На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


История некоторых населенных пунктов
Выборгского района Ленинградской области

Александровка
Хатьялахти Hatjalahti

             Деревня. До 1939 г. деревня Hatjalahti входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). В период русских походов на Выборг эту деревню основательно грабили завоеватели, о чем свидетельствуют сводки налоговых сборов. Быстрый, почти двукратный, рост успешно развивающихся хозяйств с 1559 г. (9 налогооблаг. имений) по 1570 г. (16 налогооблаг. имений и 23 необлаг.) сменяется резким падением экономики, так что к 1600 году в Хатьялахти насчитывается 8 платежеспособных, столько же неплатежеспособных и 13 полностью опустошенных имений.

             В переводе на русский язык само название Хатьялахти означает "залив Хатья". Деревня действительно стояла на берегах глубоко вдающегося залива озера Хатьялахденъярви и вполне заслуженно носила такое название. Родовое имя Хатья исчезает из деревни во времена Северной войны. Наряду с древним родом Хатья существовали и другие старинные имена известных деревенских жителей - Хейкки Кайянен, Олли Хясянен, Эрик и Хейкки Кярккяйнен, которые упоминаются в шведских списках в 1559 г., далее Халуксинен, а также Матти и Олли Мутамиес в 1570 г. Вероятно, фамилия Мутамиес позднее трансформировалась в Матиккайнен, которая появляется в деревне уже после Северной войны. М. Хоммонен и Х. Монтонен упоминаются в XVII веке. От того же времени ведут свое начало роды Хюле, Картиа, Халупинен, Пекури, Поуке, Ратиа, Тюеппенен.

             По-видимому, деревня Хатьялахти осталась в стороне от военных действий в период Северной войны, так как и в 1706 и в 1723 гг. в ней по-прежнему насчитывалось 13 дворов. В 1723 г. в деревне проживало 68 человек, а к 1810 г. эта цифра возросла до 216.

             Живописные окрестности деревни с ранних времен манили к себе вельможных особ, основавших на озерных берегах свои усадьбы. Первым из них был швед - полковник Питер Штормкранц, который 24 ноября 1648 г. был пожалован девятью дворами в Хатьялахти, вероятно, за ратные заслуги, проявленные им в 30-ти летней войне. Название Хатьялахти, значившееся в дарственной, необязательно могло указывать на саму деревню, а вообще на весь приход Куолемаярви, который в те времена именовался еще капелланством Хатьялахти. В разгар Северной войны территория Хатьялахти была дарована уже русскому военачальнику Петру Боссе, в 1720 - стала собственностью адмирала Корнелия Крюйса, а после смерти его вдовы перешла в ведение Сестрорецкого оружейного завода. В 1772 г. волость перевели в государственную собственность и с этого момента приходские крестьяне были освобождены от принудительного труда на барской ниве. С середины следующего столетия берега озера Хатьялахденъярви стали осваиваться состоятельными жителями российской столицы, построившими здесь множество летних особняков. Обширные участки крестьянских лесов были скуплены русскими дачниками под застройку. Согласно преданиям, до появления железнодорожного сообщения местные крестьяне иногда возили русских господ аж до самого Петербурга.

             Наиболее заметным русским имением следует, вероятно, считать усадьбу Муталахти, что находилась в северной части деревни. В 1870-х годах Александр Филонов купил расположенное здесь имение Фалкенберга, рядом с которым находилась усадьба Мухина. Последняя впоследствии также была куплена Филоновым, от которого позднее перешла Леоносову. Участки Филонова занимали оба противоположных берега озера Хатьялахденярви. Для удобства сообщения хозяин построил паромную переправу, состоящую из трех плотов, курсировавших между селениями Хатьялахти и Питкяля. Когда в 1899 г. господа Головин и Филонов построили новую дорогу от своих усадеб в деревню Тюеппеля и возвели мост через речку Тюеппелянъйоки, паромные перевозки сократились, а после 1918 г. и вовсе прекратились.

             В те времена в усадьбе Филонова царила праздная, полная развлечений и увеселений обстановка. По озеру катались на лодках, всюду слышалось пение и звуки музыки. К услугам отдыхающих были карусели и качели, часто в гости приглашались и жители самой деревни Хатьялахти. Деревенские женщины приносили с собой в корзинах масло, сливки, яйца, грибы и ягоды для дачников, которые всегда охотно покупали эту нехитрую крестьянскую снедь. За разнообразные мелкие услуги, катание на бричках и челнах местные жители получали иногда неплохие чаевые. После Филонова владельцами имения поочередно становились Козлов, Евгений Головин и Леоносов. Супруга последнего, скончавшаяся в своем особняке, была погребена здесь же, под сенью старых лип прекрасного парка. В 1885-90 гг. Козлов и Филонов, будучи поочередно хозяевами имения, много средств потратили на осушение заболоченных участков побережья и превратили дремучие заросли в окультуренную местность. Козлов даже обнес прибрежную часть залива Ховилахти красивой каменной оградой.

             В 1906 г. бывшую усадьбу Филонова купил петербуржец Евгений Ермолов. Он перестроил господский дом заново и выкупил заодно расположенную по-соседству усадьбу Леоносова. Кроме особняка в этом имении находились оранжереи, прекрасная конюшня, сложенная из гранитных блоков, с готическими стрельчатыми проемами окон, пристань, многочисленные хозяйственные постройки и вместительные погреба. После 1918 г. хозяева бывшей усадьбы Леоносова вновь переменились. Вначале ее владельцем стал садовник Мангстром, затем она перешла к депутату парламента, позднее имение приобрел министр Албин Маннер, который в 1931 г. продал его баронессе Мункки. После нее усадьба была передана Дому инвалидов и там организовали Егерский Дом "Хатьялахти", в котором егеря-инвалиды Гражданской войны проводили свой отдых, любуясь живописными окрестностями.

             Кроме усадьбы Филонова в Хатьялахти имелись дачи статских советников профессора Владимира Шинкевича и Ивана Бережкова, коллежского советника Чичиперова, "мамзель" Гестер, садовника Василия Егорова, театрального деятеля Владимира Лачинова. Бывшее имение Филонова в 1928 г. перешло от Ермолова к Хейкки Мяхенену, который построил на ее территории лесопилку и валковую мельницу. Начиная с 1920-х гг. местные крестьяне стали активно осваивать обширные пойменные луга и заболоченные участки леса в северной части деревни Хатьялахти. За счет этого резко возросли площади возделываемых угодий, что привело к быстрому подъему экономики деревни.

             Школьный округ Хатьялахти отделился от округа Церковной деревни в 1917 г. В него также вошли деревни Таатила, Няюкки и Марьямяки. До постройки собственного здания классные помещения арендовали в частном секторе. 15 декабря 1919 г. новое школьное здание приняло первых учеников. Ровно 20 лет спустя им пришлось взять в руки оружие, чтобы отстоять ценою жизни свободу и независимость Отчизны, сражаясь на собственной земле. Физическую закалку и выносливость молодые бойцы приобрели благодаря деятельности физкультурно-спортивного общества "Рейма", основанного в деревне в 1920-х годах, а в 1936 г. получившим свое второе рождение. Тренировки проводились на открытом стадионе, расположенном между деревнями Хатьялахти и Таатила.

             К 1939 г. в деревне Хатьялахти имелось более семи десятков дворов. В начале зимы селение покинули только те, кто не мог держать в руках оружие: старики, женщины, дети. Уже 9 декабря передовые части Красной Армии атаковали деревню с северного направления. Несмотря на то, что в районе деревни не имелось никаких железобетонных укреплений, а единственными препятствиями против танков были завалы, минные поля и, местами, гранитные надолбы, прорвать оборонительный рубеж финнов на этом участке красноармейцам так и не удалось вплоть до отвода финских войск в середине февраля 1940 г. В канун лютеранского рождества финнам даже удалось провести удачную контратаку, отбив на сутки несколько деревень волости, но закрепить успех им не хватило резервов. Линия фронта стабилизировалась по западному берегу озера Хатьялахденъярви и все дальнейшие попытки 70-й стр. дивизии атаковать позиции финнов заканчивались тяжелыми потерями в живой силе и технике. В составе 11-го пехотного полка "Туз", занимавшего оборону плацдарма Хатьялахти, были многие члены шюцкора Куолемаярви. Один из них, сын Эммануила Акканена, геройски погиб на собственном поле, обагрив его кровью, как в мирное время каплями пота увлажняя возделываемую борозду.

             Поскольку деревня во время войны была местом многочисленных атак и обстрелов, то уцелевших зданий, по оценке Антона Кауко, проводившего инвентаризационную проверку осенью 1941 г., осталось 14% от прежнего числа, да и то все они были в ужасном состоянии. Восстановление деревни продолжалось до начала лета 1944 г. и было прервано советским наступлением на Выборг.

             По окончании последней войны в Хатьялахти стали прибывать советские переселенцы. Еще летом 1940 г. селение было поделено на две части - Хатьялахти I и Хатьялахти II. По решению собрания граждан зимой 1948 г. селению Первое Хатьялахти присвоили наименование «Красный Бор», а Второму Хатьялахти – «Заболотье». Решением вышестоящих инстанций наименование «Заболотье» через полгода было изменено на «Александровка» с соответствующим обоснованием: «...в память погибшего воина Советской Армии Александрова». Более точных данных об Александрове не имеется. [Идеологоним]. Переименование закреплено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1948 г.

             Поселок Александровка пережил все перипетии "развития" советского сельского хозяйства и сохранился как населенный пункт до настоящего времени. Население его теперь преимущественно составляют приезжие питерские дачники.

Балтиец
Вилайоки Vilajoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Vilajoki входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Вилайоки присвоили наименование «Балтиец» (по одноименному названию сельсовета и колхоза «Балтиец»). Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства деревня Вилайоки была объединена с соседней деревней Алаурпала.

Балтийское
Ниеменкюля Niemenkyla

             Поселок. До 1939 г. селение Niemenkyla, являясь частью большой деревни Хумал-йоки, входило в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). Смысловое значение топонима Ниеменкюля – «мысовая деревня».

             На территории деревни находился знаменитый Хумал-йокский форт. Это мощное фортификационное сооружение начало строиться уже во время первой мировой войны российским военно-морским ведомством. Новая приморская позиция выборгских морских укреплений включала в себя береговые батареи ближнего боя, расположенные на материке. Вместе с островными батареями дальнего боя форт Хумал-йоки обеспечивал надежную защиту морских рейдов. В 1920-30 гг. бывшая тыловая позиция превратилась в передовую позицию финской обороны, прикрывавшую Бъеркский пролив. Форт был оснащен двумя 150 мм орудиями. Многие из Хумал-йокских мужчин несли свою воинскую службу на этой батарее. Форт имел большое значение в оборонительных боях советско-финляндской войны.

             В советское время Ниеменкюля была выделена в отдельный населенный пункт. В нем разместили колхоз «Балтиец». По постановлению общего собрания колхозников этого колхоза зимой 1948 г. деревне Ниеменкюля придумали наименование «Побережье». Однако в июле 1948 г. комиссия по переименованию присвоила деревне название «Балтийская». Окончательно этот вариант был закреплен Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Со временем название приняло форму среднего рода.

             В настоящее время Балтийское представляет собой частично дачный массив, частично поселок городского типа.

Барышево
Пааккола, Пёлляккяля Paakkola

             Поселок. До 1939 г. деревня Paakkola входила в состав волости Эврепя Выборгской губернии (Финляндия). Топонимы Paakkola и Pцllдkkдlд происходят, вне всякого сомнения, от антропонимов.

             Первое упоминание о поселении с названием Пёлляккяля, что на берегу Вуоксы, мы встречаем в шведских налоговых переписных материалах за 1553 и 1554 годы, хотя археологические находки свидетельствуют о том, что стоянки обитателей Карельского перешейка в этих местах были и в более ранние периоды: в частности, на территории волости Эюряпяя в районах Пёлляккяля, Пааккола и Вуосалми были найдены отдельные рукотворные предметы, относящиеся к периоду каменного века. Следует помнить, что здесь в свое время пролегал удобный водный путь из Выборгского залива к крепости Кексгольм (фин. Кякисалми, ныне г. Приозерск Ленинградской области), который далее шел через Ладогу к реке Волхов. Несомненно, узкие проливы и бухточки, а также многие острова на этом водном пути были удобными местами для стоянок жителей каменного и железного веков, поскольку условия позволяли ловить рыбу даже самыми примитивными снастями, и, кроме того, на сухих возвышенных грядах, поросших лесами, было огромное изобилие всевозможной лесной дичи. Поскольку в те времена этот путь представлял собой довольно полноводную цепь озер и проливов, большие площади, на которых ныне растут леса, были затоплены водой, и, к примеру, окрестности Пёлляккяля в период каменного века были большим островом. Указанные налоговые записи середины XVI века указывают, что в Пёлляккяля было 10 дворов и жили крестьяне с фамилиями, в частности, Хинтсанен и Пёлляккя (последняя фамилия, вне всякого сомнения, и дала название этой деревне). В XVII-XVIII веках официальные регистрационные записи содержат такие фамилии крестьян, как Рому, Каукинен, Сеппянен, Парьянен, Рааска, Каннинен, Хюютия. Спокойная и размеренная жизнь поселка, основными занятиями населения которого, как и в большинстве деревень Карельского перешейка, были сельское хозяйство и рыболовство, резко изменяет свой темп, когда в самом конце XIX века в нем появляются лесопильные предприятия. Со временем лесопильный завод "Альстрем" (или, как его называли, лесопильный завод Суурсаари) стал крупнейшим во всей Карелии предприятием по выпуску пиломатериалов, что, в свою очередь, способствовало росту численности населения поселка Пёлляккяля, которое к 30-м годам ХХ века увеличилось до двух с половиной тысяч человек. В поселке строились новые деревянные дома для работников лесопильных предприятий. Таким образом, внешне поселок Пёлляккяля сочетал в себе и сельскую идиллию, и черты промышленного центра.

             Таким образом, Пелляккяля становится самым густонаселенным поселком не только в Эюряпяя, но и по отношению к волости Муолаа, и именно по причине создания здесь крупных промышленных предприятий и большого наплыва людей, переезжавших сюда из других мест в поисках работы, и было принято летом 1925 года правительственное решение о создании самостоятельной волости Эюряпяя. В 30-х годах в Пёлляккяля имелась масса двух- и даже трехэтажных деревянных жилых строений. Работало большое количество магазинов, наиболее известными из них был головной магазин "Акционерной торговой сети Средней Вуоксы" ("Keski-Vuoksen Osuusliike"), "Хозяйственный магазин Эюряпяя" ("Ayrapaan Talouskauppa"), а также магазины Ронту и Рююппё (фамилии владельцев). Каждую вторую пятницу устраивались базарные дни, когда в Пёлляккяля приезжали торговцы из других мест, в том числе и из Выборга, за покупками приезжало много народу из соседних волостей - Муолаа, Хейнйоки, Вуоксела, Валкъярви. В Пёлляккяля были хлебопекарни, небольшие предприятия по производству прохладительных напитков, банковские конторы, телефонный коммутатор, аптека, больница, молитвенный дом, а также 2 народные школы (объединенные затем в одну) и школа совместного обучения Средней Вуоксы (Keski-Vuoksen yhteiskoulu) Самой крупной школой была т. н. народная школа заводов Пёлляккяля (созданная на базе основанной в 1898 г. лесопильным предприятием Суурсаари ("А. Альстрем") школы и школы, открытой в 1902 г. заводом пиломатериалов "Хакман и К°"), в которой к концу 30-х годов работало 10 учителей. Учебный процесс осуществлялся в четырех разных школьных зданиях. Кроме того, были мастерские для обучения ручному труду и металлообработке. С 1926 года все расходы, связанные с ее содержанием, оплачивал завод акционерного общества "А. Альстрем". С 1935 года муниципалитет волости Эюряпяя перечислял предприятию компенсацию, исходя из расходов, приходящихся на одного ученика в среднем по школам волости. Школьные здания лесопильного завода Суурсаари были построены к 1915 году на гряде, возвышавшейся между улицей Харьюкату и Вуоксой. Здание школы, до объединения принадлежавшее лесопильне "Хакман и К°", было отстроено еще в 1904 году, пришкольный участок находился в окружении красивой березовой рощи прямо напротив здания предприятия. Учителями в начальных классах народной школы заводов Пёлляккяля работали в разные годы Йенни Валкама, Анна Осанен, Лидия (Лююдиа) Харью и Лаура Вяйсянен. В старших классах работали Катри Норо (ж), Йенни Вайвио (ж), Текла Луукканен (ж), Аапо Нуора, Фанни Стооле (ж), Фабиан и Айно (ж) Каскинены, Оскари Пиккарайнен, Антон Уски, Лаура Салонен (ж), Эльса Копонен (ж), Илта Куорикоски (ж), Импи Таннер (ж), Пеллерво Лейму, Пааво Таммивуори, Вилхо Хяннинен, Олави Мюллюля и Вихтори Васко. Школа совместного обучения Средней Вуоксы, основанная при поддержке Общества вспомоществования (Kannatusyhdistys) в 1924 году, уже в следующем году получила новое собственное здание, также было отстроено и жилое здание для учителей. Школа эта также располагалась недалеко от лесопильного завода Суурсаари. Школа была пятиклассной. Учились в ней не только дети местных жителей, но были также мальчики и девочки из других волостей, в том числе из Ряйсяля и Кивеннапа. Учителями в школе работали, в частности, Эльса Уотила, Аулис Рекола (м), Кертту Стенберг (ж), почасовые занятия закона божьего проводил сам настоятель прихода Яакко Марккола.

             В 1921 году на лесопильных предприятиях Пёлляккяля было основано спортивно-гимнастическое общество "?Ура" ("Путь"). Первым его председателем был выбран учитель Антон Уски. Большую организационную помощь обществу оказывали конторщик Нильс Нильссон и начальник работ Лаури Лайси. Первую спортивную площадку построили при участии добровольной рабочей силы на территории, относящейся к лесопильному предприятию. Впоследствии сделали более солидный стадион - на участке, бесплатно выделенном предприятием у дороги, ведущей в деревню Мялькёля; на этом стадионе в дальнейшем проводились не только местные, но и более серьезные соревнования: в частности, в 1936 году здесь проводился чемпионат Финляндии по легкой атлетике, причем команда "Ура" завоевала первое место. На берлинской Олимпиаде 1936 года спортивное общество "Ура" представлял чемпион Финляндии по метанию копья Ирьё Никканен.

             Поселок Пёлляккяля был, кроме того, центром церковного прихода Эюряпяя. В 1933 году на живописном мысу Ламмасниеми была выстроена церковь, с колокольни которой открывалась на юго-восток прекрасная панорама Вуоксы. Ближайший остров - Васиккасаари (ныне о. Телячий), самый крупный из островов - находился в непосредственной близости от церкви.

             Пёлляккяля представляла собой также оживленный транспортный узел. Железной дорогой поселок был связан с Выборгом и Валкъярви, паромом на протоке Вуосалми, примерно в километре от церкви, постоянно перевозились с одного берега на другой грузовые и легковые автомобили, пассажирские автобусы и множество другого транспорта. Кроме того, по Вуоксе ходили пароходы (см. главу "Водный транспорт"), и в Пёлляккяля были пристани у парома, у мыса Ламмасниеми и у лесопильного завода.

             По решению сессии Каукильского сельсовета зимой 1948 г. деревне Пааккола придумали наименование «Орловка». В июле 1948 г. комиссия по переименованию присвоила деревне название «Барышево» с обоснованием: «в память мл. лейтенанта Барышева, погибшего под Кюляпааккола вблизи д. Пааккола в 1944 г.» (Барышев Леонид Александрович 1925 г.р., командир артвзвода 60-го артполка 92-й сд, погиб 7 июля 1944 года и похоронен на берегу р. Вуокса). [Персоним]. Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне Пааккола были тогда же присоединены соседние селения Сеппяля, Ояпелто и Пёлляккяля.

Бойково
Сюкияля Sykiala

             Поселок. До 1939 г. деревня Sykiala входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Название Сюкияля образовано от родового имени Сюкие или Сюкияйнен.

             Из старинных шведских налоговых списков следует, что в 1543 г. часть деревни Сюкияля относилась к четвертине Матти Вестеринена, а другая часть – к четвертине Пекка Сюкияйнена. Четвертиной называлось административное и податное имение, входящее в состав волости. По новому налогообложению от 1559 г. у Олли Сюкияйнена было во владении три четверти имения. Сюкияля наверняка не являлась тогда еще самостоятельной деревней, а лишь составляла группу деревень Ваммелъярви.

             Суровые испытания выпали на долю деревни во второй половине XVI века, когда постоянные войны разоряли приграничные селения шведской Карелии. Сюкияля, как и соседние с ней деревни, была уничтожена почти полностью. Но настали мирные годы, и дома поднялись из пепла. В 1623 г. в Сюкияля насчитывалось уже 6 хозяйств. На рубеже столетий пришли новые невзгоды – голод и Северная война. Численность населения восстановилась в деревне лишь к 1760 году, когда там насчитывалось 35 трудоспособных мужчин и женщин.

             Границы деревни окончательно определились после генерального межевания в первой трети XIX века. В дальнейшем следовали незначительные приращения и утраты территорий. К началу нынешнего столетия, помимо центральной деревни, Сюкияля включала в себя также территории пристанционного поселка Мустамяки, деревеньки Корвентака и Сахакюля. Центральная деревня состояла из нескольких частей: Эскопяа (Край Эско), Хепокорпи (Конный лес), Хиеккойахо (Песочная поляна), Хонккой (Сосняк), Кюляпяа (Окраина) и Рииккилей.

             Большую часть территорий деревни занимали леса. К юго-востоку до берегов реки Райволанъйоки простирался государственный лес Руссова, который в свое время относился к владениям Сестрорецкого оружейного завода. В тот период он охранялся казаками, и те частенько наведывались в деревню за молоком. Как-то раз один из них заглянул к Микко Маннонену испросить кринку молока, но в ответ услышал, что остался только творог. Разгневавшись на нелюбезных хозяек, казак выхватил из ножен шашку... Испуганные крестьянки заперлись в амбаре, а казак, рубанув по двери клинком, удалился прочь. Глубокую зазубрину от этого удара, оставшуюся на железной петле двери, долго после этого демонстрировал хозяин соседям словно музейный экспонат. Не исключено, что эта петля и по сей день скрипит на старой двери или лежит в придорожной пыли.

             В период освоения Великого княжества Финляндского русскими дачниками в деревне Сюкияля появились особняки, принадлежавшие купцам Семену Завьялову и Павлу Щадрищеву, агроному Михаилу Волынскому, Алексею Борисову, Михаилу Каракозову. После гражданской войны многие дачи опустели. Из русских эмигрантов до начала советско-финляндской войны в Сюкияля оставались: Иван Фадеев, Петр Петров, Анна Морозова.

             Финская народная школа была основана в деревне в 1893 году. Ее поначалу посещали и дети из соседних деревень Неувола, Кирьявала, Ваммелъярви и Мустамяки. Когда в них появились собственные школы, то учебный округ сократился.

             Основными занятиями местных крестьян были земледелие и животноводство. Картофель выращивали, в основном, на продажу. Понемногу возделывали и сахарную свеклу. Лесному хозяйству также отводилась важная роль в местной экономике.

             Наиболее часто встречающимися в Сюкияля фамилиями являлись Курппа, Роувари, Хиетанен и Кяйвяряйнен. К концу 1939 года в центральной деревне находилось более 60 дворов. Последний день осени огласился отголосками залпов тяжелых орудий и скрипом телег, увозивших беженцев в неизвестность.

             Деревня почти не пострадала при отходе финских войск. Летом 1940 г. в нее прибыли советские переселенцы создавать колхоз «им. И.В.Сталина». Мирной жизни им было отпущено чуть более года...

             Днем 30 августа 1941 года части 12-й пех. дивизии под командованием полковника Вихма почти без боя овладели деревней Сюкияля и развили наступление на Райвола и Териоки. Возвратившимся на родину в 1942 г. жителям деревни не пришлось долго заниматься восстановительными работами, так как многие дома остались стоять на своих прежних местах.

             Новый приказ об эвакуации пришел в начале летней полевой страды. Пришлось снова собираться в дорогу и теперь уже в последний раз. Утром 14 июня прорвавшаяся через главную полосу финской обороны в Куутерселькя советская группировка из 36 танков и колонны бронированных тракторов достигла окраин деревни Сюкияля. Закрепившиеся у ручья Сотко-оя отдельные подразделения 6-го егерского батальона приняли бой, но ввиду абсолютного превосходства атакующих войск в технике, остатки батальона вынуждены были отойти к Ваммелъярви. Потери тогда понесли обе стороны, о чем и напоминает памятник на братской могиле красноармейцев напротив бывшей народной школы.

             После войны школа продолжила свою работу, но учениками в ней были уже совсем другие дети. И в уцелевших домах жили снова не те, кто их строил. На полях работали не карельские крестьяне, а колхозники-переселенцы колхоза «им. И.В. Сталина». 17 января 1948 г. по постановлению 2-й сессии Мустамякского сельсовета деревне Сюкияля выбрали наименование «Ягорба». В июле 1948 г. комиссия по переименованию присвоила деревне название «Бойково» с соответствующим обоснованием: «в память гвардейца Бойкова А.Ф., похороненного в дер. Сюкияля». [Персоним]. Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В начальный период советского освоения деревня Сюкияля была объединена с соседней деревней Айриккала, и обе считались за одно селение. После укрупнения в 1950 г. колхоз «им. Сталина» влился в колхоз «Память Ильича», а последний еще через 10 лет стал Горьковским отделением совхоза «Поляны». По мере того как погибало сельское хозяйство в Советском Союзе, гибла и сама деревня, превратившаяся, наконец, в рядовое дачное поселение. В настоящее время старинные обветшавшие здания предпочитают разрушать, а не ремонтировать. Вместо них вырастают новые образцы неведомой архитектуры. Сохранилось всего несколько зданий от старой деревни Сюкияля и, самое главное, бывшая народная школа, простоявшая здесь уже более 100 лет.

Большое Поле
Тервайоки Tervajoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Tervajoki входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Tervajoki означает «Смоляная река».

             По постановлению общего собрания колхозников-переселенцев колхоза «Авангард» зимой 1948 г. деревне Тервайоки выбрали наименование «Большое Поле». Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Большой Бор
Йокикюля Jokikyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Jokikyla входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Jokikyla означает «Речная деревня».

             Зимой 1948 г. деревне Йокикюля присвоили наименование «Большой Бор». В качестве мотивировки данного варианта указывалось на «природные условия». Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к Йокикюля была присоединена соседняя деревня Каукиала.

Бор
Ляхтеенмяки Lahteenmaki

             Поселок. До 1939 г. пристанционный поселок Lahteenmaki, как часть деревни Макслахти, входил в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Lahteenmaki означает «Родниковая горка».

             Зимой 1948 г. станция Ляхтеенмяки получила наименование «Бор». Мотивировкой выступали «природные условия». Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Борки
Койрала Koirala

             Поселок. До 1939 г. деревня Koirala входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Койрала образован от антропонима.

             По постановлению общего собрания граждан зимой 1948 г. деревня Койрала получила наименование «Борки». Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к деревне были присоединены соседние селения Мяттянен и Турулила.

Боровинка
Кольола Koljola

             Поселок. До 1939 г. деревня Koljola входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Кольола образован от антропонима.

             Зимой 1948 г. деревня Кольола получила наименование «Боровинка». Обоснованием данного варианта были выбраны «географические условия». Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к Кольола были присоединены соседние селения Олкинуора, Сейтсонен, Пеккола.

Бородинское
Сайрала Sairala

             Поселок. До 1939 г. деревня Sairala входила в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению сессии 2-го созыва Сайральского сельсовета 20 января 1948 г. деревня Сайрала получила наименование «Бородино» с соответствующим обоснованием: «в память погибшего гвардии майора Бородина в 1944 г.» (Бородин Иван Акимович, 1919 г.р., начальник штаба 1269-го сп 382 сд, умер от ран в полевом госпитале 5 сентября 1944 г. Похоронен в дер. Мялькёля). От места гибели Бородина до Сайрала расстояние по прямой линии составляет 35 км, от могилы – 38 км. [Идеологоним]. Окончательно переименование в форме «Бородинское» закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения к деревне были присоединены соседние селения Туомала и Яникселя.

Брусничное
Ханхийоки Hanhijoki

             Пограничный поселок. До 1939 г. деревня Hanhijoki входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             11 октября 1947 г. на заседании исполкома Роккалан-иокского сельсовета было решено просить вышестоящие инстанции переименовать деревню Ханхийоки в дер. «Брусничка» с мотивировкой – по «природным условиям» (По постановлению общего собрания рабочих и служащих совхоза № 18). В июле 1948 г. форму названия изменили на «Брусничная», а в окончательном своем виде название «Брусничное» было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Буслово
Хоуни Houni

             Пограничный поселок. До 1939 г. деревня Houni входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников-переселенцев колхоза «Родина» зимой 1948 г. деревне Хоуни было присвоено наименование «Родина». Летом 1948 г. комиссия по переименованию поменяла название населенного пункта на «Буслово», обосновав причину выбора лаконично: «в память о погибшем воине». На момент окончания боевых действий от Хоуни до советской передовой расстояние по прямой составляло 15 км. [Идеологоним]. Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Великое
Тапиола Tapiola

             Поселок. До 1939 г. селение Tapiola входило в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия) как часть деревни Ала Хяме («Нижнее Хяме»).

             По решению исполкома Тапиольского сельсовета от 16 октября 1947 г. населенному пункту Тапиола было присвоено наименование «Великое село». Окончательно переименование в форме «Великое» было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к Тапиола были присоединены соседние селения Сийссала и Хуовила, ранее входившие в состав деревни Ала Хяме.

Верхнее Черкасово
Юля Сяйниё Yla Sainio

             Поселок. До 1939 г. деревня Yla Sainio входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. комиссия по переименованию присвоила деревне Юля Сяйниё название «Черкасово», обосновав причину его выбора так: «в память погибшего Героя Великой Отечественной войны Черкасова, похороненного на ст. Сяйние». [Персоним]. Окончательно новообразование в форме «Верхне-Черкасово» было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения хозяйства к Сяйниё были присоединены соседние селения Раухала, Микколанмяки.

Вещево
Хейнъиоки Heinjoki

             Поселок и пристанционный поселок. До 1939 г. село Heinjoki входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Heinjoki означает «Сенокосная река».

             По постановлению сессии Хейнйокского сельсовета от 3 февраля 1948 г. село Хейнъиоки было предложено переименовать в дер. «Низовая I». Обоснованием данного варианта выступали «географические условия». В июле 1948 г. комиссия по переименованию поменяла название населенного пункта на «Царёво», обосновав причину выбора: «в память о погибшем в 1944 г. близ местечка Хейнъиоки капитане Цареве». Через месяц комиссия еще раз поменяла название поселка на «Вещёво». (Комбриг Петр Евгеньевич Вещёв, ГСС, командир 24-й Самаро-Ульяновской дивизии, погиб 6 декабря 1939 года на подступах к укрепрайону Вяйсянен. От селения Вяйсянен до Хейнъиоки расстояние по прямой составляет 25 км). [Идеологоним]. Окончательно переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения к деревне были присоединены соседние селения Курвила, Вамппала, Савастила, Ахола, Какимяки, Лахденперя, Ряттёля, Пихкала, Хенттула.

Вишнёвка
Юлякюля Ylakyla

             Поселок. До 1939 г. селение Ylakyla входило в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Ylakyla означает «Верхняя деревня». Селение Юлякюля, наряду с соседними селениями Валтонен, Юликюля, Старый и Новый Тухканен, Пескенмяки, Миконмяки, Палвола, Лехтола, Ярвипелто, Ватимаа, Кайвопелто, Пиенсави, входило в состав большой деревни Яппиля, площадь которой составляла 25 км2. Следует отметить, что ввиду своей раздробленности общее название деревни на официальных топографических картах вообще не указывалось. Название Яппиля относилось только к железнодорожной платформе, появившейся в 1915 году. Топоним Яппиля вероятнее всего образован от антропонима. Однако он мог образоваться и в результате искажений, вызванных неправильной записью финских топонимов Ярвенпелто (Озерное поле) или Ярвенпяа (Край озера) в шведских документах, а в дальнейшем и при перенесении искаженных вариантов вторично в финскую языковую среду.

             Раздробленное расположение групп отдельно стоящих домов характерное вообще для карельских деревень было обусловлено прежде всего географическим фактором: всхолмленный пересеченный рельеф позволял использовать под застройку только непригодные для земледелия небольшие каменистые площадки на возвышенностях. Их окружали возделываемые угодья, перемежавшиеся с неудобьями, болотами и сосновыми борами. Только так крестьяне могли с наибольшей степенью эффективности использовать все плодородные земли деревни, находящиеся на склонах холмов. Самым высоким местом деревни являлась горка Пескенмяки, поднимающаяся на 100 метров над уровнем моря.

             Земледелие и животноводство являлись основными занятиями жителей Яппиля. Во многих хозяйствах имелись также фруктовые сады. Дополнительный заработок приносили лесоразработки, рыболовство и кустарные промыслы. Все работы, требующие значительных усилий, местные крестьяне выполняли объединяясь с жителями соседних деревень. Земельные наделы у большинства крестьян были небольшими. На них возделывали главным образом рожь, овес, ячмень и картофель. Пшеницу сеяли лишь немногие. Зерна хватало не только на потребности семьи, но также значительная часть продукции шла на продажу. До 1918 года большую долю в товарном производстве занимало рыболовство. Зимой на льду Финского залива крестьяне строили даже небольшие домики, в которых жили до нескольких недель. Свежую рыбу на санях везли по зимникам прямо в Санкт-Петербург. После закрытия границы лучшие места лова стали недоступны и рыболовство пошло на убыль.

             В начале XIX века российский немец Матиас Рош основал в юго-западной части деревни Яппиля стекольный завод. Площадь имения Роша составляла 800 гектар, из которых только 65 га приходилось на пахотные угодья. Завод начал давать продукцию в 1803 году. По смерти владельца в 1831 г. завод был продан из-за споров в отношении наследства. Недвижимость купил зять Роша немец Йозеф Шульц, который владел стекольным заводом в Лейстиля. Стекольный завод в Яппиля прекратил свою деятельность в 1846 году также в связи со смертью владельца. Местность, где стоял завод и усадьба Роша стала называться Руукин хови, что означает "Усадьба заводчика".

             Накануне Первой мировой войны в 1914 году начались работы по строительству железнодорожной ветки от Териоки до Койвисто, которые закончились в 1916. Строительство дороги внесло оживление в деревенское однообразие. Семьи строительных рабочих арендовали комнаты у местных крестьян, их дети ходили в одну школу, завязывались новые браки. Доходы от сдачи жилья, от продажи различных стройматериалов подрядчикам резко подняли уровень жизни обитателей деревни. Остановочный пункт Яппиля появился в 1915 году. Вначале на нем не было никаких строений. Позднее у платформы появилась маленькое станционное здание, в котором можно было обогреться в ожидании поезда. В те времена в сидячих вагонах зимой было холодно ехать. Хотя в них и были крошечные печурки, но проводник редко следил, чтобы они топились. Пассажиры сами заботились об этом и прихватывали в дорогу с собой дровишки. В Яппиля поезда встречал и провожал станционный смотритель Валтонен.

             Деревня Яппиля была окружена ожерельем различных по величине озер, покоящихся в ледниковых котловинах. Самое большое из них, Юлисъярви, отличалось двумя красивыми островками Суурсаари и Пьенсаари (Большой и Малый). Все озера были богаты рыбой, которая существенно дополняла рацион крестьянского питания.

             Живописная местность привлекала богатых петербуржцев, которые успели построить здесь свои летние особняки. Наиболее роскошные виллы принадлежали крупному капиталисту Вартану Пастакову и дворянину Ивану Бонялевичу. После 1918 г. оставшимся в Финляндии русским пришлось находиться уже на положении эмигрантов. Многие прежним русским владельцам вообще не удалось вернуться в Финляндию из революционного Петрограда. Брошенные ими особняки постепенно распродали и перевезли в различные районы Финляндии. До эвакуации 1939 года в Яппиля проживали семьи Беранже, Лилиеквиста, Квика, Гульбе и др.

             Общественные организации, действовавшие в Яппиля в середине 30-х годов, были представлены отделениями Молодежного общества, шюцкора и Лотта Свярд, общества Мартта. В Яппиля действовала только начальная школа, старшеклассники же посещали народную школу деревни Кайпиала.

             Из постоянных довоенных жителей деревни Яппиля в первую очередь следует упомянуть семьи, носившие фамилии Валтонен, Тухканен, Санталайнен, Сакси, Расимус и Тойвонен.

             На 1939 год деревня Яппиля состояла из 65 крестьянских имений. В декабре 1939 г. деревня сгорела почти полностью. В августе 1941 в Яппиля сохранился только один-единственный дом и несколько полуразрушенных строений. 41 хозяйство превратилось в пепел. Большинство домов деревни подняли из руин вернувшиеся в 1942 г. бывшие жители Яппиля, которым пришлось окончательно оставить свою землю летом 1944 г. Вслед за ними осваивать завоеванные территории пришли советские переселенцы.

             В местечке Валтонен разместилось подсобное хозяйство фабрики им. Луначарского. По решению расширенного заседания исполкома Кайпиальского сельсовета депутатов трудящихся от 26 июня 1947 г. селениям Валтонен, Юлякюля и Тухканен были присвоены новые наименования – «дер. Бугры», «д. Вишневка» и «д. Овражная» соответственно. Выбор топонимов был обусловлен «природными условиями». Переименования были закреплены Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В советское время в этих деревнях можно было заметить реликты сельского хозяйства, но теперь местность покрылась многочисленными дачами и коттеджами, а в окрестных лесах осели садоводческие массивы.

             Местечко Хюпияниеми (или Юрисевя), расположенное на берегу озера Юлисъярви, работники подсобного хозяйства завода им.С.М. Кирова в том же 1948 г. окрестили просто - "дер. Озерная". Позднее около этого поселка возник пионерский лагерь "Зеркальный". Такое название известный центр детского отдыха унаследовал от переименованного топографическим отделом Генерального штаба ЛенВО озера Зеркальное, бывшего Юлисъярви. К имевшему в свое время всесоюзное значение пионерлагерю "Зеркальный" было проложено асфальтированное шоссе, а на железной дороге тогда появилась новая платформа "пл. 86 км".

             Небезынтересно упомянуть, что от платформы Яппиля в период с 1942 по 1944 год была протянута дополнительная железнодорожная ветка к деревне Сейвясте, расположенной на берегу Финского залива. Эта ветка имела стратегическое значение, так как по ней осуществлялась доставка боеприпасов от небольшой гавани Сейвясте на финские оборонительные позиции. Между платформами Яппиля и Сейвясте была построена товарная станция Вихмала, где находились склады боеприпасов. В середине июня 1944 года в районе полустанка Яппиля отряды сдерживания 1-го терийокского егерского батальона вели оборонительные бои с превосходящими силами Красной Армии. В настоящее время от этой ветки осталась только насыпь, которая частично используется как лесная дорога.

             Платформа Яппиля сохранила свое исконное название до нынешних времен благодаря, с одной стороны, непреложным законам железнодорожного ведомства, согласно которым названия новых станций не должны совпадать с названиями уже имеющихся, а с другой - бедности фантазии сочинителей имен. Вначале полустанку придумали наименование "пост Зеленый", но оно оказалось созвучным другому. Тогда решение изменили, закрепив за Яппиля название "пост Боровой". Оно тоже не устроило МПС. Наконец, 27 января 1951 г. исполком Леноблсовета постановил переименовать станцию Яппиля в "ст. Бугры-Овражские" и снова железнодорожники воспротивились принять такое решение. С 1950 по 1952 год шла долгая переписка между железнодорожным ведомством и комиссией по переименованию, пока дело окончательно не завязло в бюрократической волоките. Это и спасло оставшиеся старые названия станций от полного уничтожения.

Вишнёвка
Пяллиля, Лейриля Pallila, Leirila

             Поселок. До 1939 г. селения Pallila, Kurkela, Heikkila и Leirila входиля в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Жители числятся в деревнях Куркела и Хейккиля с XVIII века, а в Лейриля еще в XVII веке значился крестьянин по фамилии Карху. Местность, на которой располагались эти деревни (вдоль восточного берега озера Искъярви), называлась Нурми (в переводе это слово означает "травяное поле"). Сами деревни были маленькие, примерно по десять домов в каждой. Наделы у крестьян были в основном также небольшие. Дома располагались по обе стороны дороги, ведущей в Пяллиля - деревню, расположенную севернее. Поскольку дорога проходила недалеко от берега, некоторые дома стояли практически у самой воды. Наибольшей известностью в округе пользовались хозяйства крестьян-дворохозяев с фамилиями Тойкка, Котилайнен, Палса и Маюри. В деревне Лейриля работал магазин Юхо Рямё, отец которого, Матти Рямё, в свое время был известен тем, что занимался заготовкой тряпичного вторсырья, которое вывозил на реализацию потребителям главным образом в область Саво.

             Деревня Пяллиля, находившаяся на восточном берегу озера Искъярви, получила свою известность в связи с тем, что начиная с первой четверти XVIII века она стала центром самого крупного по площади на Карельском перешейке помещичьего имения (более подробно об этом было рассказано в главе "Под властью русского царя", см. выше), причем деревянные строения центральной усадьбы сохранялись вплоть до начала Зимней войны 1939-40 гг. Деревянное бывшее главное здание усадьбы находилось у северной околицы, где начиналась проселочная дорога, которая вела к лютеранской церкви прихода Муолаа. Деревня уже существовала и в допетровските времена. Некоторые данные из налоговых документов свидетельствуют о наличии в деревне в XVII веке хозяйства Пююккё, а в XVIII веке - хозяйств Кююря и Кянкянен. К 30-м годам ХХ века в деревне были, в частности, хозяйства Тобиаса Кянкяненя, который был профессиональным рыбаком, известным на всю волость, Кюллястинена, других представителей рода Кянкяненов, а также хозяйство Пююккё. Отдельно стояли строения хозяйства Кююря, расположенные рядом с народной школой. Школа эта была самой первой в волости Муолаа. Решение об ее создании было принято на первом волостном собрании, состоявшемся 22 сентября 1870 г. Само здание школы было готово к осени 1876 года, в нем сразу же начали проводить уроки. Построено оно было по подобию старинной господской усадьбы. Землю под строительство и для создания пришкольного участка выделили из государственного земельного фонда по распоряжению губернатора Выборгской губернии. Эта т.н. "пустошь" включала примерно 4 га поля, 2 га лугов, а также большой участок леса площадью 22 га - таким образом, общая площадь всего участка составляла 28 га. Занятия в школе вел один учитель. Поначалу округ школы был довольно большой, и подчас учитель должен был вести занятия аж с 60 учениками, однако впоследствии его нагрузка была доведена до нормативной, так как были построены школы в Сормула (Искъярвенская), Койрала и Хаттула. Здание школы, как и многие другие деревянные постройки, были сожжены в самом начале Зимней войны, 2 декабря 1939 года. За все время существования этой школы в ней в течение 63 лет отработали всего 2 учителя - Юхо Линдгрен (сменивший впоследствии фамилию на Ниинеля), а после него - Микко Мякиринне, который, помимо работы в школе, был также председателем собрания волостных уполномоченных (т.е. сельского совета) и по совместительству - финансовым инспектором от волостной конторы Сберегательного банка Финляндии.

             Земли в деревне Пяллиля были очень плодородными, поскольку почва была глинистой, поэтому и хозяйства бьли в основном самодостаточными.

             Есть основания предполагать, что во время боевых действий 1944 гг. серьезных разрушений деревне не было причинено. В начале 1945 г. в Пяллиля был восстановлен колхоз "Красный партизан". Зимой 1948 г. на колхозном собрании было принято решение о переименовании населенного пункта в "д. Вишневка". В ходе укрупнения колхоза к Пяллиля было присоединено местечко Куркела.

Владимировка
Кискола Kiskola

             Поселок. До 1939 г. селение Kiskola входило в состав деревни Каукъярви волости Уусикиркко Выборгской губернии (см. Каменка). Свое название Кискола унаследовала, вероятно, от родового имени первопоселенца. Основным занятием крестьян было земледелие и скотоводство, но немалый доход также приносило и рыболовство. Озеро давало обильные уловы щуки, леща, угря, под корягами водилось множество раков. В ручьях плескалась форель, которую ловили обычно весной. Крестьянские хозяйства были небольшими, в среднем площадь каждого поля не превышала 10 га. Участки, вытянутые в длину начинались прямо от домов, которые стояли вдоль шоссе. В палисадниках росли сирень и яблони, а холмистые берега озера окаймляли черная ольха, черемуха, березы и даже такие редкие в этой местности деревья как вяз и дуб. Наиболее распространенными сельскохозяйственными культурами являлись рожь, овес и ячмень, а начиная с середины 30-х годов здесь стали выращивать и пшеницу. Хорошие урожаи давал картофель.

             В начале XX века в Кискола располагалась дача коллежского советника Аркадия Вальдштейна.

             Советские переселенцы начали прибывать в опустошенный войной край вскоре после окончания военных действий на Карельском перешейке. Наиболее пригодной для проживания оказалась, вероятно, деревня Кискола, в которой разместилось подсобное хозяйство «Ленснабуголь». Работникам этой организации в 1948 г. пришлось придумать своему селению новое название – «Ручьи». И все же несколько месяцев спустя решением вышестоящих инстанций деревня Кискола была вновь переименована во «Владимирово» (в память лейтенанта А.Ф.Владимирова, могила которого находилась близ деревни). Позднее деревня Кискола прекратила свое существование, а название «Владимирово» перенеслось на новостройку, занявшую земли бывших деревень Талпола, Коккола и Хяннилоя.

Возрождение
Кавантсаари Kavantsaari

             Поселок и пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Kavantsaari входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Кавантсаари присвоили новое название «Возрождение» (по одноименному названию совхоза «Возрождение», расположенного в данном населенном пункте). Окончательно это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Волочаевка
Сойттола, Кархула Soittola , Karhula

             Поселок. До 1939 г. деревня Soittola входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Кархула происходит от антропонима. Крестьяне с фамилией Karhu жили здесь еще в XVI веке.

             Деревня появилась предположительно в XVII веке, в период относительного затишья после нескончаемой череды войн и заключения в 1617 году Столбовского мира. В XVIII веке во всей деревне было только 3 дома - это крестьянские хозяйства Кантее (в официальных документах - "Cande"), Мякеля и Палопоски, к 30-м годам ХХ века домов было около двадцати. На холме Вяярямяки (букв. "Кривая горка") была развилка, от которой отходила дорога, идущая вдоль северного берега озера Вуотъярви (ныне оз. Волочаевское); на этом перекрестке находилось здание "Молодежного общества Вуотъярви" (т.е. клубное помещение). Дома деревни были расположены по возвышенным местам. Жители деревни были мелкими земледельцами, поля у них были небольшие, однако в результате проведения работ по водоспуску из оз. Вуотъярви крестьяне получили дополнительные площади под пашни и луга. Мужики деревни в старые времена, т.е. до революции, занимались мелкой торговлей, возили, к примеру, вторсырье (тряпье, вышедшую из употребления одежду) в Санкт-Петербург, где сдавали груз скупщикам. За постройками хозяйства Палопоски находилась народная школа. Тут же, у дороги, находился магазин, который держали представители семейства Кантее (последним его владельцем был Йоосеппи Кантее). Из русских дачников в деревне Сойттола проживали аптекарь Геронимус Казимирович Контрымович и доктор Василий Федорович Мартынов. Их дальнейшая судьба остается неизвестной. Войны 1939-40 и 1941-44 гг. полностью изменили этническую карту деревни.

             По постановлению общего собрания граждан-переселенцев зимой 1948 г. селение Сойттола было переименовано в "Волочаевку". Какими причинами было вызвано появление такого названия, остается неизвестным. Вероятно, кто-то пытался перевести на русский название протекающей рядом речки Хяркяйоки, которая также получила новое название - Волочаевка. В этом случае буквальный перевод означает - "Бычья" или "Воловья река". Переименование было закреплено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к Сойттола были присоединены соседние селения Кархула и Ханттула.

             Деревня Ханттула существовала во всяком случае уже в XVII веке, поскольку в поземельных книгах этого периода упоминаются фамилии ее жителей - "Кархи" и "Карху". А в деревне Кархула крестьяне с фамилией "Карху" жили еще в XVI веке. Эти деревни располагались у восточной оконечности озера Вуотъярви, по которой проходила административная граница волости Муолаа с волостью Кивеннапа. Поля их были на склоне, спускавшемся к югу, в сторону озера Вуотъярви, а также к востоку, в долину речки Вуотъйоки (другое название - Хяркяйоки, ныне - р. Волочаевка). Жители этих деревень одно время занимались заготовками сена, которое возили продавать, в частности, в Сестрорецк. В предвоенные годы основным их занятием было картофелеводство: почвы (т.е. разогреваемые солнцем поля, расположенные на склонах) были вполне благоприятными для этого вида сельского хозяйства. Помимо раннего картофеля, который возили на рынок в Выборг, выращивали т.н. технический картофель. В деревне Ханттула находилось, в частности, зажиточное хозяйство Юсси Кархи, который одно время занимал должности в административных волостных структурах. А из деревни Кархула происходил известный в волости род Поутиайненов, некоторые представители которого поселились впоследствии в деревне Каукила; из них наибольшей известностью пользовались Юхо и Туомас Поутиайнены, депутаты финляндского Сейма от волости Муолаа. В Кархула имелся также магазин, которым владел торговец по фамилии Мойсандер. Согласно народному преданию, его дальний родственник в старые добрые времена служил в чине капитана в крепости Нотебург (Орешек).

             Из русских дачевладельцев в Кархула на 1917 г. были зарегистрированы следующие господа: статский советник Георг Юльевич Эльстер, Георг Бейльштейн, братья Торвальд Карлович и Йохан Карлович Веше, г-жа Наталья Зелебровски и вдова Эмилия Федоровна фон дер Остен-Дризен. Это были именитые и богатые люди. Дальнейшая судьба их неизвестна.

             В военное лихолетье 1939-40 и 1941-44 гг. деревня изрядно пострадала, но некоторые жилые дома сохранились до настоящего времени.

             Изначально 12 июля 1947 г. по постановлению общего собрания граждан деревне Сойттола, «исходя из географического расположения», было присвоено название «Высокое», которое тут же было заменено на «Волочаевка». Какими причинами было вызвано появление такого названия остается неизвестным. Вероятно, кто-то пытался перевести на русский название протекающей рядом реки Хярькяйоки, которая также получила новое название – Волочаевка. В этом случае буквальный перевод означает – Бычья или Воловья река. Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Кархула и Ханттула.

Выборг
шведское название – Wiborg, финское название – Viipuri, в XIX веке – Wiipuri

             Город областного подчинения. До 1939 г. Выборг был центральным городом Выборгской губернии (Финляндия).

             Выборг основан в 1293 г. шведским маршалом Торгильсом Кнутссоном во время третьего крестового похода. В переводе с древнескандинавского Wiborg означает – Святая крепость. Некоторые финские исследователи придерживаются мнения, что название Viipuri существовало еще до завоевания Карелии шведами и означает родовое имя.

             С 1940 по 1941 и с 1944 по 1948 гг. город сохранял финскую форму названия – Вийпури. Выборг не подвергся переименованию в 1948 г., а лишь восстановил прежнюю историческую форму имени.

Высоцк
Уурас, шведское название – Тронгзунд Uuras, Trangsund

             Город районного подчинения. В конце 1930-х гг. портовый поселок Uuras принадлежал административно г. Выборгу (Финляндия). Поселок Уурас лучше известен русским читателям под шведским именем Тронгзунд. В начале Северной войны здесь произошло морское сражение между шведским и русским флотом. В Финляндии Уурас был известен как самый крупный порт страны по экспорту древесины. Именно с появлением порта рыбацкая деревня Уурас выросла и превратилась в большой промышленный поселок с трехтысячным населением. Летом число жителей увеличивалось в 2-3 раза за счет приезжавших на заработки крестьян.

             Уурас раскинулся на плоской, местами каменистой островной равнине, на песчаном грунте которой дома можно было строить даже безо всякого фундамента. В дождливую пору вода быстро уходила сквозь песок, не оставляя никаких луж. Но в сухую штормовую погоду в воздух поднимались тучи летучего песка, оседая и скапливаясь в виде дюн на открытых участках местности. Жителям приходилось регулярно углублять свои колодцы, которые также быстро заплывали песком. Лишь низкорослый сосняк препятствовал наступлению дюнных образований вглубь острова. В таких условиях не могло эффективно развиваться сельское хозяйство, поэтому жителей деревни круглый год кормило море.

             Удобная, защищенная от штормов каменистой косой-волноломом, естественная бухта издавна использовалась как гавань, куда через Сайменский канал доставлялся лесотовар и перегружался на крупные суда, стоявшие на рейде в открытом море. Небольшие суда загружались в самой гавани. Грузооборот порта существенно возрос в связи с вводом в эксплуатацию в 1926 году железнодорожной ветки, соединившей Уурас с Выборгом и Койвисто. Период упадка пришелся на 1929-1935 гг., когда Финляндию охватил экономический кризис. Затем промышленный рост снова начал ускоряться. Пятая часть всего пиловочного материала страны проходила через порт Уурас. Доля кругляка была несколько меньше.

             В летнее время в гавани могло находиться под погрузкой до двух тысяч судов. Большую их часть составляли пароходы, но было немало и парусников. До появления железнодорожного сообщения и электроснабжения с наступлением зимы гавань пустела. Корабли уходили, а поселок погружался во мрак и бездействие. Но 9 месяцев в году порт работал безостановочно, с середины апреля до середины января. Фарватер прочищали ледоколы, пока позволяла ледовая обстановка. Тяжелая ситуация для жителей Уураса сложилась также в период кризиса, когда без работы остались тысячи людей. Из-за этого, вероятно, Уурас не успел превратиться в современный портовый город. Перед началом советско-финляндской войны в нем было всего три каменных здания: таможня, железнодорожный вокзал с депо и водонапорной башней, а также школа, построенная в 1929 г. К тому времени отделившийся от волости Йоханнес Уурас уже был частью окрестностей Выборга.

             Поскольку подавляющее большинство населения Уураса составляли рабочие, то это обстоятельство не могло не отразиться на политическом окрасе поселка. Уурас был самым красным из всех населенных пунктов Выборгской губернии. В поселке находился весьма вместительный дом Рабочего Союза, напротив которого стоял маленький домик Общества Трезвости, позднее построили лицей, Дом Собраний и стадион. Рабочий Союз спонсировал деятельность одного из лучших в стране духовых оркестров.

             Из других организаций следует упомянуть смешанный хор "Хюминя" и туристическую компанию Уурас, организовывавшую летний отдых жителей поселка. Также активно действовали три спортивных общества, стрелковый и охотничий клубы. Жители Уураса были гостеприимными и веселыми людьми, хотя и среди них встречались чудаки. Так на рыночной площади имел место такой диалог: "Это у тебя чего, лосось или судак?" - "Нет, это же окунь". - "Ну, тогда дай, что ли, этого кило, отдам кошке".

             Соседние деревни Суйккила, Ихойла, Пукинсаари и Монола были тесно связаны экономически и географически с поселком Уурас, что одновременно с ним вошли в состав города Выборга, отделившись от волости Йоханнес в 1930-х гг. Жители этих деревень занимались главным образом сельским хозяйством, работая на своих небольших полях. Характер местных почв благоприятствовал земледелию. Профессионально рыболовством здесь занимались немногие. Большинство жителей предпочитало подрабатывать в порту Уураса, где заработки были довольно высокими.

             История этих деревень в военные годы не отличалась ничем от судьбы соседних населенных пунктов.

             Советский период истории селения начался с переименования. Зимой 1948 г. поселок Уурас получил новое название – «Петроостров» с мотивировкой: «по историческим событиям – завоевание Петром I Карельского перешейка, в т.ч. остров Трангсунд у шведов». В июле 1948 г. комиссия по переименованию вторично изменила название населенного пункта на «Высоцк», перебросив это наименование с деревни Кайала на Уурас. На сей раз обоснованием служила фраза: «в память Героя Советского Союза Высоцкого, погибшего смертью героя в р-не о. Тронгсунд» (Высоцкий Кузьма Демидович, 1911 г.р., пулеметчик, 68-й сп 70-й сд, погиб у острова Пукинсаари 4 марта 1940 г.). [Персоним]. В такой форме переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             Остров Уураансаари был переименован в «Путевой», как указывалось – «по переводу с финского». Надо полагать, что безграмотные переводчики брали за основу искаженную русскую транскрипцию финских названий, где все долгие гласные заменялись на краткие. Только в таком случае от финского ura могло произойти русское «путь», преобразованное в новообразование «Путевой». Но исходным словом, в действительности, должно было служить uuras, а не ura. И тогда при переводе смысл был бы совсем иной – «трудовой», «энергичный», «старательный». Впрочем, скорее всего финское слово uuras произошло от шведского Trangsund (Узкий пролив) путем морфологической трансформации. Деревня Уураансаари, расположенная на одноименном острове, получила вначале "переводное" название "Путевой Остров". Хотя перевод был неверный, все же не это стало причиной неудовлетворительности такого переименования. Спустя несколько месяцев деревне было присвоено новое название "Кислицино". Вероятно, оно было образовано от фамилии павшего воина. В настоящее время деревни с таким именем уже не существует, она исчезла через несколько лет после переименования.

             Железнодорожная станция Уурас, также как и поселок, дважды меняла свои названия. Вначале она приняла на себя имя Петроостров, а затем - Высоцк.

             В 1945 г. на территории деревень Монола, Пукинсаари, Ихойла и Суйккила разместилось подсобное хозяйство Выборгского Приморского Курорта. В начале 1948 г. постановлением общего собрания рабочих и служащих этой организации деревне Манола было присвоено название "Красная Поляна". Но это переименование чем-то не устроило вышестоящие организации и, спустя полгода, объединенным в единое целое деревням Ихойла, Суйккила, Манола, Таппола и Рувиа было назначено наименование "Пихтовая". Деревня Пукинсаари получила вначале наименование "Курортный Остров", но вслед за тем ее вновь переименовали в "Приютино", как было указано в обосновании: "по месту нахождения санатория".

Вязы
Путус Putus

             Поселок. До 1939 г. деревня Putus входила в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). Название Путус происходит от антропонима, т.к. многие жители деревни носили фамилию Путус.

             Деревня Путус была в некотором смысле продолжением деревни Хяркяля, протянувшейся вдоль берега на юго-восток. Деревня ограничивалась на севере Хяркяля, на востоке Киискиля и на юге Маннола. На западе чудесный песчаный берег отделял деревни Койвисто от пролива. Между ближайшими домами деревень Путус и Маннола было около 1,5 км. Дети трех ближайших домов посещали школу Маннола, а остальные посещали свою школу в Хяркяля. Ученики постарше посещали также общую школу Койвисто.

             Путус была деревней мелких землевладельцев и особенно следует отметить многочисленные сады, продукцию которых отправляли в поселок на рынок, а также в Выборг. Рыбу ловили неводом для продажи и для собственных нужд, почти в каждом доме были артельщики. Из старшего поколения вышло много опытных шкиперов.

             Деревенский народ был особенно предприимчивым, ведь из этой маленькой деревни вышло два видных коммерсанта, которые были настоящими жителями деревни Путус и даже носили фамилию Путус. Были и оптовые скупщики рыбы (просолы), а также акционеры-судовладельцы.

             Жители Путуса кооперировались главным образом с жителями дер. Хяркяля, с которыми проводили и свое свободное время.

             Жители дер. Путус участвовали энергично в деятельности организаций шюцкора и Лотта Свярд, часть в подразделении Хяркяля и часть в подразделении Маннола.

             Война заставила жителей покинуть деревню. На их место прибыли советские переселенцы. С 1945 года окончательно изменилась точка отсчета времени. Путус стал медленно угасать. Зимой 1948 г. деревня Путус получила новое название – «Дачная», но через полгода и это название сменилось на «Вязы» – «по природным условиям», как растолковывалось в обосновании. Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Пённи.

Гаврилово
Кямяря Kamara

             Поселок. До 1939 г. деревня Kamara входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия).

Упоминая об этом селении следует сразу же оговориться, что речь пойдет только о пристанционном поселке, который возник здесь лишь в связи с появлением в 1870 г. Финляндской железной дороги. Сама же деревня Кямяря относилась к соседней волости Хейнъйоки и находилась в 7 км к северу от одноименной станции.

             Платформа Кямяря была основана в 1881 году. Удобство сообщения как с Выборгом, так и с многочисленными деревнями волости, привлекло на это место многих предпринимателей, которые основали у платформы свои магазины, лавки, склады и небольшие производства. С 1906 года здесь обосновался бельгиец Бернард, который снабжал лесопродукцией многие европейские шахты. В период с 1910 по 1918 год на станции Кямяря действовала большая лесопилка, которую обслуживали местные рабочие. Трудящиеся могли проводить свободное время собираясь на вечеринки в Доме Союза Рабочих, который располагался неподалеку. В пристанционном поселке проживало также много семей железнодорожников.

             Рабочее движение резко пошло на спад после коренного перелома в пользу белого движения в ходе гражданской войны в Финляндии. Первую победу над красными отряд добровольческой крестьянской армии одержал уже 28 января 1918 г. именно на станции Кямяря. Вначале соединение карельских воинов отправилось в Выборг в, так называемую, дисциплинарную экспедицию, и на Выборгском вокзале вспыхнул бой, после которого красные войска, пользуясь своим значительным превосходством в силах, заставили их отступить на Веняйянсаари (полуостров Лиханиеми) на дачу Селглгрена. Проведя там несколько дней, это соединение произвело попытку выйти к линии фронта, выбрав местом для своего перехода станцию Кямяря, откуда после тяжелого сражения под командованием подполковника Аминова прорвалось на северный участок железной дороги Выборг - Петроград, подорвала ближайший железнодорожный мост, вывела из строя железнодорожное полотно между станциями Сяйние и Кямяря, а также выдворила красных со станции Кямяря. Но малочисленные и плоховооруженные воины белого движения не могли долго удерживать ее в своих руках. Волость оказалась в руках красных до самого конца апреля.

             О сражении в Кямяря и об условиях местности во время Освободительной войны Тааветти Акканен рассказывает следующее:

             " К концу дня 28 января разгорелся сильный бой на ст. Кямяря между прибывшими сюда с Веняйянсаари белыми и красными, занимавшими станцию. Около 30 красногвардейцев только что прибыли из Выборга на поезде для охраны пристанционной местности. Белые атаковали их силой в несколько сот человек. В том бою погибло много красных. Поздним вечером белым все-таки пришлось отступить до Хейнйоки, поскольку из Петрограда прибыло на так называемом поезде "Рахья" красное войско с целью подобрать брошенное оружие и начало палить из пушек. Вся волость осталась в руках у красных, и война потихоньку продолжалась до последней декады апреля, пока белые 21 апреля после тяжелого боя не освободили территорию волости".

             В Кямяря, как и в других волостях, после 27 января 1918 г. формировались части Красной Гвардии, куда вначале набирали людей в добровольном порядке, но в начале апреля, когда линия фронта пошатнулась, в Красную Гвардию народ стали брать силой. Кто тогда не вступил в отряды, тех определили на принудительные работы по погрузке песка в вагоны на песчаном карьере в Кямяря. Приговоренных к работам собрали со всей волости: из Каукярви привезли пять человек, из Суммы - по мужику от имения, из Хуумола был только один человек и жителей Кямяря было порядка десятка. 18 апреля из работавших в песчаном карьере стали отбирать мужиков для отправки на линию фронта в помощь красным. На фронт в район Кавантсаари было отправлено пятеро жителей Каукярви, один - из Хуумола и шесть - из Кямяря. Алекс Лайне из Кямяря избежал отправки на фронт, бросившись под паровоз на ст. Кямяря, через собственную гибель. Остальные находились на фронте до отступления красных, которые отходили через Ихантала и Юустила к Выборгу. Некоторые люди, взятые насильно на фронт красными из других деревень, погибли в боях. В последние дни войны в неудачно сложившейся для красных ситуации погибли некоторые убежденные в правоте своего дела жители Куолемаярви. Отправленный на красный фронт из Кямяря Тааветти Акканен рассказал со своей стороны следующее: " 29 апреля 1918 г. в Выборге я чудом спасся от расстрела. Я уже стоял в рядах расстреливаемых, но к счастью внезапно появился полковник Вилкама, который остановил кровавую расправу. Затем я был в лагере пленных в Выборге 18 суток, меня освободили после дознания и выпустили из лагеря".

             Пристанционный поселок формировался вдоль железнодорожного полотна и поэтому имел достаточно большую протяженность. В центре его в 1937 г. построили народную школу, но первые ученики успели проучиться в ней чуть больше года. Начавшаяся война заставила гражданское население поселка покинуть свои жилища и отправиться в глубокий тыл.

             В районе станции Кямяря и деревни Ярвенпяа разыгрались последние сражения советско-финляндской войны. 16 февраля передовые части 123-й стр. дивизии с боем захватили станцию Кямяря. При этом здания вокзала и народной школы были уничтожены до основания.

             В общей сложности в Кямяря и Ярвенпяа к сентябрю 1941 г. сохранилось около 30 зданий. За мирный период 1940-41 гг. советские переселенцы успели перевезти из других мест и установить в районе станции несколько строений. Под здание станции был приспособлен перевезенный откуда-то жилой дом.

             Окончательно станция Кямяря вместе с другими территориями финской Карелии отошла в состав Советского Союза после 1944 г. Восстановлением ее продолжали заниматься прибывшие сюда сразу после окончания военных действий ленинградские рабочие. По постановлению общего собрания рабочих и служащих станции Кямяря зимой 1948 г. деревня Кямяря получила наименование «Каменка». Станция, разумеется, получила такое же имя. Однако после ряда топонимических перетасовок название это по решению исполкомовских комиссий было переброшено на деревню Каукъярви (Бобочино). Административным распоряжением станции и поселку Кямяря было выбрано вначале наименование «Воскобойниково» с мотивировкой: «в память воина Советской Армии Воскобойникова, погибшего в районе станции Кямяря». Впрочем, этот вариант почему-то не устроил комиссию по переименованию, и летом 1948 г. «Воскобойниково» заменили на «Гаврилово» с обоснованием: «в память техника-лейтенанта Гаврилова Ф.П., умершего в госпитале от ран 4 августа 1944 г. и похороненного близ ст. Кямяря». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             Неподалеку от станции в первые послевоенные годы началась добыча строительного камня и щебенки. С этой целью был разработан карьер "Кямяря" Выборгского района треста щебеночных заводов МПС СССР. Хотя близлежащие месторождения гранитов к настоящему времени значительно истощены и разработки на старых карьерах давно не ведутся, тем не менее, у станции продолжают действовать сортировочные цеха, щебень в которые доставляется из отдаленных карьеров.

Ганино
Алакюля Alakyla

             Поселок. До 1939 г. селение Alakyla, являясь частью деревни Хямеенкюля, входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). Название Alakyla переводится как «Нижняя деревня» (см. Пушное).

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства Ленинградского Военно-Морского Нахимовского Училища зимой 1948 г. деревня Алакюля получила наименование «Утесово». В июле 1948 г. комиссия по переименованию изменила название населенного пункта на «Ганино», обосновав свое решение фразой: «в память сержанта Ганина, похороненного в д. Алакюля». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             При укрупнении хозяйства к Алакюля было присоединено соседнее селение Хюриля.

Гвардейское
Карисалми Karisalmi

             Поселок. До 1939 г. деревня Karisalmi входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Название Karisalmi переводится как «Рифовый пролив».

             Зимой 1948 г. деревня Карисалми получила почти переводное название – «Пролив», но через полгода комиссия по переименованию сменила его на «Гвардейское» по идеологическим причинам, в обосновании которых не было нужды. Последнее переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Корпела.

Глебычево
Макслахти Makslahti

             Поселок. Место, где теперь находятся поселки Глебычево и Ключевое, прежде называлось Рёмпётти. В середине 1920-х гг. из небольшой деревушки Рёмпётти превратилось в крупный торгово-промышленный центр, своего рода рабочий поселок. Поскольку Рёмпётти занимал стратегически важное положение, на его территории в 1920-1924 гг. было построено 7 дотов и командный пункт.

             Во время советско-финляндской войны промышленные объекты и жилые здания поселка неоднократно подвергались бомбардировке, поэтому советским переселенцам по окончании боевых действий 1939-40 гг. пришлось многое восстанавливать заново. Административно Рёмпётти стал относиться к Роккольскому сельсовету Выборгского района Карело-Финской ССР, но после второй войны в ноябре 1944 года Выборгский район включили в состав Ленинградской области. В начале 1948 г. поселку придумали новое имя - "Лесная дача". В том же году название еще раз изменили и селение стало называться "дер. Ключевая". Полустанок Рёмпётти сперва также получил название "Лесная Дача", но вскоре был переименован в «Тихоново»: "В память полкового комиссара Тихонова, погибшего в рядах народного ополчения в боях за Ленинград". Позднее он еще раз сменил свое название на "Прибылово". Вероятно, это было сделано в связи с упразднением Виллальского сельсовета, дважды переименованного колхозниками колхоза "Победитель" сначала в Прибойский, потом в Прибыловский сельсовет. Обоснование являлось традиционным: "В память лейтенанта Прибылова А.А., погибшего на территории Виллальского сельсовета" (см. Прибылово).

             После войны в строй вступил Глебычевский завод огнеупоров. Жители ближайших поселков работали главным образом на этом предприятии. С 1953 г. на заводе наладили производство керамических облицовочных плит. В последнее время его цеха производят впечатление полного бездействия.

             Довоенная история поселка сохранилась благодаря воспоминаниям ее бывших жителей.

             Деревня Рёмпётти, состоявшая из двух частей (Мяки и Роуску), в свою очередь являлась частью селения Макслахти. В начале века все население этой деревни состояло почти полностью из представителей рода Роуску. Семьи различались лишь по именам глав семейств, так как фамилия у всех была одна.

             Дома деревни располагались близ берега, к ним вели тенистые аллеи. Наибольшей известностью в деревне пользовался дом Аксели Рёмпётти, в котором позднее разместилась начальная школа. Аксели был земледельцем, держал домашний скот и занимался коневодством. Его беговые лошади часто побеждали на скачках.

             Основным видом деятельности в деревне было земледелие и животноводство, продукцию которого везли на продажу в Выборг. У многих были свои постоянные клиенты на рынке, которые охотно покупали мясо, масло, яйца и прочее. Некоторые крестьяне возили на ялах лес на продажу в Петербург. В 1886 г. в деревне открылся первый магазин. Хозяином его был Вилхо Пенттиля - разносторонний человек, шкипер, лесоторговец, купец, земледелец и депутат парламента. Он много успел сделать для блага своей родной деревни и волости.

             Когда в 1920-х гг. в Рёмпётти появилась новая гавань, жизнь деревни кардинально изменилась. Крестьяне продали свои поля, дома разобрали и перевезли дальше от берега. Исчезли милые старые аллеи. На их месте строилась промышленная зона. Жителей стало много больше прежнего. Сюда переехали в поисках более высоких заработков выходцы из соседних и даже более отдаленных волостей Карельского перешейка. Брошенные прежними русскими хозяевами териокские дачи скупались и перевозились сюда на новые места. Вскоре на холме Рёмпётти образовался новый деревенский центр. На берегу кипела работа. Всюду забивались сваи, возводились причалы, основы стапелей, ограждения портовых территорий. Новый вид деревне придало также появление железной дороги. На ее строительстве местный люд получал неплохие заработки, когда требовалось обеспечить подвозку грунта для насыпи. Почти в каждом доме сдавали комнаты рабочим, которые еще не успели обзавестись собственным жильем. Железнодорожная станция стала называться Макслахти, порт получил то же имя, но деревня все же осталась при своем старом названии.

             Своя школа появилась в деревне в 1923 г. и размещалась в бывшем доме Рёмпётти. Новая народная школа была основана в 1929 г., ее называли старшей школой, а начальная школа по-прежнему находилась тогда в своем старом здании. Учащихся начальной школы было так много, что невозможно было организовать обучение по параллельным классам.

             Деревенская жизнь была чрезвычайно разнообразной. Рабочее общество в Рёмпётти было основано в 1906 г. Первое учредительное заседание его состоялось в доме Аксели Рёмпётти. При Рабочем обществе был создан спортивный клуб, построена эстрада в роще Роуску. Первый первомайский марш был проведен к холму Коннуинмяки, где собрались и другие отделения Койвистовского Рабочего общества.

             Молодежное общество Рёмпётти было основано в 1921 г. Общество получило название "Alku" ("Начало"). Представления давали по всей волости. Годовые собрания проводили чаще всего в г. Миккели. Для молодых членов центрального общества устраивали недельные курсы в Хумал-йоки, на которых присутствовали два представителя из Рёмпётти.

             Добровольная пожарная команда была основана в Рёмпётти в 1930 г. Для приобретения пожарного инвентаря требовались немалые средства. Для сбора пожертвований организовывались театрализованные постановки. Пожарный автомобиль, получивший повреждения при пожаре, был куплен по сходной цене. Прицепную тележку к автомобилю смастерил Эркки Колхонен. Силами пожарных в 1938 г. была построена танцевальная эстрада. Она стала главным источником дохода для кассы пожарной команды. В летнее время устраивались также спортивные состязания, кроссы, велосипедные ралли.

             В 1919 г. начало свою деятельность отделение Куркела - Макслахти организации Лотта-Свярд. В ноябре 1929 г. отделение разделилось на две самостоятельные организации: Куркела и Рёмпётти - Макслахти.

             У организации шюцкора было свое отделение в Рёмпётти и в старом Макслахти. Начальное обучение шюцкоровцев велось в этом отделении, после чего курсанты могли принимать участие в объединенных учениях Койвистовского шюцкора.

             Деятельность общества домохозяек "Мартта" велась в деревне совместно с отделением Макслахти. Изделия ручной работы продавали на рынке, а на вырученные деньги смогли купить ткацкие станки и гладильный каток.

             В деревне был смешанный хор и женский хор. Смешанный хор пел первоначально в церкви, а когда собрали достаточно средств на постройку молитвенного дома, то по завершению строительства последнего хор перебрался туда.

             Лесотоварный порт Макслахти был, безусловно, первым по счету во всей Восточной Финляндии. Природные условия местности благоприятствовали его деятельности. Острова Ревонсаари и Халтиансаари защищали порт от штормовых ветров с запада. Доставка лесотовара в порт производилась по железной дороге, на самоходных и обыкновенных баржах по Сайменскому каналу через Выборг в Макслахти. Самым ходовым экспортным товаром был пропс, т.е. рудничные стойки, крепь. Пропс шел главным образом в Англию, но также крупные закупки этого товара делали Латвия, Польша и Германия. Другим не менее значимым товаром были деревянные столбы особо высокого качества. Эти столбы охотно покупала Франция и Бельгия, много бревен продавалось в Германию, как, впрочем, и дров. В те времена в Финляндии еще не использовали пропиток. Деловую древесину в метр длиною заготавливали только зимой и большую часть ее очищали от коры в Макслахти. Голландия также закупала значительное количество деревянных свай. Страны Средиземноморья охотно покупали профессионально обтесанный деревянный брус.

             Погрузочные работы в Макслахти начинались в апреле-мае и заканчивались в конце ноября. Ледокольные работы в гавани проводились редко. В течение года порт успевал принимать 170-200 судов. В наиболее горячие времена одновременно под погрузкой в порту могло находиться 25 судов. Порт давал многим хороший приработок. Важным фактором были и так называемые "бабушкины пирожки". Поскольку столовой в порту не было, то здесь был заведен такой обычай: грузчики поднимались на судно с большим кофейником и варили кофе на камбузе. Ни один кок не мог этому препятствовать. Затем расстилали чистую клеенку поверх крышки угольного люка и выкладывали на нее различные снадобья: бутерброды, пирожки, булочки, яйца, лепешки и т.д. Из напитков ставили лимонад и легкое пиво, а также, разумеется, хорошее горячее кофе. Горячее кофе придавало бодрости особенно на свежем воздухе.

             Осенью 1939 года приближение войны сказалось и на портовой жизни: гавань опустела, загрузка проходила в большой спешке, порой суда уходили с неполным грузом. Несколько кораблей успели разгрузиться. Прежнюю жизнь в деревне вспоминает Тойво Теппа:

             "Наше детство прошло на берегу моря, в Макслахти, в деревеньке Ройску. К нам вела короткая аллея от дома Теодора в сторону Роуску. Позднее наше побережье и поля было поглощено портом Пулпи и железной дорогой. Земли продали застройщикам порта, которые уплатили за них столько, сколько просили хозяева.

             Мы купили старую дачу из Териоки, которую разобрали и из бревен ее построили новый дом в трехстах метрах от прежнего места. Старое здание разобрали также и собрали там же неподалеку, около скалы. Это здание мы сдавали в аренду портовым рабочим, также хозяйка готовила еду тем шестерым рабочим.

             Это было хорошее время. Продукты, такие как молоко и яйца и остальные очень хорошо шли на продажу. Народную школу мы посещали в старом Макслахти. По дороге в школу мы часто заворачивали к домику скорняка Турунена, там стоял сильный запах кожи, иногда хозяйка предлагала нам рыбный суп. Когда хозяин начинал трапезу, он клал изрядный шмат масла в миску с супом и говорил, что только теперь это и можно есть.

             В Роуску была также танцплощадка, где ставили представления. На танцплощадке проводили часто вечера и различные состязания также для нас ребят. Одним из таких было соревнование по поеданию булочек. Булочку подвешивали на нитке, с которой надо было снять ее зубами и съесть без помощи рук.

             Повзрослев, я попал с отцом в Выборг, куда мы везли рыбу, картошку и куриные яйца. У нас была с собой еда в берестовом туеске: хлеб, масло, в печи выпеченная свинина и прочее. По пути мы посетили однажды харчевню на краю рынка, где смогли купить кофе и где приезжие могли покушать, обходясь своими припасами. Мне запомнился там один человек, который наблюдал как мы довольно медленно ели. В те времена свиней выращивали большими и жирными. Когда свинью забивали, ее делили на части и засаливали в ушате. Оттуда свинину доставали и ели уже к приходу зимы.

             На море всегда ловили рыбу. Я часто рыбачил со своей сестрой Импи, которая была на 11 лет старше меня. Мы забрасывали в воду сеть и после этого мы гребли, брызгая веслами, чтобы рыба подошла глубже к нашим сетям. Таким способом рыбы налавливали довольно много. Еще я помню, что неводы стояли немного дальше, чем наша сеть.

             Когда в старое время коровы спускались весной на пастбище, пастух был с ними только первый день. После этого скот пасся на прибрежном пастбище сам по себе и приходил на дойку домой. После строительства железной дороги пастуху приходилось быть вместе со стадом постоянно. Железная дорога появилась в Макслахти в 1924 г. Железная дорога принесла с собой в деревню много новых людей, я также участвовал в строительных работах, некоторое время банковским служащим и затем на строительстве выемки, работал возчиком камня.

             У деревенских мужиков был обычай собираться воскресными вечерами на посиделки и поболтать у Микко Топи об общих делах и происшествиях. И если там тогда пришлось кому-нибудь проезжать мимо по дороге, то Микко знал проезжающего, тогда обсуждали какая лошадь у седока была. В деревне была также дорожно-контрольная служба. Планерки проводили в школе. Промышленность подчинялась плановой системе, и все транспортные магистрали были распределены между акционерами, которые платили за их эксплуатацию. Дорожно-контрольная служба следила за тем, чтобы каждый держал в надлежащем порядке свою часть.

             Железные дороги и порт оживили жизнь деревни. Правда, жизнь и до появления порта была достаточно обеспеченной, но не в денежном отношении. С портом пришли и деньги, но духовная жизнь в деревне обеднела".

             Забытый "Клондайк"

             То, что о Рёмпётти, портовые и железнодорожные территории, которой были окрещены Макслахти, не был написан роман, происходит именно оттого, что об ее чрезвычайно разнообразной и пестрой жизни не пришлось узнать известному писателю Джеку Лондону.

             Во второй половине 1920-х гг. порт получил быстрое развитие. За короткое время он превратился из пустынного места в важнейший экспортный узел, в крупнейший центр вывоза круглой древесины. В лучшие времена случалось ожидать на рейде своей очереди под погрузку одновременно двадцати морским судам.

             Штабеля пропса и досок громоздились между железной дорогой и берегом на протяжении пары километров. Десяток далеко вдающиеся в море причалов готов был принять грузы.

             Масса народа сновала тут и там как старатели во времена золотой лихорадки. Наряду с местными предпринимателями и сезонными портовыми грузчиками аритмичный пульс портовой жизни со своей стороны дополняли также искатели счастья и низы городских окраин, особенно контрабандисты спиртного. Тогда было время "сухого закона", но в вечерних сумерках алчущий горячительного зелья мог при желании достать с десяток канистр алкоголя.

             Дома и халупы росли вдоль дороги и края леса, в то время как старые дома нередко горели. Пожары были частым явлением, в них было много как загадочного и забавного, так и трагического.

             В 1926-27 гг. мы переехали из Кивеннапа в Рёмпётти. Первое наше жилище мой отец и дядя обустроили на верхнем этаже кинотеатра. Когда мне было примерно 7 лет я едва мог бы представить лучшее место жительства. В программу входили главным образом западные фильмы. Я полагаю, что ни один из них уже никто не увидит. Иногда вечерами моим кумиром становился Том Микс. Из нашего окна кроме прочего открывался хороший вид на киоск Хурри, где всегда происходило что-нибудь интересное: парни мерялись силами, ловкостью, бились о заклад и попросту дрались. В схватках принимали участие представители разных народов и рас, прибывшие сюда на кораблях со всех сторон света. Более всего выделялись чернокожие. Кулачные бои вспыхивали редко, но когда вспыхивали, то часто требовался врач, а иногда и священник. В Рёмпётти возникло даже выражение: "теперь пойдем поедим, чтобы успеть к киоску, прежде чем начнется драка".

             На территории порта действовало 45 кафе. На верхнем этаже кафе "Кокко" господа охотно снимали номера.

             У нас 7-13 летних, которых было много, жизнь была насыщена интересными событиями и приключениями. В Палокангасе, где строили аэродром, мы проводили военные игры по стрельбе из лука, метания пращи, стрельбе из самопала. На пути домой в победном пылу мы однажды повредили уже годы стоявшие разбитыми окна пустовавшего дома. По крайней мере, два раза мы наводили полицейских на винный тайник. Контрабандисты пытались использовать вырытые нами окопы на песчаном склоне ручья Оясиоя. Летом ныряли и ловили рыбу на удочку на заброшенных причалах, тайком лазили по штабелям только по воскресеньям. От плаванья на льдинах и морской гребли к кораблям было также невозможно отказаться, хотя результатом этих подвигов часто была хорошая порка.

             Моя жизнь в Рёмпётти в 1926-33 гг. и в 1938 г. была наполнена и более неприятными делами, такими как посещение школы, сбор черники в дождливые дни, жужжащие облака комаров в лесу, но они почти что стерлись в памяти. Сундук воспоминаний как лоток старателя - все прочее прополаскивается, только золото остается.

             Уолеви Пааволайнен

             Расположенный в центре промышленной зоны Рёмпётти больше напоминал рабочий поселок с плотной застройкой, чем деревню. Перед войной в Рёмпётти находилась народная школа, начальная школа, а/о "Лесоцентр", 2 кузницы, 2 лимонадных завода, обувная мастерская, Выборгское кооперативное предприятие, химическое предприятие, магазин галантереи и готового платья, дом рабочего общества, лесоторговое предприятие, пекарня, дом железнодорожных служащих, телефонный переговорный пункт а/о "Телефон Койвисто", швейное предприятие, кооперативный магазин, Кооператив молочных торговцев Макслахти, полицейский участок, молитвенный дом, дом пожарной команды, а/о "Электросеть". Многие здания были уничтожены во время военных действий 1939-40, 1941 и 1944 гг., либо разобраны уже в советское время.

Глубокое
Тааперниеми Taaperniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Taaperniemi входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             В налоговых книгах XVI века это название не значится, а в регистрационных записях, сделанных в XVII веке, отмечено хозяйство Тойкка. По мере дальнейшего застраивания в XVIII веке появляются и новые хозяева - Буллер, Маюри, Маннинен, Никканен, Лифляндер, Бюскотт (как мы видим, некоторые имели шведские фамилии). В 30-е годы ХХ века в деревне можно было встретить людей с фамилиями Липсонен, Пююккё, Мякеляйнен, Никканен, их дома были наиболее известными в окрyге. Дачи в Тааперниеми имели довольно именитые русские господа: это были, в частности, дворянин Вячеслав Петрович фон Гагман и вдова тайного советника Александра Ипполитовна Сент-Илер.

             Здание народной школы располагалось на высоком месте, учительствовал в ней Вильям Кокка, выходец из Ингерманландии. Был он, кроме того, прекрасным музыкантом, хорошо знал премудрости садоводческого дела, да и за словом в карман не лазил, когда рассказывал разные анекдоты и прибаутки. Невдалеке от школы стоял дом семейства Пююккё, известного тем, что среди представителей этого рода были, в частности, коммерсанты, судьи, а также работники дипломатических служб.

             К Тааперниеми еще относился небольшой поселок хуторного типа Метсякюля, а также постройки хутора Суурниеми, принадлежавшие роду Вяйсянен, представители которого жили там, занимаясь рыбной ловлей, охотой, ездили они на хороших лошадях и, кроме того, сами изготавливали конскую упряжь - в частности, хомуты.

             Среди нескольких предположений относительно истории названия "Тааперниеми" (в переводе на русский язык - "Мыс Таапера") наиболее вероятным считается происхождение от фамилии "Табер" (по другой версии - "Таберман"): как считают некоторые выходцы из района Перкъярви, этот человек пользовался в тех местах определенным влиянием. В устах жителей деревни это название, под влиянием тенденции усечения и сокращения слов, свойственной диалектам Карельского перешейка, в частности, диалекту волости Муолаа, звучало как "Тапрниеми".

             В Тааперниеми было около 50 хозяйств, жителей же было около двухсот. Строения были бревенчатые и досчатые, некоторые покрашенные. В жилых домах обычно имелись общая комната (гостиная) и 1-2 каморки-спальни, а также прихожая и чулан (помещение для хранения продуктов). Кроме того, при каждом доме были хозяйственные постройки, среди которых основным было помещение для скотины, каковые обычно строили из крупных каменных блоков - для долговечности. Были также конюшни, загоны для свиней и для овец, амбары, бани (сауны), помещения для хранения молока и т. д. Сельское хозяйство было главным занятием у жителей, хозяйства имели свои поля, а также сады, люди держали коров, свиней, кур, овец и лошадей. Часть пахотных угодий изобиловала камнями, однако селяне могли довольно неплохо обустраивать свой быт за счет доходов от ловли рыбы на озере Муолаанъярви, а также благодаря обилию лесов. Хозяйства были в основном натуральными, деньгами пользовались мало, необходимые хозяйственные предметы в основном старались изготавливать из подручных материалов. Супруги Иивари и Хетти Никканен держали на дому небольшую лавку, где можно было купить кофе, сахар, соль и курево. В некоторых домах было также радио.

             Живя в таких условиях, люди вынуждены были самостоятельно решать всевозможные хозяйственные вопросы, а посему многие имели самые разносторонние профессиональные навыки: практически каждый мужчина был и плотник, и столяр, и каменщик. Наиболее ответственные работы, связанные с кладкой печей, выполнял Тассу (Тапио) Мякеля, изготовлением и ремонтом радиоприемников занимался Ойва Маннинен, самостоятельно освоивший радиотехнику.

             Из сельскохозяйственной техники в конце 30-х годов в деревне была только одна конная и две моторные молотилки. А вот конные косилки были почти во всех хозяйствах и использовались также на заготовке сена, но тем не менее во время уборки хлебов широко использовали косы и серпы. Средний размер угодий составлял порядка 20-30 га, из них на посевные площади приходилась примерно одна треть.

             В районе селения Суурниеми незадолго до начала Зимней войны финнами были построены 7 железобетонных сооружений (5 огневых точек и 2 командных пункта) для прикрытия дефиле между болотом Суурсуо и озером Муолаанъярви. На этом участке в начале декабря 1939 года было остановлено продвижение 24-й стрелковой дивизии Красной Армии (под командованием комбрига П.Е. Вещева) и фактически обеспечен срыв планов советского военного командования занятия Выборга еще в декабре 1939 года.

             После войны в деревне было размещено подсобное хозяйствоа фабрики имени Микояна. По постановлению исполкома Перк-Ярвского сельсовета от 18 января 1948 г. деревне Тааперниеми было присвоено наименование «Глубокая». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.

Глубокое
Сювялахти Syvalahti

             Поселок. До 1939 г. деревня Syvalahti входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Syvalahti означает «Глубокий залив».

             Зимой 1948 г. деревня Сювялахти получила наименование «Глубокая». Хотя в обосновании было указано: «по географическим условиям», можно считать, что в этом случае имел место частичный перевод с финского. Переименование в форме среднего рода было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Гончарово
Кяхяри Kahari

             Поселок. До 1939 г. деревня Kahari входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревня Кяхяри получила переводное название – «Кудрево», хотя прямой перевод с финского в этом случае вряд ли был бы уместен. Через полгода комиссия по переименованию заменило «Кудрево» на «Гончарово», обосновав решение фразой: «в память ст. сержанта Гончарова, похороненного на территории Кяхярского сельсовета» (Гончаров Николай Иванович, 1919 г.р., 197-й гв. сп 64-й гв. сд, погиб 27 июня 1944 г. и похоронен в дер. Люуккюля). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Горка
Суурпяаля Suurpaala

             Поселок. До 1939 г. деревня Suurpaala входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). Смысловое значение топонима Suurpaala – «большая голова».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Новый труд» зимой 1948 г. деревня Суурпяаля получила наименование «Горка». Это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к Суурпяаля были присоединены соседние селения Талвитиенмяки и Рави.

Горки

             Поселок. До 1939 г. этот русский дачный поселок входил в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия).

             Сохранилось старое наименование населенного пункта, хотя в 1948 г. деревня Горки официально была переименована в «Мухино» (см. Мухино). В дальнейшем наименование «Мухино» перекочевало к платформе 63-й км.

Горское
Нахкурила Nahkurila

             Поселок. До 1939 г. деревня Nahkurila входила в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревню Нахкурила переименовали в «Горки», обосновав это решение «географическими условиями». Через полгода новое название несколько изменилось, превратившись в «Горская». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Горьковское
Неувола, Кирьявала Neuvola, Kirjavala

             Поселок. До 1939 г. деревня Neuvola входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Неувола стояла на высоком холме Неуволанмяки. Топоним Neuvola очевидно образован от антропонима.

             С вершины холма Неуволанмяки открывается великолепный вид на окрестности, и это обстоятельство учли предусмотрительные военные, соорудив в начале 1920-х годов наблюдательную вышку.

             Начиная с прошлого века многие участки деревенских земель были облюбованы и скуплены жителями российской столицы. В их числе был и небезызвестный деятель большевистской партии В.Д. Бонч-Бруевич. На его дачу летом 1917 г. на недельку приехал отдохнуть лидер партии Владимир Ульянов (Ленин). Здоровье и нервы у него в то время действительно были расшатаны, поэтому небольшой отпуск вождю был необходим как воздух. Поездка состоялась, разумеется, конспиративно, поэтому местные жители даже не заметили этого события. За пару дней до обыска на даче хозяина постоялец успел вернуться в Петроград.

             Русских вилл в Неувола и Кирьявала было довольно много, среди них стоит упомянуть особнячок г-жи Натальи Тромиловой и дачу учителя гимназии Ивана Кенге. Особую известность получила дача-пансионат мещанки Александры Карловны Горбик-Ланге, где с 1914 по 1917 гг. снимал комнату известный писатель А.М. Горький. На территории пансионата имелся небольшой фамильный склеп в виде часовни. В нем были погребены бальзамированные тела супруга хозяйки, ее сестры и какого-то родственника. В этот же склеп в сентябре 1919 г. временно поместили и гроб с прахом талантливейшего писателя России Леонида Андреева, скончавшегося на даче писателя Ф.Н. Фальковского в Неувола. Позднее тело покойного перенесли на православное кладбище Мариоки (дер. Метсякюля). Бывшая дача Горбик-Ланге в начале 1930-х годов была выкуплена общиной и в ней разместилась деревенская народная школа, а в период советского освоения в этом здании размещалась Горьковская школа.

             До отделения Финляндии от России экономика деревни была обращена всецело на удовлетворение потребностей дачного населения. Почти все мужчины работали извозчиками и эта деятельность приносила их семьям высокие доходы. После 1918 года местному населению пришлось переориентироваться на ведение чисто крестьянского хозяйства и условия к этому были весьма благоприятными. В начале 1920-х годов в дер. Неувола основали Земледельческое общество. Немного позднее в деревне начал работать кооператив молочных торговцев. Эти организации разместились в пустующих русских дачах. Несколько дачных зданий скупил финский предприниматель Тахво Расимус, организовавший в них пошивочную мастерскую. Многим женщинам окрестных деревень его мастерская обеспечивала в свое время рабочие места.

             Общественное движение в 1930-е годы было представлено традиционными организациями, о которых речь шла раньше: Молодежное общество, общество "Мартта", отделение шюцкора и Лотта Свярд. С начала века в дер. Неувола действовала собственная добровольная пожарная команда.

             На 1939 год в деревне Неувола было около 40 дворов. Приведем краткий список фамилий жителей Неувола: Хаапанен, Хиетанен, Химанен, Кесяранта, Кюуняряйнен, Кярня, Маннонен, Пелконен, Пихканен, Пуса, Растас, Расимус, Сеппянен, Туртиайнен, Тойвонен и Тойвониеми. Из русских эмигрантов, остававшихся в Неувола до самого начала войны, надо упомянуть Екатерину Тимирязеву и семью Золотогоровых.

             Наступающие отряды Красной Армии опустевшая Неувола встретила заревом пожарищ. Часть домов огонь все же пощадил и во время мирной передышки 1940-1941 гг. в них разместились семьи советских переселенцев, задачей которых стало создание на базе трех соседних деревень колхоза "Память Ильича". Новоселам вскоре пришлось спешно ретироваться восвояси, лишь только финские войска прорвали советскую оборону. В занятой ими к концу лета 1941 г. деревне Неувола оставалось 15 жилых зданий. В них разместились вернувшиеся в 1942 г. прежние жители Неувола. Под натиском советского наступления летом 1944 г. и они окончательно покинули свою деревню.

             Следом за войсками в Неувола из Кировской области прибыли советские переселенцы. С их помощью был воссоздан и колхоз "Память Ильича". 17 января 1948 г. по постановлению 2-й сессии Мустамякского сельсовета деревне присвоили новое название – «дер. Пешково», которое затем было заменено на «дер. Горьковская». Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В Горьковской было создано многоотраслевое механизированное хозяйство, а к концу 1950-х гг. здесь вырос большой животноводческий городок. 24.3.1960 колхоз "Память Ильича" стал Горьковским отделением совхоза "Поляны". В 1969 г. в Горьковской разместилось подсобное хозяйство производственного объединения "Светлана".

             Как поселок Горьковское существует и по сей день, объединяя собой территории бывших карельских деревень Неувола и Кирьявала. Сельское хозяйство сведено к минимуму, развивается лишь дачная и коттеджная застройка.

             Хотя деревня Неувола размещалась довольно компактно, все же дальняя ее часть находилась на расстоянии четырех километров от центра и имела собственное название Расватту.

             Деревня Кирьявала располагалась на южных склонах той же возвышенности, на которой стояла соседняя деревня Неувола. Географическое положение защищало деревню Кирьявала от заморозков и поэтому в ее окрестностях произрастало множество таких достаточно пестрых по цветовой гамме теплолюбивых растений как липа, ясень, дуб, клен, лиственница и орешник. Может быть по этой причине возникло и название Кирьявала, что в переводе с финского означает "Пестрое".

             В садах помимо яблонь плодоносили сливы и вишни. С полей в свое время были убраны все крупные камни, что положительно сказалось на урожайности. Здешние почвы оказались вполне пригодны для земледелия, на них прекрасно рос картофель, свекла и другие овощи. Из зерновых традиционными культурами считались рожь, ячмень и овес, но в 1930-х годах значительные площади были отведены под пшеницу. Это было связано с появлением в дер. Пейппола современной мельницы для переработки пшеницы. Земельные наделы у крестьян были небольшими, поэтому многим приходилось добывать средства к существованию разнообразными ремеслами. В Кирьявала всегда были собственные плотники, кузнецы, сапожники, швеи, знахари, повитухи и вообще "на все руки мастера". Там имелся даже свой каменотес Саламон Хиетанен, который изготовлял гранитные километровые столбы, для дорог Выборгской губернии.

             В начале 1920-х годов Эмил Сеппянен основал на реке Ваммелъйоки собственную мельницу. Через десять лет она сгорела и Сеппянен построил на том же месте новую мельницу (Уусимюллю), которая была оснащена электрическим генератором. Электроэнергия приводила в движение также строгальную машину и пилораму. У Сеппянена имелась еще одна драночная мастерская на станции Мустамяки.

             В период финляндской автономии в Кирьявала, также как и в соседних деревнях, появилось много русских дач. В числе их владельцев были капитанша Евгения Николаевна Петровская, Николай Федотов, Почетный Гражданин Георг Круг, вдова коллежского советника София Магула. Одна из дач принадлежала подполковнику русской армии Вольдемару Александровичу фон Крит. Его жена Е.Ф. Крит являлась сестрой М.Ф. Андреевой. Зимой 1913 г. у них отдыхал вернувшийся из эмиграции писатель А.М. Горький. Когда Финляндия стала независимым государством, то русские хозяева исчезли из виду, а их недвижимость перешла в другие руки, однако Вольдемар Крит со своей семьей и прислугой остался все-таки в Кирьявала на положении эмигранта вплоть до эвакуации 1939 г.

             Другая русская госпожа вдова Анастасия Нюландер, проживавшая по-прежнему в своем старом особняке, отказалась уйти в эвакуацию и осталась на занятой Красной Армией территории. О дальнейшей ее судьбе ничего не известно.

             На 1939 год в деревне Кирьявала, в которой имелся 41 двор, проживало четыре десятка семей, что составляло примерно 170 человек. Наиболее распространена в деревне была фамилия Хиетанен. В числе других стоит упомянуть также семейства Ранки, Пейппо, Какко, Коухиа, Виухко, Тьерни, Хавиа, Паю, Риски, Меро... В начале декабря им всем пришлось оставить родную землю.

             Военные действия 1939 и 1941 года почти не затронули деревню, в которой за это время было полностью утрачено только три двора. Летом 1942 года 30 уцелевших домов приняли вернувшихся из эвакуации прежних жителей деревни, которым суждено было прожить на родине неполных два года.

             Советские переселенцы осваивали деревню дважды. Первый раз они прибыли туда летом 1940 года с целью организовать колхоз "Память Ильича". В июле того же года в здании бывшей дачи Е.Ф. Крит был также организован дом-музей А.М. Горького. Советское освоение Карельского перешейка прервалось новой войной и возобновилось лишь весной 1945 г. Согласно предписанию Переселенческого отдела в Кирьявала надлежало прислать 20 семей из Ярославской области, для расселения которых было подготовлено 15 домов. Прибывшие к месту назначения сразу зачислялись в сельхозартель "Память Ильича" и направлялись на работы. Деревню Кирьявала рассматривали тогда как одно целое с соседней Неувола, поэтому при переименовании 1948 г. ей было также присвоено название "Горьковская". Населенный пункт под этим наименованием существует и по сей день.

Гранитное
Копрала Koprala

             Поселок. До 1939 г. деревня Koprala входила в состав волости Хейнъиоки Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Копрала присвоили наименование «Скала», обосновав это решение «географическими условиями». Через полгода название снова поменяли и деревня стала именоваться «Гранитная». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Грибное
Муолаанкюля Muolaankyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Muolaankyla входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Поселение это возникло, по всей видимости, в связи со строительством в XVI веке "коронной" усадьбы Молагорд, о которой более подробно говорилось выше. Основная часть деревни располагалась вдоль речки Муолаанъйоки, соединяющей озера Муолаанъярви и Муолаанлампи. У моста через эту речку деревенские женщины обычно полоскали белье. На берегу речки находилась старая мельница, неподалеку от которой был красивый двухэтажный дом Тапонена - старшего заседателя суда. У шоссе и вблизи мельницы можно было видеть волнообразные брустверы - остатки некогда находившегося здесь старинного фортификационного сооружения - т.н. штерншанца, построенного русскими солдатами в XVIII веке (следы этих брустверов, можно видеть там и в настоящее время; правда, зрелище предстает малоотрадное: новострой т.н. "новых русских" существенно испохабил это место, некогда считавшееся памятником истории). Северо-западнее, куда шли лесная дорога (в сторону Хейнйоки) и тропинки, находилась другая часть деревни - поселок Илвес. Там, у Хейнйокской дороги и на склонах у озера Муолаанлампи находились хозяйства, владельцы которых имели фамилию Сеппянен, а также располагалась зажиточная усадьба Юхо Лиукконена. К деревне Муолаанкюля относились также хозяйства поселка Мутаранта, располагавшегося на западном склоне гряды, разделяющей озера Муолаанлампи и Эюряпяянъярви.

             По постановлению 2-й сессии Тервольского сельсовета от 19 января 1948 г. деревня Муолаанкюля получила наименование «Грибная». Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Дозорово
Темола Temola

             Погранзастава. До 1939 г. селение Temola входила в состав деревни Кяряярви волости Нуямаа Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению исполкома Тиккутского сельсовета от 16 января 1948 г. деревне Темола присвоили наименование «Дозорово», обосновав выбор топонима «местными условиями». Это переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Панкка, Кокки, Конту.

Дружноселье
Пихкаланярви Pihkalanjarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Pihkalanjarvi входила в состав волости Нуямаа Выборгской губернии (Финляндия). Гидроним Pihkalanjarvi означает «озеро у деревни Пихкала». Последнее название, в свою очередь, образовано от антропонима.

             По решению исполкома Тиккутского сельсовета от 16 января 1948 г. селения Пихкаланярви, Ниеми, Пори и Лиири получили наименование дер. «Дружноселье». Это переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Дубинино
Хянниккялянниеми Hannikkalanniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Hannikkalanniemi входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия). Смысл названия таков: «Мыс рода Хянниккя».

             Зимой 1948 г. по решению сессии Ханнильского сельсовета деревне Хянниккялянниеми присвоили наименование «Ручьевка», но через полгода по настоянию комиссии по переименованию деревню вторично переименовали в «Дубинино» с типичным обоснованием: «в память погибшего сержанта Дубинина в 1944 г. в Яскинском районе». На момент гибели Дубинина деревня Хянникялянниеми находилась на расстоянии 15 км от линии фронта. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             При укрупнении хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Партала, Ихалампиля.

Дубки
Таммикко Tammikko

             Поселок. До 1939 г. селение Tammikko входило в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (см. Озерки).

             Зимой 1948 селению присвоили наименование «д. Дубки», обосновав это решение «местными условиями». В то же время новое название можно рассматривать как кальку, поскольку оно является прямым переводом с финского. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Дубки
Ала Кууса Ala Kuusa

             Поселок. До 1939 г. деревня Ala Kuusa (Нижняя Кууса) входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания граждан селения Большая Кууса зимой 1948 г. деревня получила наименование «Дубки». Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Дымово
Юликууни Ylikuuni

             Поселок. До 1939 г. деревня Ylikuuni входила в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия). В основе топонима лежит название реки Kuunjoki, которое переводится как «Лунная река».

             По решению колхозников колхоза «Доброволец» зимой 1948 г. деревня Юликууни получила наименование «Грудки». Через полгода по настоянию комиссии по переименованию деревне присвоили другое название – «Добровольная», которое также не устроило чиновников от культуры. На третий раз деревню переименовали в «Дымово» – в память мл. сержанта Дымова Анатолия Куприяновича. (Дымов считался погибшим, но в действительности был тяжело ранен 11 июня 1944 г. при штурме укреплений под селом Кивеннапа. От Кивеннапа до Юликууни расстояние по прямой линии составляет 90 км). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Монтола, Хюннинен, Иилиля.

Дятлово
Кархула Karhula

             Поселок. До 1939 г. деревня Karhula входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Karhula образован от антропонима, который восходит к фин. karhu – «медведь».

             Накануне советско-финляндской войны в Кархула проживало 450 жителей, в деревне было 70 дворов. Сельское хозяйство занимало в жизни крестьян важнейшее место. Общая площадь пахотных угодий составляла 775 гектар, средняя площадь крестьянских наделов равнялась 17 гектарам. На полях возделывали главным образом кормовые культуры. Рожь и пшеницу выращивали для собственных потребностей. В 1930-х гг. стали культивировать также и сахарную свеклу. Пойменные луга использовались под покосы. Леса покрывали большую часть деревенских земель. Полевые работы и лесозаготовки обеспечивали полную занятость безземельным крестьянам круглый год. Развитию сельскохозяйственного производства способствовала деятельность кооперативного маслозавода и двух животноводческих обществ. Маслозавод работал на принципе самообслуживания, ведь весь его штат состоял из одного человека. При маслозаводе работала и небольшая прямоточная мельница.

             В деревне имелся телефонный узел и почтовое отделение, на штампе которого стояло "Юлякюля" (т.е. "Верхняя деревня") во избежание путаницы, так как в Восточной Финляндии уже было почтовое отделение с названием Кархула. В Кархула также был кооперативный магазин и основанная в 1922 г. касса взаимопомощи.

             На берегу озера Руухиярви в 1930 г. был построен Дом престарелых на 60 мест. В связи с его появлением в этой части волости улучшилось состояние дорог.

             Деятельность общественных организаций в Кархула была весьма оживленной. Местное молодежное общество "Касви" организовало работу хорового коллектива и духового оркестра. Спортивная деятельность также была на высоте. Особенными успехами отличались лыжники. С 1934 г. началась деятельность женского общества "Мартта". Свой вклад в общественное движение вносили отделения организаций шюцкора и Лотта-Свярд. В 1931 г. в Кархула была организована окружная библиотека.

             Советско-финляндская война прервала мирное течение жизни. Все жители деревни в декабре 1939 г. ушли в эвакуацию. Кархула оказалась почти на самой передовой. Удерживать занятые позиции финским войскам помогало наличие 7 небольших долговременных укреплений, построенных здесь еще в 1920-1924 гг. Сооружения были старыми и непрочными, так как модернизировать их не успели. Они спасали разве что от осколков. Линия фронта находилась в нескольких километрах восточнее Кархулы, поэтому прямых попыток штурмовать эти укрепления Красная Армия не предпринимала. После прорыва главной оборонительной позиции в районе Суммаярви финские войска оставили позиции в Кархула и отошли на промежуточный рубеж обороны.

             Освоение деревни Кархула советскими переселенцами в период 1940-1941 гг. остается пока тайной. Прежние жители, возвратившиеся в Кархула в 1942-1943 гг. свидетельствовали, что большая часть домов была сожжена во время боев, но на их место русские колхозники успели перевезти здания из других деревень, либо понастроили сараев. Финским кархульцам пришлось заново восстанавливать уничтоженное войнами и советским строем традиционное хозяйство и к лету 1944 г. каждая возвратившаяся семья уже имела свое постоянное жилье.

             В 1944 году Финляндия вновь потеряла Карельский перешеек. По плану расселения колхозных семей 1945 г. в Кархула следовало перебросить 15 семей из Ярославской области, тогда как пригодных для жилья домов в деревне насчитывалось 21. В Кархула надлежало восстановить, основанный еще в 1940 г., колхоз "Оборона страны". По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Оборона страны» зимой 1948 г. деревня Кархула получила наименование «Заозерье». Однако это решение не устроило комиссию по переименованию, которая вторично переименовала деревню в «Никоново», обосновав выбор названия фразой: «в память погибшего сержанта Никонова М.С.» Месяц спустя деревню переименовали в третий раз, присвоив ей наименование «Дятлово», которое было механически переброшено от соседней деревни Тиккала (название образовано от антропонима Тикка, восходящего к фин. tikka – «дятел»). «Дятлово» являлось вторым переименованием деревни Тиккала, так как еще 20.09.47 она получила название «Звезда». Третьим по счету переименованием стало «Никоново», с которым Тиккала вскоре и исчезла вовсе. Переименования были закреплены Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Егорово
Харью Harju

             Поселок. До 1939 г. деревня Harju входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Первое упоминание об этом селении относится к 1554 г. Тогда в деревне было 4 владельца, носящих родовое имя Харью. Вероятно, от этого имени и ведет свое начало название деревни. Впрочем, возможно и иное толкование: слово «harju» в переводе на русский означает «вытянутая гряда, хребет». Рельеф местности вполне отвечает такой характеристике.

             На картах 1836 г., сделанных в период генерального межевания земель, отмечено три местных названия – Корпихарью (Лесная гряда), Юляхарью (Верхняя гряда) и Алахарью (Нижняя гряда). Уже в этих именах содержится определенный географический образ, дающий представление о селении, раскинувшемся на холмах, склоны которых сбегали к петляющей меж ними небольшой речке, поверстно меняющей свои названия. В верхнем течении она звалась Лоунатъйоки (Юго-западная река), несколько ниже – Хопиаоя (Серебряный ручей), в самой деревне Харью – Еремалайоки (р. Еремейка), Перкие-йоки [р. Новь] и Маркколайс-йоки [р. Маркколавка], а в нижнем течении она становилась Солтаанъйоки.

             В конце XVI в. после серии войн деревня Харью была опустошена на 51-60%. В начале следующего столетия в селении появился рустгалт Лаури Антеропойка Харью. Количество хозяйств, как и численность жителей, стало постепенно увеличиваться.

             Разорение вновь посетило деревню в первые годы Северной войны. В мирное время деревня стала наполняться жителями. Если на 1728 г. в ней оставалось одно-единственное крестьянское имение Антти Миконпойка Харью, то к 1760 г. ее населяло 9 трудоспособных мужчин и женщин. Разумеется, наиболее высокий рост населения и плотности застройки был вызван появлением на ее территории в 1870-х годах железной дороги и станции Уусикиркко. Русские дачи стали расти здесь словно грибы после дождя. Но особенно активно застройка велась в северо-западной части деревни, где вскоре также появилась платформа Лоунатъйоки. Там сформировался целый русский дачный городок, о котором речь будет идти отдельно. В числе русских дачевладельцев были: Василий Кузьмич Голицин, Николай Равинский, Михаил Кордюков, Алексей Васильев, Петр Орехов, Мария Черногубова, коллежский советник Никита Васильевич Рождественский, почетный гражданин Георг Свихтенберг, поч. гражд. Йоанн Андреевич Янсон, жена инженера Александра Арсентьевна Журавлева, Эмилия Торен, адвокат Виктор Иванович Добровольский, вдова дворянина Урсула Мария Трусевич, лесничий Александр Коновалов, Георг Йохан Брауэр и Александр Пернов.

             Деревня Харью состояла из трех основных частей: Еремала, Марккола и пристанционного поселка. Местечко Еремала, видимо, получило такое название от русского имени Еремей. Марккола же соответственно – от финского Маркко. К северо-востоку от деревни лежало несколько лесных озер: Ликоламмет (Прачечные озера), Перяярвет (Окраинные озера), Хуосойнъярви (оз. Швабра) и Валкъярви (Белое озер»).

             В 1913 г. в Харью основали первую народную школу. Она стояла на границе между Харью и Каннельярви, поэтому ее посещали дети обеих деревень. Молодежное общество начало работать в собственном помещении с 1932 г. Организации шюцкора и Лотта Свярд деревни Каннельярви первоначально находились на территории самой деревни Харью.

             Наиболее часто встречающимися в деревне фамилиями были Рейман, Какко и Кирьявайнен. К началу зимы 1939 г в Харью было 89 дворов. Разразившаяся война уничтожила значительную часть зданий, восстанавливать которые пришлось возвратившимся из эвакуации жителям в 1942-44 гг. Многое из того, что успели они построить, слизала пылающим языком военная буря июня 1944 г.

             Дважды съезжались сюда осваивать завоеванные земли советские переселенцы. По постановлению общего собрания граждан поселка Харью зимой 1948 г. деревня получила наименование «пос. Васильково». Через полгода по настоянию комиссии по переименованию поселку присвоили название – «Егорово» с типичной мотивировкой: «в память штурмана ст. лейтенанта Егорова, похороненного на территории Каннельярвского с/с» (Егоров Василий Дмитриевич, 1908 г.р., погиб 27 февраля 1940 г. в районе деревни Копрала. От места гибели Егорова селение Харью находилось на расстоянии 28 км). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             После переименования деревня Егорово просуществовала очень недолго. Мелиорация смела остатки старых фундаментов напрочь, из бывших полей сделали луга, по краям которых выросли горы мусора, вывозимого из поселка Победа. До последнего времени от деревни Харью (Егорово) сохранился только один старый дом в бывшем местечке Марккола.

Ермилово
Хумалъиоки Humaljoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Humaljoki входила в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия).

             Хумал-йоки была по своей площади самой большой деревней в Койвисто и располагалась в юго-восточной части волости. Дома находились главным образом отчасти на западном и северном берегу залива Хумал-йоки, и они были построено преимущественно вдоль дороги, проходящей через деревню. Протяженность деревни в длину в северном направлении достигала почти 8 километров и в ширину в западном направлении примерно 5 километров. В такой большой деревне как эта обыкновенно разные ее части носили свои названия. По этим названиям частей деревни можно было легко определить, где кто жил - Рокка, Ратиа, Торккели или Орава. До Зимней войны в Хумал-йоки употреблялись, по крайней мере, следующие названия деревенских частей: Мутамаа, Варсамяки, Турвикинмяки, Маантиенристи, Кюютсенмяки, Сойнинмяки, Ратиамяки, Роймяки, Пёллёнмяки, Йокела, Тухкала, Аламяки, Роканмяки, Ховинмяки, Юлипуоли, Асемансеуту, Рисукко, Кирьооя, Келлоналуе, Ниеменкюля, Китула, Сюрьялянмяки, Хентула, Кивиккомяки, Паттеринтие, Исонсуонреуна и Пястювяйнен.

             Соседними деревнями, считая с востока, были Куолемаярви, Тетриниеми, Макслахти и Пенттиля. Через поля и частично через деревню протекала, начиная от границы с Макслахти, река Хумал-йоки. Железная дорога Выборг - Койвисто - Териоки проходила по северной стороне деревни и примерно в километре южнее шло шоссе Выборг - Койвисто - Териоки. На западном краю деревни был перекресток, от которого отделялись дороги ведущие на юг в Ниеменкюля и на север к железнодорожной станции и далее в Макслахти. С восточной стороны моста Хумал-йоки отделялась дорога в Макслахти, а также немного севернее в Колккала и Тетриниеми.

             Северный и восточный берег залива Хумал-йоки был преимущественно песчаным. Также на южном берегу деревни на стороне Финского залива были хорошие песчаные берега Сантавиики и Хиетапохья. В северо-западном углу деревни находилась наивысшая точка Турвикинмяки - 38 метров над уровнем моря.

             Площадь деревни Хумал-йоки была 5508,39 га, из которой пашня составляла 1150,32 га или 20,8 %. Это процентное число было наивысшим, принимая во внимание все деревни волости. Земельных наделов, содержащих свыше 2 гектар пашни было 250 и из них 10 имели свыше 20 га и 20 от 10 до 20 га. Эти числа указывают на то, что у жителей Хумал-йоки главным промыслом было земледелие и животноводство.

             С самых первых лет независимости началось мощное развитие сельского хозяйства. Расчищали от леса все новые и новые участки, осушали болота. В 1929 г. проводили раскорчевку болота Сууреноясуо и в 1931 г. пойму р. Хумал-йоки. В последнем случае было раскорчевано свыше 150 га.

             Обработка полей затруднялась их раздробленностью и удаленностью от селения. Поля были удалены от Макслахти и Хумал-йоки на 5 км. Этот недостаток собирались устранить, начав весной 1939 г. новое межевание.

             Неподалеку от Выборга в 1930 был основан завод картофельной муки и позднее алкогольное производство, что повлияло на расширение площадей под картофель. Основание сахарного завода Восточной Финляндии повлекло также и рост площадей под сахарную свеклу.

             Наряду с земледелием развивалось также и животноводство. В 1926 г. в деревне был основан Кооператив по выращиванию бычков и 1928 г. Инспекционное животноводческое общество. Кооператив молочных торговцев Хумал-йоки был основан в 1930 г. Наряду с крупным рогатым скотом занимались в деревне в значительной мере и птицеводством (куры).

             Зимой лесоразработки предоставляли дополнительный заработок мужчинам. Бревна везли преимущественно на рамную лесопильню а/о "Хумал-йоки", где пилили также экспортный товар. Вместе с лесопильней работала единственная в волости пшеничная мельница. Березовые поленья кололи и везли на продажу в Выборг и Хельсинки. Порты Койвисто и Макслахти давали дополнительную работу в летнее время многим. Пути к обеим портам было примерно 10 км.

             До первой мировой войны важным промыслом для жителей Хумал-йоки было рыболовство, для которого требовалось артельная деятельность. Для этого уже в 1903 г. было основано в Хумал-йоки "Общество поддержки рыбаков", название которого позднее изменилось на "Рыбацкое общество". В 1938 г. было Хумал-йоки в "Рыбацком обществе" было 35 членов, хотя значение рыболовства уже к тому времени снизилось. Так в Хумал-йоки было еще до Зимней войны несколько профессиональных рыбаков, а дополнительным промыслом рыболовство являлось для многих крестьян. Большой деревне требовались также различные ремесленники. В последние годы там работали 3 кузнеца, 3 портных и 2 сапожника.

             Для обслуживания большого количества жителей и обширной территории деревни требовалось и большое количество магазинов. Торговый кооператив "Юритюс" в Хумал-йоки был основан в 1906 г., а филиал магазина в Тетриниеми был открыт в 1909 г. В южной части деревни Ниеми открыли филиал магазина в 1930 г. Количество акционеров кооперативного магазина в 1938 г. было 316. У выборгского Кооперативного предприятия было два филиала. Кроме кооперативных предприятий работали в деревне частные торговцы Мартти Ленккери, Антон Сойни, Аатами Торккели и Конста Пеусса. Первая Акционерная касса волости Койвисто была основана в Хумал-йоки 14.4.1912.

             Почту доставляли на поезде на станцию каждый день. Оттуда ее распределяли по магазинам, откуда адресаты забирали ее во время похода за покупками. В телефонной сети Хумал-йоки было 16 абонентов. Жители деревни владели двумя грузовиками и двумя легковыми автомобилями.

             Общественная деятельность, как в духовной жизни, так и в профессиональной сфере, была в деревне оживленной. Молодежное общество Хумал-йоки было основано в 1907 г. и торжественное открытие собственного дома проводили 30.9.1913. Расширение здания и капитальный ремонт проводили в 1935 г. Общество работало очень активно, представляя профессионально поставленные спектакли. Рабочее общество Хумал-йоки было основано в 1906 г. У него была также в свое время своя контора, но ему пришлось прекратить свою деятельность незадолго до Зимней войны. В деревне работала также добровольная пожарная дружина, у которой был свой склад снаряжения. Зимой 1936 г. построили в центре деревни пожарный колодец и позднее получили для пожарников также мотопомпу. Общество домохозяек "Мартта" было основано в Хумал-йоки уже в сентябре 1918 г. Общество организовывало ежегодно ткацкие и поварские курсы. В молодежной среде активно работал сельскохозяйственный кружок. На опытном поле кружка выращивали преимущественно овощи и корнеплоды, но был также и участок для лесовоспроизводства.

             Во время организованных Земледельческим обществом Дней земли стремились с помощью обсуждений и представлений добиться улучшения сельского хозяйства. Устраиваемые на участках испытания удобрений позволяли определять необходимое количество удобрений для различных сортов растений.

             Народная школа Хумал-йоки была основана в 1888 г., а начальная школа приняла первых своих учеников в 1921 г. По количеству учеников школа Хумал-йоки с момента своего основания была самой большой школой волости. Перед советско-финляндской войной в школе работало шесть учителей, учеников было в начальной школе 56, в старшей народной школе было 137 и в продолженных классах 58 или всего 251. До войны в Хумал-йоки было 246 жилых зданий и 1371 жителей.

             К деревне Хумал-йоки относился еще знаменитый расположенный в Руонанниеми Хумал-йокский форт. Это мощное фортификационное сооружение начало строиться уже во время первой мировой войны российским военно-морским ведомством. Новая приморская позиция выборгских морских укреплений включала в себя береговые батареи ближнего боя, расположенные на материке. Вместе с островными батареями дальнего боя форт Хумал-йоки обеспечивал надежную защиту морских рейдов. В 1920-30 гг. бывшая тыловая позиция превратилась в передовую позицию финской обороны, прикрывавшую Бъеркский пролив. Форт был оснащен двумя 150 мм орудиями. Многие из Хумал-йокских мужчин несли свою воинскую службу на этой батарее. Форт имел большое значение в оборонительных боях советско-финляндской войны.

             К достопримечательностям деревни можно также отнести четыре бетонированных бункера (ДОТа), возведенных здесь в начале 1920-х гг. для прикрытия шоссейной и железной дороги. Два бункера возле шоссе летом 1940 г. были превращены в развалины, а пара ДОТов у железной дороги сохранились до сих пор. Эти сооружения входили в состав укрепузла Хумал-йоки, но в боевых событиях 1939-1940 гг. серьезного значения не имели.

             В связи с прорывом 11-14 февраля 1940 г. советскими частями "Линии Маннергейма" в районе Сумма, над всем правым флангом финской армии нависла угроза окружения. 4-я пехотная дивизия, оборонявшая участок Муурила - Куолемаярви - Хатъялахти, начала 16 февраля отход на новые позиции. Финнов преследовали подразделения советской 70-й стрелковой дивизии. 19 февраля фронт прошел по линии Хумал-йоки - Макслахти. На следующий день Красная Армия продвинулась вперед и захватила поселок Койвисто.

             Последствиями двух войн стало полное исчезновение коренного населения из Хумал-йоки. Советские переселенцы, прибывшие в деревню после войны, обосновались в оставшихся финских домах. В 1944 г. в Хумалъиоки был образован одноименный сельсовет. Через три года был спущен приказ переименовать деревню. Первым придуманным деревне названием стало «Сосновка», но затем появилось второе предложение от народа – «дер. Хмельницкая» (по переводу). Ни один из этих вариантов не устроил чиновников и через полгода деревня получила наименование «Рябово» – «в память воина Советской Армии Рябова И.А., погибшего на территории сельсовета». Затем названия стали вновь перетасовывать: «Рябово» перекинули на дер. Пентиккяля, а Хумалъиоки в третий раз переименовали уже в «Ермилово», обосновав этот выбор фразой: «в память погибшего летчика ст. лейтенанта Ермилова» (Иван Иванович Ермилов, 448-й штурмовой авиаполк, погиб 15 июня 1944 г. над ст. Хумалъйоки). Последнее название позаимствовали у деревни Таатила волости Куолемаярви, которую за полгода уже трижды успели переименовать соответственно в «Орехово», в «Ермилово» и в «Луговую». Окончательно переименования были закреплены Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. При укрупнении хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Мутапелто, Кивиконмяки.

             В окрестностях дислоцировались воинские части, по соседству находилась запретная зона, так что свободное посещение этого населенного пункта было долгое время ограничено. Появление посторонних лиц в этом районе приводило в неизбежной встрече с пограничным нарядом или с сотрудниками спецслужб. Лишь когда испытательный полигон ракетных двигателей был закрыт и оборудование демонтировано и вывезено, особый режим был ослаблен. В последнее десятилетие практически нет никаких препятствий к посещению этих мест.

             Северо-западная оконечность Хумал-йоки, именовавшаяся Ниеменкюля, т.е. Мысовая деревня, в советское время была выделены в отдельный населенный пункт. Там разместили колхоз "Балтиец". В 1948 г. Ниеменкюля была переименована в дер. Побережье, а несколькими месяцами позже сменила название на "дер. Балтийская". В настоящее время Балтийское представляет собой частично дачный массив, частично поселок городского типа.

Житково
Ристсеппяля Ristseppala

             Поселок. До 1939 г. деревня Ristseppala входила в состав волости Хейнъиоки Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ristseppala в дословном переводе означает «Крестокузнечное». В смысловом значении название может означать место, где жил кузнец, изготовлявший могильные кресты, но все же данный топоним ведет свое происхождение от антропонима.

             Зимой 1948 г. по решению исполкома райсовета деревне Ристсеппяля было выбрано наименование «Слободка». Вероятно, это идеологически нейтральное название не устроило чиновников из комиссии по переименованию, так как в июле того же года «Слободку» заменили на «Швецово», обосновав решение формулировкой: «в память солдата Швецова, погибшего в 1944 г. на территории сельсовета». Через месяц начинается перетасовка наименований, в результате которой название «Швецово» перебрасывается на деревню Ритасаари, сменившую к тому времени последовательно два названия – «Соломинка» и «Житково». Последнее перебрасывается на деревню Ристсеппяля вместо «Швецово». Обоснованием служила фраза: «в память красноармейца Житкова, замученного белофиннами в тылу врага в 1944 г.» Все переименования были окончательно закреплены Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Салми, Пириля, Юолукамяки, Арула, Коски, Репо, Кокопеся, Киуруниеми.

Заводской
Савикко Savikko

             Поселок. До 1939 г. селение Savikko входило в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Savikko в переводе означает «Глиняное».

             Название, вероятно, появилось в 1950-х гг., когда в строй вошел восстановленный кирпичный завод (бывш. Савикко) в поселке Кирпичное.

Зайцево
Инкиля Inkila

             Поселок. До 1939 г. деревня Inkila входила в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Inkila происходит от антропонима.

             Зимой 1948 г. по решению сессии Инкильского сельсовета деревне Инкиля было выбрано наименование «Кремлево». Но через полгода сессия, очевидно по рекомендации вышестоящей организации, заменила «Кремлево» на «Зайцево». В обосновании сообщалось, что деревня названа «в честь погибшего в бою под Нарвой 1 марта 1944 г. генерал-майора Зайцева Пантелеймона Александровича – командира 122-го стрелкового корпуса». [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние деревни Куйсмала и Паксуялка.

Залесье
Сийсияля, Ванхала Siisiala
, Vanhala

             Поселок. До 1939 г. деревня Siisiala входила в состав волости Раутъярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению сессии Ванхальского сельсовета деревне Ванхала было присвоено наименование «Березовка». Однако через полгода «Березовку» заменили на «Залесье». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Халликайнен, Хухтанен, Лехтола, Похъелайнен.

Заполье
Пейппола Peippola

             Поселок. До 1939 г. деревня Peippola входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Свое имя селение, очевидно, получило от первопоселенцев, которые в незапамятные времена переселились в эти места с берегов Чудского озера (по-фински – Пейпсенъярви). Название озера, созвучное с родовым именем поселенцев – Пейппо, и легло в основу имени деревни и протекающей через нее речки Пейпполанйоки.

             Местность, на которой раскинулась деревня Пейппола, была чрезвычайно красивой и это обстоятельство не скрылось от глаз жителей российской столицы, которые приобрели здесь обширные земли для своих летних резиденций. Среди русских дач выделялись особняк Генри Мюзера, вилла "Верхний Бельведер" главного военного врача царской армии генерала Жевека, дачи Завина, Малченкова, Григорьева, Берестовского, Стернберга, фон Кёзела и Вайнштейна. Значительная часть этих строений после 1918 года перешла в собственность финляндского государства, многие дома продавали и перевозили в другие места.

             В памяти местных жителей осталась трогательная история любви сына богатого владельца виллы "Верхний Бельведер" Жевека к бедной крестьянской девушке Каролине Пейппо, которая жила в своем ветхом домишке неподалеку от господского дома. Родители влюбленного категорически отказывались благословить столь невыгодный брак, но все же упорство их было сломлено в значительной степени серьезными намерениями жениха покончить с собой. Молодые, отлученные от родительского дома, жили в маленькой сауне в чрезвычайно стесненных условиях, а средства к существованию Георгий Жевек добывал на лесоразработках.

             Основной природной достопримечательностью деревни Пейппола был порог на реке Пейпполанйоки. Это место издавна славилось богатыми уловами окуня, щуки, и даже лосося. В конце прошлого века на пороге находилась водяная мельница, принадлежавшая санкт-петербургскому купцу Пилтцу. Его супруга госпожа Пилтц, жившая в Кирккоярви, нанимала местных крестьян для работы на мельнице. Однако во время Первой Мировой войны после серьезных поражений русской армии на германском фронте поползли слухи о том, что российские немцы могут лишиться собственности в Финляндии. Тогда Пилтц поспешила продать мельницу М. Кунтту, который построил небольшую плотину и электростанцию, дававшую электроэнергию не только новой мельнице, но и всей местности, в том числе и санаторию Халила. Когда же электроэнергия стала поступать от мощной новой электростанции в Иматре, необходимость в местной электростанции исчезла и Эдвард Кунтту в 1930-х гг. расширил свое производство, реконструировав мельницу. Мощность этой "Уусикиркской мельницы" позволяла обрабатывать пшеницу не только всей своей волости, но и соседних волостей. Четверо мельников посменно обслуживали агрегаты, работавшие без перерыва круглые сутки. Шум падающей воды был неотъемлемой частью местного колорита, а деревенские жители умели даже предсказывать погоду, если при определенном ветре доносился до них шум находившегося за несколько километров порога у деревни Линкка.

             Народная школа в деревне Пейппола была основана в 1926 году, но просторное собственное кирпичное здание было построено только в 1938 г. Школу посещали и дети из окрестных деревень: Уискола, Холма, Перя Холма и Хюттиля. В новом здании кроме классов размещались также и квартиры для учителей. В начальный период советско-финляндской войны в школе был устроен полевой госпиталь, а во время позиционной войны 1941-44 гг. там же находилось волостное управление. Деревенская молодежь часто состязалась в спортивных играх со своими сверстниками из Кирккоярви. Вечерами собирались на танцы или гулянки на деревенской поляне. Поодаль находилась еще одна поляна, на которой устраивались игры в прятки и другие забавы.

             В конце 30-х годов жители деревни начали строить новый участок шоссе Териоки-Выборг для того, чтобы спрямить эту магистраль, имевшую множество крутых и опасных поворотов. Работу закончить не удалось из-за начавшейся войны, и только по возвращению жителей на родные места в период 1942-44 гг. дорога была достроена.

             Перед началом советско-финляндской войны в деревне Пейппола проживало 35 семей. Наиболее распространенными фамилиями здесь были Пейппо и Хусси. Кроме них в Пейппола жили семьи Коли, Уутту, Муурма, Синисало, Сиппо, Кунту, Туйтту, Паю, Олконена, Вестеринена, Мелланена, Валтонена, Похьйонена, Ниссинена и др. Все жители деревни ушли в эвакуацию в начале декабря 1939 г.

             О первой волне советских переселенцев, прибывших в Пейппола летом 1940 г., почти ничего не известно и дальнейшая судьба их не прослеживается. К началу августа 1941 г. они, разумеется, все до единого покинули эти земли. После отступления советских войск в деревне Пейппола оставались пригодными для жилья лишь 5 зданий, а 17 домов были полностью уничтожены. Многие прежние жители деревни Пейппола вернулись на родные пепелища уже в середине 1942 года и принялись восстанавливать разрушенные войной дома. Но через два года им пришлось снова оставить свою родину.

             Новый период истории деревни Пейппола наступил по окончании боевых действий на Карельском перешейке. Селение вначале вошло в состав Койвистовского района Ленинградской области, но в 1948 году его передали Райволовскому району. В деревне разместилось подсобное хозяйство № 678. Чехарда советских переименований не миновала и этот населенный пункт. В течение только одного 1948 года Пейппола четырежды меняла свое название. Сперва работники подсобного хозяйства придумали деревне наименование "Говоровка", но вскоре решение изменили и назвали деревню "Сосновкой", что, впрочем, тоже не устроило органы, ответственные за переименование. Деревне вновь сменили имя на "Анисимово" (в честь погибшего мл. командира Анисимова И.Н.). На этом, однако, "переименователи" не успокоились, пока, наконец, не утвердилось последнее наименование - "Заполье", логика которого, вероятно, исходит из того, что территориально селение оказалось за Полянами. К настоящему времени из старых зданий сохранилась лишь бывшая школа, где теперь находится детский оздоровительный лагерь, да несколько жилых домов. Территория деревни постепенно застраивается дачными коттеджами, владельцами которых являются отнюдь не прежние обитатели Пейппола.

Заречье
Юванруукки Juvanruukki

             Поселок. До 1939 г. деревня Juvanruukki входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского топоним Juvanruukki означает – железоделательный завод Юва (Йогана). Деревня появилась, вероятно, во второй половине XVII века в связи с основанием в капелланстве Куолемаярви 12 октября 1687 г. железоделательного завода под патронажем уроженца Голландии Йогана Торвеста. Заслуживает особого внимания история, связанная с развитием и ликвидацией здесь железоделательного производства в шведский период. В связи с этим имеет смысл привести перевод статьи Ойва Койо "Гибель Юванруукки" из книги "Куолемаярви":

             "Период промышленного и общественного развития Юванруукки пришелся на непростое во многих отношениях время, несмотря на то, что во второй половине ХVII в. в шведском государстве был расцвет горнодобывающей промышленности. Когда заводские строения были уже введены в эксплуатацию, и производство развернуто на полную мощность, в конце XVII века всю страну постигло страшное народное бедствие, годы великого голода с 1695 по 1697 гг.. Едва трава успела пустить свои корни на длинных рядах могил умерших от голода и чумы, как вспыхнула Северная война, и разруха, вызванная ею, очень скоро распространилась на расположенные рядом с границей территории, на которых размещался железный завод господина Торвеста. Сразу же, с самого начала войны по всей Ингерманландии вдоль и поперек сновали вражеские полчища. А когда пограничные форпосты Орешек и Ниеншанц пали (1702 и 1703 гг.), то весь Карельский перешеек оказался открытым для врага. Какой стала жизнь, начиная с 1703 г. в Юванруукки, о том рассказывает господин Торвест в своем письме горной коллегии следующим образом: "Чтобы не давать русским повода нападать на завод, в упомянутом году (1703 г.) я совершенно не занимался кузнечным производством так, как следовало бы, поскольку рыночная цена железа составляет свыше 80 талеров медными деньгами за талант". Но прекращение производства на заводе не помогло изгнать врага из пределов Куолемаярви. Еще в том же году, рассказывает господин, его беженцы ушли отовсюду, а рабочие, обезумев от страха, прятались по лесам, "поскольку русские нападали когда им вздумается".

             24 февраля 1704 г. наконец и Юванруукки испытал день последнего вражеского нашествия. "Убийствами, бесчинствами и пожарами, - рассказывает Торвест, сопровождали свой приход враги тогда на завод, и, не встретив сопротивления, совершили основательный грабеж. То, что враги не смогли увезти с собой в Россию в качестве трофеев, все было сожжено и уничтожено. Уничтожение завода и своей собственности господин описывает лично так: "как большие, так и малые железные инструменты были увезены, угольный склад, содержащий 800 возов угля, был превращен в пепел также, как и все постройки с моим имуществом". Это описание подтверждает и губернатор Линдехъелм в своем письме в горную коллегию от 31.10.1704 г., рассказывая, что полное уничтожение, помимо самих зданий завода, постигло также и собственное имение Торвеста. Совершив разбой, враг увел с собой в Россию большую группу жителей, в том числе женщин и детей, не считая тех, "которых он нехристиански сгубил", как губернатор трагически повествует в своем письме.

             Мучения народа начались несколькими годами ранее, с того времени как петровские войска предприняли свои первые набеги на Карельский перешеек. Так Торвест просит у горной коллегии об освобождении от военных налогов, начиная с 1700 г., на том основании, что работа завода с самого начала столетия была весьма неустойчивой, и, вдобавок, он был вынужден всеми способами помогать ограбленному врагом и пострадавшему от насилия населению. Господин пишет весьма откровенно: "мне нужно было заботиться и одевать тех, кого русские после своего ухода оставили ранеными, в разодранной одежде и с перебитыми ногами". Целое десятилетие говорящее на трех языках население Юванруукки не могло собираться в своей новой церкви. Церковь разграбили и спалили, лишь преданные земле покойники получили пощаду от врага. Только что освященное кладбище, которое в эти тяжелые времена получило многим больше обычного погибших жителей, осталось немым свидетелем, рассказывающим потомкам о судьбе тех, кто принял мучительную смерть в годы Великого голода, и в годы немилосердной Великой Злобы, как называют Северную войну в Финляндии.

             Место, где находилось кладбище Юванруукки еще перед последними войнами было установлено также точно, как и место завода. По преданию, кладбище, расположенное на вытянутом вересковом языке, ясно выделялось холмиками древних могил. Кроме этого, предание подтверждается наблюдениями некоторых местных землепашцев. Крестьянин-землевладелец Антти Термонен рассказал, что, однажды, отправившись копать песок на краю верескового поля, где находилось кладбище, ему пришлось прекратить свою работу, когда в повозку вместе с песком стали сыпаться человеческие кости и черепа.

             Те редкие жители из населения Юванруукки, которые вырвались из рук врага, наверняка рассеялись кто куда искать новые места обитания. Но, возможно, какой-нибудь ремесленник-чужестранец, возвращаясь из своего убежища, остался по-прежнему жить на этом месте. В церковных книгах Куолемаярви с 1769 г. еще упоминается некий человек, фамилия которого Dansk 1. Уж не сам ли этот "датчанин" со времен железного завода или его отец вместе с другими чужестранцами оказался среди жителей местной общины.

             Кузнечное искусство в Юванруукки передавалось из поколения в поколение. Здешние кузнецы пользовались уважением во все времена. Свидетельством этому служит тот факт, что колокол церкви капелланства Куолемаярви отвозили на ремонт в 1786 и 1787 гг. именно в Юванруукки, хотя кузницы были и в Пихкала и в Карьялайнен. Но кузнец Юванруукки был почитаем всегда, на что указывал обычай делать ему такие же регулярные подношения зерном, как и священнослужителям. Этот обычай просуществовал вплоть до 1890 г., т.е. до смерти последнего известного в Юванруукки кузнеца Кристиана Илонена.

             Народная легенда, сложенная в Юванруукки, гласит, что перед прибытием врага и до начала последнего уничтожительного разгрома все ценнейшие заводские инструменты и имущество успели спасти, укрыв под землей в специально построенном для этого тайнике, стены, пол и крыша которого были сделаны из толстых железных листов. Об этих спрятанных там вещах наука не узнала бы ничего, если бы Саломон Инкинен, нашедший и приспособивший для печки своей сауны такой лист, не сообщил об обнаруженном им древнем кладе. Еще до последних войн с достоверной точностью показывали место церкви Юванруукки. Камни ее фундамента были таким товаром, который русские не смогли увезти с собой или сжечь. На одном из этих камней был высечен как церковный знак ясно читающийся рисунок креста".

             После уничтожения производства русскими войсками местечко некоторое время еще продолжало существовать, хотя и остался там к 1706 году всего один населенный двор с в 8 податных душ. В мирное время рост населения деревни заметно увеличился и достиг к 1776 г. 112 человек, но затем вновь сократился. Так, в 1810 г. в Юванруукки проживало лишь 76 человек.

             На том же месте, где когда-то стояла плотина железоделательного завода, еще в прошлом веке была построена мельница Руукки, последним владельцем которой был О. Хиетанен. Здесь же на пороге Юванруукки в начале 1920-х годов планировалось построить электростанцию "Коскенвойма", но замысел так и не был осуществлен.

             К началу Зимней войны 1939-40 гг. в Юванруукки было 8 дворов. Хотя линия фронта проходила в непосредственной близости от деревни, тем не менее серьезным разрушениям она не подверглась. По окончании войны в нее прибыли советские переселенцы, которых также ожидала судьба беженцев. Их сменили вскоре прежние жители Юванруукки. Но и последним пришлось покинуть родные края в июне 1944 г.

             Вторично советские граждане поселились в Юванруукки в начале 1945 года. Новое название месту своего поселения им предстояло выбрать в 1947 г. Было решено переименовать деревню в "Поречье", однако позже приставку поменяли и окончательно за селением утвердилось наименование "Заречье". Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Под таким названием этот маленький поселок существует и до настоящего времени.

Заходское
Лоунатъиоки Lounatjoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Lounatjoki входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Lounatjoki условно можно перевести как "Юго-западная река" или "Обеденная река". Второй вариант более убедителен, так как скорее всего название возникло в период строительства железной дороги, а в этом месте, вероятно, находилась рабочая столовая.

             В конце XIX века в сосновых борах Лоунатъйоки не было еще ни одного жилища. Местность совершенно не подходила для земледелия, но леса были распределены между крестьянами. Значительной частью лесов владел тогда житель Харью Хентери Вестеринен. На рубеже веков его земли, а также и соседние участки, скупил петербуржец Коновалов. На них он построил пару небольших дач и обратился с ходатайством в железнодорожное управление об устройстве платформы. Разрешение было получено и платформа Лоунатъйоки приняла вскоре первых пассажиров. В начале нашего столетия Коновалов продал все свои земли еврейской финансовой ассоциации АО «Леовилла». У этой организации были грандиозные планы, которые во многом осуществились. Инициатором идей был также и статский советник Рождественский, который скупил 1 000 га леса в окрестностях озер Суур Сяркъярви и Пиен Сяркъярви [ныне Бол. и Мал. Красноперские].

             Предприятие по созданию дачного комплекса «Леовилла» велось с большим размахом. Первым делом вся территория была распланирована и разбита на участки по типу городской застройки. Для того, чтобы получить как можно скорее прибыль от продажи участков, ассоциация построила вначале прекрасные дороги, ведущие от станции Лоунатъйоки к Харью и к озеру Сяркъярви. Новые дороги получили звучные названия: проспект графа Л.Н. Толстого, Белосельский проспект, проспект князя Трубецкого, проспект Лермонтова, улица Глинки, улица Рубинштейна. По Белосельскому проспекту пустили конку, а по Трубецкому проспекту пошел небольшой паровичок с несколькими вагончиками. Конка и паровичок дожидались у станции прибытия поезда из Санкт-Петербурга, пассажиры которого отправлялись далее к своим дачам уже на этом местном транспорте. Согласно воспоминаний Кипарского, паровозик ходил к Сяркъярви до1917 г, а конка действовала до 1919 г.

             На берегах озер Сяркъярви и в сосновых борах Лоунатъйоки быстро выросли роскошные виллы. Там расположились особняки энциклопедиста Эфрона, балетмейстера Баланчивадзе, профессора В.Н.Кипарского, «Вилла Марино» А. Пернова, дача Лехтера, дача «Тамала». Возле станции возвели православную церковь, а рядом с ней появился небольшой монашенский дом. Летом туда наведывался священник, а также 20-30 монахинь. Во время богослужений их пение разносилось по окрестным лесам. Около станции построили летний театр, на подмостках которого выступали приезжавшие из столицы театральные труппы. У представителей творческой интеллигенции Санкт-Петербурга «Леовилла» сразу завоевала большую популярность. Сюда нередко наведывался и Леонид Андреев. К услугам отдыхающих предлагались все удобства. При станции Лоунатъйоки работало даже местное почтовое отделение. Торговля была развернута в лавке Антонова, при которой работала и пекарня. Чешский эмигрант Анатолий Моршан, поселившийся на берегу озера, открыл колбасный заводик, который обеспечивал продукцией даже отдаленный деревни волости. Позднее Моршан перебрался в Выборг. От дачного поселения начали строить дорогу к санаторию Халила, что увеличило бы пассажиропоток в Лоунатъйоки.

             Однако всем начинаниям положила конец русская революция и гражданская война. Дачники исчезали как мотыльки в огне лампы. Опустевшие особняки продавали, разбирали и развозили буквально по всей Финляндии вплоть до Оулу. Некоторые владельцы все же продолжали жить в своих усадьбах, надеясь, вероятно, на чудесное избавление от всех обрушившихся на них невзгод. Средства их, между тем, быстро иссякали. Жизнь постепенно превращалась в борьбу за существование. По вечерам они собирались друг у друга побаловаться чайком да поиграть в карты. Ставки, подчас, были бешеными, но проигрыш никому не шел в ущерб, поскольку толстые кипы царских облигаций годились теперь разве что на растопку. Не знающие языка и неспособные к физической работе, эти холеные господа дошли до крайней степени обнищания и вынуждены были либо возвратиться на землю предков, либо перебраться в богадельни. Возле станции до 1939 г. продолжали пребывать в своих изрядно обветшавших дачах две госпожи – Засимовская и Каратыгина, ближе к озеру жила жена директора банка Тереза Биенковская. В начале декабря 1939 г. старая Тереза, заслышав гул приближавшейся канонады, пыталась уйти на лыжах в тыл, но попала в советский плен. В конце войны ее использовали в целях пропаганды, заставив написать хвалебную статью под названием: «Большое спасибо Красной Армии» (письмо финской крестьянки).

             Земли «Леовилла» после 1918 г. перешли в руки директора финского банка Хевонпяа, который продал часть леса, а затем и сами участки государству. Так Лоунатъйоки из бывшего русского дачного поселения превратилось в финское. В оставшиеся дачи стали приезжать на отдых жители Выборга, Котки и других городов Финляндии. Позднее в этих домах поселились семьи железнодорожных рабочих. В одной из бывших русских дач разместили народную школу.

             В свое время немецкий инженер Генрих Луц сделал в русле речки Лоунатъйоки небольшое водохранилище и построил на нем плотину с электростанцией. Когда надобность в ней отпала, он продал свое детище начальнику пожарной охраны г. Выборга Илмари Весихииси. Последний, чтобы получить от пруда хоть какую-нибудь пользу, завел там болотных бобров. Перед войной их число превышало уже три десятка особей. Покидая свой дом Илмари отпустил всех животных на волю и, говорили, что они обосновались неподалеку в болоте, где и пережили довольно благополучно все военные годы и невзгоды.

             В речке Лоунатъйоки в довоенные годы водилось много форели, и рыбаки часто возвращались домой с богатым уловом. Но главным богатством этой кристально чистой реки были раковины-жемчужницы. Охотники за жемчугом приезжали сюда даже из отдаленных волостей перешейка, например, из Саккола [ныне Громово]. Местный торговец Руоконен продал однажды найденную им жемчужину выборгскому ювелиру Тилландеру за 1600 марок. В другой раз за 6 жемчужинок он получил I000 марок. До революции жемчуг продавали в Петербург, а после – в Выборг и Хельсинки.

             Две войны пронеслось над этой землей. Кроме разрушений ничего не добавили они здесь. Советским переселенцам было совсем не до восстановления старых полуразвалившихся дач. Гораздо больше среди них было охотников растащить никому уже не принадлежащее добро. В 1970-х годах исчезла безвозвратно прекрасная парковая ограда бывшего особняка Биенковского. Только пустая чаша фонтана напоминает об утраченном блеске той мимолетной жизни, которая как цветок, прихваченный неожиданным морозом, поникла и осталась лишь в воспоминаниях.

             Поселок Лоунатъиоки, как ни странно, был переименован позднее самой станции. Поэтому кабинетные перетасовки его не коснулись. В августе 1948 г. за ним установилось название «Заходское» (Заходский Александр Иванович, пулеметчик 142-й сд, погиб в июле 1941 г., посмертно присвоено звание Героя Советского Союза). От места гибели Заходского до Лоунатъиоки расстояние составляло более 80 км. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. (см. ж/д станция Заходское).

             В настоящее время облик поселка Заходское полностью изменился. Из старинных русских дач осталось одно-два здания. Остальные построены уже после войны. Бывший пионерский лагерь превратился в детский оздоровительный. Чудесный сосновый бор беспощадно вырубили и местность застроили новыми коттеджами. История, похоже, начинает описывать очередной круг. Кто знает, чем он завершится...

Зверево
Мялькёля Malkola

             Поселок. До 1939 г. деревня Malkola входила в состав волости Эврепя Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Malkola образован от антропонима.

             Эта деревня, находившаяся впримерно в 3 километрах от Каукила, упоминается в переписных материалах 1553 и 1554 годов, когда в ней значились 6 домов, фамилии крестьян - Пёнккё (Пёнккя), Ихамойнен и Мялькёнен (скорее всего, от последней и пошло название самой деревни). В материалах XVII века упоминается фамилия Каннинен, а в записях XVIII века - Ахвонен, Ювонен, Пекканен, Ряхянен, Рямё, Рёткё, Салакка, Варис и Весалайнен. Перед второй мировой войной деревня делилась на две основные части - собственно деревню Мялькёля и Саломялькёля (букв "Лесная Мялькёля"), расположенную у реки Салменкайта. Обе части деревни насчитывали в общей сложности 130 хозяйств. Посевных площадей у жителей было около 1000 гектаров, помимо этого у многих дворохозяев были угодья на наносных землях у озера Эюряпяянъярви, на которых росли хорошие травы и были качественные почвы для возделывания посевов. В старые времена в Мялькёля находилась т. н. дальняя усадьба поместного хозяйства Вентеля (ныне Вентеля - это участок местности по другую сторону Вуоксы, за Вуосалми, находящийся у шоссе неподалеку от поселка Новая Деревня, перед Зимней войной еще можно было видеть отходящие от главной дороги длинные березовые аллеи, в конце которых находился скотный двор этой усадьбы. Усадьбу впоследствии купили фермеры Лайханен, Химанен и Липсонен. Центральная часть этой дальней усадьбы в дальнейшем принадлежала Липсоненам, у которых были также большие сельхозугодья на наносных землях у озера Эюряпяянъярви. Мялькёля располагалась на перекрестке дорог: одна шла в деревню Пёлляккяля и далее к парому на протоке Вуосалми, а другая, проложенная уже позднее, вела к лесопильному заводу. Дороги, отходящие на юг и на юго-восток, вели, соответственно, в Куусаа и к железнодорожной станции Пуннус.

             В Мялькёля имелась двухэтажная школа, в которой работали 3 учителя. Школа эта была самой первой в "малой губернии", она была основана в 1884 году. Но поскольку Мялькёля была относительно густонаселенной, в 1927 году была основана вторая школа - в Саломялькёля (здание ее было построено в 1932 году). На большой поляне недалеко от школы в Мялькёля находилось здание Дома молодежи. Недалеко от школы был и кооперативный магазин Мялькёля (центральная торговая точка), у которого имелись филиалы (дальние торговые точки) в Каукила и в Саломялькёля. В Мялькёля имелись также мельница и циркулярная пила, хозяином которых был Ээнокки Пеннанен. И в Мялькёля, и в Саломялькёля имелись также кузницы. Основным занятием жителей деревни и прилегающих хуторов было земледелие. Тем не менее те, кто проживал в Саломялькёля (которую называли также Вариксенкюля - "деревня Варис" (название это образовалось от одной из фамилий местных жителей)) и расположенном чуть в стороне хуторном поселке Ритасаари, занимались также ловом рыбы в Вуоксе и в реке Салменкайта.

             Зимой 1948 г. по решению Каукильского сессии сельсовета селению Реткенпяа было присвоено наименование «Зверево», за основу взяли фамилию погибшего воина, сведения о котором отсутствуют. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения к селению Реткенпяа присоединили деревни Мялкеля и Майниккала.

Зелёная Роща
Элиняля, Анттанала, Вихмала Elinala, Anttanala, Vihmala

             Поселок. До 1939 г. деревни Elinala, Anttanala и Vihmala входили в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Анттанала располагалась так близко от соседней Элиняля, что их порой можно было принять за одну деревню. Названием своим селение обязано роду Антталайнена, который поселился когда-то в Элиняля. Родовое имение делилось между наследниками на более мелкие владения, из которых и образовалось это селение. Дома дер. Анттанала стояли на трех различных уровнях: на береговой полосе, на террасе и на холме. Хотя традиционным занятием жителей Анттанала являлось рыболовство, тем не менее большое внимание здесь уделялось и крестьянскому труду. На полях выращивали, главным образом, картофель и продавали его оптом заготовителям, которые отправляли эту продукцию по железной дороге на пищевые комбинаты и спиртоперегонные заводы. Хлеб крестьяне всегда пекли сами. Молоко и мясо, овощи и фрукты, зерно и корма каждому приносило собственное хозяйство. Также в Анттанала находилась небольшая ткацкая мастерская, на которой работало много деревенских женщин. Шерстяную пряжу высокого качества привозили из Хельсинки, а для более простых изделий использовали местное сырье. Когда в середине 1930-х годов деревню электрифицировали, то производство расширили и оснастили современным оборудованием.

             В Анттанала была собственная народная школа, которую посещали и дети из соседних деревень. Школа стояла на пригорке, обращенном к заливу. Неподалеку находилось и здание Молодежного общества дер. Анттанала. Почта в деревне открылась 15.10.1895.

             До 1918 г. русским господам в Анттанала принадлежало несколько дач. Их владельцами были соответственно: барон Фердинанд фон Бистром, вдова дворянина Александра Михайловна Калакуцская, доктор Фредерик Евген Александрович Ниелзен и некая Элизабет Кратирова. Кратировы и Ниелзены остались жить в своих особняках в качестве эмигрантов. К ним также позднее присоединились Любичевы и Михайловы.

             В 1933 г. в числе деревенских землевладельцев состояли: Халонен, Кунтту, Коли, Тойвонен, Аакала, Тяхкяпяа, Руоконен, Расимус, Векман, Антталайнен, Уутту, Пеуса, Вестеринен, Пуса, Коскинен, Кюуняряйнен и Ленккери. Несколько позднее к ним прибавились семьи Риски, Кирьйонена и Яатинена.

             Перед началом войны в деревне имелось 37 дворов. Первые залпы советских орудий заставили всех жителей покинуть Анттанала. Наступающие части Красной Армии застали на месте деревни только дымящиеся остовы печей. Полтора года разрушенная Анттанала находилась в составе Йокельского сельсовета Койвистовского района Ленинградской области. В августе 1941 г. деревню заняли финские десантные подразделения. Через год возвратившиеся из эвакуации ее прежние жители приступили к восстановительным работам. В июне 1944 г. все население деревни отправилось в последнюю эвакуацию.

             В послевоенное время на территории деревни Анттанала оказалось подсобное хозяйство завода № 77. Новые хозяева, прибывшие сюда на жительство, не ведали различия между мелкими карельскими деревеньками, и свели их все к одному общему поселению, объединявшему в себе деревни Элиняля, Анттанала и Вихмала. В 1947 г. работники п/х приняли решение о переименовании Анттанала в «дер. Зеленая Роща» (другой предложенный ими вариант названия – «Зеленый Бор»). Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Со временем подсобное хозяйство ликвидировали и в поселке Зеленая Роща организовали летний лагерь военно-морского училища. Сейчас же основной жилой фонд Зеленой Рощи представлен дачами и коттеджами летних жителей.

             Официальное название деревни Элиняля употреблялось только церковных и административных документах, а также на картах. Для всех жителей волости деревня была больше известна под названием Юккола. Деревня лежала у подножия трех холмов, местное название которых было Пункахарью. Три ручья, прорезавшие глубокие овраги в песчаной гряде, сбегали вниз. Но прежде, чем попасть в море, подпруженная плотинкой вода приводила в движение колесо небольшой мельницы. К западу от селения лежал мыс Лайвастониеми (Флотский мыс), который обязан своим названием событиям Крымской войны, когда на рейде перед ним стояла на якоре английская эскадра. В период финляндской автономии Элиняля имела большое значение в ведомстве морских грузоперевозок, так как в деревне находилась таможня, начальником которой долгие годы работал морской капитан Бенджамин Левинссон. Его помощниками были Г. Мангстрем, Ф. Стремберг, К. Бьеркестен и А. Алопеус. После закрытия границы с Россией необходимость в таможне отпала и когда в 1922 г. основали Пограничную Стражу Карельского перешейка, то в ее здании разместился Морской погранотряд. Это подразделение несло охрану морских границ наряду с местным отделением морского шюцкора.

             Мелководное побережье Финского залива не позволяло большим судам подходить близко к причалам, поэтому все грузы приходилось с берега переваливать на лодки и доставлять до кораблей. Такелажные работы обеспечивали занятость местного населения до перемен в отношениях между Россией и Финляндией. Морской и рыболовный промысел приносил тогда основные доходы жителям Элиняля. Помимо этого в деревне развивалась и кораблестроительная отрасль. На небольшой верфи изготовлялись малые суда, закладка которых производилась осенью, а летом они уже сходили со стапелей в море. На верфи работало много людей также и из соседних деревень. В лучшие времена собственный флот деревни Элиняла состоял из 10 судов.

             Большинство жителей деревни имели небольшие участки, на которых, главным образом, выращивали картофель и огурцы. В хозяйствах держали коров и свиней. Только у четырех крестьян были поля, площадь которых позволяла им вести полноценное земледелие. Ремесленников в деревне было двое - кузнец и сапожник. Два сельских магазина обеспечивали местных жителей товарами повседневного обихода. Работало почтовое отделение, в одном из домов был даже телефон. Активно действовало Молодежное общество Иту (Росток), основанное здесь в начале столетия.

             В остальном условия жизни в Элиняля и ее внешний облик почти не отличались от соседних деревень. Единственное исключение состояло в том, что в ней никогда не было русских дач.

             По состоянию на 1933 г. в деревне жили семьи следующих землевладельцев: Антталайнена, Кинтту, Пеуса, Риски, Ленккери, Халонена, Хиетанена, Аутио, Тухканена, Пуконена, Латту, Тяхкяпяа и Руоконена.

             Перед Зимней войной 1939 г. в Элиняла было 18 дворов. При отступлении финские отряды сдерживания полностью сожгли опустевшую деревню, не оставив противнику возможности расквартироваться на этом побережье. Вряд ли советские переселенцы успели приступить к восстановлению деревни Элиняля в кратковременный период мира, но вернувшиеся прежние жители ее активно занялись этим с 1942 года. Построенные ими временные дома оказались вновь в руках завоевателей летом 1944 г. Новые хозяева не ведали различия между мелкими карельскими деревеньками, а свели их все к одному общему поселению, объединявшему в себе деревни Элиняля, Анттанала и Вихмала. В 1948 г. его переименовали в "дер. Зеленая роща". В настоящее время в поселке размещается спортивный лагерь "Каравелла" СДЮШОР Василеостровского района.

             Название деревни Вихмала скорее всего происходит от личного имени, нежели от слова "vihma"- морось. Хотя Вихмала находилось в полутора километрах от берега Финского залива, его причисляли к прибрежным деревням волости Уусикиркко. Несмотря на это Вихмала являлась скорее сельскохозяйственной деревней, чем рыбацкой. Ее обитатели имели маленькие полоски пашни, на которых выращивали традиционные зерновые культуры, а также гречиху. С огородов получали хорошие урожаи всевозможных овощей, в каждом хозяйстве понемногу возделывали и цикорий для добавления в кофе. Деревня жила, в основном, натуральным хозяйством. Некоторые предпочитали искать отхожие промыслы в других местах и работали в портах Выборга и Уураса [ныне Высоцк]. Через деревню протекал ручей Куитинпортиноя, в кристально-прозрачной воде которого водилась небольшая форель, нередко попадавшая на крючки юных рыболовов. Купаться ходили на ближайшее озеро Лаутъярви (Плотовое озеро) или на залив. Во всем остальном жизнь обитателей Вихмала была связана с деревней Анттанала. Подавляющее большинство жителей Вихмала носило фамилию Расимус. В числе землевладельцев также были семьи Руси, Тяхкяпяа, Халонена и Лемпияйнена. Грянувшая в конце 1939 года война оставила свой трагический след в истории и этой деревни.

             Несмотря на то, что эвакуация проходила в чрезвычайно сжатые сроки, хозяева оставили Вихмала в идеальном порядке. Во дворах не было ни одной брошенной впопыхав вещи, как будто крестьяне только что ненадолго отлучились по делам. Это очень удивило пришедших туда солдат, у которых был приказ сжечь Вихмала. Деревня сгорела дотла при подходе к ней частей Красной Армии. Уцелели только две маленькие бани, стоявшие в отдалении.

             В период последней войны, когда финские части снова заняли свои бывшие земли, вблизи руин деревни была построена железнодорожная товарная станция Вихмала, имевшая сугубо военное значение. В послевоенное время ни эту станцию, ни вообще железнодорожную ветку от гавани Сейвясте до платформы Яппиля, не использовали и впоследствии разобрали. Деревня Вихмала восстанавливалась на протяжении двух военных лет, но летом 1944 г. оказалась безвозвратно потерянной для прежних жителей. В советский период своей истории Вихмала не рассматривалась как отдельная деревня, а была объединена с соседним селением Анттанала. По этой причине при переименовании 1948 г. она получила то же самое название. Как населенный пункт существует до настоящего времени.

Зелёный Холм
Патру Patru

             Поселок. До 1939 г. деревня Patru входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Само слово «Патру» имеет явно не финское происхождение. Остается загадкой откуда оно появилось. Одно из предположений основывается на значении слова «патрон» – хозяин или владелец имения. Владельцем одного из имений в Патру был некогда русский подданный господин Ипсиненский. В начале второго десятилетия XX века обширный участок с деревянным особняком был выкуплен у вдовы г-жи Ипсиненской и подарен российскому государству с целью организации там туберкулезного санатория для рабочих Путиловского завода. Санаторий вначале разместился в дачном особняке и одновременно с этим началось строительство трехэтажного каменного здания. Санаторий возводили финские рабочие, а строительство финансировалось из российской казны. К началу первой мировой войны стройка еще не была завершена, но уже тогда в здании стали размещать раненых российских солдат. После закрытия российско-финляндской границы на протяжении нескольких лет санаторий бездействовал. В 20-х годах здание отремонтировали и в 1926 году в нем разместился туберкулезный санаторий финских вооруженных сил на 70 коек. С этого времени за лечебницей и закрепилось название - санаторий Патру. В 1931-32 гг. санаторий расширили до 130 мест, из которых 30 предназначались для гражданских лиц. Одновременно был построен и жилой корпус для медперсонала.

             Санаторий Патру предоставлял рабочие места многим деревенским жителям. Кроме того эксплуатационные службы закупали у населения большое количество продовольствия и дров. Все это давало крестьянам возможность дополнительного заработка. Но основным видом деятельности по-прежнему оставался труд землепашца.

             В октябре 1939 г. в советско-финляндских отношениях наступил кризис. Обстановка обострилась и это ощущалось во всем. Санаторий опустел, пациентов отправили в другие лечебницы, персонал последовал за ними. Лишь несколько медсестер и управляющий Шнельман остались в Патру до конца. Свет не зажигали, в комнатах использовали затемнение. В главном здании разместилось моторизованное воинское подразделение. 30 ноября над Патру появились советские самолеты...

             В тот же день в санатории Патру организовали эвакопункт. Со всех пограничных деревень туда начали стекаться беженцы для дальнейшей отправки на автобусах к железнодорожной станции Перкъярви [ныне Кирилловское]. В санатории на 130 больничных мест сосредоточилось одновременно около 3 000 человек. В неимоверной тесноте и давке беженцы провели бессонную ночь в ожидании транспорта. 25-ти местные автобусы под прикрытием темноты бесперебойно работали на линии, забирая каждый раз по 50 человек. Весь нехитрый домашний скарб, который беженцы смогли захватить с собой из оставленных домов, было приказано оставить во дворе санатория, обещая дальнейшую отправку вещей вслед за эвакуированными. Но это условие выполнено не было, так как продвижение советских войск шло настолько быстро, что вывезти их уже не хватило времени. В огне погибло все добро, перед тем как в Патру ворвались отряды Красной Армии.

             По окончании военных действий в санатории Патру провели восстановительные работы. Главное здание и врачебный корпус серьезных повреждений не получили. В конце августа 1941 г. санаторий Патру вновь перешел в руки финнов. В главном здании разместилась мастерская по ремонту военного снаряжения, а во врачебном корпусе жила бригада полевой медицинской службы. Вскоре в Патру стали прибывать прежние жители окрестных деревень. Все они расположились в свободных помещениях санатория и находились там до тех пор, пока вновь не обосновались на своих пепелищах.

             С середины июня 1944 г. Патру вторично оказалось частью советской территории. Лечебное учреждение стало функционировать в качестве санатория для легочных больных Ленгорздравотдела, за которым, также как и за поселком, с 1948 г. закрепилось название «Зеленый холм». В основу данного переименования были положены местные «природные признаки».

Земляничное
Мансиккала Mansikkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Mansikkala входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Mansikkala в дословном переводе означает «Земляничное», но происходит от антропонима.

             Зимой 1948 г. деревне присвоили наименование «Земляничная», что формально представляло собой топонимическую кальку. Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Пяйстиля, Каукола, Хяклиля.

Ильичево
Ялкала Jalkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Jalkala входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Первые сведения о деревне Ялкала относятся к 1778 году. Топоним Jalkala в дословном переводе означает «Ножное», но происхождение свое он ведет от родового имени.

             Первые сведения о деревне Ялкала относятся к 1778 году, когда она составляла шестую часть мантального имения, на котором проживали в те времена вдовец Миккел Хенттинен и его сын Пааво с семьей. Там же жили батрак Юхо, служанка Сара, а также некто Юхо Хелття и его жена. В 1812 году деревня делится надвое и число хозяев увеличивается.

             В конце века в Ялкала начинают строиться дачи богатых русских господ, но последние почти исчезают из виду на заре независимости Финляндии. В тот же период на берегах озера Питкя-ярви (оз. Долгое) все же успели построить большой туберкулезный санаторий, где лечился и провел последние дни своей жизни русский марксист Г.В. Плеханов. В августе 1917 г. в домике Петра Парвиайнена несколько дней скрывался от Временного правительства В.И. Ульянов (Ленин). Этот факт в дальнейшем и определил будущее название деревни – Ильичево, по отчеству вождя мирового пролетариата. Партийную же кличку использовали для переименования Хаапальского сельсовета. Однако следует заметить, что когда в 1948 году перед местными органами власти была поставлена задача переименования этого населенного пункта, то изначально селению придумали название "Ульяновская". Но поскольку такое же наименование трудящиеся успели сочинить для станции и поселка Райвола, то органам пришлось вносить необходимые поправки в стихию имятворчества, и через полгода деревня была переименована в Ильичево.

             Основным занятием местных крестьян было земледелие, но дополнительным источником доходов здесь издавна считалось рыболовство. Деревня была окружена цепью озер, самыми крупными из которых были Питкя-ярви и Каук-ярви. Название последнего прежде звучало несколько иначе, а именно "Кауху-ярви" и означало - "озеро ужаса". Вероятно, такое леденящее душу название оно унаследовало еще с языческих времен. В 30-е годы в этих озерах разводили щук и получали обильные уловы этой прекрасной рыбы. Помимо щук в озеро Каук-ярви запустили также мальков судака и корюшки. В деревне было создано общество рыболовов, в которое входили и профессиональные рыбаки.

             Поскольку деревня Ялкала была небольшой, своей школы она не имела, а дети посещали народную 6-ти классную школу в соседней деревне Иоутселькя, где были расположены также и другие общественные заведения. Крестьяне жили в основном натуральным хозяйством. У всех были земельные наделы, домашний скот. На полях сеяли, как правило, рожь, но также и пшеницу, ячмень, овес, а иногда гречиху. Выращивали много картофеля и корнеплодов, капусту, которую потом квасили на зиму. Излишки зерна продавали в Терийоки или сдавали в заготконтору. Зерновые выкашивали серпами и косами, сушили в снопах. Во многих домах имелись ручные каменные мельницы, на которых можно было смолоть зерно на муку. Солома шла для подстилки скоту. Также в окрестностях Ялкала было много грибных и ягодных мест. Дары леса заготавливали не только для себя, но и на продажу. Овец в крестьянских хозяйствах держали для шерсти, которую пряли дома и ткали одежду. Ткали также и конопляное полотно. Весьма популярны были домотканые дорожки и коврики.

             Крестьянские дома строили добротно, с просторными комнатами. Внутри дома находилась большая печь с плитой, сработанная так, что задняя часть печи обогревала одновременно и другую комнату. Разумеется, в каждом хозяйстве имелась и собственная баня (сауна).

             К 1939 году в деревне было 17 домов. Дальнейшая военная и послевоенная судьба деревни сложилась тем же образом, что и соседних селений. После захвата Карельского перешейка в 1940 году в оставленную жителями деревню Ялкала прибыли первые советские переселенцы. К деревне было проявлено особое внимание со стороны советских и партийных руководителей; уже в 1940 году в домике Парвиайнена создается мемориальный музей В.И. Ленина. Домик Парвиайнена пережил и войну 1941-44 гг., после чего в нем был восстановлен ленинский музей. Благодаря заботе властей, тщательной реставрации и ремонту, а также сооруженному над зданием защитному козырьку, этот старинный карельский дом прекрасно сохранился до настоящего времени, избежав трагической судьбы сотен уничтоженных ранее и уничтожаемых сегодня старых крестьянских построек бывшей Финляндской Карелии.

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне Ялкала были присоединены соседние селения Питкяярви, Лаволанмяки, Каукъярвенхови, Терваполтти и Метсола.

             В 1992-93 годах согласно Постановлению Совета Министров РСФСР было решено создать историко-этнографический музей-заповедник Ялкала на базе хутора Парвиайнен и музейного павильона, построенного еще в 1974 году неподалеку от самого хутора. Предполагается воссоздание традиционного крестьянского хозяйства согласно чертежам, фотографиям и сведениям, полученным от самих прежних хозяев этого имения - семьи Парвиайнен. Начиная с лета 1994 года, экспозиция музея заменена с ленинской на финно-угорскую, посвященную жизни, истории и культуре коренного населения Карельского перешейка. В ней имеется и раздел персонажей, ведь в Ялкала отдыхали русский художник А.А. Бенуа, финский композитор Сулхо Ранта, социалисты В.И. Ульянов, Г.В. Плеханов.

             Неподалеку от Ильичево расположен интереснейший природный объект - болото Ламмин-суо, с 1976 года являющееся заказником. Это - типичное верховое болото камового ландшафта Карельского перешейка, покрытое редкой сосной и вереском, является местом стоянок птиц на пролете, тока боровой дичи. Здесь же расположена Экспериментальная болотная станция Государственного гидрологического института, проводятся полевые занятия студентов-биологов.

             Сам же поселок Ильичево значительно разросся и стал похож на городской микрорайон. Окрестности его интенсивно застраиваются дачами и коттеджами.

Искра
Кангаспелто Kangaspelto

             Хутор. До 1939 г. деревня Kangaspelto входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kangaspelto в дословном переводе означает «вересковое поле», но образован от антропонима. В налоговых книгах шведского периода за 1553 и 1554 годы имя собственное "Кангаспелто" фигурирует как фамилия крестьянина без упоминания о существовании деревни - таким образом, есть основание предположить, что данное поселение появилось до середины XVI века; многие финские деревни на Карельском перешейке образовались с приходом в те или иные места на постоянное жительство крестьян-первопоселенцев с конкретными фамилиями, давшими деревням такие же (или созвучные) названия. Как уже отмечалось выше, деревни вдоль Старой русской дороги - кратчайшего пути на Выборг - обезлюдели в результате Северной войны, в том числе и Кангаспелто. После расселения в этих местах графом Г.П. Чернышевым своих крепостных крестьян новый населенный пункт стал называться Новой Деревней (впрочем, после отделения Финляндии от России на всех финских официальных картографических изданиях он фигурировал исключительно как Кангаспелто, хотя русское название неофициально все же сохранялось в разговорах среди русских жителей). Кангаспелто - Новая Деревня была отстроена по типу старых русских деревень: по обе стороны шоссе стояли серые деревянные дома, фронтонами к дороге. Окна были с наличниками, украшенными резьбой. Жители возделывали свои приусадебные участки, расположенные по другую сторону домов, наделы эти были небольшие, земля была песчаной, однако некоторые селяне имели также участки на наносных землях у озера Эюряпяянъярви. С левой стороны дороги (при движении по шоссе от Выборга) стояла деревянная церковь Иконы Казанской Божьей Матери, построенная в свое время на средства купца Шилова и перевезенная сюда из Каннельярви. По противоположную сторону дороги находилось старое здание народной школы. В деревне было два магазина: один принадлежал купцу Шилову, а хозяином второго был финн, Эйно Суокас. Несколько домов стояло и вдоль дороги, отходящей вправо, на Тервола, неподалеку от перекрестка. В частности, одним из дворохозяев в этой части деревни был финн Оскари Харью, его хозяйство было сравнительно хорошо ухоженным. Поскольку приусадебные участки у многих были не очень большие, а почва бедная, то жители деревни нанимались на малярные, дорожные и прочие работы на стороне. Кроме того, они занимались также и рыболовным промыслом: рыбу ловили как в Муолаанъярви, так и в Эюряпяянъярви. Некоторые славились искусством вязать мережи, которые пользовались спросом и у рыбаков, живших за пределами волости Муолаа. В Кангаспелто в 1885 году была открыта церковно-приходская школа. По данным за 1906 год, в ней был 1 учитель и 34 ученика.

             Удобное для обороны в случае военных действий межозерное дефиле (между озерами Муолаанъярви и Муолаанлампи) еще в 1920-30 годы было перекрыто системами противотанковых и противопехотных заграждений, а также оборонительными дерево-земляными и железобетонными сооружениями. На этом участке наступали части советской 43-й стрелковой дивизии, которые овладели этими укреплениями в феврале 1940 года.

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства завода «Ильич» зимой 1948 г. деревня Кангаспельто получила наименование «Новоселово», но спустя полгода по подсказке комиссии по переименованию поменяла имя на «Кучерово». Обоснование гласило: «в память воина Советской Армии Кучерова Е.Ф., похороненного в д. Кангаспелто». Вскоре название «Кучерово» чиновникам пришлось перекидывать на другой населенный пункт (Вейккола), а деревня Кангаспелто по решению исполкома райсовета получила свое третье имя – «Искра».