новое название деревне. Теперь она носит название Крутая Гора. К счастью, оно несёт в себе часть смысловой направленности первого, а вот сама деревня превратилась в советское время в большое поле, где валуны и камни фундаментов прежней деревни высятся по границам леса. Новый этап развития деревни, как дачного массива, только начинается.

             Постановлением общего собрания граждан деревни Орьянсаари в начале 1948 года ей было присвоено новое название - "Крутая Гора".

Кузнечное
Каарлахти Kaarlahti

             Рабочий поселок. До 1939 г. деревня Kaarlahti входила в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kaarlahti в буквальном переводе означает "Изогнутый залив".

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Сепянярвского сельсовета деревне Путтути выбрали наименование "Березино". Вскоре после этого название было вторично изменено на "Кузнецы", а последнее трансформировалось в "д. Кузнечная". Железнодорожная станция Каарлахти вначале получила наименование "ст. Гранитная", а затем - "ст. Раздольная". В ходе укрупнения к Каарлахти было присоединено селение Хакала.

Кутузово
Мусаканлахти Musakanlahti

             Поселок. До 1939 г. деревня Musakanlahti входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Название деревни образовано от антропонима.

             По постановления общего собрания колхозников колхоза "им. Кутузова" зимой 1948 г. деревне Мусаканлахти выбрали наименование "Гречухино" (см. Гречухино). В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Киуру, Кутенмяки, Кохтиранта и Куннианиеми. Надо полагать, что одна из частей деревни Мусаканлахти позднее была названа "Кутузово" по одноименному наименованию колхоза.

Кутузовское
Матискала Matiskala

             Поселок. До 1939 г. деревня Matiskala входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия).

             5 июня 1947 г. исполком Сортанлахтинского сельсовета принял решение о переименовании дер. Матискала в "д. Поляна". Затем, опираясь на постановление общего собрания рабочих и служащих дома отдыха "Розовая Дача", был вынесен вердикт о переименовании Матискала в "д. Розовая Дача". В 1948 г. комиссия по переименованию утвердила свое решение о присвоении деревне имени "Кутузовская". Последнее переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Кучерово
Вейккола Veikkola

             Деревня. До 1939 г. деревня Veikkola входила в состав волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Вейккола присвоили наименование "Маслово", обосновав это название "переводом с финского". Но при буквальном переводе выходит вовсе не "Маслово", а "Братишкино". Идеологический прессинг отмел в сторону все спорные версии, и деревне вскоре было назначено новое название "Кучерово", переброшенное от деревни Кангаспельто (см. Искра). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Ларионово
Норсъйоки Norsjoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Norsjoki входила в состав Кякисалмского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). В адекватном переводе топоним Norsjoki означает "Корюшкина река".

             16 января 1948 г. исполкомом Норсиокского сельсовета было принято решение о переименовании поселка Норсъйоки в "п. Черемухино". Спустя месяц решением исполкома Кексгольмского райсовета деревне Норсъйоки было присвоено наименование "д. Пригородная". Но комиссия по переименованию прикрепляет деревне название "Ларионово". Обоснованием послужило пояснение: "в честь командира эскадрильи 158-го истребительного полка Героя Советского Союза Ларионова Георгия Петровича, павшего смертью храбрых 20 июля 1941 г." [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Лосево
Кивиниеми Kiviniemi

             Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Kiviniemi входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kiviniemi в дословном переводе означает "Каменный мыс". Окладные книги Водской Пятины засвидетельствовали большое количество мелких деревень, расположившихся на "Каменке". В 1565 году здесь уже существуют деревни "Киселево на Каменке у озера у Сванского", "Коковицина", "дер. Каменка у Сванского озера под порогом", "деревня на Каменке на устье речки Сай [ныне р. Волчья], в Ысаковской лахте", "Запорожье", "Кирилино Запорожье", и "деревня на Каменном, у реки у Вуоксы". Название центрального поселения было переведено с карельского на русский язык и так попало в налоговые книги, а также, видимо, использовалось местным русскоязычным населением.

             История поселения Киви-ниеми уходит в далекую древность. Небольшое количество археологических находок, относящихся ко времени новокаменного века, были сделаны в Киви-ниеми в конце XIX столетия. Узкое место на широкой Вуоксе всегда имело стратегическое значение для всех, кто пересекал с севера на юг Карельский перешеек. Протока, проходящая под мостом, какой мы её видим в наши дни, образовалась лишь в середине XIX века. Много сотен лет до этого она была широким мелководным проливом с относительно спокойным течением и пологими берегами. Уровень вод озера Суванто, куда Вуокса впадает через протоку, был тогда на 7 метров выше, и течение шло в обратном направлении, в сторону большой Вуоксы. Перепад составлял, в зависимости от сезонного уровня воды, до двух метров. В средние века здесь был построен первый мост на тракте из Выборга в Корелу-Кякисалми-Кексгольм. Обложные книги Водской Пятины засвидетельствовали большое количество мелких деревень, расположившихся на "Каменке". В 1565 году здесь уже существуют деревни "Киселево на Каменке у озера у Сванского", "Коковицина", "дер. Каменка у Сванского озера под порогом", "деревня на Каменке на устье речки Сай [ныне Волчья], в Ысаковской лахте", "Запорожье", "Кирилино Запорожье", и "деревня на Каменном, у реки у Вуоксы". Всего 10 дворов и 20 податных душ населения. Название центрального поселения было переведено с карельского на русский язык и так попало в налоговые книги, а также, видимо, использовалось местным русскоязычным населением. Расположение деревни на берегу реки давало жителям широкие возможности для занятия рыболовством. Кроме того, деревня имела и выгоды от торговли, так как Киви-ниеми был перевалочным пунктом на торговых путях. Правда, во времена военного лихолетья здесь становилось особенно опасно. После того, как шведы вторглись в русскую Карелию (1580), и взяли крепость Корелу, в низовье Вуоксы стали прибывать на жительство лютеране из шведской Финляндии. В Киви-ниеми образовалась лютеранская община и центр первого в этих краях лютеранского прихода, где возвели кирху и при ней открыли кладбище. Но, поскольку существовавший до завоевания старый православный центр находился на северном берегу Суванто, в Саккула, то вскоре и новые переселенцы восстановили значение прежнего центра и поставили там новую кирху (1616). В Киви-ниеми, однако, храм действовал как молельный дом более ста лет и погиб в вихре Северной войны. Остатки его фундамента, а также кладбище вокруг него, можно было различить еще в 1790-е годы. Тогда же, в XVII веке, на северной стороне возникло шведское оборонительное сооружение - шанцы. На южном берегу протоки в начале XVIII века русскими войсками Петра I было основано укрепление, могучие валы и рвы которого сохранились до наших дней.

             Начало XIX века ознаменовалось произошедшем на Перешейке огромным природным катаклизмом, виновником которого стал человек. Поскольку озеро Суванто не имело стока в Ладожское озеро и их разделяла перемычка в виде широкой песчаной гряды, поросшей лесом, местные жители деревни Тайпале решили в 1818 году прокопать канаву для стока паводковых вод озера Суванто в Ладогу. В результате вода из Суванто устремилась в Ладогу неожиданно мощным потоком, размывая берега канавы и превращая ее в реку. Так образовалась река Тайпалеен-йоки, дав новый сток Вуоксе, включающей в себя озеро Суванто, в Ладогу. Уровень Суванто-ярви понизился за короткое время на 7 метров и протока Киви-ниеми пересохла полностью (разница уровней составила 6 метров). Связь Суванто с Вуоксой прервалась. Среди местных крестьян уже в 1820 годы зародился проект прокопать новое русло, чтобы восстановить эту связь протокой. В случае успеха можно было рассчитывать, что в результате получится судоходное русло, ведущее с Ладоги и по всей Вуоксе до верхних порогов. Это оживило бы грузовые и пассажирские перевозки из Петербурга в центр Карельского перешейка. Однако этот проект был осуществлен позже, только в 1857 году, на деньги финляндского правительства. Работы по углублению русла с применением технологии подрыва были начаты за год до этого. Когда 17 сентября 1857 года вода устремилась в русло новой протоки, строителям стало ясно, что расчеты не оправдались. Согласно плану, воды Вуоксы пробьют и углубят рукотворное русло. Но, на самом деле, порода оказалась слишком твердой, и местные жители получили могучий непроходимый для судов порог длиной в 880 м, с перепадом в 3 метра. Подсчитанная финнами мощность порога составила 2 347 л. с. Так протока Кивиниеми получила современный облик и стала основным звеном между системой Вуоксы и Ладожским озером, соединяющим их через Суванто-ярви. Уровень верхней, допороговой Вуоксы понизился на 4 метра. Вследствие этого, берега Вуоксы сильно изменили свой облик, но крестьяне получили тысячи гектар новых земель, пригодных для возделывания.

             Вернемся к самому поселку, который располагается на обоих берегах протоки. До 1940 года сторона к югу от порога носила название Суури-кюля (Большая деревня), или просто южная сторона. Северный берег назывался Коскен-пуоли (пороговой стороной). Самая северная его часть именовалась Сави-оя (Глиняный ручей) - ныне Лососево. Северная сторона была очень густо заселена. Южный берег оставался почти пустым, и дома начинались на некотором расстоянии от порога. Первый навесной мост через новое, образовавшееся после взрывных работ, русло перекинули в 1867 году. Держался он на железных цепях. Спустя двадцать лет в Германии был заказан новый железный навесной мост. В 1882 году его привезли по частям на лошадях со станции Перкъярви [ныне Кирилловское] и собрали над порогом в том самом месте, где находится современный бетонный автомобильный мост. Постройка получилась очень красивой и сильно облегчила сообщение внутри поселка, но за переход стали брать плату, так наз. "мостовые деньги", для возмещения затрат на строительство. Вход на мост снабдили воротами и поставили сторожку смотрителя. С пешеходов, кучеров, велосипедистов, за проход с коровами взимали разную по величине плату. Сбор денег не распространялся только на жителей волости Саккола, так как те производили оплату сообща. Выгоды местоположения деревни сказались в мирное время на развитии торговли. Киви-ниеми, находясь на пересечении водных, сухопутных и, позднее, железнодорожных магистралей, стал самым крупным центром Саккола, отняв у церковной деревни статус самой крупной и важной деревни в волости. Водные пути Верхней Вуоксы вели в Антреа [ныне Каменогорск], и Кякисалми [ныне Приозерск]. По нижнему озеру Суванто осуществлялись также интенсивные перевозки между Киви-ниеми и Тайпале, берегом Ладоги. Здесь образовался центр судовых трасс. В Кивиниеми складировались привозные товары для дальнейшего распределения по деревням волости. Выполнял он также функции экспортно-импортного порта. Перешеек каменистой земли создал неудобства для перевозок между верхним и нижним озерами, и товары приходилось перегружать с корабля на корабль, перевозя их посуху от берега к берегу. В Киви-ниеми разместились корабельные доки, ремонтные мастерские, контора и руководство судовой компании. Поездка на пароходе до Антреа длилась всего 6 часов (80 км). Вниз, к истоку Тайпалеен-йоки, - 3 часа (30 км). Пароходы, ходившие по Вуоксе, носили такие названия, как "Койвисто", "Вуокси", "Руно". Они работали на дровах и в этом отношении отличались большой "прожорливостью". Дрова для топок паровых котлов заготовляли зимами и складировали по берегам вдоль маршрутов судов. Пароходы сами причаливали к таким береговым хранилищам и забирали нужный запас топлива. С открытием железнодорожной ветки значение водного транспорта стало падать, а когда автомобильные перевозки набирали темп, то водный транспорт почти перестал существовать. Через протоку Кивиниеми в 1917 году перебросили железнодорожный мост. Ветка железной дороги связала город Кексгольм (Кякисалми) с Петроградом. Одним из проектов переброски железнодорожного моста через Вуоксу было строительство его в месте сужения озера Суванто, возле деревень Хапарайнен и Лапин-лахти [ныне Портовое и Ольховка]. Там существует небольшой островок, который хотели использовать для переброски моста. Но строительство моста в этом месте посчитали нецелесообразным из-за слишком большой его протяженности. Был утвержден план строительства моста через Кивиниеми. Станцию построили на северном берегу, рядом с озером Суванто в устье порога. Летом 1914 года начались выемки грунта и первые поезда пошли уже через 3 года. Ради строительства станции на неудобном северном берегу пришлось заняться огромными земляными работами по выравниванию части холма и подготовке широкой площадки между холмом и озером для нужд вокзала и узловой развязки. Первый временный мост был изготовлен из бревен и сгорел в 1918 году.

             Деревня Киви-ниеми вошла в историю как место сбора белой гвардии для отпора красным и освободительного похода. С самого начала гражданской войны в Кякисалми-Кексгольме был создан так наз. "Союз семи волостей" - военное подразделение, куда вошли крестьяне-добровольцы из волостей восточной части Перешейка. Возглавил его ленсман из Саккола капитанУрхо Сейтола. Центром сбора была назначена станция Кивиниеми, расположенная в выгодном месте, на северном берегу Вуоксы. Когда в начале января 1918 года дошел слух о стычках в Выборге между белыми и красными, здесь был сформирован батальон для посылки на помощь белым в Выборг. В историю это вошло как "Веняян-саарский поход" - по названию полуострова южнее Выборга. Из города батальон отступил на Веняян-саари и продолжал военные действия на территории Западного Перешейка. В самом поселке Киви-ниеми в течение всей гражданской войны находились белые. Когда в районе ст. Рауту красные нанесли временное поражение немногочисленным белым отрядам и заняли станцию, мост через Вуоксу был сожжен, так как боялись бронепоезда красных, действовавшего на этом участке фронта. После войны через протоку перекинули новый металлический железнодорожный мост, похожий на современный. Движение поездов между ст. Хийтола и ст. Рауту началось после закрытия границы. Во времена независимости Саккола стала вывозить на продажу в другие районы страны зерно и древесину. И станция стала очень важным железнодорожным узлом для грузоперевозок. Пассажирские составы курсировали между Рауту и Кякисалми-Кексгольмом. Порог Кивиниеми был государственным заказником, где разрешалось ловить рыбу, только купив официальную путевку-разрешение. Право промышленного лова, как правило, продавалось с аукциона и стоило больших денег. Арендаторы часто нанимали к себе местных рыбаков. Построенная на государственные деньги изба рыболовов находилась в верхнем течение порога. Там же сушились семужьи и сиговые мережи огромных размеров. Деликатесный улов до революции отвозили в петербургские рестораны, а после закрытия границы (1918) - в Хельсинки и Стокгольм. Любительское рыболовство занимало на пороге особое место. Финские господа, а также много иностранцев приезжало сюда специально, чтобы попытать счастья в ловле семги. Первые автомобили, появившиеся в Кивиниеми начала века, принадлежали как раз воскресным рыболовам-любителям. Берега специально охранялись нарядом полиции от непрошенных "браконьеров"- местных жителей, которым хотелось, хотя бы скрытно, поймать ценную рыбу. Воды верхней Вуоксы и озера Суванто были свободны для занятия рыболовством. Эти места были довольно уловисты и некоторые деревенские семьи существовали исключительно за счет этого.

             Если южный берег порога заселяли земледельцы, то на северном начало постепенно складываться население из представителей других профессий. Выгоды от торговли на транспортных путях и удобное место создали предпосылки для возникновения таких сословий, как промышленники, транспортники, служащие. Новое население, приезжавшее в волость из других районов, обычно селилось здесь. Со временем на северной, или пороговой стороне образовался обширный поселок городского типа с густой застройкой. Здесь также была более развита промышленная деятельность. На северной стороне находилась войлочная фабрика, изготовлявшая 100 пар валенок в сутки, а на берегу Вуоксы располагались механические мастерские судовых компаний. Работала паровая электростанция. На пороге находилась небольшая мельница, с годами обветшавшая, и ее шлюзовый канал, сложенный из камней, был унесен в пучину русла. Некто Хейкки Мустонен держал автомобильную мастерскую и автошколу. Маленький лимонадный завод появился на берегу Суванто в 1930 годы. В поселке работала телефонная станция, отделение Национального и Сельскохозяйственного банков, и основанная в 1905 году Кооперативная касса Кивиниеми - Рёюккюля. Здесь находились также головные магазины фирм Нижней Вуоксы и конторы, медицинское и ветеринарное учреждения, аптека, ленсман, полиция и кутузка, фотоателье, кафе, парикмахерская, пекарня, дорожная гостиница, скотобойня и почта. В большой деревне был также ипподром, где занимались конным спортом, и раз в полгода проводились знаменитые Кивиниемские ярмарки. Община Саккола получила разрешение на проведение ярмарок в 1916 году. На ярмарках были широко представлены продукты сельского хозяйства и скот из Саккола, а также телеги и сани из знаменитой своими мастерами транспортных средств соседней волости Валк-ярви [ныне Мичуринское]. Ярмарка имела успех, и с годами число ее участников, продавцов и покупателей, увеличивалось. Бессменным председателем и одним из организаторов ярмарки был житель деревни Паннусаари Александр Наскали. В Кивиниеми существовало две народных школы. Первая, располагавшаяся на южном берегу, была основана в 1903 году и получила собственную крышу в 1905. Красивое деревянное здание с центральным отоплением, квартирами для учителей и пристройками создавалось, конечно же, не один год. К уже готовому строению было с годами приложено еще много силы и энергии. Учительница Хилма Коскеняякко отдала 36 лет этой школе, став позднее ее директором и душой коллектива учителей. Вторая школа находилась на пороговой стороне и открылась в 1929 году. Двухэтажное каменное здание с черепичной крышей находилось на высоком, открытом месте, рядом с шоссе, откуда просматривались дали Вуоксы во все стороны. Оба здания погибли во время советско-финской войны. Временные школы существовали в период 1942-1944 г. и располагались в бараках. У христианской общины Киви-ниеми был также свой молельный дом, находившийся у перекрестка шоссейных дорог. В этом же здании занимался хор, шведский кружок и многое другое. "Молодежное общество", организованное в 1912 году, располагалось на южном берегу. Физическое здоровье и любовь к отечеству воспитывали такие организации, как "Спортсмены Киви-ниеми", "Гимнасты Киви-ниеми", "Шюцкор" и "Лотта Свярд". Собственное здание имел и "Союз рабочих".

             В первые дни советско-финляндской войны мосты Киви-ниеми приобрели стратегическое значение. Эвакуация мирного населения с южных берегов Вуоксы и Суванто проходила по ним, а подкрепления, шедшие к линии фронта, также пользовались этими мостами через Вуоксу. Пассивность авиации Красной Армии в начальный период войны уберегла мосты от разрушения, и только 6 декабря, в день Независимости Финляндии, когда последние защитники южного берега перебрались через водную систему, оба моста были взорваны финскими саперами. Северный берег Киви-ниеми, входивший в систему обороны "Линии Маннергейма", являлся опасным местом вследствие близости южного берега. В предвоенные годы он был укреплен постройкой трех железобетонных бункеров и линией траншей. И все же здесь произошла первая попытка прорыва линий финских позиционных укреплений. Ценой больших потерь воинам Красной Армии удалось форсировать бурную стремнину порога и занять небольшой плацдарм на его северном берегу. Однако контратака финнов привела к уничтожению советского плацдарма. Линия фронта стабилизировалась на этом участке до окончания войны. От огромной деревни, насчитывающей 90 домов на пороговой стороне и 80 на южной, почти ничего не осталось. Лишь многочисленные пепелища с одиноко торчащими трубами и остовы каменных зданий достались победителям в качестве трофеев. В русле порога уродливо возвышались фермы двух взорванных мостов. В период 1940-1941 гг. мосты были восстановлены. Железная дорога функционировала на всем своем протяжении, вплоть до новой границы. Бурная протока Киви-ниеми-коски стала на время административной границей между Ленинградской областью и Карело-Финской ССР. Таким образом, северная часть поселка оказалась в составе КФССР, а южная - в составе Раутовского района Ленобласти.

             В августе 1941 года финские войска освободили Кивиниеми. Возвратившиеся беженцы успели восстановить или выстроить заново часть деревни. По фермам взорванного при отступлении Красной Армии железнодорожного моста финны проложили новый деревянный мост. Два года мирной жизни и снова эвакуация. Наступление Советской Армии летом 1944 года решило судьбу древнего поселения в очередной раз. В 1945 г. в состав Ленобласти вошли три ранее принадлежавших КФССР района, в том числе и Кексгольмский. Протока стала теперь разделять Раутовский и Кексгольмский районы Ленобласти. В процессе переименования южная часть деревни Кивиниеми получила изначально название "Каменная", затем "Варжково", и, наконец, просто "Варшко" (см. Варшко). Северная часть деревни в ходе послевоенного укрупнения, вероятно, вошла в состав деревни Тикансаари, вместе с которой и получила наименование "Речная". Позднее деревне присвоили наименование "Лосево" (обоснование не обнаружено). Можно предположить, что название было просто продублировано и переведено из приграничной деревни Ярвенкюля Яскинского (ныне Выборгского) района, переименованной в 1948 г. в "Лосево".

             Сейчас это место пользуется популярностью у любителей водного слалома, спортсменов и туристов-водников. В 1994 году на обломках финского дота силами энтузиастов из историко-краеведческого объединения "Карелия" был сооружен памятный знак в виде противотанковой надолбы. На лицевой стороне памятника укреплена мраморная плита, на которой начертаны известные строки А. Твардовского "Переправа, переправа..." и текст финского псалма.

Лососево
Тикансаари, Лаппалайнен Tikansaari, Lappalainen

             Поселок. До 1939 г. деревни Tikansaari и Lappalainen входили в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Tikansaari в дословном переводе означает "Дятлов остров", а топоним Lappalainen связан с древним родовым именем саамского происхождения.

             Зимой 1948 г. селению Лаппалайнен, входившему в состав деревни Тикансаари, присвоили наименование "Лососево" без каких-либо на то обоснований. Сама же деревня Тикансаари получила переводное название "Дятлово", которое через полгода было изменено на "Речное". Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Луговое
Йоуссейла, Васкела, Лапанайнен Jousseila, Vaskela, Lapanainen

             Поселок. До 1939 г. деревни Jousseila, Vaskela и Lapanainen входили в состав волостей Метсяпиртти и Рауту Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Стахановец" зимой 1948 г. деревня Йоуссейла получила наименование "Луговая". Одновременно деревня Васкела получила переводное наименование "Медное", но затем ей сменили название на "Заповедное". В ходе дальнейшего укрупнения хозяйства все вышеперечисленные населенные пункты были объединены под общим названием "Луговое".

Маково
Лахденпохья, Саркола Lahdenpohja, Sarkola

             Поселок. До 1939 г. деревни Lahdenpohja и Sarkola входили в состав волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Lahdenpohja в буквальном переводе означает "Дно бухты".

             По постановлению общего собрания граждан зимой 1948 г. деревня Саркола получила наименование "Крутой Берег". Комиссия по переименованию полгода спустя назначила деревне имя "Маково", которое, очевидно, образовано от фамилии погибшего воина. [Идеологоним] Последнее закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Лахденпохья. Вскоре деревня Саркола была полностью ликвидирована.

Малая Горка
Паркила Parkila

             Поселок. До 1939 г. деревня Parkila входила в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). По постановлению общего собрания работников лесхоза зимой 1948 г. деревня Паркила получила название "Малая Горка".

Марьино
Марьяланниеми Marjalanniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Marjalanniemi входила в состав Кякисалмского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Марьино над Узьервою в Воскресенском погосте Городенской земли упоминается в Окладной книге Водской пятины 1568 г.

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "Волна" зимой 1948 г. деревня Марьяланниеми получила наименование "Марьино", которое и закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Мельниково
Ряйсяля Raisala

             Поселок. До 1939 г. село Raisala входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Ряйсяльского сельсовета деревне Ряйсяля было выбрано наименование "Отрадное". Под влиянием идеологических мотивов чиновники комиссии по переименованию назначили деревне название "Мельниково", обосновав решение типичным образом: "в память геройски погибшего воина Мельникова С.А." Вероятно, речь шла об одном из погибших бойцов 265-й дивизии НКВД, попавшей в окружение в июле 1941 г. в районе Ряйсяля. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Раппала, Ковапя, Мусакка, Киурумяки, Хярскенсаари, Кивипелто, Тимоска, Тимоскала, Ламмасмяки, Каркола, Супила, Тархала, Виртеля, Рийскамяки, Маккола, Паппила, Марила, Ивасканмяки, Пусала, Кеккеля, Каллиомяки, Путория, Риталахти и Тулоскоски.

Мельничные Ручьи
Каламая, Монруа Kalamaja, Monrua

             Поселок. До 1939 г. селения Kalamaja и Monrua входили в состав волости Пюхяярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kalamaja в переводе означает "Рыбачий приют".

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза "им. Сталина" зимой 1948 г. деревня Монруа, а также объединенное с ней селение Каламая, получили наименование "Мельничные Ручьи". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Мичуринское
Валкъярви Valkjarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Valkjarvi входила в состав волости Валкъярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Valkjarvi в дословном переводе означает "Белое озеро".

             В 1948 г. деревне Валкъярви присвоили новое переводное название - "дачный поселок Белозерское", но после вмешательства чиновников из комиссии по переименованию название деревни изменили на "д.п. Кривко". Обоснование было традиционным и ошибочным (см. Кривко): "в память капитана Кривко Д.З., павшего смертью храбрых 11 июля 1944 г. за освобождение селения Вехмайнен". Название "Кривко" на тот момент уже было присвоено деревне Вехмайнен, но различие между двумя "Кривко" заключалось в статусе населенных пунктов, один из которых считался деревней, а другой - дачным поселком. Очевидно позднее, спустя несколько лет, двойственность топонимики создала неудобство в использовании названий и "дачный поселок Кривко" переименовали в "д.п. Мичуринское". Фамилия знаменитого советского растениевода пришлась весьма кстати, поскольку в деревне Валкъярви было создано специальное сельскохозяйственное училище, готовящее полеводов, огородников и садоводов. Официально бывшая деревня Валкъярви носит наименование "Мичуринское" с 1 октября 1948 г.

Моторное
Вуохенсало Vuohensalo

             Поселок. До 1939 г. деревня Vuohensalo входила в состав Кякисалмского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Вуохенсало в дословном переводе означает "Козья глушь".

             16 января 1948 г. исполком Норсиокского сельсовета принял решение о переименовании поселка Вуохенсало в "Рыбацкий" (со ссылкой на постановлению общего собрания рабочих и служащих рыбзавода треста "Ленрыба"). Спустя полгода название деревни вторично поменяли на "Моторная". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Мыс
Нойсниеми Noisniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Noisniemi входила в состав волости Вуоксела Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Нойсниеми присвоили наименование Мыс, как объяснялось, - "по переводу с финского". В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Пяйвякиви, Вохномайнен, Саволайнен, Виркки, Хейкканен, Тиури, Поррасоя.

Новая Деревня
Уусикюля Uusikyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Uusikyla входила в состав волости Вуоксела Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского топоним Uusikyla означает "Новая деревня".

             Зимой 1948 г. деревне Уусикюля присвоили переводное наименование "Новая Деревня". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Вентиля, Хярькякорпи, Юнкка, Куйсма, Алхола и Вуоксела.

Новинка
Сипилянмяки Sipilanmaki

             Поселок. До 1939 г. деревня Sipilanmaki входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Sipilanmaki расшифровывается как "горка Зигфрида". От Хайтермаа на восток, вдоль северного берега Суванто, располагалась деревня Сипилян-мяки. Часть ее домов выходила на берег озера, а другая граничила с крутым берегом болота Суур-суо, нынешнее "Морошковое". От станции Саккола сюда было легче всего попасть по дороге, ведущей в центральную деревню волости Саккола. Теперь это "Громовская дорога".

             Деревня делилась на несколько частей. Собственно часть деревни с названием Сипилян-мяки находилась на холме по дороге в Саккола, когда та, миновав скрытое с левой стороны соснами болото Суур-суо, выходит вдруг на опушку леса, откуда открывается панорама с холма пашней и выкосов деревни вплоть до Суванто-ярви. В большом поле под горой располагались дома Айкяян-мяки. Когда дорога поднималась на следующий холм и, пройдя небольшой лес, вновь спускалась вниз, почти сливаясь с домами собственно центра волости Саккола, лежала Ала-мяки (Нижний холм) - теперь это часть поселка Громово. Границей деревни служила маленькая речка Киркко-йоки, берущая начало от слияния двух ручьев, текущих из болота Суур-суо и несущая свои воды в озеро Суванто. На самом берегу располагалась усадьба Сакколан-хови. К территории деревни также относились детский дом и сохранившееся поныне белое здание дома престарелых общины Саккола. Они выходили к берегу озера по тропинке, ведущей к пристани. Деревня была большая и, по-видимому, люди здесь поселились очень давно. Хотя в писцовых книгах название не сохранилось, ясно, что такое значительное поселение должно было существовать также давно, как существовали соседние деревни Саккола и Хайтер-маа. По примеру других мест можно сказать, что, скорее всего, здесь располагалось несколько отдельных маленьких деревень с другими именами, которые уже трудно сопоставить в наше время с источниками писцовых книг. Кроме того, по волости Саккола не все страницы оригинала сохранились и информация на 1565 год остается неполной. Вероятно, они все же входили в список мелких деревень с общим названием Саккула. Название деревни произошло от имени собственного Sipi - что означает Siegfried (холм Зигфрида).

             Усадьба Сакколан-хови располагалась в западной части деревни, на самом берегу озера Суванто-ярви на мысу Хови-ниеми. Главное здание представляло собой вытянутую одноэтажную постройку XIX века, выполненную в классическом стиле. Восемь окон вряд, по четыре с каждого крыла, выходило на фасад. Большое открытое крыльцо соединяло обе половины. Оно было направлено в сторону озера, куда спускалась от него длинная каменная лестница. Усадьба находилась на большой поляне. С боков ее окружал сосновый лес, а со стороны деревни, с тыла, подступало большое поле. История имения насчитывала несколько столетий. Известно, что еще во времена шведского владычества в Саккола была усадьба, так как земли эти были пожалованы в 1687 году Н. Розенфельду. По земельным книгам за 1705 год вышеупомянутый господин передал в аренду усадьбу Сакколан-хови господину по фамилии Кюстер. В ходе Северной войны, в 1713 году, после взятия Кексгольмского лена войсками Петра I, земли Саккола получает граф Иван Мусин-Пушкин. С южной стороны от Кексголмского тракта ему достался 91 двор. Но главным центром этого имения становится усадьба в Петя-ярви. На протяжении многих лет оно меняет своих хозяев: ими недолгое время являлись и Иоаким Сиверс, и барон Фредерикс, а также их родственники и потомки. После 1774 года усадьба Сакколан-хови отделяется от Петя-ярви и отходит адмиралу Лосковскому и его семейству. Большую часть земель усадьбы выкупило государство в 1878-80 гг. Тогда там проживало 3 605 человек. Стоимость сделки составила 992 000 финских марок, что составляло тогда примерно 250 000 российских рублей.

             Известно, что последним русским владельцем усадьбы Сакколан-хови был Арсений Мазуров, который отказался от нее. Он занимался фотографией и на этом поприще вел профессиональную деятельность. После революции он остался с семьей в Саккола. Им принадлежал небольшой дом, фундамент которого сохранился справа от усадьбы в сосновом лесу. Сам Арсений и его жена Ида умерли в 1930-е годы. Сын Александр участвовал во Второй мировой войне и позже переехал в город Тампере. Последним хозяином усадьбы стал в начале ХХ века Матти Валконен. По профессии он был учителем местной школы в Саккола, но, вместе с тем, вел очень активную общественную жизнь. Именно в усадьбе произошел в 15 сентября 1917 года первый в Саккола организационный сбор будущих защитников отечества. "Белая гвардия" ковала себе кадры. Тогда эта организация называлась еще "пожарными отрядами", но уже через год - "шюцкором". В ряды шюцкора вступали все те крестьяне, которые могли держать оружие и кому было что защищать от "пунникки" - красногвардейцев. Матти Валконен стал бессменным начальником местного отделения шюцкора с 1922 по 1939 годы. Кроме этого, он избирался народным представителем и занимался общественными делами своей общины Саккола. Поле усадьбы давало в годы хозяйствования Валконенов отличный урожай кукурузы. Во время войны 1939-40, 1941-44 гг. сыновья Валконена воевали. Пентти Пекка дослужился до майора и был представлен к самой почетной награде Финляндии, стал кавалером креста Маннергейма. Он погиб в 1944 году в Торнио. Другой сын, Маури, стал инвалидом. В 1949 году семья поселилась в Веси-лахти. Главное здание усадьбы сгорело во время войны, но уцелел дом, принадлежащий усадьбе, где жил обслуживающий персонал. И это обстоятельство послужило продолжению истории усадьбы.

             Уже после войны, в 1949 году, известный уже к тому времени артист Василий Васильевич Меркурьев получил здесь в аренду участок под дачу. Время было голодное, а семья многочисленной. Три собственных ребёнка, три племянника, оставшихся от репрессированного брата и много других нуждающихся в помощи детей, которых приютило семейство. Первые годы держали даже корову, кур и свиней. Дача буквально спасала от голода. Продукты, выращенные на участке тащили на себе до станции и в город. За право владеть участком велась постоянная война с местными властями соседнего подсобного хозяйства завода "Большевичка". Правда Меркурьев до конца своей жизни (1978 г.), так и не узнал об истории и даже о названии этого места, но, тем не менее, продолжил уже советскую историю усадьбы, или, вернее, уже дачи, которую очень любил. Все свое свободное время вместе со своей семьей Василий Меркурьев проводил здесь, на берегу Суванто-ярви, ловил рыбу, ходил в лес. Песчаный мыс, где находилась дача, получил у местных жителей прозвище "Меркурьевского омута". Участок в несколько гектар окружили забором, который выходил также на берег. Дача воспринималась как нечто совершенно самостоятельное, никак не связанное с Сипилян-мяки, которой принадлежала территориально, но находилась далеко на отшибе в лесу. Из центра деревни сюда шла отдельно линия электропередач и телефон. Строить новую усадьбу Меркурьев не стал, а довольствовался старым финским деревянным домом, уцелевшим в войнах. После смерти хозяина дача осталась во владении семьи, и теперь там живут две его дочери.

             Деревня Сипилян-мяки, как и большинство других деревень Саккола, являлась частью земледельческой окраины Финляндии. Животноводство и ведение лесного хозяйства дополняли работу в поле. Основной тягловой силой хлебопашца была лошадь. В 1930-е годы некоторые зажиточные крестьяне смогли покупать трактора. В Сипилян-мяки у Виктора Вирккиля имелся гусеничный трактор Фордзон. Частные автомобили в то время были редкостью, но три семьи уже держали подобную технику. Для приведения в действие различной сельскохозяйственной техники использовали двигатели внутреннего сгорания, но уже намечалась тенденция к использованию электрических моторов. Мешало то обстоятельство, что электричество провели лишь в самом конце 30-х годов. На территории деревни располагались: аптека Саккола, приемная врача, дом престарелых, детский дом, почтовое отделение, два частных магазина, полиция, судебное управление, лесопильня, мельница, электростанция, телефонный узел, кафе-столовая, велосипедная мастерская и фотоателье.

             Во время кризиса начала 1930-х годов рядом с деревней построили небольшой аэродром, занявший 100 га хорошего соснового бора. Крестьяне, владевшие этим лесом, получили лишь небольшую плату за вырубку их делянок. Место военные подобрали удачно. Среди холмистой местности было найдено идеально ровное песчаное плато. Взлет и посадка самолетов была удобна благодаря открытому холму деревни Сипилян-мяки, дававший хороший ориентир летчику. Аэродром располагался за деревней, вдоль дороги, ведущей на станцию Саккола, через деревню Хайтер-маа. Уже в советское время, после войны, в 1950-е годы этот аэродром значительно увеличили и сделали одним из крупных военных аэродромов на Карельском перешейке. Он занял позднее всю площадь от деревни до железнодорожная станции. В том числе и прямая дорога в Хайтер-маа [ныне Цукас] была прервана.

             На берегу деревни существовало в свое время целых три причала: Ховин-ранта (Усадебный берег), Кунналлис-коти (Детский дом) и Виркин-ранта (берег Вирки), расположенный в небольшом заливе. На развилке дорог холма Сипилян-мяки, в сосновом лесу, находились источники чистой питьевой воды, так наз. Аррой-кайвот. Отсюда по водопроводу вода самотеком подавалась в нижерасположенные дома, принадлежащие общине Саккола: детский дом и дом престарелых. На холме у Аррой-кайвот любила собираться на игры молодежь деревни. На Иванов день здесь часто жгли традиционный костер. На самом берегу Суванто-ярви в 1936 году построили и открыли детский дом общины Саккола. Большое двухэтажное здание имело много просторных и светлых помещений, оборудованных по последнему слову техники. Директрисой детского дома стала Айно Ихалайнен. В 1937 году здесь насчитывалось 20 воспитанников. С началом войны дети, как и все гражданское население Сипилян-мяки, были эвакуированы в другие части Финляндии. На 1939 год за деревней числилось 52 крестьянских хозяйства и общественных построек. Самыми распространенными фамилиями в Сипилян-мяки были Каронен, Лааманен, Койранен, Наскали, Виркки.

             Еще в начале 1920-х годов на мысу Курви-ниеми, далеко вдающемуся в озеро, по оборонительному плану линии Энкеля, был построен укрепленный узел, основу которого составил большой орудийный дот. Подступы к мысу прикрывало еще два маленьких пулеметных ДОТа, линии противотанковых надолб, ходы сообщения и дзоты. Укрепузел носил кодовое обозначение "Sa" (Саккола). Во время советско-финской войны на этом участке фронта с обеих сторон не проводилось наступательных боевых действий через оз. Суванто. После войны, летом 1940 года, укрепрайон был разрушен советскими саперами и более не восстанавливался. В 1944 году здесь также проходила линия фронта вплоть до сентябрьск перемирия. Большая часть домов деревни уцелела. Во время войны 1941-44 годов многое было отстроено заново вернувшимися на родину местными жителями. После их второй эвакуации в 1944 году, когда Карельский перешеек вновь отошел к Советскому Союзу, на землях Сипилян-мяки новые переселенцы основали подсобное хозяйство завода "Большевик". В начале 1948 г. на сходке рабочих подсобного хозяйства трудящиеся решили присвоить деревна наименование "Новинка". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Саккола, Кунналискоти, Сеппола, Маттила.

Новожилово
Сувенмяки Suvenmaki

             Деревня. До 1939 г. деревня Suvenmаki входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Название Сувенмяки или другой его вариант - Суден-мяки, что означает "волчий холм", довольно позднего происхождения и не встречается в средневековых письменных источниках. А такой топоним, как Вепся, может служить свидетельством о прохождении через эти земли финноугорского племени Вепся (Весь), что могло случиться не позднее первого тысячелетия нашей эры. В новгородских налоговых книгах встречается упоминание деревни Суурхоусу (Большая штанина), относящейся к Маанселькя. Деревня Вепся, или Вепса, напротив, встречается часто. После присоединения Новгорода к Московии деревня попала во владение к московским боярам Савиным вместе со многими другими землями волости. Позднейшие шведские источники говорят о том, что в 1591-93 годах в Вепся жили Антти и Хейкки Сеппя. Затем в деревне двадцать лет никто не жил и лишь в 1615 году здесь поселился Сипи Хямяляйнен. Людей вообще в этих краях в начале XVII века было немного. Обычно несколько семей жило здесь постоянно, некоторые менялись.

             В 1728 году в Вепся насчитывалось 9 домов. Тогда здесь жили Йозев Ахтиайнен, Исай Елисеев, Юхана Каскинен и др. В примыкавшей к ней деревне Копола в 1631 году проживало два человека. После Северной войны остался лишь дом семьи Пекканен. Спустя сто лет семья выросла и окрепла, приехали другие люди, так что в 1818 году имение Пекканена разделилось на шесть отдельных хозяйств. Вот пример того, как из одного дома вырастала целая деревня. Во время крепостного права Вепса принадлежала хозяевам усадьбы Лейнинкюлянхови. У крестьян жизнь была всегда нелёгкая, и если они добивались чего-нибудь, то только своим тяжелым трудом.

             Минули столетия, и мы вместе с уроженкой этих мест Элли Ниеми перенесёмся в Сувенмяки 1930-х годов.

             "Земли деревни были покрыты густыми рощами, частично с преобладанием ели. Там встречались заросли лещины, что было довольно редким явлением в этих северных широтах. Холмы были удобны для спуска на санях, чем и занималась зимой местная детвора. Водоёмов, кроме пограничной реки Тунгелман-йоки, было очень мало. Маленькое озеро Парикан-ярви служило единственным водоёмом для жителей близлежащих деревень. На восток от деревни Кярсяля находилась гора Кивисюрья (Ребро камня), где размещалась триангуляционная вышка. Высота места равнялась 205 метрам над уровнем моря и это самая высокая точка Карельского перешейка. С вышки открывалась перспектива вплоть до Ладоги и даже Ленинград был виден невооруженным глазом.

             Основным занятием населения было земледелие. Крестьянские участки составляли обычно 6-12 га земли. Только усадьба Миеттилянхови занимала площадь 150 га. Окружали усадьбу кустарники и липы. Была ветряная мельница и множество цветочных клумб украшало подступы к дому. Хозяином был некий маслозаводчик по фамилии Стауффер. В хозяйствах держали молочный скот. Молоко перерабатывали в масло и продавали. Занимались также выращиванием поросят, которых вывозили и продавали затем по всей стране. Там, за пределами Перешейка, они были известны под рекламным названием "Саккольские поросята", хотя название это было взято у соседней волости.

             В деревне Кярсяля жил известный по всей округе гробовых дел мастер Пекка Ханканен. Его брат Матти слыл профессиональным сапожником. В то время у молодых парней пользовались большим спросом так наз. "ятсарит" - сапоги из самой лучшей кожи, которые Матти умел хорошо шить. В деревнях Вепса и Кярсяля находились пограничные заставы, на которых служили люди из других мест. Государство накладывало на жителей приграничных деревень особые требования по соблюдению установленных правил поведения. Дело в том, что участки или покосы некоторых крестьян подходили близко к пограничной реке. Она была небольшой, всего 6-10 метров в ширину, а местные крестьяне любили пасти скотину на самом берегу Тунгелман-йоки. Коровам ничего не стоило перейти маленькую речку и уйти на русскую сторону. Иногда и мальчишки, занятые уборкой сена, подходили к самому берегу, а пограничники с той стороны пытались завязать разговоры. Это было запрещено самым строгим образом.

             Когда находишься рядом с границей, появляется особое ощущение значимости места, поскольку за ней начиналась, как мы говорили - "земля красных сумерек", о которой мы не знали ничего. Мы знали лишь, что иногда там пропадают бесследно люди даже из нашей деревни и, конечно же, было известно, что соседей из ингерманландских деревень, расположенных на той стороне, выселяют куда-то вглубь Советского Союза. Для того, чтобы исключить возможности скотине переходить на тот берег, в 1938 году вдоль границы натянули забор из трёх нитей колючей проволоки, прозванный нами "забором Кекконена". Будущий президент и "отец Финляндии" Урхо Калево Кекконен был тогда министром внутренних дел и курировал подобные вопросы". Народная школа Сувенмяки была основана в 1903 году. Сначала помещение арендовали в доме Юрьё Ихалайнена в деревне Суурхоусу. Новое здание школы было построено на землях деревни Сувенмяки на участке земли, принадлежавшем усадьбе Миеттилян-хови в 1904 году. В школьный округ входили все деревни этих земель: Суурхоусу, Сувенмяки, Вепса, Миеттиля, Копола и Кярсяля. В 1939 году для школы построили современное каменное двухэтажное здание, но применить его по назначению так и не пришлось. Во время войны 1941-44 годов оно использовалось как военный госпиталь. Здание сохранилось и до наших дней. Сильно обветшавшее и требующее ремонта оно стоит по сей день в центре посёлка Новожилово. Часть его отдана под магазин, а часть, видимо, служит жильём. Это одна из немногих уцелевших до наших дней построек старого Рауту. В свободное время жители занимались в кружках самодеятельности, существовавших при Молодёжном обществе, в Спортивном союзе и обществе домохозяек "Мартта", но основным делом считалось участие в шюцкоре и "Лотта Свярд". По вечерам молодёжь отправлялась на гулянье в соседние деревни Липола, Маан-селькя, Раасули. Радио существовало в нескольких домах, а телефон лишь на заставах. Самыми распространёнными фамилиями в деревнях были: Ихалайнен, Пекканен, Нахкури, Васкелайнен и Манккинен. Во всех деревнях школьного округа перед войной насчитывалось 101 дом и 638 жителей."

             Летом 1939 года население деревень округа Сувенмяки было эвакуировано из зоны приграничья вследствие возникновения угрозы войны. Больше на эти земли крестьяне не вернулись. Началась советско-финляндская война, и территория приграничной деревни сразу попала в руки Советского Союза. В деревнях сгорела большая часть построек.

             О советских переселенцах волны 1940 года нет данных. Во время второй войны 1941-44 годов на этой территории находились только финские военные. Летом 1944 года части Советской Армии прорвали линию обороны финнов, проходившую тогда по Лемболовским высотам. Деревни вновь стали советскими. Первые переселенцы приехали сюда, по-видимому, в 1945 году. В деревне Вепся организовали подсобное хозяйство завода № 162. В 1948 году в связи с волной переименований на собрании трудового коллектива было решено дать деревне название "Ровное", но у вышестоящих организаций оказалось иное мнение, и деревне присвоили название "Каменное". Вскоре она закончила своё существование во времена "укрупнения хозяйств". Деревня Сувенмяки, где располагался Сувенмякский сельсовет, была переименована колхозниками в деревню "Рощино", а сельсовет в Рощинский, так как на территории этого сельсовета находилась могила павшего в бою воина Красной Армии Рощина. Но комиссия по переименованию отменила это решение, перетасовав свежеиспеченные названия. Не исключено, что наименование "Рощино" отправилось в Выборгский район в деревню Райвола, хотя, возможно, что это простое совпадение. А для деревни Сувенмяки нашли другого героя и сельсоветом утвердили название "Новожилово". [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В последние годы Новожилово стало известно благодаря строительству больших садоводческих массивов. В маленькой деревушке Кярсяля после войны разместилось подсобное хозяйство 2-го Ленгормолзавода. Название придумали самое незатейливое - Смородино. Деревню отнесли территориально к Новожилову, а название прочно закрепилось за речкой Тунгелман-йоки. Теперь она зовется Смородинкою. С одним общим названием Новожилово, вышеперечисленный островок деревень переходит в третье тысячелетие.

Овраги
Рёюккюля Roykkyla

             Деревня. До 1939 г. деревня Roykkyla входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Деревня упоминается в налоговых книгах Корельского уезда за 1568 год как "Ровкула у озера у Сванского". В то время здесь находилось 5 дворов и 11 душ облагавшегося налогом населения. Топоним Roykkyla в переводе означает "Каменная куча" и связан с древними языческими капищами, находившимися здесь.

             Деревня Рёюккюля находилась на самой западной оконечности южного берега озера Суванто-ярви, напротив устья порога Кивиниеми [ныне Лосевская протока]. С востока на запад она вытянулась вдоль берега озера от местечка Суден-хянтя до мыса Рёюкюнниеми, о который и поныне разбиваются волны порога, обрушивась всей мощью воды Вуоксинской системы. Длина береговой линии, принадлежащей Рёюккюля, составляла около 5 км. Дома и поля деревни составляли, как бы, единую цепочку, связующим звеном которой была сельская дорога, соединявшая все хозяйства Рёюккюля. Жилые постройки, как правило, возводились на границе поля и леса. Нивы, колосившиеся хлебами, спускались по склону к берегу озера, оставляя у самой воды зеленую полосу сосняка и молодого ольшанника.

             К началу ХХ века сложилась следующая система деревенской инфраструктуры: с востока на запад в местечке Суден-хянтя располагалось 4 хозяйства, далее вдоль дороги, с правой стороны находилось еще 7 хуторов с местными названиями Лехмуксела и Саарела. Далее на запад дорогу пересекал ручей Кюлмя-оя, впадавший в озеро Суванто. Здесь на берегу озера, в заливе Сауналахти была пароходная пристань деревни. За ручьем находился основной массив домов, центральная часть деревни Кескикюля. За ней стояли группы домов Ала- и Юлякюля (верхняя и нижняя деревни). Ближе к мысу местность называлась Хиекка-мяки (Песчаный холм).

             На самом мысу Рёюкюнниеми было несколько рыбацких хозяйств. На берегу залива Тикан-лахти, напротив порога Киви-ниеми стояла вилла с названием Картаанхувила, владельцем которой был некий Валкеапяя. Основные доходы местные жители получали от сельского и лесного хозяйства. В деревне не было никаких производственных предприятий, кроме лесопильни Туомаса Вилле, гонторезной мастерской Вилле Хууска, где изготовляли дранку для крыш, и кузницы Аапро Вилле. Магазин и обслуживающую фирму в одном лице представлял единственный маленький сельский магазинчик, которым владел Эйно Хууска. Хууска стал владельцем магазина в 1932 году, когда предыдущий его хозяин, Юрье Вулле, прекратил свой бизнес. У большинства семей деревни было столько земли, что в собственном хозяйстве работы хватало на всех, особенно в летнее время. Но в самые горячие дни люди старались помочь тем соседям, в семьях которых было мало трудоспособных. Работников нанимали редко, и только в семьях, где была нехватка женских рук. Зимой мужики, чтобы заработать немного никогда не лишних в хозяйстве денег: "на кофе", налоги и пр. работали на лесоповале, а летом - на лесосплаве и погрузках. Пропитанием крестьян снабжали собственные поля и скот, дровами - собственный лес. Что касается быта жителей деревни, то здесь вполне рядовым явлением было то, что на русском крестьянском языке именовалось "помогины" или "помочи", а в советско-социалистическом лексиконе "субботники". Поводом для сбора на "помочи" в деревне Рёюккюля были, например, покрытие крыши дранкой для строящегося у одного из соседей дома, строительство дорог, сбор урожая. Если у кого-то из хозяев не набиралось достаточно дров на зиму, соседи приносили, понемногу, свои, и это тоже были "помочи", в которых, впрочем, редко была нужда, так как большинство хозяйств имело свой лес. Конечно, все эти работы не отличались легкостью и приятностью, но, чтобы скрасить это, народ применял давно испытанные способы: соревнование в процессе работы и танцы после нее. Самым приятным поводом для совместных трудов был, конечно, костер для Иванова дня - Юханнуса, обычно проводимого в долине Тирри-мяки. Костер сооружали целую неделю накануне праздника, и молодежь трудилась, даже ночами не смыкая глаз.

             Религиозная жизнь деревни была весьма активной, что было свойственно довоенной Финляндии. Правда, в самой Рёюккюля работала только воскресная школа, но многие жители были участниками Объединения молодых христиан Кивиниеми, общества, которое организовывало как религиозные собрания, так и кружок швей, который активно работал в пользу миссионерских организаций и насчитывал большое количество участниц. Передачу информации о проводимых Объединением мероприятиях жители брали на себя, считая это своим святым долгом. Письмо о проводимом собрании с сообщением о теме встречи, выступающих на ней ораторах, накануне переходило из дома в дом по эстафете, и каждый, получивший его, спешил донести его до соседей, невзирая на собственную занятость. Что касается политических убеждений крестьян, то, в основном, они были, скорее, буржуазными, чем социалистическими. Впрочем, разница политических взлядов не вызывала антагонистических противоречий. В деревню, бывало, наезжали агитаторы различных ориентаций, которые всегда собирали толпу заинтересованных слушателей. Часть селян, придерживавшихся "левых" взглядов, вместе с единомышленниками из соседних деревень организовала "рабочее объединение", которое регулярно праздновало Первомай (Vappu), и, чтобы раздобыть для этого деньги, устраивало танцевальные вечера, в том числе популярные танцы на ярмарках в Киви-ниеми [ныне Лосево], где с удовольствием отплясывали, между прочим, политические противники социалистов. Многие занимались выращиванием лошадей для скачек. Специальный ипподром, находившийся рядом с деревней, у железнодорожного переезда, давал хорошие возможности для соревнований. Зимой, когда на озере вставал лед, проводились специальные соревнования: пятикилометровый воскресный забег до церкви Саккола. В начале 30-х годов Эйно Хууска выиграл соревнования, в которых участвовали лучшие наездники Выборгской губернии.

             Почти все жители деревни занимались рыболовством. Воды Суванто-ярви в районе мыса Рёюккюн-ниеми были богаты рыбой. Ловили судака, леща, щуку, налима и даже угря. Обычной снастью была просто длинная леска с крючком, однако весной и осенью ставили сети, а зимой применяли мережи. В них хорошо попадал налим, особенно на течение напротив мыса. Некоторые увлекались охотой. Ходили на лесную птицу, зайца, лису. Один раз самому старательному и удачливому охотнику Суло Нуора удалось подстрелить рысь. Вся деревня сбежалась посмотреть на трофей. В 1920-е годы такое событие было уже редким в здешних местах.

             Близость к самому крупному населенному пункту Саккола, деревне Кивиниеми [ныне Лосево] создавала определенные выгоды. Магазины, конторы, отделения банка, почта, школа и общественные организации размещались там. В Рёюккюля было лишь свое молодежное общество, которое организовывало спектакли, программные вечера, "танцы на пятачке" и различные праздничные мероприятия. У общества был в деревне свой летний павильон. В деревне был также собственный хор, насчитывавший несколько десятков человек разного возраста.

             Перед войной 1939-40 годов в Рёюккюля насчитывалось 55 домов. Наиболее часто встречающимися здесь фамилиями были: Карппанен, Хууска, Вулли, Питкянен.

             В послевоенное советское время деревню отнесли к Петяярвскому сельсовету. На собрании переселенцев в начале 1948 года было постановлено переименовать Рёюккюля в деревню "Овраги". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В 1960-е годы на берегах озера было построено несколько пионерских лагерей. Селение существует и в наши дни.

Ольховка
Лапинлахти Lapinlahti

             Деревня. До 1939 г. деревня Lapinlahti входила в состав волости Саккола Выборгской губернии (Финляндия). Название Lapinlahti переводится как "Лапландский залив" и относится по классификации к одним из древнейших на Карельском перешейке. Оно свидетельствует о тех временах, когда предки нынешних карел жили еще бок о бок с лапландцами-саамами, ведшими кочевой образ жизни. В московских переписных книгах XVI века в чистом виде название Лапинлахти отсутствует. Однако часто встречаются такие названия, которые в наше время трудно отнести к какому-либо из современных поселений, но очень вероятных для случая с Лапинлахти. Это несколько деревень с названием "Лахта", а также "Горка у озера у Сванского". Можно встретить и другие сходные варианты. Многочисленные археологические находки, сделанные на землях Лапинлахти, позволяют утверждать, что заселение людьми произошло не позже первого тысячелетия н. э., в эпоху раннего железа. Именно к этому периоду относятся самые древние находки, вывернутые на поверхность поля сохой местного крестьянина в 1920 годы и сразу же направленные на изучение в Национальный музей Хельсинки. Первые раскопки в Лапинлахти проводились в 1910-11 годах, но находки относились к более позднему времени, как например, захоронения раннего христианства. Языческие трупосожжения тысячелетней давности были выявлены во время последних экспедиций финских исследователей в 1938 году. Практически все участки деревни давали отдельные находки. В каменных россыпях центральной части Лапинлахти были найдены целые могильники. Деревня является также одним из немногих мест, где были найдены жертвенные камни языческого времени.

             На южном берегу оз. Суванто-ярви [ныне Суходольское], в центральной его части, находилась деревня Лапинлахти. С восточной стороны она соседствовала с Рийска [ныне Удальцово], а с западной граничила с небольшой деревушкой Ояниеми [ныне Горки]. Напротив, на северном берегу озера виднелись дома Хапарайнен - Келья [ныне Портовое] и маленький островок Каява - или Кеккилянсаари. В этом месте Суванто-ярви сужалось, образуя сильное течение, травянистый перекат, воды которого не замерзали даже зимой. С противоположной стороны от острова течение было еще сильнее, а дно мельче. От острова к берегу образовывался уже перекат из камней. В этих водах любил играть, выпрыгивая из воды и с шумом падая вниз, идущий на нерест ладожский лосось. Деревня Лапинлахти представляла собой одно большое поле, возвышающееся своим высоким берегом над озером. Тонкая полоска прибрежного леса шла по самой кромке воды. Дальше, двумя террасами (старый и новый берег) поле постепенно поднималось в гору. Здесь размещалась большая часть хозяйств деревни. Центр Лапинлахти был несколько удален от берега. С трех сторон к нему примыкал сосновый лес. Дорога, уходившая в Рауту [ныне Сосново], была основной магистралью, связывавшей ее с другими поселениями. Лапинлахти делилась на несколько частей, располагавшихся как бы на разных возвышенностях "mаkikunnat". С востока на запад по очереди шли места с названиями Паяри, Леппясен-мяки, Ала-мяки - у пристани, Купарисенмяки, центральная часть Наскалинмяки, Хеннанмяки и западная оконечность Лопосенмяки.

             Как и в большинстве других деревень волости, основными видами деятельности крестьян были хлебопашество, животноводство и заготовка леса. Земельные участки хозяйства составляли обычно 8-12 га пашни и лугов, а также 10-20 га леса. Лесные массивы, находившиеся в частной собственности, простирались на юг от Лапинлахти, в сторону волости Рауту. Здесь чаще всего встречались сухие сосновые боры.

             Своя школа появилась в Лапин-лахти с 1908 года. Она стала одной из последних в волости, решение о строительстве которой принималось на собрании общины. В последующие годы эта обязанность перешла уже к государству, на основании закона об образовании. Красивое одноэтажное здание школы было построено в центре деревни, на Хеннан-мяки. В 1928-29 годах появился свой кров и у молодежного общества, где собрались все организации и кружки Лапин-лахти. В начале Зимней войны 1939-40 годов оба здания сгорели вместе с архивами. В мирный период 1942-44 годов школа продолжила работу в арендованных помещениях.

             Жители деревни отличались большой активностью и общественные интересы ставили выше собственных. Во время гражданской войны в Финляндии целые группы мужчин уходили на фронт, будь то бои за Выборг, Антреа или Рауту. Затем принимали деятельное участие в организации шюцкора и Лотта Свярд. В 1939 году в Лапин-лахти насчитывалось 75 крестьянских хозяйств и общественных зданий. За редким исключением жители деревни имели лишь две фамилии - Наскали и Каллонен.

             Эвакуация началась в первый же день войны. Переправлялись, в основном, на лодках через Суванто-ярви и оттуда уже шли пешком до ближайших железнодорожных станций Кексгольмского направления. А спустя четыре дня здесь уже обосновались передовые части Красной Армии. На высотах были установлены артиллерийские батареи. Отсюда в декабре 1939 года бойцы РККА предпринимали безуспешные попытки форсировать озеро и занять плацдармы на северном берегу Суванто-ярви. Этому не суждено было сбыться до самого конца 105-дневной войны.

             Местом переселения для гражданского населения Лапин-лахти стало местечко Пункалайтуми в Финляндии. В период 1942-44 годов большая часть жителей вернулась из эвакуации на пепелища. Многие даже уcпели отстроить свои дома заново, когда наступило время второй эвакуации.

             Советский период жизни деревни начался с создания колхозной жизни. В начале 1948 года на общем собрании граждане-переселенцы постановили переименовать деревню Лапинлахти в "Ольховку". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. И в наши дни это все еще крупная деревня. Автобусное сообщение связывает ее со станцией Сосново.

Орехово
Раасули Raasuli

             Деревня. До 1939 г. деревня Raasuli входила в состав волости Рауту Выборгской губернии (Финляндия). Обложная книга Водской Пятины упоминает, что к "Раасули на Прасёлке" относились пять маленьких деревень с общим количеством 8 дворов. Это были Мехкуево, Фафоново, Тимуево и Яхново, а также деревня под горой, позднее получившая название Нуйяла. Пограничная деревня Раасули располагалась на высоком хребте, откуда открывался замечательный вид на восточную часть Карельского перешейка вплоть до берегов Ладоги. В начале нашего века местные жители ещё могли наблюдать с этого открытого места дымы пароходов, шедших по Ладоге. Здесь же неподалеку находится высшая точка Карельского перешейка высота Киви-сюрья (205 метров над уровнем моря).

             Раасули простиралась вдоль шоссейной дороги на Кексгольм [ныне Приозерск]. К югу от деревни, сразу на смыкании поля с соседним лесом проходила старая граница России и Финляндии. В настоящее время шоссейный знак "Приозерский район" обозначает место, за которым в лощинке проходила госграница. До 1918 года существовал лишь шлагбаум на шоссе. Других заграждений не было. Много телег и повозок с грузами для торговли в Петербурге проходило каждый день мимо деревни. В начале XX века в 300 метрах от границы существовал магазин Мюёхянена, служивший центром деревни. Это был достаточно большой и вместительный дом, который был местом отдыха для путешественников и их лошадей.

             Местные пастбища располагались в редком смешанном лесу, тянувшемся вплоть до ручья Тунгелман-оя [ныне река Смородинка], который в то время считался пограничным. На удочку ловили заходивших туда лососей. В распадках холмов произрастали богатые заросли дикого орешника - лещины, приносившие иногда большие урожаи. Здесь водилось много белок, питавшихся орехами.

             У подножия холма в 1917 году прошла железная дорога, связавшая Финляндию с Петербургом, но она уже не успела повлиять на ход истории деревни, так как на следующий год граница была закрыта, и полотно дороги разобрали на протяжении нескольких километров. Станция Нуйяла [ныне 67 км] стала конечной на ветке, идущей из центра Восточной Финляндии. Участок дороги до ст. Рауту [ныне Сосново] использовался лишь для грузовых перевозок, главным образом, леса. Раз в сутки менялся состав, заполнявшийся кругляком. Работа на отгрузке вагонов давала работу жителям приграничья. В двух километрах на восток от Раасули находится озеро Коски-ярви (Порог-озеро) [ныне оз. Бол. Борково] разделённое границей. Небольшая часть озера принадлежала России, остальное пространство его берегов жители деревни использовали как ближний пляж и место рыбалки. На русской стороне сохранился холм, на котором некогда возвышался пограничный столб. Рыбаки ловили в озере щуку, окуня, плотву. Чуть севернее расположено озеро Нийттю-ярви - (Луговое) [ныне Малое Борково] и одноимённая маленькая деревушка на его северной стороне [нынешние Борки]. В 1930-е годы деревня Ниитюярвен-кюля состояла из 8 дворов. Здесь жили семьи с такими фамилиями, как Лопонен, Нааппи, Пиетинен, Филипов и Пюиттие.

             Огромный садоводческий массив начал возводиться в этих местах с 1960-х годов и занимает теперь площадь, начиная от старой границы, вытянувшись вдоль железнодорожной ветки вплоть до ст. Келлиё [ныне пл. 69 км.]. Немного севернее Раасули и Савола, вдоль шоссе на Кексгольм, находилась маленькая деревня Лийппуа. Место это, сейчас застроенное дачами, не выделяется из общего массива современного посёлка Орехово. Там, где приозерское шоссе поднимается в гору и затем, проходя высокое плато с видами на дальние леса, опускается в лощину у ручья Муста-силта (Чёрный мостик) и находилась Лийппуа. По данным переписи 1500 года деревня насчитывала 8 дворов с такими названиями как Липовое, Келлиё, Лестуево, Деревня на равнине. Название Лийппуа происходит, вероятно, от русского слова липа, липовое. В начале XX века вдоль шоссе располагались дома Термонена, Хенттинена, Орлова, Хянникяйнена и Манккинена.

             Вернёмся в Раасули. Как уже отмечалось в предыдущей главе, название Раасули или Раассали это трансформировавшееся новгородское "рассольщик", что означало торговец, перекупщик рыбы. Вероятно, речь идёт о ладожской рыбе, торговлей которой занимались на старом Кексгольмском тракте. Раасули была крупной деревней, к которой в начале нынешнего столетия относились вышеупомянутые деревушки Лийппуа, Савола, Нуйяла и Нийттю-ярви. Они вместе принадлежали одному школьному округу. Первая школа здесь появилась в 1912 году в деревне Раасули и располагалась в доме Юхо Иханена. В 1919 году она переехала в примыкавшую деревню Савола, примерно на расстояние двух километров от старой границы, в специально построенное для этого школьное здание. Местная молодежь организовала в 1911 году собственное спортивное общество. Со временем у них появилась своя спортивная площадка, здание и библиотека. На лыжные соревнования, устраивавшиеся на льду озера Коски-ярви, собирались любители со всей волости, а также из-за границы, главным образом ингерманландские финны. После 1920 года в Раасули, где вдоль границы уже протянули забор из колючей проволоки, вместе с гражданским населением жили и пограничники. Здесь имелось и отделение шюцкора. На границе иногда возникали небольшие стычки между нарушителями и финскими пограничниками или пограничниками другой стороны. В одной из таких стычек погиб пограничник Хухтамяки. Его друзья поставили памятник у шоссе рядом с таможней.

             За несколько дней до начала советско-финской войны, на участке Раасули, с советской стороны была совершена попытка спровоцировать финнов на конфликт. Перед самой контрольной полосой появлялся полк и строился в положение для атаки. Подходил вплотную к колючей проволоке и затем разворачивался обратно. Это повторялось несколько раз и закончилось так же внезапно, как и началось. Но ожидаемой агрессивной реакции финнов не последовало. Деревня первой встретила события 30 ноября 1939 года. От артиллерийского обстрела с советской стороны загорелись дома. К этому времени мирное население деревни было уже эвакуировано в глубь страны. После небольшой стычки Раасули была оставлена пограничниками и оказалась захваченной частями РККА. Перед войной весь округ деревни насчитывал 86 домов. По-видимому, в первый день войны сгорела большая часть построек. Во время войны 1941-44 годов деревня была отвоевана финскими войсками 1 сентября 1941 года. Ввиду близости линии фронта, местные жители не получили разрешения вернуться к родным очагам, и деревня оставалась лишь в распоряжении военных. Вновь советская власть обосновалась в Раасули уже в 1944 году. Здесь разместилось подсобное хозяйство ленинградского завода "Комсомолка". Когда в 1947-48 гг. началась кампания переименований, то на собрании трудящихся этого подсобного хозяйства было вынесено постановление о переименовании деревни Раасули в Орехово. Быть может, сочинители обратили внимание на заросли орешника, окружавшего деревню. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В настоящее время Орехово это большой дачный массив, также давший название и полустанку перед старой границей. Природа этих мест очень живописна. Прозрачные озёра, окруженные со всех сторон сосновым бором, песчаные лесные дороги, обилие грибов и относительная близость к городу привлекают сюда многие годы массу туристов и отдыхающих. В конце 80-х годов на холме Ораван-мяки (Беличий холм) развернулось строительство нового садоводства. Оно спускается с холма к железной дороге, на том самом месте, где раньше рос лес и столь знаменитый орешник.

Отрадное
Пюхяярви Pyhajarvi

             Поселок. До 1939 г. село Pyhаjаrvi входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Pyhаjаrvi в переводе означает "Святое озеро". "Деревня Свято у озера у Свята" упоминается в писцовой книге Водской пятины 1568 г.

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих совхоза "Первомайское" зимой 1948 г. деревне Пюхякюля присвоили наименование "Первомайское". Не прошло и полгода как название изменили вторично на "Отрадное", которое, в свою очередь, было изменено на "Веснино". Чехарда переименований была вызвана процессом перетасовки названий, происходившей в кабинетах ЛенОблисполкома и Обкома партии весной 1948 г. Так, первоначально придуманное для села Ряйсяля название "Отрадное" было переброшено на деревню Пюхякюля, а затем на станцию Пюхяярви.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Калунполви, Кахвеница, Пипумяки, Котола, Ралла, Пая, Пусула, Пикку-Паппила, Киркко-Пюхяярви, Алатало, Пуйконен, Кивяринотко, Алакюля, Пехкеля, Пюхяярви. Некоторое время они существовали под общим названием Веснино, но позднее в обращение вернулись отмененные ранее переименования.

             Пристанционный поселок и станция Пюхяярви получили вначале наименование "Приозерная", но вскоре сменили название на "Отрадная", которое в форме среднего рода и было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Ояярви
Ojajarvi

             Поселок. До 1939 г. пристанционный поселок Ояярви входил в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ojajarvi в дословном переводе означает "Ручейное озеро".

             Зимой 1948 г. поселку Ояярви присвоили переводное название "Ручьи". Станция же получила наименование "Дальняя", но, столкнувшись с сопротивлением железнодорожного ведомства, чиновники из комиссии по переименованию предложили другой вариант названия - "Уральская". Дальше этого дело не двинулось, и станция осталась при прежнем своем названии Ояярви.