На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


История некоторых населенных пунктов
Выборгского района Ленинградской области

Каменка
Каукъярви, Бобочино Kaukjarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Kaukjarvi входила частью в состав волости Уусикиркко и частью в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Эта самая большая и самая древняя деревня волости, состояла из целого ряда небольших деревушек, почти вплотную примыкавших друг к другу. Селения те носили следующие названия: Хюттиля, Томмила, Уимола, Таамала, Кискола, Келола, Лейстола, Вилликкала, Хяннилоя, Коккола и Талпола. Помимо них юго-восточную часть территории Каукъярви занимало русское дачное селение Бобочино. Деревня Каукъярви получила это название от вытянутого озера, вдоль которого она и расположилась. В свою очередь озеро унаследовало свое название от родового имени Кауко, которое носил один из первых известных нам обитателей этих мест. Упоминание об его потомке, фрельзовом крестьянине Эрике Кауконене относится к 1556 г.

             Согласно найденным на берегах озера Каукъярви археологическим находкам ученые сделали вывод, что первые обитатели этих мест появились здесь не позднее III-го тысячелетия до нашей эры. По керамическим и каменным предметам доисторической эпохи можно судить, что древнейшее поселение на побережье Каукъярви было постоянным местом проживания первобытного племени.

             В исторических летописях имя Каукъярви упоминается впервые в 1348 году, когда король Швеции Магнус Эрикссон купил окрестные земли Каукъярви у прежнего владельца Лютера Свинакула. Он подарил впоследствии их Х.Т. Ваэдуса, который затем продал землевладения Нильсу Туренсону Бъелкэ. Последний 24 июня 1362 г. подарил территории Каукъярви уездному судебному округу Ваксъйо с условием, что когда в Карелии учредят епископат, то эти земли должны будут отойти в его ведение. Позднее Каукъярви перешло из церковных владений к фогту Эврепя Альбрехту Толку по указу Густава Вазы. Земли Каукъярви переходили из рук в руки пока фогт Грипсгольмского замка Магнус Рам не получил их в качестве ленного поместья, а местных крестьян обложили налогами и штрафами в пользу их нового господина. Согласно документам, датированным 1541 г., крестьяне Каукъярви снова оказывались в подчинении короля, но впоследствии их земли перешли под попечительство следующего хозяина - коменданта Выборгского замка Магнуса Нильсона, который получил Каукъярви за свои заслуги перед королем. Однако вскоре милость монарха отвернулась от героя, уличенного в злоупотреблениях, и Каукъярви опять вернулась в королевские владения. В 1557 году Густав Ваза предложил Клаусу Кристерсону Горну основать на территории Каукъярви королевский скотный двор, на службу в который набирались бы преуспевающие в сельском хозяйстве и животноводстве крестьяне. Король в том же году передумал и взял имение Каукъярви в свою наследственную собственность, так как являлся родственником бывшего владельца имения Нильса Туренсона из рода Бъелкэ. После кончины Густава Ваза поднявшийся на шведский престол Эрик возвратил земли Каукъярви в состав уезда Эврепя. Определенную самостоятельность Каукъярви отражает также тот факт, что уже в 1553 году здесь учредили уездный суд со своим нотариусом и заседателями.

             С ранних времен зародилась в Каукъярви церковная деятельность. Начиная с XV века стояла уже на мысу Пиританниеми христианская церковь Святой Бригитты. Святая Бригитта была покровительницей Уусикиркко. Она прожила благочестивую жизнь и скончалась в 1373 году. В своей миссионерской деятельности она успела основать широкую сеть монастырей и в католическом мире ее считают великой святой. По народному преданию Святая Бригитта в свое время владела землями Каукъярви и сама построила здесь первую церковь, а вместе с ней и свое жилище. По предположению церковь Святой Бригитты могла иметь статус ленного капелланства Каукъярви. Последнее богослужение в капелланстве проводилось в день Святой Бригитты в 1781 году. Поскольку обветшавшее здание храма после этого более не ремонтировали, местные крестьяне построили поблизости здание барачного типа, простоявшее вплоть до середины прошлого века. По рассказам старожилов в этом здании было маленькое окошко и стол, на котором лежала Библия. У здания храма находилось старинное кладбище, на котором последних усопших хоронили в 1781 году. Когда в начале этого века на мысу строили лесопилку, то в земле находили истлевшие останки и старинные вещи. Рассказывают, что церковные колокола каким-то образом спрятаны в озере, но несмотря на многочисленные поиски обнаружить их никому так и не удавалось.

             Каукъярви являлась частью волости Уусикиркко и здесь, как и в других местах, начиная с XVIII века ощущалось русское влияние, выразившееся даже в том, что северная часть деревни Каукъярви получила русское название Бобочино. Многочисленные санкт-петербургские дачники, скупившие тут участки, собрали средства на строительство православного храма, который был возведен на участке уроженца Иркутска купца Кирилла Огородникова в 1853 г. и освящен 19 декабря в честь святых Иннокентия и Николая. В церкви находилось много дорогих икон, в том числе две иконы Святой Марии и одна Сергия Радонежского.В 1893-94 гг. в церкви провели ремонт на средства госпожи Садовской и расширили часть помещений при содействии Синода на средства Прасковьи Медянцевой. После реконструкции церковь освятили вновь в честь святого Иннокентия. Колоколов в храме было 9, самый крупный весил 720 кг. Вокруг церкви размещалось небольшое православное кладбище. Храм все-таки погиб в огне советско-финляндской войны, а кладбище было осквернено и разграблено спустя пару десятилетий отечественными вандалами.

             В начале века в окрестностях Бобочино на своих дачах проживали такие достаточно известные личности как знаменитый издатель А.С. Суворин, автор исторического труда "Покорение Финляндии" тайный советник Ц. Ордин и ювелир школы Карла Фаберже - А. Кейбел. Их особняки были окружены небольшими прекрасными парками с фонтанами, прудами и тенистыми аллеями. К сожалению, теперь эти места почти невозможно узнать.

             Еще в прошлом веке часть территории Каукъярви использовало российское военное ведомство в качестве летнего артиллерийского лагеря. Железнодорожная станция Перкъярви [ныне ст. Кирилловское] являлась вначале разгрузочным пунктом, откуда боеприпасы и орудия доставляли к полигону. Вскоре для этой цели от станции Перкъярви построили отдельную железнодорожную ветку к самому полигону, насыпь которой сохранилась и поныне.

             Население дачного поселка и близлежащих карельских деревень многократно возрастало в летнее время за счет приезжавших сюда офицерских семей. Солдаты размещались в палатках, а командный состав предпочитал квартировать в более комфортных условиях. Для местных крестьян нашествие такой орды приезжих сулило даже известные выгоды, поскольку это вызывало торговый бум и всевозможные товары шли нарасхват. В окрестностях лагеря возникало множество лавок, магазинчиков и кафе, не испытывающих недостатка в покупателях. Помимо ежедневных военных занятий в лагере устраивали также строевые смотры и показательные выступления, посмотреть которые стекалось множество народу. В Бобочино квартировал талантливый генерал, который изобрел картографическую камеру "НЕНОН", ставшую сенсацией в области военной науки.

             После отделения Финляндии от России русские войска сменил финский гарнизон, который размещался в Каукъярви вплоть до захвата Уусикиркко передовыми частями Красной Армии в середине декабря 1939 года. В послевоенное время советская администрация включила территорию старого Бобочинского полигона в состав ГосЛесфонда. Позднее, решением исполкома ЛеноблСовета от 21.1.1948. этот участок площадью 19597,5 га был отведен под артиллерийский полигон и лагеря, находящиеся в ведении ЛенВО.

             Русское население поселка Бобочино резко сократилось после революционных событий в России и гражданской войны в Финляндии. Недостаток населения восполнили финны, переехавшие в Каукъярви в 20-е годы из различных районов страны. В 1926 г. жители поселка организовали собственную пожарную дружину. Патриотическое движение было представлено местной шюцкоровской организацией и ее женским отделением "Лотта Свярд".

             Народная школа, основанная в 1933 году, находилась напротив православной церкви. Вдоль центральной улицы поселка вереницей тянулись магазинчики, кафе, почта, фотоателье, парикмахерская. По другую сторону недалеко от школы стоял дом шюцкора, за ним гостиница, далее - дом офицерского собрания. После 1918 года название Бобочино употреблялось все реже и реже. Более широкое распространение получило прежнее изначальное имя местности - Метсякелола (в переводе - Лесная Келола). В настоящее время вся территория бывшего селения Бобочино застроена многоэтажными зданиями военного городка Каменка и от старых строений практически ничего не сохранилось.

             К югу от Бобочино (или Метсякелола) непосредственно на побережье озера Каукъярви вытянулись рядком типичные карельские деревеньки Талпола, Коккола, Хяннилоя, Уус-Валкки, Вилликкала, Лейстола, Келола, Кискола и Таамала. Свои названия эти населенные пункты унаследовали, главным образом, от родовых имен первопоселенцев. Первая народная школа Каукъярви была основана в местечке Келола, там же находился и деревенский бакалейный магазин. В Келола было также довольно много русских дач, принадлежавших в свое время коллежскому секретарю Петтеру Шенку, коллежскому советнику Ефиму Герасимову, барону Евгению Александровичу Таубе, капитану Александр Владимирович Скапишенко, купцу Леонтию Георгиевичу Кисарееву, Гансу Марку, кандидат петербургского Университета Всеволоду Святковскому, жене тайного советника Александре Зибин, статскому советнику Ивану Голумову, генералу Колтону Добржинскому, Софьи ван Лохман, настоятелю церкви протоиерею Петру Ивановичу Скипетрову и Марии Шаховой. В местечке Кискола стояла также дача коллежского советника Аркадия Вальдштейна, в Вилликкала были дачи г-жи Елизаветы Дубовой, коллежского асессора Андрея Петровича Каченовского и купца Николая Немилова, в Талпола располагались дачи землеторговца Петра Зубарева, г-жи Агрипины Ивановны Никитиной, Элизабет Дюпов, Ц. Ордина; в Таамала в своей вилле жила вдова действительного статского советника Варвара Феодосьева, а в Коккола, предположительно, находился второй особняк надворного советника Цезаря Ордина, автора известного в свое время труда "Покорение Финляндии".

             Основным занятием крестьян было земледелие и скотоводство, но немалый доход также приносило и рыболовство. Озеро давало обильные уловы щуки, леща, угря, под корягами водилось множество раков. В ручьях плескалась форель, которую ловили обычно весной. Крестьянские хозяйства были небольшими, в среднем площадь каждого поля не превышала 10 га. Участки вытянутые в длину начинались прямо от домов, которые стояли вдоль шоссе. В палисадниках росли сирень и яблони, а холмистые берега озера окаймляли черная ольха, черемуха, березы и даже такие редкие в этой местности деревья как вяз и дуб. Наиболее распространенными сельскохозяйственными культурами являлись рожь, овес и ячмень, а начиная с середины 30-х годов здесь стали выращивать и пшеницу. Хорошие урожаи давал картофель.

             Молочное животноводство в Каукъярви было развито настолько, что уже в начале 30-х годов основали собственный маслобойный цех. В нескольких километрах от Таамала на перешейке меж двух красивых озер Суур-Сяркъярви и Пиен-Сяркъярви [теперь эти озера называются соответственно Большое и Малое Красноперское] размещался колбасный завод немецкого предпринимателя Антона Маршана. В 1920-х годах он основал свое производство в одном из брошенных русских особняков бывшего дачного поселения "Леовилла". На полпути к заводу дорога пересекала быструю речушку Коскелан-йоки. Место это носило название Руукки (от шведского слова "bruk" - железоплавильный завод). Вероятно еще в период шведского господства со дна реки добывали железосодержащий песок, из которого выплавляли железо. В самой деревеньке Таамала была небольшая смолокурня, где производили вар, скипидар и варили смолу. Из-за этого местечко иногда называли Пикируукки. В Каукъярви работали также и два небольших лимонадных цеха, а в прежнем имении Кейбела построили мельницу и драночную мастерскую.

             В конце 1939 года селение Каукъярви, куда входили все вышеперечисленные деревни, насчитывало свыше 200 жилых домов. Самыми распространенными фамилиями среди проживавших в них крестьян были: Кокко, Тюеппенен, Мелланен, Коли и Келонен. Из семей русских эмигрантов следует упомянуть Кипарских, Верстовых, и Романовых.

             30 ноября деревню облетела весть о начале советско-финляндской войны. Тяжелые подводы, груженые домашним скарбом, потянулись на север. Как только деревни покинули последние жители, то по домам прошли специальные подразделения факельщиков, выполняя приказ командования об уничтожении всех жилых строений. Эта вынужденная мера лишила наступающие части Красной Армии возможности размещения в теплых помещениях.

             Когда финские войска в конце августа 1941 г. вновь заняли свои территории, то состояние жилого фонда в Каукъярви оказалось следующим: в деревне Таамала пригодным к жилью был лишь один дом, в Келола - 13, в Лейстола - 2, остальные селения практически перестали существовать. Возвратившееся из эвакуации население в течение трех военных лет успело восстановить свои жилища, но в июне 1944 г. их пришлось оставить во второй раз...

             Советские переселенцы начали прибывать в опустошенный войной край вскоре после окончания военных действий на Карельском перешейке. Наиболее пригодной для проживания оказалась, вероятно, деревня Кискола, в которой разместилось подсобное хозяйство "Ленснабуголь". Работникам этой организации в 1948 г. пришлось придумать своему селению новое название - "Ручьи". И все же несколько месяцев спустя решением вышестоящих инстанций деревня Кискола была вновь переименована во "Владимирово" (в память лейтенанта А.Ф.Владимирова, могила которого находилась близ деревни). Позднее деревня Кискола прекратила свое существование, а название "Владимирово" перенеслось на новостройку, занявшую земли бывших деревень Талпола, Коккола и Хяннилоя. Зимой 1948 г. по решению исполкома Райволовского райсовета местечку Бобочино было сохранено прежнее наименование, но через несколько месяцев это решение изменили и деревню переименовали в «Каменку». Все переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Каменка
Каалиала, Хови Kaaliala, Hovi

             Поселок. До 1939 г. селения Kaaliala и Hovi, являясь частями крупной деревни Ватнуори, входили в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kaaliala в дословном переводе означает «Капустное», а Hovi означает «Помещичья усадьба».

             Ватнуори начиналась от самой северной части вытянутого примерно на 27 километров полуострова Койвисто, ограничиваясь на юге деревнями Киискиля и Хяркяля, с других сторон ее окружало море. Деревня делилась на пять частей: Каалиала, Кёри, Ватнуори, Пуллиниеми и Майсала. Земли деревни были низменными, холм можно было встретить только на береговых откосах Лиетти в Майсала, у школы была возвышенность, стоит упомянуть и береговые откосы Петяйеккё и обрывы Пяккинена. На территории деревни было также два озера, более километра длиной Сууриярви и маленькое Пуллинлампи. Название деревни Ватнуори, вероятно, шведского происхождения. В 1550-х годах это название писалось Vathunеr (nеr = узкий залив/пролив). Когда и откуда пришли первые жители в Ватнуори неизвестно, но в подушных списках от 1654 г. отмечено, что в Ватнуори было 11 крестьянских владения и 35 жителей. Судя по одному из местных названий в Каалиала когда-то находилась усадьба или господский двор (Хови).

             Дома деревни были выстроены большей частью вдоль дороги ведущей из поселка Койвисто в Пуллиниеми, часто лишь в нескольких десятках метров от уреза воды. Земледелие и скотоводство было, вероятно, главным промыслом жителей деревни. Ватнуори была типичной деревней мелких землевладельцев, площадь пахотных угодий составляла 25 гектар. Хотя вся пригодная для обработки земля была расчищена от камней и пней, в деревне было только 41 крестьянское владение, в которых пахотные угодья превышали два гектара. Поля были вообще песчанистыми и местами каменистыми. Помимо того были также мелиорированные поля. Чаще всего выращивали рожь, пшеницу, ячмень, овес, картофель, корнеплоды, овощи и заготавливали сено, а также в небольшом количестве гречу и лен. Для удобрения почвы использовали навоз, а в дополнение к тому морские водоросли и тину, которые волны в большом количестве прибивали к берегу. Эту массу называли кливером. На песчанистых почвах деревни очень хорошо росла картошка, которую (особенно ранние сорта) выращивали здесь много, больше, чем требовалось для удовлетворения собственных нужд. Такие корнеплоды и овощи как брюкву, свеклу, морковь, капусту, огурцы и помидоры выращивали также на продажу. На распространение в деревне овощных культур сильно влияла деятельность сельскохозяйственного кружка, которой активно содействовали советники по растениеводству Хейкки Кииссели и Матти Коли. Скота в хозяйствах было в среднем 2-4 коровы, а также телята, овцы, свиньи, куры и чаще всего также лошадь, поскольку тракторов не было. В деревне был также Кооператив по выращиванию бычков, работа по улучшению племенного стада велась на хорошем уровне. Продукция сельского хозяйства отправлялась на продажу чаще всего в Уурас и в Выборг, куда их было легко доставить на судне.

             Рыболовством занимались как летом, так и зимой. Летом рыбачили чаще всего сетями, на мережу и на переметы. Летняя рыбалка использовалась чаще всего для домашних нужд, но некоторые ловили также и на продажу. У зимней рыбалки было большее значение, как источника дохода, так и производственного фактора. Ловля проводилась главным образом неводами, но также и сетями. Мороженая рыба хорошо сохранялась, ее можно было отвозить на продажу в удаленные места. Рыбные места и тони носили свои названия. В деревне Ватнуори различали тони Антреа Каалиала, Антреа Кёри, Керкки, Северного камня, Денежная тоня, Пукки, луда Меч, Черничная луда, Средняя тоня, Главная тоня, Нискапяяллюс, луда Мартти, Халли Пулли, Китка Верхнего тулупа, Нижнего тулупа, Лохмотного тулупа и Сетевого тулупа.

             Зимой рыбачили в открытом море, где в свое время ночевали в построенных для этой цели будках, в которых были отопительные печки, использовавшиеся также и для приготовления пищи. Будочная рыбалка начиналась обычно после Крещения и продолжалась всегда до конца марта в зависимости, разумеется, от зимних морозов. Рыбаки Ватнуори располагались в Халли и в Киускери, а также в акватории между Киускари и Нарвой. Закупщики рыбы, «просолы», возили на лошадях возы с рыбой на продажу чаще всего в Выборг и в Уурас. Зимняя рыбалка далеко в открытом море была делом рискованным и требующим смелости. Иногда случалось, что сильная буря взламывала лед и рыбакам приходилось дрейфовать на льдинах длительное время и весьма далеко даже до Лавансаари. Время от времени случались трагические исходы и многие рыбаки пожертвовали своими жизнями ради своей профессии. Также экономические утраты были значительными в виде потери снастей.

             Многие из числа мужского населения деревни также работали в сфере по обслуживанию мореплавания. Капитанами буксиров и пассажирских судов, механиками и матросами летом работали многочисленные жители деревни Ватнуори. Также в международном судоходстве на местных или иностранных судах в различные концы света ходили под парусом мужчины деревни Ватнуори. Раньше в Ватнуори также было много парусных судов ходивших в Санкт-Петербург, по Финскому заливу и Балтийскому морю. Согласно старой статистике в Ватнуори в 1850-х гг. приходился один корабль на шесть крестьянских владений. Значительным источником дополнительного дохода для деревенских мужчин были летние портовые работы в Уурасе и в Макслахти. Мужчины, работавшие в порту, были малоземельными, в ином случае на домашних полях трудились их дети, выполняя необходимые работы.

             Ремесленников в деревне было немало: кузнец Лааманена из Каалиала, портной Мааскола из Кёри, печники Арво Лайне из Майсала, Вильо Руси из Кёри и Герман Руси из Ватнуори. Умельцев делать сапожную и швейную работу было множество. Мелкий ремонт обуви выполняли во многих домах самостоятельно. Промышленности в деревне не было, но в Кёри работала домашняя мельница Тахво Лехто и драночная мастерская.

             В Ватнуори имелось три магазина. Уже в 1907 г. группа жителей деревни Ватнуори взялась за организацию в деревне Торгового кооперативa. Магазину дали название Койвистовский Торговый кооператив Ватнуори. Он начал свою деятельность 8 февраля 1908 г. Торговый кооператив купил в 1909 г. описанное имущество Юхана Кирппу в виде земельного участка, а также к нему принадлежащее здание конторы. Новое здание конторы было готово в 1929 г. В 1934 г. Торговый кооператив основал филиал в Каалиала. Торговый кооператив владел также пристанью, придававшей всей деревне особый колорит. Зимняя война прервала деятельность кооператива, но деятельность планировали возобновить l августа 1944 г., хотя по известным причинам этому не суждено было сбыться. Во время войны коммерческой деятельностью в Ватнуори занимались вначале Торговый кооператив Макслахти, а затем Торговый кооператив деревни Хяркяля. Второй значительной и долгое время действовавшей торговой фирмой в Ватнуори была торговая контора Эрланда Курки, которая работала также и во время войны. Весьма краткое время в деревне работал также магазин Германа Кийкка. Еще до основания кооперативного магазина торговцем в Церковной деревне работал Юхо Пииронен, открывший в 1898 г. магазин в Ватнуори в арендованных помещениях в доме Тиллинниеми, но он закончил свою деятельность в 1912 г.

             Почту в Ватнуори доставляли из поселка, долгое время водителем почтового автомобиля работал Эсайас Пулли и после него Аугуст Лахтинен. В зимнее время средством передвижения была лошадь, летом также велосипед, а перед войной появился автомобиль. Почта доставлялась каждый будний день к вечеру, и водитель почтового автомобиля раздавал почтовые отправления, выкрикивая фамилии получателей перед собравшимися вокруг него людьми и юными письмоносцами.

             Народная школа Ватнуори начала свою деятельность в 1904 г. в арендованных помещениях в доме Тиллиниеми. Школа было четырехклассная, и туда ходили дети уже имеющие основы чтения и счета, которые они получили в организованной общиной школе, работавшей в арендуемых помещениях. В 1905 г. переехали в новую народную школу, где первым учителем работал Микко Куокканен в 1905-13 гг.

             В 1929 г. была основана также начальная школа. В Ватнуори она работала в двух местах, в самом школьном здании, а также в Петяйккё. В первой школе учителем работала Эйни Теллерво Сухонен с самого начала и до конца. Из учителей начальной школы в Петяйккё следует вспомнить Инге Рююнянен, Айли Ярвинен и Виено Херсио.

             Возле школы часто собирались деревенские жители. В ее просторных помещениях проводили молебны, праздники Дня матери и многие другие мероприятия. Праздник школьной рождественской елки со своей обширной программой был долгожданным мероприятием для всех жителей деревни. В школе собирался певческий хор, физкультурное общество, театральный кружок, там же находилось место для деятельности обществ «Мартта» и Лотта Свярд. Организаторами всех этих мероприятий были учителя школы. Жители д. Ватнуори очень их ценили.

             В 1905 г. в Ватнуори было основано Молодежное общество, здание для которого построили в 1922 г. В доме проводили программные вечера, ставились спектакли, проводились общинные сборы по организации спортивных состязаний или праздничных мероприятий.

             В деревне работало также основанное в 1929 г. общество домохозяек «Мартта», которое организовывало курсы домоводства, а также просветительские мероприятия для деревенских жителей.

             Земледельческий округ Ватнуори, который был подчинен Земледельческому обществу Койвисто, работал активно и результативно. Находящиеся в собственности округа сельскохозяйственные агрегаты, зерносортировочные машины и молотилки брали взаймы, регулярно организовывали просветительские сельхозмероприятия. Земледельческий округ построил в Каалиала крытую танцевальную площадку, которую начали называть Лемменлаани. Она стала очень известным увеселительным местом, куда любящая танцы молодежь собиралась из многих деревень. Это приносило хорошую материальную поддержку деятельности округа. В Ватнуори были также местные отделения шюцкора и Лотта Свярд. Они работали временами активно, воспитывая патриотизм и военные навыки жителей деревни, которые позднее действительно пригодились. Также отделение юношеского шюцкора работало в деревне, организовывая для школьников полевые лагеря, военно-патриотические игры, эстафеты и прочие виды деятельности, интересные для молодежи.

             Дорога из поселка Койвисто вела в Ватнуори. Содержание дороги лежало отчасти на жителях деревни. Дорога была поделена, очевидно, по манталам на различные по длине части и по сторонам дороги ставились деревянные столбы, которые указывали какой двор было прикреплен к какому участку. Уход за дорогой велся по ее участкам. Проверки проводили летом по определенным дням и вообще это предшествовало покрытию дорог гравием. Вопросы, касающиеся административной и приходской деятельности жители д. Ватнуори ходили устраивать в Церковную деревню, а прочие дела решали, главным образом, в Уурасе и в Выборге. Незадолго до Зимней войны началось автобусное сообщение на машинах а/о «Авто Койвисто» по средам и по субботам между поселком Койвисто и Ватнуори.

             По освобождению моря ото льда судно ходило каждый будний день из Киискиля через Ватнуори в Уурас и в Выборг и обратно. Движение обеспечивало судно «Лоухи» а/о «Риенто», капитаном которого работал Хиоб Курки. Из Пуллиниеми было также пароходное сообщение в Выборг пассажирским судном «Тяхти», который курсировал между Койвисто и Выборгом. В зимнее время возили в Уурас на лошадях или на санях по льду. Пути туда было примерно 12 километров, а до поселка Койвисто было примерно 25 километров.

             Корабельная пристань находилась в Ватнуори посреди деревни на берегу Кооперативного магазина. Из-за сильного мелководья она имела в длину 190 метров. Пристань построил и за ее содержанием следил Кооперативный магазин Ватнуори. Во время строительства жители деревни значительно помогали сооружать ее народными силами на субботниках строительными материалами и выполнением строительных работ. На пристани была также колея для вагонеток для перевозки товаров. Значение причала было очень велико как для деревенского торгового дела, так и для всех деревенских жителей. Особенно в конце лета по утрам на пристани высились большие кучи картофеля и корнеплодов, корзины с ягодами, ящики с рыбой и другая продукция, а также там стояли и продавцы, отправляющиеся в Уурас или Выборг для продажи этого товара.

             Перед войной 1939—40 гг. в Каалиала было 27 дворов, в Майсала — 8, в Кёри — 34 , в Петяйккё и Алакюля — 33 двора, в Кескипельто — 7, в Перяпельто — 24 двора. Зимой 1939 г. население этих деревень ушло в эвакуацию. 21 февраля 1940 г. Красная Армия вплотную подошла к Майсала и Кёри. Эту часть полуострова Киперорт удерживали финские войска в составе разведбата 4-й дивизии, пулеметной роты и 19-го отдельного батальона. 23 февраля в 14.30 до шестидесяти красноармейцев пытались захватить плацдарм у Ватнуори, подойдя туда со стороны Ревонсаари, но были уничтожены. 24 февраля финны подверглись массированному авианалету. В этот же день к ним из Вилайоки прибыл еще один батальон.

             Утром 25 февраля РККА при поддержке 20 танков атаковала вновь, но опять безуспешно. Через несколько часов следующая попытка советских частей захватить плацдарм снова не увенчалась успехом. 26 февраля прошло спокойно.

             Утро следующего дня началось с сильнейшего артобстрела и авианалетов. Затем советская пехота пошла в атаку на всех направлениях. Бой кипел целый день. А 28 февраля в 11.25 финским частям поступил приказ об отходе к Вилайоки. Последние защитники ушли из Ватнуори в 20 часов, их прикрывали подразделения 4-го разведбата.

             На короткий срок деревня Ватнуори стала советской, но в августе 1941 г. финские войска освободили ее. Возвратившиеся жители частично восстановили сожженные дома, но летом 1944 г. им пришлось их опять оставить. Высадка советского десанта в районе Койвистовского архипелага сопровождалась жестокими боями, однако, на этот раз Ватнуори не попала под удар.

             Вероятно, большая часть зданий в деревне сохранилась. Советский период проходил под знаком деградации этой деревеньки. После 1940 г. границы деревни были сильно изменены. Часть ее территорий отошли к соседним деревням либо стали самостоятельными селениями. Но крупномасштабные изменения начались после 1945 г. По всей вероятности в Ватнуори разместилось военно-морское подразделение, так как в 1948 г. селение стало называться «Моряково». Ее южная часть — Каалиала была переименована вначале в «Орехово», позднее — в «Каменку». По решению исполкома Виллальского сельсовета деревне Хови было также присвоено наименование «Орехово». Северную часть деревни — Пуллиниеми переименовали в «Каменную Гряду», но длинное название вскоре решили сократить до топонима «Гряды». Старые дома постепенно были разобраны, вместо них появились странные приземистые строения за колючей проволокой. Постепенно все заросло лесом, кустарником и бурьяном. Деревня исчезла.

Каменногорск
Антреа Antrea

             Город районного подчинения. До 1939 г. торговый поселок Antrea входил в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Происхождение топонима Антреа связано с основанной здесь в XVII веке лютеранской общиной и церковью Святого Андрея.

             Зимой 1948 г. по решению горсовета городу Антреа присвоено наименование «Гранитный». В качестве обоснования приводилась мотивировка: «по географическим и экономическим условиям (ведутся гранитные разработки)». В июле того же года власти меняют решение и переименовывают Антреа в «Первомайск». Через месяц городу присваивается третье по счету название – «Каменногорск». Окончательное переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Камышевка
Мелола, Каукъярви Mellola, Kaukjarvi

             Поселок. До 1939 г. деревни Mellola и Kaukjarvi входили в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Название Каукъярви, что в переводе означает «озеро Кауко», ведет свое начало от родового имени Кауко, которое носил один из первых известных нам обитателей этих мест. Упоминание об его потомке, фрельзовом крестьянине Эрике Кауконене, относится к 1556 г. Помимо него в поземельных книгах упоминаются освобожденные от повинностей крестьяне Хопиайнен, Ииванайнен, Кисконен, Мелланен, Паавонен, Питкянен, Тюеппенен, Варпулайнен и другие.

             Обширная деревня Каукъярви, раскинувшаяся на обеих берегах одноименного озера, до начала прошлого века лежала еще в пределах волости Уусикиркко. Позднее юго-западная часть озерного побережья была передана в состав волости Куолемаярви. Там тогда находилось семь небольших селений - Ииванала, Каукола, Меллола, Кискола, Кнуутила, Паавола и Варпулила. Все они стояли подчас настолько плотно друг к другу, что их можно было принять за одну деревню.

             В Ииванала ничто не указывало на следы русского населения, но древнейший землепашец селения был именно по фамилии Ииванен. С 1556 г. в налоговых книгах упоминается и Пааво Ииванайнен. В то же время коренными жителями деревни являлись также фрельзовые крестьяне Эрик Кауконен и Пекка Рийконен. В годы Северной войны эта деревня и вовсе исчезает из виду, хотя еще в 1706 г. в ней отмечаются в наличии 3 двора.

             Ииванала ограничивалась мостом через речку Суммайоки, смотрителем которого был Я. Голляндер. В конце прошлого века он продал часть своих земель русским дачникам - Ютевичу и действительному статскому советнику Альфонсу Вергинскому, построившим там свои особняки. Вершинский продолжал жить в своем имении уже как эмигрант и после 1918 года. Другой участок Голляндера с домом приобрел известный русский ювелир Альберт Кейбел и основал там свою летнюю виллу. Он также остался жить в независимой Финляндии, хотя позднее лишился усадьбы и земли, которую местные крестьяне распахали под поля.

             Паавола получила свое название от родового имени фрельзового крестьянина Паавонена. В конце прошлого века в Паавола находилась усадьба, хозяином которой являлся некий Хорнборг. По соседству с ним стояла дача Монтера, хозяйкой которой до 1939 г. была госпожа Б. Сунделл. Дача мещанина Евгения Глухарева осталось в его собственности и после 1918 г., а имение купца Гейнвогелина, оставшееся бесхозным, купил земледелец М. Саволайнен. В Паавола еще находилась вилла статского советника Людвига Корнотовского.

             В своей усадьбе в селении Меллола жил прежде государственный советник Старкин, которого местные жители за что-то прозвали "Синий рот", и это название вошло даже в местную топонимику. Его соседями по даче были князь Сергей Крапоткин, Генрих Федоров и жена пробста Анна Думски.

             В селении Кискола на заре финской независимости осталось бесхозной и вилла девицы Элизабет Лихачевой, которое досталось управляющему Валлгрену из Выборга. Виллу Каценовского, расположенную неподалеку, выкупила тогда же община Куолемаярви. О судьбах других дачевладельцев, среди которых были статский советник Вальдемар Гребнер, девицы Наталия и Анна Пашниковы, мещанин Генрик Закренз, школьный учитель Пауль Петрович Нечаев и его жена Людмила, ничего не известно.

             В местечке Каукола оставались брошенными дачи князя Сергея Крапоткина, жен коммерческих советников Софии Орешниковой и Веры Ивановны Зиновьевой. В Варпулила находилась дача надворного советника В. Завадовского.

             Школьный округ Каукъярви, куда вошли селения Хопиала, Ииванала, Кискола, Каукола, Меллола, Нуутила, Паавола, Питкяля, Сипрола, Тюеппеля, Виухкола и Варпулила был образован еще в 1898 г. Но новая школа в деревне стала действовать лишь с 1906 г., когда для нее построили просторное здание. Вначале в ней обучалось 32 ученика, а к 1939 г. в младших классах было 34 и в старших 84 учащихся. Школьная деятельность прерывалась дважды - в декабре 1939 г. и в июне 1944 г.

             Зимняя война оставила свой след на земле Каукъярви. 8.12.1939. третий батальон 245-го полка 123-й ордена Ленина дивизии вошел в опустевшую деревню Варпулила. Оказавшись в центре селения, батальон попал в засаду и под прицельным обстрелом, понеся значительные потери, был вынужден отступить. Деревня пылала. К рассвету 10 декабря, получив подкрепление, полк занял пепелище, а также деревни Меллола, Сипрола и Ииванала, которые финны не успели поджечь. На следующий день Каукъярви целиком осталось в тылу 123-й дивизии.

             По окончании боев уцелевшие дома деревни были заняты советскими переселенцами. Они начали осваиваться на новом месте, но в июле 1941 г. им пришлось спешно эвакуироваться. В конце августа Каукъярви заняли части финской армии. Очевидцы так описывают состояние деревни на сентябрь 1941 г.:

             "Каукъярви в ходе войны потерпела серьезный ущерб. Уцелело только здание школы, дом престарелых, кооперативный магазин, дача Валгрена с внешними постройками и пять мелких строений. Все они находились в более чем удручающем состоянии и были страшно запаршивлены. На участке Нико Роувала русские построили новое жилое здание длиною в 50 метров и шириною в 7 метров. Это был одноэтажный дом, из которого наружу выходило множество коридоров. Со старым зданием строение соединялось свежепостроенной бревенчатой верандой. Лес в окрестностях Каукъярви был весь напрочь сожжен, часть полей засеяна подсолнечником".

             Дальнейшим восстановлением деревни занимались уже ее прежние жители, возвратившиеся из эвакуации в 1941 г. Через два года в Каукъярви продолжила свою работу народная школа, а это свидетельствует о том, что основные восстановительные работы к тому времени были уже закончены.

             Летом 1944 г. произошли события, которые привели к очередной смене этноса на Карельском перешейке. По окончанию военных действий в Каукъярви стали прибывать советские граждане, чтобы продолжить деятельность по освоению чужих земель, начатую 4 года назад. Переселенцы сконцентрировались в основном в селении Меллола, так как там, по-видимому, сохранилось больше всего зданий. В Меллола организовали и сельсовет, а когда пришла пора тотального переименования 1948 г., то деревне назначили то же имя, что и сельсовету – «Восход». Однако, у комиссии по переименованию вскоре нашлись какие-то причины отменить такое решение, заменив название на «Камышовку». Формальное обоснование новообразованию отсутствует. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Тюеппеля, Сипрола, Ииванала, Хопиала, Каукола, Варпулила, Паавола, Пийспала и Сеппяля. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Каннельярви
Kanneljarvi

             Пристанционный поселок. Возник с появлением железной дороги, связавшей Выборг с Санкт-Петербургом. Первоначальное название станции - Уусикиркко. С 1925 г. она стала именоваться Каннельярви (в связи с образованием одноименной волости). Первое время в станционном здании размещался сборный пункт шюцкора, но позднее эта организация купила старую дачу в центре деревни. Около станции в 1924 г. акционерное предприятие «Братья Мяаттянен» построило мельницу, в 1927 г. оснастило ее дополнительно лесопилкой, а через год там появились небольшие столярные мастерские. В 1934 г. мельницу оборудовали новыми агрегатами для переработки пшеницы. На 1939 год в пристанционном поселке было около 50 домов.

             5 декабря 1939 г. части Красной Армии захватили горящую станцию. Из всех построек уцелела лишь кирпичная сауна. В этом здании теперь находятся станционные службы и билетная касса. Поодаль от него у самого края современной платформы лежат гранитные глыбы. Привезенные сюда в 1944 г. они предназначались для строительства противотанковых надолб, но доставить до места их так и не успели.

             Станция Каннельярви сохранила свое прежнее название. В этом есть определенная заслуга МПС, которое взяло на себя смелость не поддержать настойчивые предложения обкомовских и исполкомовских чиновников о переименовании станции Каннельярви в «ст. Победа». Министерство представило веское обоснование, что все предложенные варианты замены топонима совпадают с уже имеющимися названиями станций на Октябрьской железной дороге. Письма долго летали по кабинетам, пока дело не заглохло само собой.

             К западу от железнодорожного полотна на месте прежнего пристанционного поселка и местечка Корвекюля к настоящему времени вырос большой дачный массив. Аналогичным образом оказалась застроенной и территория селений Ластиккала и Кангасненя. В 80-х гг. там появилась железнодорожная платформа «73-й км», которая спустя десяток лет неожиданно вдруг обратилась в «Шевелево». Сей удивительный акт произошел в обход всех установленных на этот счет правил. Можно лишь догадываться как свершился столь уникальный процесс «увековечения» имени далеко не самого известного поэта нашей эпохи.

Кархусуо
Karhusuo

             Станция и поселок в черте города Выборга. В переводе с финского Karhusuo означает «Медвежье болото».

             В послевоенное время поселок Кархусуо был переименован в «Светлое». Одновременно и станция должна была получить то же наименование. Очевидно станция с созвучным названием на Октябрьской железной дороге уже была. Попытки переименовать станцию на иной лад, как и в предыдущем случае, к успеху не привели и прежнее имя ее сохранилось.

Карасевка
Пенттиля Penttila

             Поселок. До 1939 г. деревня Penttila входила в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня Пенттиля располагалась на берегу залива Койвистосалми на краю поселка Койвисто, на его восточной стороне. Пролив в этом месте в ширину достигал четырех километров. Напротив, через пролив, находилась самая большая деревня волости - Сааренпяа со своими многочисленными домами и покачивающимися у берега парусниками. Рядом с ней виднелась Хюттяля и некоторые дома деревни Патала. Справа в паре километров от берега в проливе виднелся нежилой остров Равица. Возле этого острова 21 июня 1790 г. русская гребная флотилия под командованием вице-адмирала принца Нассау-Зигена атаковала шведские канонерские лодки, которые спешно отступили на север.

             Слева впереди пролив Койвисто оканчивался плавучим маяком "Верккоматала". До церкви было пути пяток километров, в Коттерлахти два. В другую сторону до Хумал-йоки было километров шесть. Границей деревни в сторону поселка был ручей Лохисеноя. В верхней части деревни из поселка в Хумал-йоки шло шоссе. Оно пересекало мост Лохисеноя, рядом с которым в летнее время можно было переезжать ручей вброд и заодно напоить лошадей. В ручье было всегда достаточно воды, осенью он был довольно полноводным. Тогда и особенно зимой дети верхней части деревни зарабатывали свои карманные деньги, помогая поить лошадей возле дороги.

             Сразу за мостом Лохисеноя вправо отделяется проселочная дорога, аллейка, вдоль которой была сосредоточена основная часть домов. Так, особенно в верхней деревне, где дорогу окаймляла жердяная изгородь, чтобы дорога не проходила слишком близко к стенам домов, и чтобы не требовалось дополнительных ограждений. Часто в домах был глухой двор, вокруг которого находились конюшня, коровник, амбары, дровяные поленицы и прочие хозяйственные постройки. Там было также отхожее место, куда добираться в метель и мороз было делом не очень приятным. Дорога вилась вдоль закоулков к берегу по ходу ручья Рантаоя. Здесь был общий деревенский пляж и отсюда дорога разветвлялась налево в Хиетамяки. Поодаль находилось еще два пляжа. Главная проселочная дорога пересекала Рантаоя, меняясь к подъему, к большому шоссе, с которым она соединялась у Сантамяки.

             Нет сведений, как появилась эта деревня, но достоверно известно, что, по крайней мере, уже 1600-х гг. в Пенттиля было уже много домов. Имения были небольшими и поля были расчищены только вокруг домов, так что деревня казалось, отдыхала среди полей. Высокие каменные ограды свидетельствовали, что хлеб доставался здесь нелегко, тысячи камней постоянно приходилось убирать с полей. Деревья высились вдоль дороги, оживляя деревню. Яблоневые сады имелись почти что в каждом хозяйстве.

             Земледелие являлось главным деревенским занятием, но поля были маленькими, не более пяти гектар. Лошадь в хозяйстве выполняла самую важную роль, также как позднее трактор и автомобиль. Животноводство существовало неразделимо с земледелием, в деревне было много каменных скотных дворов, где содержалось несколько коров, имелся овечий загон, а также насесты для кур. Загон для свиней обычно стоял особняком. Деревня в основном жила натуральным хозяйством. Зерновых, картофеля и корнеплодов хватало для семейного пропитания, но небольшая часть шла и на продажу, продукции садов и огородов иногда хватало на продажу. Торговали обычно на рынке Койвисто. В деревне бывали также дачники и постоянные жители, которые покупали охотно молоко, масло, яйца и пр.

             Крестьяне занимались также и мореходством. В собственности жителей деревни была пара пароходов, а рабочие места предлагались также и в пароходных компаниях Койвисто. Некоторые работали в морской страже. В порту хватало работы для грузчиков досок и докеров. Рыболовство было для многих дополнительным заработком, а в зимнее время будочный рыболовный промысел в открытом море становился основным источником средств к существованию. Оптовые рыбоскупщики обеспечивали торговые операции. Некоторые молодые люди отправились на учебу в общую школу Койвисто, многие приобрели профессию по другим отраслям не профильным деревенскому труду.

             Другим источником заработка была доставка молока в Койвисто частным семьям. После каждой утренней дойки извозчики собирали молочные бидоны, снабженные хозяйской запиской, и отвозили их прямо к заказчикам. Их было 25-35, каждый забирал от 1,5 до 10 литров парного молока.

             Ручей Лохисеноя привлекал в осеннее время лосося на нерест. Эту рыбу ловили разными способами, главным образом руками и с помощью остроги. Лучший улов добывали вечером и ночью, даже по 20-30 штук и самые крупные экземпляры весили свыше 5 килограмм. Мальков отпускали обратно в ручей подрастать на 3-4 года до возвращения в море. Этих вкусных "рыбешек" ловили на удочку дети школьного возраста.

             Пенттиля была такой маленькой деревней, что все знали друг друга, у каждого жителя были свои особые черты и недостатка в общении не было. Наоборот, общественный нрав жителей деревни Пенттиля отличался особой коммуникабельностью. Все мероприятия проводились сообща. Была ли то свадьба или похороны - приглашалась вся деревня. Когда у кого-либо не хватало тарелок, стаканов или какой другой посуды, то ее собирали корзинкой по соседям. Возврат происходил таким же образом. Каждый знал свои вещи и забирал их из общей кучи. Наипрекраснейшим образом этот общественный нрав проявлялся в уходе за двумя одинокими старушками, крестной Мари и бабушкой Софи. Они жили порознь, каждая в своем домишке, а у деревенских жителей был обычай ухаживать за ними. Для этого не требовалось проводить никаких собраний или принимать решений, а только нужно было сообщить всем. Когда домик тосковал по ремонту, какие-то умелые руки поправляли его. Дрова приносили и кололи. Во время осенней заколки свиньи у них появлялся кусок свинины к Рождеству. Когда они захаживали в гости к соседям, то домой возвращались с узелком гостинцев.

             К началу войны 1939-40 гг. в Пенттиля было 29 дворов. Крестьян постигла та же судьба, что и жителей окрестных деревень. Эвакуация, возвращение на родные пепелища, вторая эвакуация, долгий период разлуки с Родиной. Многие из них до сих пор ежегодно приезжают поклониться местам своего детства, несмотря на то, что все вокруг чрезвычайно быстро меняется. Начало этим переменам было положено в послевоенное время.

             Прибывшие в Пенттиля советские переселенцы были приняты на работу во вновь организованный совхоз "Приморье". В 1948 г. деревню Пенттиля переименовали в «д. Рыбацкое», а спустя несколько месяцев в «д. Карасевка». В настоящее время в районе Карасевки вошел в строй новый нефтеналивной терминал.

Карповка
Терваярви Tervajarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Tervajarvi входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Tervajarvi в дословном переводе означает «Смоляное озеро».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Красный пахарь» зимой 1948 г. деревня Терваярви получила наименование «Ушаково». Вслед за этим, видимо, произошло укрупнение хозяйства, в результате которого деревню Терваярви объединили с соседней деревней Раккола, переименованной вторично в «Карповку». Таким образом, последнее название полностью поглотило первое. Окончательно переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Кирилловское
Перкъярвен асемакюля Perkjarven asemakyla

             Кирилловское (до переименования – Перкъярвен асемакюля). Поселок в Выборгском районе Ленинградской области. До 1939 г. поселок Perkjarven asemakyla входил в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Перкъярвен асемакюля в дословном переводе означает «пристанционный поселок Перкъярви» (см. Кирпичное).

             В 1870 г. открылось железнодорожное сообщение Санкт-Петербург - Гельсингфорс (Хельсинки). Невдалеке от деревни Перкъярви была построена станция, получившая то же название. Вокруг нее началась интенсивная застройка, и со временем образовался станционный поселок, в котором к концу 30-х годов было более 200 домов.

             Кирпичный завод, основанный князем Салтыковым в 1900 году и работавший, по рассказам послевоенных новопоселенцев, некоторое время и после войны, был соединен со станцией узкоколейной железной дорогой (в основном для подвоза материалов и отправки готовой продукции). В настоящее время рельсов на узкоколейке нет, и эта линия используется как обычная лесная дорога.

             Кроме того, от станции Перкъярви отходила тупиковая ветка на запад, к карьеру Виеруста (Виерустенмяки), использовавшемуся в том числе и для военных целей. Дело в том, что западнее, уже на территории волости Уусикиркко, располагался крупный военный полигон, где велись, в частности, артиллерийские стрельбы, а в августе 1939 года были проведены большие военные маневры, завершившиеся торжественным прохождением войск, проведенным в Выборге. К этому карьеру подгоняли эшелоны с военными материалами, там производилась как выгрузка, так и погрузка.

             Полигон, созданный в районе Каукъярви - Бобошино еще в 1913 году для нужд царского военного ведомства и называвшийся до революции "Николаевский артиллерийский полигон", функционирует и в настоящее время: в тех местах расквартирована 138-я отдельная мотострелковая бригада особого назначения (миротворческая), сформированная на базе 45-й гвардейской дивизии (бывшая 70-я стрелковая дивизия) - то есть регулярно организуются боевые стрельбы, в том числе из тяжелого вооружения, проводятся обучение танковых экипажей вождению техники по пересеченной местности и другие военно-учебные мероприятия.

             К концу 30-х годов население станционного поселка Перкъярви насчитывало почти 1000 человек. В поселке работал магазин "Акционерной торговой сети Карельского перешейка" ("Каннаксен Осууслиике"), имелись также 3 частных магазина (фамилии хозяев - Кекки, Химанен и Суокас), почтовое отделение, телефонный коммутатор, аптека, Дом шюцкора, спортивная площадка. Недалеко от станции находилась фабрика макаронных изделий. Было также две народные школы - одна с западной от железной дороги стороны, а другая с восточной. Был также молитвенный дом, а недалеко от западной части северной оконечности озера Перкъярви располагался детский дом с прилегающими постройками, получивший название "Ластенкюля" - "Детское село". Рядом находилась православная церковь, относившаяся к православному церковному приходу Кююрёля. На небольшом расстоянии от церкви находилась известная в округе мастерская по производству конской упряжи, хозяином которой был А. Хяликкя. Недалеко от станции (с западной стороны от железной дороги) было небольшое озеро Перкойсенъярви (в переводе примерно "Чертенячье") - очень удобное для местных жителей место для купания, а также плавания на лодках. В 1920 г. в Перкъярви была создана своя территориальная единица общефинляндской организации "Охранный корпус" ("Шюцкор", "Суойелускунта"). Ее первым руководителем ("местным начальником") был начальник станции А. Ловен. В дальнейшем руководителями были младший лейтенант ("вянрикки") запаса Э. Халтиавуори, мл. лейтенант запаса А. Кекки, сержант шюцкора Э. Толванен и мл. сержант шюцкора Э. Эрякорпи. В том же 1920 году было образовано также и Перкъярвинское отделение женской организации "Лотта Свярд". Перед началом Зимней войны его руководящее звено представляли: Хельви Хямяляйнен (председатель), Катри Кекки (заместитель председателя), Эльса Холопайнен (секретарь), Линда Хямяляйнен (казначей), Тильда Кекки (начальник продовольственного снабжения), Мартта Хяликкя (начальник медсанчасти), Айно Куйвалайнен (начальник снабжения), Эльса Паарто (начальник канцелярии).

             Перкъярвинское отделение общества домохозяек "Мартта" было создано относительно поздно, лишь в 1937 году, однако, как отмечают авторы используемой нами в качестве основного источника книги "Муолаа и Эюряпяя", работа его за остававшиеся до начала войны два года была довольно активной. В Перкъярви было создано также спортивное общество "Алку" ("Начало") (в 1921 году). В нем были секции легкой атлетики, борьбы, бокса, лыжного спорта, гимнастики и бейсбола. Наибольшей известностью пользовалась, однако, команда гимнастов, выезжавшая на соревнования и чемпионаты, в частности, в Хельсинки, а такие гимнасты, как Хейкки Саволайнен, Эйнари Терясвирта и Эса Сеесте, стали олимпийскими чемпионами.

             Летом 1937 года на станции Перкъярви работала съемочная группа киностудии "Суоми-Фильми", которая в течение недели проводила отснятие рабочего материала для создания художественного фильма "Невеста егеря" ("Jaakarin morsian") (в главных ролях - известные в Финляндии тех лет актеры Куллерво Калске и Тууликки Паананен) по сценарию известного финского кинорежиссера Ристо Орко (надо сказать, что Ристо Орко неоднократно бывал в Советском Союзе, в том числе и в предвоенные годы, его имя известно нашим кинозрителям по советско-финской экранизации романа М. Лассила "За спичками", в которой он принимал участие с финской стороны).

             Сюжет фильма повествует о любви прибалтийской девушки Сабины Тамм, танцовщицы Варшавской императорской оперы (ее роль исполняет Тууликки Паананен), которая во время Первой мировой войны оказывается среди большого количества беженцев на станции Тукум, и случайно увидевшего ее финского добровольца-егеря из 27-го Королевского Прусского Егерского батальона германской армии капрала Мартти Кари. Лирические мотивы фильма перемежаются с суровыми военными буднями. Присутствует и детективный сюжет: русский разведчик царского Генерального штаба по фамилии Мерович, выдающий себя за барона Лихтенштейна и создавший на этом участке Восточного фронта разветвленную агентурную сеть, в конце концов оказывается схваченным; задержать его помогает именно Сабина, выбравшая себе в спутники жизни Мартти Кари, образцового финского воина, олицетворяющего идеал порядочности и бескомпромиссности - таким, как он, предстояло в 1918 году освобождать Финляндию от иноземного засилья. На время съемок (которые проводились также в Выборге и в окрестностях г. Лаппеенранта) станция Перкъярви поменяла свое название на "Тукум", на прилегающей территории были воспроизведены сцены 1916 года: масса беженцев на станции, воинский эшелон, солдаты в германской военной форме, здесь же суетится Исаак - связник Меровича. Любопытные жители станционного поселка приходили поглазеть на дивное зрелище, а по окончании съемок те, кто посмелее, подходили к актерам за автографами.

             С началом советско-финской Зимней войны части Красной Армии заняли район Перкъярви уже 6-8 декабря. Сюда стягивались войска, направляемые для прорыва финских оборонительных рубежей в 7-8 километрах северо-западнее. Вот о чем рассказал несколько лет назад хороший знакомый автора, ветеран советско-финской войны (ныне уже покойный) Игорь Александрович Шидловский: "В районе станции Перкъярви финны много разломали и попортили, однако некоторые дома сохранились. Наше подразделение связи разместили в одном из домов и велели ждать дальнейших указаний. Уже стемнело, кое-кто стал укладываться на отдых, и вдруг неподалеку послышался сильный взрыв. Через какое-то время - еще один. Взрывы были очень мощные - по всей видимости, по нам били откуда-то из тяжелых орудий. Перепугавшись, мы уже собрались бежать искать поблизости какое-нибудь укрытие, однако больше взрывов не последовало".

             В период Зимней войны и последовавшей за ней "войны-продолжения" как в пристанционном поселке, так и в самой деревне Перкъярви многие дома, в том числе и два из трех школьных зданий были полностью уничтожены, многие строения получили повреждения.

             По постановлению исполкома Перк-Ярвского сельсовета от 18 января 1948 г. пристанционному поселку Перкъярви I присвоили наименование «Кириллово», которое чуть позднее трансформировалось в «д. Кирилловская». Обоснованием служила формулировка: «В память героя финской кампании младшего воентехника Кириллова В.П., похороненного в Перкъярви». Согласно данным информационной базы ОБД-Мемориал мл. воентехник Кириллов погиб 23 мая 1940 года, то есть спустя два с половиной месяца после окончания войны. [Персоним]. Переименование было закреплено Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Кировское
Вуоттаа Vuottaa

             Поселок. До 1939 г. деревня Vuottaa входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Первые сведения об этой деревне относятся к 1559 году. После заключенного в 1557 году перемирия между Московией и Швецией составлялись списки налогооблагаемых деревень Карелии. Согласно шведским документам в деревне Вотама (шв. Wotama) имелось 4 крестьянских двора. Позднее название деревни употреблялось в более финнизированном варианте - Вуотта или Вуоттаа. Существуют две версии происхождения такого названия. Первая указывает на то, что название деревни происходит от шведского слова vat, что означает "сырой, влажный". Хотя северные и западные окраины деревни действительно лежат в низине, где почвы более увлажнены, тем не менее, в целом селение находится на достаточно сухом месте и веских причин для подобной характеристики все же не имелось. Вторая версия считается более убедительной и указывает на происхождение названия деревни от карельского глагола vuottaa, что в переводе означает "ждать". Деревня располагалась на пути из волости Валк-ярви в Санкт-Петербург, и проезжающие странники часто останавливались здесь отдохнуть.

             В старое время деревня имела также и другое название - Пюльккеля. Оно произошло от имени Пюлькке. Крестьяне с такими именами жили в деревне в XVI веке, но это название все же не устоялось. После Северной войны в деревне появились и другие фамилии: Лемпинен, Саволайнен, Копра, Пааволайнен и Паавилайнен. В 1819 году в деревне Вуоттаа было уже 13 крестьянских хозяйств.

             Вуоттаа являлась типичной земледельческой деревней. В 1895 году ее территория достигала 1317 гектар, из которых 272 гектара были полями. Крестьянам помогало также и то, что здешние почвы содержали не очень много камней. В окрестных лесах преобладали хвойные породы, можно было встретить и заросли орешника. Обилие сенокосов способствовало развитию животноводства. На корм скоту шел также и картофель. Наиболее распространенными зерновыми культурами считалась рожь, пшеница и ячмень, но иногда засевали морозоустойчивые сорта гречихи. В небольших объемах выращивали сахарную свеклу, поставляя ее на сахарный завод в Антреа (ныне гор. Каменногорск). Молоко перерабатывали в масло домашним способом, а сливки отвозили на заготовительный пункт в дер. Сийранмяки, откуда уже всю молочную продукцию доставляли в Выборг. Близ деревни на реке Вуот-йоки имелась частная мельница, которую крестьяне по очереди арендовали у ее хозяина У. Бистера. При мельнице находилась циркульная пилорама, строгальная и драночная машины. Многие крестьяне подрабатывали извозом разных грузов, и, в особенности, лесотоваров.

             Народная школа в дер. Вуоттаа была открыта в 1908 году. В 1927 голу в деревне появилось Общество трезвости. В феврале 1920 года была создана местная пожарная дружина, здание которой находилось рядом со школой. К югу от нее простиралось так называемое Култа-пелто, т.е. Золотое поле. По преданию один из предков Паавилайнена зарыл там целый бочонок золота. Позднее участок этот достался Антти Рииконену, но легенда умалчивает о том, нашел ли последний драгоценный клад.

             Многие крестьяне владели также различными ремеслами, необходимыми в деревенской жизни. Среди них были кузнецы, сапожники, лудильщики. Юрье Паавилайнен унаследовал бывший постоялый двор, в котором имелась гостиница и почта. Там же находился и единственный в деревне телефон. Накануне советско-финляндской войны в дер. Вуоттаа было 47 крестьянских дворов, в которых проживало 250 человек.

             Утром 1 декабря 1939 года опустевшая Вуотта была занята передовыми частями 43-й стр. дивизии 7-й армии РККА. Летом 1940 года деревня Вуоттаа приняла первых советских переселенцев. Но с сентября 1941 по июнь 1944 года селение оказывается в тылу финских войск. В здании народной школы тогда размещался полевой лазарет. Многие прежние жители деревни постепенно возвращались на родные места, 0днако, прорыв финской оборонительной линии ВТ советскими войсками в районе местечка Куутерселькя заставил финнов оставить занимаемые позиции и в середине июня 1944 г. деревня Вуоттаа вновь была захвачена советскими войсками.

             В ходе нового переселения в Вуоттаа попали главным образом выходцы из Кировской области, и поэтому колхоз свой они назвали "им. Кирова". Но в 1948 году новоселы, выполняя партийный наказ, придумали своей деревне новое наименование - "Слободка". Все же по воле инициаторов переименования деревне пришлось еще раз сменить название, и окончательно она стала именоваться Кировская. В 1990 году поселок Кировское входил в состав Первомайского сельсовета. В настоящее время местность застроена дачами и коттеджами.

Кирпичное
Перкъярви Perkjarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Perkjarvi входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня Перкъярви, располагавшаяся у южной оконечности одноименного озера, от которого и получила свое название (оно происходит, по-видимому, от каких-то старых поверий, связанных с нечистой силой ("Перк" - это, по всей видимости, усеченная форма от слова "перкеле" ("черт", "дьявол")), и упоминавшаяся в шведских поземельных документах XVI века (в частности, за этот период упоминаются также фамилии жителей - Хяннинен, Хенттинен, Мякеляйнен, Маннинен), одно время была ничем не примечательной небольшой деревенькой в глуши Карельского перешейка. Однако с началом дачного строительства в ХIХ веке и производственной деятельностью князя Салтыкова (в финских текстах его фамилия дается искаженно - "Солтикофф" ("Soltikoff")), основавшего здесь в 1900 году кирпичное и лесопильное производство, захолустная деревня постепенно начинает превращаться в довольно оживленный центр. Этому также немало способствовало и открытое в 1870 г. железнодорожное сообщение Санкт-Петербург - Гельсингфорс (Хельсинки). В самой же деревне Перкъярви домов к этому периоду насчитывалось 94. Среди жителей возвышенные участки местности, на которой располагались хозяйства, было принято именовать "мяки" (т.е. "горка"): Йоросмяки, Лайхасмяки и Хяннисмяки (то есть от фамилий Йоронен, Лайханен и Хяннинен). С южной окраины были леса Саарикорпи и Оякорпи, а также болото Йоммассуо.

             Список владельцев дачной недвижимости в дореволюционный период был довольно солидный: директор Петроградской ссудной Казны действительный статский советник Анатолий Иванович Пукарев, купец Дмитрий Николаевич Сухов, вдова титулярного советника Альбертина Кнох, Яков Хаген, Прасковья Васильевна Семенова, вдова Эмилия Федоровна фон дер Остон Дриезен, генерал-майор Константин Яковлевич Аверин, лейтенантша Екатерина Яжковски, вдова тайного советника Александра Ипполитовна Сент-Илер, купец Отто Спеннеман, дворянин Александр Александрович Нехлюдов и его жена Анфиса Гавриловна, Пелагея Михайловна Яковлева, действительный тайный советник Николай Георгиевич Колоколов, Лео Йоганн Эрдман фон Вулчиховский, кандидат юриспруденции Александр Вильгельмович Блотнер, мещанки Анна Васильевна и Глафира Степановна Ушаковы, Александр Лаврентьевич Федоров и акушерка Евдокия Игнатьевна Васильева.

             В период Зимней войны и последовавшей за ней "войны-продолжения" как в пристанционном поселке, так и в самой деревне Перкъярви многие дома, в том числе и два из трех школьных зданий были полностью уничтожены, многие строения получили повреждения. В послевоенный период зимой 1948 г. пристанционному поселку Перкъярви I присвоили наименование "Кириллово", которое чуть позднее трансформировалось в "д. Кирилловская". Обоснованием служила фраза: "в память героя финской кампании младшего воентехника Кириллова, похороненного в Перкъярви". Это переименование в форме среднего рода и было закреплено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства завода им. Кирова в январе-феврале 1948 г. деревня Перкъярви II была переименована в "д. Кирпичное". Обоснованием служило нахождение вблизи деревни старого кирпичного завода "Савикко" (на современной карте этих мест значится название "Заводской"). Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.

Клеверное
Рантамяки Rantamaki

             Поселок. До 1939 г. селение Rantamaki входило в состав деревни Халола волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Rantamдki в дословном переводе означает «Береговая горка».

             Согласно летописному свидетельству в 1610 году в Халола имелось 14 крестьянских имений. Можно предположить, что основателем селения был род Халонена, поскольку до 1939 года в деревне проживало уже два десятка семей с такой фамилией. Деревня Халола, расположенная на северном побережье озера Халоланъярви, была одним из самых крупных селений волости Уусикиркко. Она состояла из группы небольших деревень, раскиданных по берегам северо-западной оконечности озера. Все эти населенные пункты имели свои собственные названия: Рантамяки, Мултамяки, Кирьола, Лахенмяки, Равантти, Корпиперя, Корпела, Рантала и др. Но в целом Халола состояла из трех основных частей: собственно Халола, Тийккола и Курппа. Халола была самой зажиточной деревней волости. Прекрасные возможности для развития земледелия и животноводства эффективно использовали местные жители и к середине 1930-х годов экономика деревни достигла своего пика.

             С середины XIX века в Халола начали обосновываться зажиточные петербургские семьи, скупившие у местных крестьян участки под строительство своих летних резиденций. Среди них следует отметить коллежского советника Георга Георгиевича Гардера, инженер-архитектора Илью Ильича Соколова, купца Сергея Александровича Смурова, действительного статского советника Николая Александровича Ребиндера, титулярного советника Николая Рахмана, дворянина А. Турчанинова, статского советника Александра Юлиуса Фрей, Артура Слевера, тайного советника Н. Густелева, архитектора А.К. Гаммерштедта.

             В самом центре селения в местечке Рантамяки с 1850 года поселился известнейший столичный скульптор П.К. Клодт. В период своего семнадцатилетнего пребывания в Халола мастер изваял статую М. Лютера и передал ее в дар лютеранской церкви Уусикиркко. 8 ноября 1867 года Клодт скончался в собственном имении, которое перешло впоследствии в руки купца Алексея Алексеевича Шляхова. выкупившего также и имение Ипсиненских в Патру. Позднее в бывшей усадьбе Клодта разместилось отделение для выздоравливающих пациентов легочного военного санатория Патру. В первые дни советско-финляндской войны усадьба Рантамяки, как и весь санаторий Патру, превратилась в эвакопункт для тысяч беженцев из приграничных деревень финской Карелии. Она же и приняла первых возвращенцев в родную деревню летом 1942 года. По окончанию второй мировой войны, когда в Халола прибыли советские переселенцы, на территории усадьбы Рантамяки был размещен пионерский лагерь.

             Согласно летописному свидетельству в 1610 году в Халола имелось 14 крестьянских имений. Можно предположить, что основателем селения был род Халонена, поскольку до 1939 года в деревне проживало уже два десятка семей с такой фамилией. Помимо них в Халола жило несколько семей рода Сиркия, Пейппо, Кирьйонена, Риски и др. В местечке Тийккола многие носили фамилию Паакки, а в Курппа также жили представители рода Олкконена, Курппа, Кунтту, Хянникяйнена, Мяаттяйнена.

             К началу Второй мировой войны деревня состояла уже из 88 дворов. Несмотря на то, что Халола являлась довольно крупным населенным пунктом, в ее центре не было школы и деревенским детям приходилось посещать либо школу соседней деревни Кууярви, либо школу деревни Курппа.

             Мирная жизнь деревни Халола прервалась 30 ноября 1939 года. Известие о нападении Советского Союза на Финляндию заставило жителей Халола отправиться в спешную эвакуацию. Из вещей было разрешено взять только то, что семья была в состоянии вывезти собственными силами. Многие зарывали ценные вещи в землю, надеясь по возвращению найти их невредимыми. Когда в 1942 году прежние жители приехали в Халола, там находилось только 8 неповрежденных зданий. 97 домов (включая дома деревни Курппа) были превращены в пепелища. Восстановительные работы были прерваны в июне 1944 года советским наступлением на Выборг. Дальнейшим восстановлением деревни занялись уже советские переселенцы по окончанию военных действий в Финляндии.

             Обширная территория деревни Халола была поделена тогда между несколькими мелкими организациями. В северо-западной оконечности деревни разместилось подсобное хозяйство завода "Красногвардеец". В 1948 г. новые хозяева не долго думая присвоили деревне Халола это заводское наименование. Автоматически оно перешло вскоре и на название озера Халоланъярви. Местечко Рантамяки, где прежде находилась усадьба Клодта, оказалось занятым подсобным хозяйством ленинградской фабрики дамского и детского платья. Работники этого хозяйства, выполняя правительственное постановление, придумали собственное название своему новому месту жительства - "дер. Набережная". Однако оно чем-то не устроило работников исполкома Койвистовского райсовета, по воле которых деревня получила наименование "Клеверное". Несколько лет спустя в этом поселке было организовано пушное хозяйство по разведению черно-бурых лисиц. Рядом с ним вскоре вырос рабочий поселок Клеверное, поглотивший постепенно и деревню Набережная. На месте клодтовской усадьбы появился пионерский лагерь, который в настоящее время функционирует как оздоровительный.

Климово
Ала Кууса Ala Kuusa

             Поселок. До 1939 г. деревня Ala Kuusa входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Название это фигурирует в документах начиная с середины XIV века, когда шведский король Магнус подарил эти земли кафедральному собору города Або (Турку). В XVI веке они перешли в качестве дарованного феодального поместья к крупному государственному чиновнику Якобу Хэстеско. Местные жители носили фамилии Кянкянен, Лейно и Рямё, в XVII веке появились крестьяне с фамилиями Мэро и Рааска, а в XVIII веке - Кауппи, Тоурунен, Пааянен и Суси. Деревня состояла из двух частей - Верхней (Иля-Куусаа) и Нижней (Ала-Куусаа). Главной достопримечательностью была построенная Александром Масалиным (красивая, с колоннами и башенкой, усадьба имения. В этой усадьбе бывала в детские годы известная соратница В. И. Ленина Александра Михайловна Коллонтай, внучка А. Масалина. Усадьба была окружена пышным парком с очень старыми деревьями, среди которых были древние дубы, ясени и другие благородные древесные породы. Со временем - после освобождения крестьян от крепостной зависимости и выкупа их земель финляндским государством с передачей им в собственность - за усадьбой осталась только небольшая часть угодий с парком, которые в 1918 году приобрел земледелец Матти Саволайнен, а в середине 30-х годов усадьба с участком площадью 8 гектаров перешла в собственность Земледельческого общества Выборгской губернии, и в здании по инициативе нескольких земледельческих и просветительских организаций был создан Музей истории донационных земель и помещичьего землевладения на Карельском перешейке. Этот музей просуществовал до Зимней войны, а затем, когда Карельский перешеек полностью перешел к СССР, в этом здании через некоторое время был устроен летний пионерский лагерь, который в конце 1990-х годов был закрыт и фактически заброшен. В настоящее время территория его представляет собой удручающее зрелище: полтора десятка строений, возведенных в разные периоды времени, порушены и разграблены, та же судьба постигла и главное здание бывшего имения. Озеро Эюряпяянъярви, изобиловавшее пернатой дичью, еще в царские времена привлекало русских господ, которые наезжали в эти места поохотиться. Для них у порога Куусаа, что на речке Канниланйоки, был построен охотничий домик (на участке, принадлежавшем Тойво Тоуронену), в котором охотники иногда устраивали разгульные пиршества. С обретением Финляндией независимости власти стали налагать ограничения на отстрел дичи, а к 30-м годам на озере был введен строгий природоохранный режим. Смотрителем заповедника стал вышеупомянутый Тойво Тоуронен - отличный знаток птичьего царства озера Эюряпяянъярви и лучший помощник орнитологов, проводивших исследования среды обитания озерной дичи. В Верхней Куусаа было примерно 170 домов. К ней относились также небольшие хозяйства (около 20-ти), располагавшиеся в стороне, ближе к реке Салменкайта, и образовывавшие поселок Мойниеми. Раньше этот поселок был самостоятельной деревней, которая впоследствии, однако, была включена в состав Куусаа. Деревня Нижняя Куусаа (Ала-Куусаа), располагавшаяся у дороги, которая вела в приходский центр Кирккоранта, насчитывала около двух десятков домов. Основными занятиями населения были сельское хозяйство и рыбная ловля (наиболее известными рыбаками были Эса Пааянен, Йоосеппи Рааска, Эса Суси, а также жители поселка Мойниеми братья Рямё). У порога Куусаанкоски (на р. Канниланйоки) находилось здание пожарной команды. Имелось также несколько магазинов (с учетом большого количества хозяйств в Куусаа), самым первым был открыт магазин, которым владел Пекка (Петр) Тюрин, ранее державший также постоялый двор, где в конце 30-х годов ХХ в. находилась остановка пассажирских автобусных маршрутов, проходивших через Куусаа. "Акционерная торговая сеть Средней Вуоксы" также имела в Куусаа свою торговую точку. Кроме того, в деревне было две кузницы, а также 2 школы - по одной в каждой из двух частей деревни (построены в начале ХХ века).

             По постановлению общего собрания граждан поселка зимой 1948 г. деревне Ала Кууса было присвоено наименование «Климовка», которое вскоре трансформировалось в «Климово». Обоснованием послужило пояснение: «в честь погибшего гвардии сержанта Климова». Сведения о Климове отсутствуют. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Ключевое
Рёмпётти Rompotti

             Поселок. До 1939 г. селение Rompotti входило в состав волости Койвисто Выборгской губернии (см. Глебычево и Прибылово).

             В середине 1920-х гг. из небольшой деревушки Рёмпётти превратилось в крупный торгово-промышленный центр, своего рода рабочий поселок. Поскольку Рёмпётти занимал стратегически важное положение, на его территории в 1920-1924 гг. было построено 7 дотов и командный пункт.

             Во время советско-финляндской войны промышленные объекты и жилые здания поселка неоднократно подвергались бомбардировке, поэтому советским переселенцам по окончании боевых действий 1939-40 гг. пришлось многое восстанавливать заново. Административно Рёмпётти стал относиться к Роккольскому сельсовету Выборгского района Карело-Финской ССР, но после второй войны в ноябре 1944 года Выборгский район включили в состав Ленинградской области. В начале 1948 г. поселку придумали новое имя — «Лесная дача». В том же году название еще раз изменили и селение стало называться «дер. Ключевая». Полустанок Рёмпётти сперва также получил название «Лесная Дача», но вскоре был переименован в Тихоново: «В память полкового комиссара Тихонова, погибшего в рядах народного ополчения в боях за Ленинград». Позднее он еще раз сменил свое название на «Прибылово». Вероятно, это было сделано в связи с упразднением Виллальского сельсовета, дважды переименованного колхозниками колхоза «Победитель» сначала в Прибойский, потом в Прибыловский сельсовет. Обоснование являлось традиционным: «В память лейтенанта Прибылова А.А., погибшего на территории Виллальского сельсовета».

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Пихкала и Хентула.

Козлово
Матиккала, Хаухиала Matikkala, Hauhiala

             Поселок. До 1939 г. деревни Matikkala и Hauhiala входили в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению сессии Сайральского сельсовета деревне было присвоено наименование «Козлово». Обоснование выбора данного названия отсутствует. Возможно, в основу новообразования была положена фамилия погибшего бойца. При укрупнении хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Хаухиала и Кивенюури. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Комсомольское
Килпеенъйоки Kilpeenjoki

             Поселок. До 1939 г. деревня Kilpeenjoki входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kilpeenjoki в дословном переводе означает «Щитоваая река».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Комсомолец» зимой 1948 г. деревня Килпеенъйоки получила наименование «Комсомольская». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Кондратьево
Сяккиярви Sakkijarvi

             Поселок. До 1939 г. село Sakkijarvi входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Sakkijarvi в дословном переводе означает «Мешочное озеро».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Борец» зимой 1948 г. деревня Сяккиярви получила наименование «Ульяновка». Через полгода комиссия по переименованию назначила деревне новое имя – «Кондратьево» (гвардии полковник Кондратьев Петр Васильевич, 1909 г.р., командир истребительного авиаполка, погиб в июне 1943 г. при исполнении служебных обязанностей над островом Гогланд). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Карвала и Колкка.

Коробицыно
Пяйвиля, Сакастила, Пентсиля, Алискала, Саккалила

Paivila, Sakastila, Pentsila, Aliskala, Sakkalila

             Поселок. До 1939 г. деревни Paivila, Sakastila, Pentsila, Aliskala и Sakkalila входили в состав волостей Валкъярви и Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             В налоговых записях по этим деревням XVII — XVIII веков фигурируют фамилии Папунен, Виролайнен, Янгер, Ихо, Хюютияйнен, Карху, Ряттё, Репо, Талпонен, Вайникка, Вайттинен, Лойппо, Сипиляйнен. В 30-е годы ХХ века это были небольшие деревеньки, расположенные на самой границе с волостью Валкъярви. На маленьких холмистых наделах вели свои хозяйства представители старого крестьянского рода Вайттиненов. В этих деревнях было очень много фруктовых деревьев, собранный осенью урожай частично отвозили в Выборг для продажи на тамошнем рынке. Кроме того, жители сажали много раннего картофеля, поскольку картофельные поля располагались на склонах, обращенных к солнцу. Окончательно жители покинули родную деревню в июне 1944 г.

             Зимой 1948 г. деревне Пяйвиля было присвоено наименование «Среднегорье». Через полгода «Среднегорье» заменили на «Коробицино», обосновав выбор названия фразой «в честь героя пограничника Коробицына А.И., погибшего в 1927 г. во время охраны госграницы». Расстояние по прямой линии между деревнями Пяйвиля и Коскитса, где погиб Коробицин, составляло 42 км. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Кравцово
Ховинмаа Hovinmaa

             Поселок. До 1939 г. деревня Hovinmaa входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Hovinmaa в переводе означает «Помещичья земля».

             11 октября 1947 г. на заседании исполкома Роккалан-иокского сельсовета было решено просить вышестоящие инстанции переименовать деревню Ховинмаа в дер. «Кравцово». Обоснование: «по месту захоронения майора Советской Армии Кравцова» (Кравцов Федор Николаевич, 1918 г.р., майор артиллерии, скончался 6 января 1945 г., похоронен в деревне Ховинмаа. В 1961 г. прах покойного перенесен на братское кладбище в местечко Петровка). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Вейтеля, Костиала, Леппеля, Оннила и Тиккала.

Красная Долина
Аккала Akkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Akkala входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Аккала в буквальном переводе означает «Бабье», но название деревни происходит от родового имени. Члены древнейшего рода Юхо и Хейкки Акканен упоминаются в налоговых списках с 1544 г.

             Из шведских переписных и поземельных книг известно, что в 1544 г. в Аккала было 3 налогооблагаемых крестьянских имения. Вторая половина XVI века, отмеченная многочисленными набегами русского воинства на Выборгский лен, характеризуется значительным упадком экономики. К 1600 году в деревне Аккала оставалось лишь одно имение, способное платить налоги государству. Второй хозяин едва был способен прокормить себя и свою семью, а третье имение вообще пустовало. Коренным жителем деревни являлся, очевидно, Акканен. Члены древнейшего рода Юхо и Хейкки Акканен упоминаются в налоговых списках с 1544 г. Имя деревни происходит от этого рода . На протяжении определенного промежутка последующего времени невозможно проследить за именами деревенских жителей, поскольку существующие источники не дают нам сведений о них. В 1728 г. в Аккала упоминается владельцем усадьбы военный чин Микел Аккайн. В прошлом веке представители рода Акканена проживали в семи имениях, а к началу нынешнего - по крайней мере в десяти.

             Характерной особенностью деревни Аккала было то, что она постепенно формировалась как центр торговой и административной деятельности, в то время как духовно-просветительским центром прихода оставалась Церковная деревня Куолемаярви. Дома стояли главным образом вдоль шоссе, за ними простирались поля, перемежаясь с заиленными лугами и заболоченными угодьями. На краю деревни находился роскошный особняк корнета Павла Гарина, построенный еще в 1895 г., с конюшней и ипподромом. Коневодство было страстным увлечением этого надменного русского господина, который вел весьма уединенный образ жизни, практически не вступая в общение с местным населением.

             Война 1939-40 гг. уничтожила всю деревню. Жители ее ушли в эвакуацию, но в 1942 году многие из них вернулись на родные места отстраивать разрушенное войной хозяйство. В середине июня 1944 г. в оставленную населением деревню Аккала вновь ворвались советские части. В 1945 г. в Аккала для организации подсобного хозяйства прибыли рабочие завода № 209. В 1948 г. постановлением общего собрания работников этого предприятия деревня Аккала получила наименование «Красная Долина». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             Со временем в поселке была построена крупная птицефабрика, население стало быстро увеличиваться за счет приезжих рабочих. Появилось несколько пятиэтажных домов, просторная школа, Дом культуры, столовая, почта, магазины. В конце 1980-х годов производство птицы стало стремительно сокращаться и на сегодняшний день на фабрике едва теплится несколько цехов. Население существует практически за счет натурального хозяйства и временных заработков.

             Летом 1994 г. в центре поселка при содействии местных активистов от общественности, администрации поселка и птицефабрики члены историко-краеведческого объединения "Карелия" изготовили и установили мемориальный знак, посвященный 450-ти летней годовщине первого летописного упоминания деревни Аккала.

Краснознаменка
Риихисюрья Riihisyrja

             Поселок. До 1939 г. деревня Riihisyrja входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). В непосредственной близости от Ахиярви находилась соседняя деревня Риихисюрья. О ней упоминается в списках 1559 года - на то время в ней имелось 7 налогооблагаемых имений. Свое имя деревня получила, вероятно, благодаря занимаемому местоположению в стороне от главной дороги Кивеннапа-Рауту (ныне это дорога от Первомайского до Сосново). В переводе на русский язык Риихисюрья означает "овин на краю". Со стародавних времен крестьяне выжигали ближайшие к своим полям участки леса с целью расширения посевных площадей. Земля, которая находилась за деревней Ахвенъярви, выглядела как холмистый пожег, на котором построили ригу (овин). Одним из самых древних крестьянских родов в деревне считалась семья Суси, иногда деревню называли даже Сувенкюля (деревня Суси). В старину существовала легенда, что живший полтора столетия тому назад крестьянин Юсси Суси имел такой сильный голос, что благодаря ему на волостных собраниях многие вопросы решались в пользу деревенских жителей. Ведь в те времена еще не существовало мандатной системы голосования, и дело часто решалось в пользу тех, кто сильнее перекричит других. Поэтому за Юсси всегда оставалась пальма первенства и его старались приглашать покричать также и за интересы жителей других деревень, не скупясь на вознаграждение.

             В 1901 году в деревне Риихисюрья была основана народная школа. Она находилась на самой границе селений Ахиярви и Риихисюрья, так как ее посещали дети обеих деревень.

             Земледелие и животноводство здесь стояло, как и везде, на первом месте. Молочные продукты возили обычно в Терийоки. В деревне имелась собственная мельница и лесопилка. Позднее ее оснастили паровым двигателем. Электроэнергию в деревню провели только в 1939 году. В 1928 г. в Риихисюрья появился первый грузовой автомобиль "Шевроле", на котором братья Хенттинены возили разнообразные товары из Выборга в Кивеннапу и Терийоки. В деревне был также свой любительский оркестр, имелось отделение спортивного общества "Ахкерат", организация шюцкора и "Лотта-Свярд". Активную работу проводило среди молодежи женское общество "Мартта". Перед самой войной в деревне находилось 65 дворов. Начавшееся военное лихолетье обрекло всех жителей этой деревни на изгнание...

             С 1940 по 1941 год деревня Риихисюрья осваивалась советскими переселенцами, но и им пришлось вскоре эвакуироваться в тыл. Затем на свои старые места вернулись прежние жители, которые ушли окончательно вглубь Финляндии уже под натиском советского наступления 1944 года.

             Весной 1947 года в Риихисюрья прибыло 5 семей колхозников-переселенцев из Кировской (Калининской) области, которых объединили на новом месте в колхоз "Красное Знамя". Спустя год перед новоселами встала задача придумать новое название своему населенному пункту. Общим собранием трудящиеся решили переименовать деревню в "Залесье". Идеологический нейтралитет этого названия, по-видимому, не устроил высшие инстанции, ответственные за переименование, и деревня впоследствии получила окончательное свое наименование - "Краснознаменка".

             В 60-70-х годах вблизи селения Краснознаменка было построено бетонное шоссе, ведущее в воинскую часть. Иных значительных перемен поселок в тот период не испытал.

Красносельское
Красное Село Кюурёля Kyyrola

             Поселок. До 1939 г. деревня Kyyrola входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Название Кюурёля происходит от антропонима. После Северной войны Кюурёля была пожалована графу Чернышеву, который переселил в нее русских крепостных крестьян. Так появилось второе название деревни – «Красное Село».

             Крайние дома северо-западного конца деревни были видны почти от самой Суденоя, однако сам центр располагался в 4 километрах. От центральной части деревни, которая к 30-м годам ХХ века была средоточием русской хозяйственной и торговой жизни на Карельском перешейке, открывался прекрасный вид на озеро Искъярви. Здесь отходили дороги к западу, к деревне Ойнала, что на восточном берегу оз. Муолаанъярви, и к востоку, к лютеранской церкви прихода Муолаа. У второго перекрестка стояли аптека и кооперативный магазин. Рядом горделиво возвышался православный Божий храм - образец русского церковного зодчества, считавшийся в Финляндии самым красивым православным храмом. Его внутреннее убранство отличалось богатой иконописью и обилием ценных, в особенности серебряных, украшений. Рядом с церковью стоял дом волостного лекаря. По правую руку находились большое здание школы и здание суда, в котором располагались также почта и телефонный коммутатор, неподалеку, на поле, находились пилорама и мельница, принадлежавшие семейству Ушановых. Согласно данным за 1906 год, в школе работали 2 учителя и было 79 учеников. Между школой и зданием суда находилась усадьба приходского священника. По другую сторону дороги напротив здания суда находилась бывшая казарма для офицеров-резервистов, которую в свое время построил Назаров - последний владелец поместного имения Кююрёля, уже упоминавшийся выше. Здание это было окружено прекрасным парком. Ближе к берегу озера находилось большое здание центра военной подготовки, принадлежавшее министерству обороны страны. Это была отремонтированная и переоборудованная бывшая казарма для нижних чинов резервной роты.

             Из русских дачников в деревне Кююрёля следует упомянуть жену коллежского ассессора Альму Эдвардсон Винделбандт, владелицу двух участков.

             Дома в Кююрёля были аккуратными и ухоженными, фронтонами выходящими на дорогу. Они стояли плотными рядами, на русский манер, по обе стороны шоссе, между ними стояли наглухо закрываемые резные ворота. Окна домов имели выкрашенные и оформленные резьбой наличники, дворы и дорожки были чисто подметены.

             Значительная часть полей деревни находилась на склоне, идущем от шоссе к озеру. Поля были большие по сравнению с теми, которые были в трех других русских деревнях. Помимо выполнения работ на своих полях, жители стремились иметь и побочные приработки. Они нанимались, в частности, в маляры, а также на кирпичное производство (не исключено, что кто-то работал на кирпичном заводе князя Салтыкова). Однако основным промыслом, благодаря которому Красное Село (Кююрёля) приобрело широкую известность по всей Финляндии, было, конечно же, гончарное производство. В 30-х годах в селе насчитывалось почти 60 обжигных печей-горнов.

             Из примерно двух с половиной сот хозяйств деревни финских было всего 5 или 6, среди них дома Пикканенов: финны, постоянные жители, появились в Красном Селе только в конце XIХ века. В частности, Пикканены содержали постоялый двор.

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Алакусского сельсовета деревне Кюурёля было присвоено наименование «Красное Село», которое в дальнейшем трансформировалось в «Красносельское». В данном случае можно говорить о восстановлении русского исторического имени селения, которое существовало здесь и прежде.

Краснофлотское
Кууярви, Макула Kuujarvi, Makula

             Поселок. До 1939 г. деревни Kuujarvi и Makula входили в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Кууярви, граничившая с северо-запада с Макула, состояла из двух частей – собственно Кууярви и Патру. Название Kuujarvi в переводе с финского означает «Лунное озеро». Селение располагалось вдоль водной системы оз. Халиланъярви - река Кууйоки - оз. Кууярви - река Патрун-йоки. Основными занятиями населения являлись земледелие и животноводство, а дополнительный заработок жители деревни добывали рыболовством, охотой, на лесосплаве и лесоразработках. В Кууярви имелась собственная народная школа, действовал филиал кооперативного магазина Халила. Культурная жизнь деревни оживлялась деятельностью собственного хора, физкультурного и спортивного обществ.

             Самые живописные места деревни облюбовали в свое время русские дачники, которые скупили эти участки у местных крестьян, построив там свои особняки. В их числе были имения русского генерала Егора Гардера, коллежского секретаря К.Э. Демокидова, Кораблева, Чугунова, Шнельмана, Керстена, Б.И. Каразина, Г. Ленга, С. Соколова, Шлакова и архитектора А. Хаммарстадта. Имелся там даже дом СПб сопротивленческого общества купца Нустуратанд. До настоящего времени ни один из этих особняков не сохранился - часть из них была перевезена в 30-х годах в другие районы Финляндии. В одной из дач в 1920-е годы организовали приют для русских эмигрантов, в котором накануне войны содержалось около 70 престарелых пациентов.

             В деревне Кууярви жили семьи Никканена, Купаринена, Пуса, Пентиккяйнена, Коли, Корхонена и др. Население покинуло деревню в первые дни декабря 1939 года. 52 опустевших имения остались ожидать своей участи. Перед подходом советских войск пламя успело полностью уничтожить 35 хозяйств. К концу августа 1941 года в Кууярви уцелело лишь 5 зданий.

             Деревня Кууярви пережила два советских переселения, но о первых доброхотах неизвестно почти ничего. Вторая партия переселенцев прибыла осваивать "новые" территории после 1945 года. Деревня Кууярви вкупе с соседними деревнями Макула, Селкой и центральной Халола считалась тогда единым населенным пунктом. В 1948 г. им присвоили наименование "дер. Горка", но не прошло и полгода как название поменяли на "Краснофлотское". Бывшую составную часть деревни Кууярви - селение Патру, наоборот, превратили в самостоятельную территориальную единицу и переименовали в "Зеленый холм", обосновав выбор такого названия "географическими признаками". В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Селькяинмяки, Мюллюмяки, Макула, Халола.

             На юго-западном берегу озера Халиланъярви напротив санатория Халила находилась деревня Макула. Из древнейшей истории этого селения известно, что первопоселенцами в ней были два рода - Сиркия и Туйтту. Постепенно из соседних деревень в Макула стали переселяться и представители других фамилий, однако пальма первенства оставалась по-прежнему за семьями основателей деревни. Непросто дать однозначное объяснение происхождению названия деревни. При переводе на русский топоним Макула может означать как "лакомое", так и "лежащее".

             Природные условия местности были весьма благоприятны для развития земледелия. Плодородные земли пойменных лугов, почти лишенные камней, давали прекрасные урожаи зерновых и картофеля. Едва ли не каждый крестьянин был членом местного отделения Земледельческого Союза. По инициативе этого общества в период уборки урожая организовывались массовые субботники, в которых участвовали все жители деревни от мала до велика. Безвозмездный труд на благо общества поощрялся тогда раздачей бесплатных обедов во время работы. По окончанию субботников устраивали танцы до полуночи.

             Жителями деревни были, в основном, средние землевладельцы, причем площадь самого крупного имения равнялась 186 гектарам. Большую часть угодий занимали леса, которые также эффективно использовались для нужд местного населения. Сырую лесотоварную продукцию крестьяне предпочитали не продавать, а обрабатывали ее сами на лесопилках, и только затем отправляли заказчикам. Струганные бревна и доски были одним из самых ходовых товаров, особенно в период расширенного дачного строительства. Из здешних русских дачников можно упомянуть лишь Вельгельмину Комарову. В течение первых двух десятилетий нашего столетия в Макула действовали два небольших заводика по производству кирпича, продукция которых славилась далеко за пределами волости. Через деревню проходила некогда одна из оживленнейших транспортных магистралей волости. Поэтому в Макула прежде находился постоялый двор. В числе частых гостей деревни следует отметить также и многочисленные цыганские таборы, доставлявшие немало беспокойства местным владельцам лошадей. Наряду с ними Макула посещали группы странствующих нищих, переходивших от дома к дому, выпрашивая подаяние.

             Главным источником благосостояния деревни считали животноводство. Каждая семья имела домашний скот, а посему мяса и молока на крестьянских столах было всегда в достатке. Избыток продавали русским дачникам или в санаторий Халила. Животноводческая отрасль оставила свой отпечаток даже на архитектуре деревни. Здесь издревле строили "глухие" дворы, особенностью которых было то, что все хозяйственные постройки, расположенные по периметру квадрата, лицевой стороной выходили во внутренний двор, а внешняя сторона крестьянской усадьбы представляла собой сплошную глухую тыльную стену. Такая конструкция предохраняла домашних животных от нападения хищников, которых в старину водилось великое множество. Да и в лютые военные времена жить в этих усадьбах было более безопасно.

             Перед началом советско-финляндской войны в деревне Макула имелось 37 дворов. Хозяева их - Лескинен, Тервонен, Купаринен, Теппонен, Хааканен, Акканен, Келонен, Халонен, Ратиа, Никканен, Туйтту, Тяхкяпяа, Сиркия, Антеройнен, Корхонен, Хяккинен, Лоцар, Валки и Леппянен вместе с семьями в первые дни военной зимы 1939 г. отправились в эвакуацию. Дальнейшие события привели к почти полному уничтожению деревни, в которой к осени 1941 г. уцелел лишь один дом.

             В период освоения Карельского перешейка советскими переселенцами Макула считали частью соседней деревни Кууярви. Поэтому при переименовании 1948 года она получила общее с последней наименование "дер. Горка", которое вышестоящие инстанции вскоре заменили на "Краснофлотское". В настоящее время Краснофлотское мало-помалу превращается в типичный дачный поселок, застраиваемый коттеджами и кирпичными особняками.

Красный Остров
Сааренпяа Saarenpaa

             Поселок. До 1939 г. деревня Saarenpaa входила в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). В переводе Сааренпяа означает «Окраина острова». История этой деревни во многом связана с фортом, строившимся на острове еще во время первой мировой войны. Целью сооружения этого укрепления была защита входов в Бъеркзундский пролив, проходов к Выборгским и Кронштадтским рейдам. Здесь размещалась наиболее сильная из островных батарей дальнего боя. Через весь остров была проложена железнодорожная ветка для подвоза снарядов от пристани. В 1918 году, когда попытка советизировать Финляндию потерпела неудачу, российский гарнизон оставил форт, приведя в негодность боевую часть. С этого момента все сооружения форта стали составляющей оборонительной системы Финляндии. В 1920-х годах на форт Сааренпяа прибыл финский воинский контингент. Несколько лет потребовалось, чтобы привести форт в состояние боеготовности. Там было установлено шесть 254-мм дальнобойных орудий. Дополнительно на юго-восточной оконечности острова было построено несколько бетонированных пулеметных одноамбразурных ДОТов.

             В начале XX века жизненный ритм деревни Сааренпяа был поистине оживленным, суда строили почти в каждом доме, работы хватало каждому и много судостроителей прибывало сюда из других краев. Но время шло быстро, вспыхнула революция и торговля с Россией прекратилась, судостроение стало угасать, прежние суда продавали в сильной спешке в Западную Финляндию. Мужчинам пришлось искать новые рабочие места, наниматься на иностранные суда, в этот период жизнь в деревне заглохла. Экономический кризис 30-х годов негативно повлиял на общественную жизнь.

             Между солдатами и гражданским населением первое время часто возникали очень напряженные ситуации, доходившие чуть ли не до драк. Лишь деятельность спортивного общества смогла сдерживать эти порывы, направляя их в мирное русло. Молодые люди деревни Сааренпяа решили основать физкультурное и спортивное общество в 1916 и в том же году начали хлопотать о выделении участка в центре деревни неподалеку от народной школы. На субботниках заготовили бревна, и строительство началось. Дом был обшит оструганными досками как внутри, так и снаружи, а доски привозили из Сяккиярви с какой-то лесопильни. Поскольку общество начало серьезно заниматься пирамидами и упражнениями на перекладине, то дом строили очень высоким и вместительным. Этими видами спорта занимались вплоть до тридцатых годов.

             Командир форта Тойво Напари понимал, что добиться более доверительных отношений между гражданскими и военными можно путем активизации деятельности общества. Житель Сааренпяа Ууно Пулли безвозмездно предоставил участок в задней части своего имения площадью в l га, который раскорчевали, расчистили и выровняли для будущего стадиона. На нем проводили лыжные и легкоатлетические соревнования, интерес к ним был высок. Так продолжалась почти два года, пока большая часть молодых парней не отправилась в море и деятельность общества начала затухать и общество оказалось в хозяйственных затруднениях. В этих условиях пришли к выводу, что если дом передать шюцкору, то тогда можно было бы найти средства на его ремонт. В 1938 г. было принято постановление о передаче дома деревенскому отделению шюцкора.

             В истории дома и общества начался опять новый период, туда влились новые силы. От форта был выделен техник-строитель Вестеринен. Директор кооперативного магазина Юсси Хилска написал большое количество ходатайств, которые отправлялись по стране по адресам крупных фирм, и результат не замедлил сказаться. Здание облицевали изнутри и покрасили в три слоя, как изнутри, так и снаружи. Сделали новый потолок, спустив его ниже и, таким образом, здание стало теплее. Полы выровняли, обновили отопление, и дом находился в прекрасном состоянии вплоть до 1944 г.*

             По данным на 1939 год в Сааренпяа было 159 дворов, в том числе и предприятия: Выборгское кооперативное общество, магазин Матикка, кузница, кооперативный магазин Сааренпяа, засолочный цех, лесопильня и мельница. Во время советско-финляндской войны остров часто бомбили, поэтому многие дома деревни были уничтожены.

             Весной 1940 г. на островах Койвисто разместились части 22-го отдельного артдивизиона. Личный состав разместился в городке финских артиллеристов у Сааренпяа. По словам П.Е. Мельникова, служившего тогда на Койвисто, на территории городка находилась казарма, столовая и три жилых дома для комсостава. Были построены новые батареи для 6-ти дюймовых орудий, которые привезли на остров из Ораниенбаума.

             Боевые действия в период сентября - октября 1941 г. на Койвистовском архипелаге сводились, в основном, к артиллерийским дуэлям и контрбатарейной борьбе. Финны не предпринимали попыток к захвату островов. В распоряжении советского гарнизона на тот период имелось 71 орудие, свыше 300 пулеметов, 6 тысяч винтовок и др.

             27 октября 1941 г. Военный Совет КБФ принял решение об эвакуации гарнизона. В 1 час ночи 1 ноября 6-ти дюймовые батареи были взорваны, а через полчаса последние защитники о. Койвисто на судах отплыли в Кронштадт. К утру остров заняли финские подразделения, которые находились там до середины июня 1944 г. К исходу 23 июня советские десантники захватили все острова Койвистовского архипелага. Советской Армии в трофеи достались 32 орудия, 4 катера, 6 автомашин, 3 трактора и т.п.

             Хотя финнам удалось частично восстановить деревню в период 1942-44 г., тем не менее, бои 1944 г. нанесли значительный урон жилому фонду. К весне 1945 г. в деревне оставалось полтора десятка полностью готовых к приему переселенцев зданий. Первые 15 семей колхозников из Ярославской области прибыли в Сааренпяа для работы во вновь организованной рыболовецкой артели "им. Жданова". Позднее из этой артели был организован одноименный рыболовецкий колхоз. Постановлением общего собрания колхозников в начале 1948 г. деревня Сааренпяа была переименована в "рыболовецкий поселок Красный Остров". Рыболовецкий колхоз "им. Жданова" просуществовал до 1977 года. Затем его "слили" с рыболовецким колхозом "им. Ленина", который приказал долго жить в 1996 г. Эти преобразования проходили на фоне постепенно ухудшающегося состояния экономики поселка, который можно охарактеризовать как всеобщий развал. Памятники этого процесса лежат грудами проржавевшей техники в центре поселка и в прибрежной зоне. Нынешний поселок Красный Остров оживает теперь лишь в летнее время, когда с материка прибывают дачники и отдыхающие.

Красный Сокол
Соккала Sokkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Sokkala входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Соккала присвоили наименование «Сокол» по одноименному названию колхоза «Красный Сокол». В окончательном варианте, закрепленным Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г., название деревни употреблялось в полной форме – «Красный Сокол».

Красный Холм
Конккала Konkkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Konkkala входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне было присвоено наименование «Красный Холм». Обосновали такой выбор «географическими условиями». В ходе укрупнения хозяйства к деревне присоединили соседнее селение Саарела.

Кубенское
Хейнълахти Heinlahti

             Населенный пункт. До 1939 г. деревня Heinlahti входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Heinlahti в переводе на русский язык означает «Покосный залив».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Победа» зимой 1948 г. Хейнлахти получила наименование «Кубенская». В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Виланиеми, Вахваниеми, Репола.

Кузьминское
Каукила, Пахкола, Харвакюля Kaukila, Pahkola, Harvakyla

             Поселок. До 1939 г. деревни Kaukila, Pahkola и Harvakyla входили в состав волости Эврепя Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Kaukila образован от антропонима, а Harvakyla в переводе означает «Редкая деревня».

             Деревня Каукила, к которой первоначально относились и хозяйства расположенной западнее и впоследствии официально отделенной от нее деревни Пахкола, о которой сказано выше, появилась, по всей видимости, где-то в XVII веке, поскольку в налоговых документах за этот период имеются упоминания о крестьянах с фамилиями Хятёнен и Каукиайнен, проживавших в этих местах. В Муолаа и в Эюряпяя, в том числе и в Каукила, в более поздние периоды времени проживали также люди с фамилией Каукинен. В ХХ веке в Каукила насчитывалось порядка 50-60 дворохозяев, имеющих пахотные земли, каковых (относящихся к данной деревне) было в общей сложности около 800 гектаров. Деревня не являлась единым и компактным поселением, а делилась на три части - центральную часть (keskikyla), т. н. "верхний конец" ("ylipuoli"), расположенный к югу, и Харвакюля ("Редкую деревню"), расположенную севернее. "Верхний конец" находился по другую сторону залива, относящегося к озеру Эюряпяянъярви, и вплоть до первых лет независимости страны он не имел прямого дорожного сообщения с центральной частью деревни, куда обычно добирались через станцию Ристсеппяля (ныне поселок и железнодорожная станция Житково), относившуюся уже к другой волости - Хейнйоки. В 30-е годы ХХ века домов в "верхнем конце" было около десяти, жители в основном имели фамилии Кянкянен и Поутиайнен. Здесь обрабатывал свои угодья Эса Хятёнен - известный в волости деятель местного молодежного общества и писатель. Харвакюля, т.е. северная часть деревни Каукила, была отделена от центральной части высоким холмом Ревонмяки (в переводе означает "Лисья горка"), с которого открывался хороший обзор - панорама озера Эюряпяянъярви, долина речки Канниланйоки, была видна даже церковь Муолаа в Кирккоранта. На склоне Ревонмяки находилось здание народной школы деревни Каукила, построенное в начале ХХ века (решение об образовании своего школьного округа Каукила (с включением в него также деревни Рахкола) было принято на собрании жителей волости Муолаа, состоявшемся 23 сентября 1899 года, одним из участников которого был известный дворохозяин Туомас Поутиайнен, избиравшийся также в финляндский сословный Сейм)

             Северо-восточнее Каукила, по обе стороны железной дороги, находилось громадное болото Хятясуо (букв. "Спасительное болото"): в стародавние времена, когда шли войны, люди уходили за это болото и скрывались от неприятеля на расположенном среди трясин островке Лаутсаари. Еще севернее было озерцо Саарлахденлампи, рядом с которым было несколько домов. Там жил, в частности, известный земледелец Вилхо Маннинен, который прославился своим упорным трудом, расчистив не один гектар земель под пахотные угодья, проложив километры сточных канав и возведя добротные и крепкие жилые и хозяйственные постройки. На сельскохозяйственной выставке, проводившейся в 1935 году в Кивиниеми (ныне пос. Лосево), ему была присуждена медаль Центрального союза сельскохозяйственных обществ (Maatalousseurojen Keskusliitto). В деревне Каукила, угодья в которой были и так довольно неплохие, были проведены работы по расчистке речки Хиийоки (ныне р. Кузьминка), в результате чего были осушены заболоченные участки у оз. Хииярви и получены качественные по почвенным условиям дополнительные площади под сельхозугодья. В Каукила (в центральной деревне) также жил Матти Мякеля - самый известный во всей волости Эюряпяя земледелец. У него были великолепно ухоженные поля и хорошая скотина. В его хозяйстве были также мельница и циркулярная пила. Здесь находился также дом Тауно Поутиайнена - представителя известного рода Поутиайненов в третьем поколении. Соседом Мякеля был также Тахво Химанен - известный коневод, земледелец и скотовод-селекционер, переселившийся в Каукила из деревни Химала, что в волости Муолаа у озера Пуннусъярви. В Каукила была торговая точка по продаже потребительских товаров, относившаяся к кооперативному магазину деревни Мялькёля. За товарами, которых в этой лавке было не купить, жители ездили в Выборг и в Пёлляккяля.

             Зимой 1948 г. деревне Каукила выбрали наименование «Горная», как объяснялось в обосновании – «по географическим условиям». После вмешательства комиссии по переименованию деревне было присвоено название «Кузьминская», с обоснованием – «в память сержанта Кузьмина, погибшего под Алатало в 1944 г.» [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Алатало, Курмяки, Хамарниеми и Кармяки.

Кутузово
Лаутала Lautala

             Погранпункт. До 1939 г. деревня Lautala входила в состав волости Нуямаа Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «им. Кутузова» зимой 1948 г. деревня Лаутала получила наименование «Кутузово».

Ландышевка
Ала Кирьола Ala Kirjola

             Поселок. До 1939 г. деревня Kirjola входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревню также называли Алакирьола. Название ее переводится как "Нижняя Кирьола". История ее восходит к XV веку. Именно с тех пор в ней жили представители древнего рода Кирьонен, давшие имя этой деревне. Вероятно, они были выходцами из деревни Юля Кирьола (Верхняя Кирьола, что находилась у южной оконечности оз. Куолемаярви), переселившимися на побережье в средние века. Начиная с 1540-х гг. в период шведского владычества в деревне было два участка. В 1563 г. владельцем их упоминается Олоф Снидкар, сын которого, Йонс Скрипториус, настоятель Выборгской церкви, унаследовал земли Алакирьола, владея ими по крайней мере с 1586 по 1594 г. В следующем столетии деревня находилась во владении Яакко Симонсона. Его вдова продала поместье в 1660 г. за 200 кронталеров уездному судье Элиасу Харалдсону, который во дворянстве приобрел фамилию Старенскьолд. От него Алакирьола перешла по наследству старшему сыну Йогану. Его сводный брат, Йохан Хунниус, был известным выборгским купцом.

             В 1708 г. усадьба Алакирьола была полностью уничтожена петровскими войсками. Когда боевые действия переместились западнее Выборга, опустошенное поместье взялся возделывать некий Арминен, но вскоре оно перешло в собственность Хунниусу, вдова которого в 1740-х гг. продала Алакирьолу купцу Андреасу Бондерусу. Он привел в порядок усадьбу, придав главному зданию и пристройкам современный той эпохе вид, оснастив дом "камином и окнами". После его смерти в 1769 г. обнищавшее поместье было продано с молотка. Некоторое время оно переходило из рук в руки, пока, наконец, не обрело нового хозяина в лице капеллана Мелартопаеуса. В 1779 г. он продал имение лейтенанту Карлу Йогану фон Шаренбергу, который с началом войны 1788 г. продал Алакирьолу Кристиану Гинцу. В тот год усадьба вновь была полностью уничтожена и переходила от одного хозяина к другому. Несколько дольше остальных владел усадьбой сенатор Л.Г. фон Гартман, от которого она перешла в собственность будущему первому губернскому секретарю Антону Альфтану.

             Антон Альфтан был действительно практичным человеком. В 1829 г. он основал в Алакирьола свечной и мыловаренный заводик, который в 1849 г. перевели в Выборг, где он был известен как завод Хави. Помимо этого в поместье появилась пивоварня, в ближнем местечке Лууринсаари построили кирпичный завод, в Хумалсаари появилась гавань и судоверфь, со стапеля которой спустили на воду 3 брига, 1 шхуну и барк "Сью брёдер". В усадьбе уделяли внимание и рыболовству, и садоводству. Антон Альфтан умер в 1854 г., а поместье унаследовал его сын Якоб. В 1860-х гг. на территории усадьбы строится новый деревянный одноэтажный господский дом классического стиля с портиком и крыльцом.

             В 1863 г. торговая фирма Алфтан обанкротилась, вследствие того Алакирьола досталась генерал-губернатору Платону Рокосовскому. В 1876 г. произошел раздел поместья на две половины. Северную часть - Лахти, выкупил назад Карл Алфтан. В 1894 г. вторую половину Алакирьола купила за 80 000 марок вдова инженера Людвига Нобеля, основателя Бакинской нефтяной компании, госпожа Эдла Нобель. Она же пару лет спустя купила у инженера Фрица Линигерта и поместье Лахти за 50 000 марок. Площадь имения Эдлы Нобель теперь составляла 1008 га. В 1908 г. она присоединила к своему имению и мызу Пикку-Кирьола (Малая Кирьола), выкупленную у барона Александра Рокосовского. Барон нашел, видимо, дачу попроще, но остался жить в Алакирьола. В 1905 г. к имению Нобелей присоединилась и мыза "Агнела", относившаяся территориально к деревне Куккола. Ее купила дочь Эдлы - врач Марта Нобель-Олейникова. Туда перенесли здание летнего детского дома рабочих завода Нобеля. Прежде оно находилось в деревне Ваахтола. В 1915 г. мыза "Агнела" была окончательно передана полковнику Х. Бэклунду.

             Купившая усадьбу Алакирьола Эдла Нобель поселилась в старом господском доме, построенном еще при Алфтане. Дом к тому времени уже начал разваливаться. Она пыталась ремонтировать здание, но однажды, входя в обеденную залу, она проткнула своею тростью прогнивший пол насквозь. После чего госпожа распорядилась строить новый особняк. В 1903 г. она пригласила к себе старшего преподавателя архитектуры Политехнического училища Густава Нюстрёма, академика, который проектировал здания Хельсинского Государственного Архива и Сословного Собрания. Главной работой профессора Нюстрёма в Кирьола стало новое сложенное из кирпича оригинальное здание с высокой башней, построенное в 1903-1904 гг. Цокольный довольно низкий этаж здания был предназначен для подсобных помещений. Там находилась также и кухня. Интересно, что среди тех помещений была специальная комната для чистки и полировки медной посуды. Бельэтаж занимали парадная зала с зеркальными стенами, великолепная столовая зала и несколько богато декорированных приемных. Всего в доме насчитывалось 24 помещения. В глазах местных жителей особняк Нобелей выглядел королевским дворцом. На башне развевался шведский флаг, ведь Нобели были гражданами Швеции.

             Профессор Нюстрём не остановил своих начинаний на особняке, а продолжал разрабатывать проекты прилегающих построек. Так, в 1910-1911 гг. в имении появилась новая кирпичная конюшня. В ней содержались породистые скакуны, получавшие пищу в больших фаянсовых сервизных чашах, а для питья там был устроен специальный фонтан в виде медвежьей головы, из пасти которой била родниковая вода. На верхнем этаже конюшни были устроены квартиры для конюхов. Двор был окружен каретными ангарами, поодаль находились два свинарника, два курятника на 1000 птиц и утиная ферма на такое же количество голов. Все постройки представляли собой единый архитектурный ансамбль.

             В саду площадью в полгектара было высажено 400 декоративных деревьев, кустарников и цветов, привезенных из-за границы. Планировкой сада занимался петербургский парковый архитектор Регель. В усадьбе имелась также оранжерея и теплица, за которыми ухаживал шотландский садовод Джон Андерссон. Каждое летнее утро к Выборгскому рынку отправлялось судно, груженное корзинами с овощами. Лес охранял прибывший в Кирьола из Турку шведоязычный лесник Боот, он также заведовал железнодорожным полустанком Кирьола.

             Со времен Алфтана от шоссе в Кирьола вела липовая аллея. Бури часто валили старые деревья, на их место непременно высаживали новые.

             Местным жителям госпожа Эдла Нобель запомнилась как добросердечная женщина, заботившаяся о нуждах окружающих ее соседей. Многие находили работу в ее имении, где требовались разнообразные специалисты. Для прислуги немного поодаль от главного здания было построено несколько добротных домов. Госпожа Нобель на свои средства построила школу в деревне и содержала учителей. Учеников было 15-20, но при отсутствии иной поддержки работу школы пришлось через несколько лет прекратить. В 1906 г. Эдла основала в Алакирьола домоводческую школу для девочек.

             Старшая ее дочь, госпожа Ахлквист, проживала вместе с матерью в главном здании. Младшей Марте и ее мужу, врачу Георгу Олейникову, Эдла Нобель предоставила дачу, построенную еще во времена Алфтана. В Кирьола проживал одно время приехавший из Норвегии генерал-консул Олссон, сына которого окрестили Нобелем.

             До октябрьского переворота в России семья Нобелей приезжала в Кирьола только летом. Зиму Нобели проводили в Петрограде. В 1917-1918 гг. Кирьола стала местом их спасения от большевиков. Затем они уехали в Стокгольм. Эдла Нобель скончалась в Стокгольме в 1921 г. В Кирьола остался присматривать за домом и хозяйством доктор Олейников со своей женой Мартой. В 1925 г. они сдали в аренду свой дом начальной школе деревни Куккола, пока не построили новую школу. Иногда у четы Олейниковых останавливался генерал-лейтенант Харальд Ёквист с семьей. Он был заядлый рыбак и радовался богатым здешним уловам. Олейников сам любил поохотиться и за это увлечение ему пришлось поплатится. Как то раз случайный выстрел настолько разнес его руку, что пришлось прибегнуть к ампутации.

             После П. Линдваля управляющим усадьбой стал русский эмигрант бывший офицер Мощников. Осушенное еще при жизни Эдлы Нобель болото Суурсуо, начало приносить результаты в виде кормовых культур. Из Англии привезли шропширских овец, увеличили поголовье птицы. Утиная ферма стала, вероятно, самой крупной в Финляндии.

             В двухстах метрах от берега напротив усадьбы находился маленький островок, который позднее получил название "Докторский". Георгий Олейников любил это уединенное место и разбил на острове небольшой сад, окружив его по периметру 50 х 30 м высокой (2-3 м) каменной стеной. С южной стороны в стену были вделаны стеклянные окна. Сооружение представляло собой полуоткрытую теплицу. В нее встроили небольшую оранжерею, где выращивали виноград, персики и кукурузу. Доктор утверждал, что высоких показателей в урожайности он добился, поливая растения слабогазированной водой. Высокие стены питомника препятствовали проникновению внутрь мух и вредных насекомых. Рядом с питомником находилась компостная яма, прикрытая специальной бумагой. Термометр постоянно показывал температуру содержимого. В яме всегда поддерживалась необходимая влажность.

             Сад на острове сыграл трагическую роль в жизни Олейникова. Морозным утром 6 января 1937 г. доктор отправился на остров проверить свою теплицу. На обратном пути лед под ним треснул и Георгий оказался в ледяной воде. Крики о помощи никто не услышал, так как это случилось далеко от берега. Выбраться на лед однорукому инвалиду так и не удалось. Георгия Олейникова похоронили на кладбище деревни Ваахтола.

             30 ноября 1939 г. началась война. 4 и 5 декабря жители окрестных деревень, собрав пожитки, отправились на эвакопункты и далее вглубь страны. Кирьола также опустела. В усадьбе разместился штаб. Когда в феврале 1940 г. линия фронта приблизилась к Кирьола и отступление финских войск стало неизбежностью, последние подразделения сожгли деревню. Такова была жестокая тактика войны - не оставлять врагу никаких ценностей и зданий. Великолепный особняк Нобелей, заминированный заранее, был взорван перед самым приходом Красной Армии.

             О межвоенном периоде 1940-1941 г. сведений по Алакирьола не имеется. В 1942 г. в деревню снова возвратились прежние жители. Но на руины Кирьола уже никто больше не приехал.

             В июне 1944 г. в Кирьола ворвались советские части. Когда наступил мир, деревня стала наполняться советскими переселенцами, приехавшими для работы в разместившемся здесь подсобном хозяйстве Военторга. По решению исполкома Роккальского сельсовета от 20 сентября 1947 г. деревня Кирьола получила наименование «д. Липовка». Позднее было состряпано соответствующее решение собрания работников п/х. Полгода спустя, вторично была переименована в «Ландышевку». Власти обосновали данное переименование «природными условиями». Мотивировкой в обоих случаях выступили «природные условия». В ходе укрупнения хозяйстве к деревне Кирьола была присоединена соседняя деревня Куккола.

             Деревня Куккола занимала пограничное с волостью Койвисто положение. Местность в окрестностях деревни была равнинная, достаточно пригодная для земледелия. Большая часть жителей имела небольшие пахотные угодья, но у некоторых были участки площадью свыше 10 гектар. Поля размещались на узкой полосе между берегом и шоссе. Помимо земледелия местные крестьяне добывали средства к существованию работой на целлюлозном заводе Хакмана, в порту Макслахти и в усадьбе Кирьола. Когда-то в Куккола действовал маленький стекольный завод, который находился на берегу ручья. Позднее ручей получил название "Фабричный".

             В Куккола в конце XIX века поселились русские купцы Фриц и Эмиль Штуцман, скупившие Роккальские заводы. В деревне проживало также много выборгских чиновников, вышедших на пенсию. На побережье стояли летние дачи, на которых отдыхали зажиточные выборжане. В Мустикканиеми находилась дача известного архитектора Отто Меурмана, а в Кийккуниеми была дача архитектора Уно Уллберга.

             Накануне войны в Куккола проживало около 250 жителей.

Лебедевка
Хонканиеми, Ярвенпяа Honkaniemi, Jarvenpaa

             Пристанционный поселок и деревня. До 1939 г. поселок Honkaniemi входил в состав Выборгского сельского округа, а деревня Jarvenpaa относилась к волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Honkaniemi в переводе означает «Сосновый мыс».

             В переводе на русский язык название Ярвенпяа означает «Край озера». Селение действительно находилось на южном конце озера Няюккиярви там, где в него впадает река Сяйниейоки (Маяйоки), и именовалось местными жителями не иначе как Няюкки. Это вносило, правда, некоторую путаницу, поскольку деревня с названием Няюкки в волости уже имелась, хотя и размещалась на берегах другого озера. Однако, в случае разночтений в топонимике местные крестьяне всегда быстро разбирались о какой именно деревне шла речь.

             В XVIII веке деревня Няюкки относилась еще к волости Уусикиркко. Известно, что в начале Северной войны к 1706 г. в ней остался только один двор с населением в три податных души. Затем два десятилетия о Няюкки не было никаких известий. В 1728 г. в ней отмечается наличие 4 податных душ, а к 1776 г. общее число ее жителей достигает 23 человек. Деревня Ярвенпяа (Няюкки) так и осталась сравнительно небольшим селением, хотя по соседству с ней в конце прошлого века выросло обширное дачное поселение Хонканиеми, обязанное своим появлением исключительно железной дороге, построенной здесь в 1870 г. К деревне Ярвенпяа относилась и группа зданий у железнодорожного полустанка Хуумола.

             Поскольку Ярвенпяа находилась в отдалении от магистральных путей наступления Красной Армии как в 1939-40, так и в 1944 г., то от военных действий она почти не пострадала. Разместившиеся в ней советские переселенцы получили весной 1948 г. информацию о том, что отныне их деревня будет называться «Клевково». Такое название имело веское обоснование, поскольку являлось топономической калькой с топонима Няюкки, т.е. прямым переводом с финского языка на русский. Прошло совсем немного времени прежде чем новоселы получили новую инструкцию, по которой деревня меняла свое имя на «Заборовье». В настоящее время Заборовье представляет собой обширный дачный поселок садоводов.

             Пристанционный поселок Хонканиеми получил наименование «Сосновка», по «природным условиям». Через полгода комиссия по переименованию заменила название на «Лебедевку». Последнее образовано от фамилии Героя Советского Союза командира бронекатера старшины 1-й статьи Николая Лебедева, 1922 г.р., погибшего 21.06.1944 при высадке десанта на остров Пийсаари. [Идеологоним]. Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Лебяжье
Куутерселькя Kuuterselka

             Поселок. До 1939 г. деревня Kuuterselka входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). По поводу происхождения названия этой деревни можно строить только гипотезы. В дословном переводе на русский язык Kuuterselkд означает «Шестая гряда». Вероятно, крупная оза, на которой стояла деревня, от границы с Россией и была по счету шестой, но это не более чем предположение. Главной доминантой деревни являлась возвышенность Куутерселькя, у подножия которой лежало два озера – Сууриярви (Большое) и Пиенъярви (Малое).

             Неизвестно с какого времени первые поселенцы начали осваивать эту местность, но уже в средние века здесь существовало вышеупомянутое селение. В 1564 году окрестности Куутерселькя стали ленным поместьем Антти Ниилопойка, который в 1555 г. был комендантом крепости Кивеннапа. В этот период крестьянские поля часто превращались в поля сражений, а уцелевшее население укрывалось в лесных избушках. Это, кстати, нашло свое отражение и в прежней местной топонимике, так как ближний ельник за ручьем получил название Меккикорпи (Избушечный лес). Местоположение деревни давало возможность ее жителям заранее заметить дымы пожарищ у границы, что служило тогда сигналом к отходу в безопасные места. С возвышенности, поднимающейся за стометровую отметку над уровнем моря, открывался широкий вид на самые отдаленные окрестности.

             По окончании военного лихолетья деревня начала оживать, и к 1623 г. в ней находилось 7 крестьянских имений. В конце столетия селение не обошел смертоносный голод, вслед за которым вновь последовали долгие годы военного разорения. После Северной войны экономика вновь стала выправляться и к 1760 г, в Куутерселькя проживало уже 43 трудоспособных мужчин и женщин.

             Коренные жители деревни издревле занимались землепашеством и животноводством. Крестьянские дома строились, главным образом, на возвышенностях, а от них к низинам сбегали поля. В меру увлажненные почвы давали прекрасные урожаи. Произведенной своими руками продукции вполне хватало для обеспечения потребностей собственных семей и для продажи на столичных рынках.

             Скачок роста населения деревни произошел в последней трети прошлого века, когда было открыто железнодорожное сообщение с Санкт-Петербургом. Через станцию Мустамяки столичные дачники теперь легко могли добираться до озерной местности Куутерселькя. Вскоре по берегам озер Сууриярви и Пиенъярви выстроились богатые особняки русских господ. Между ними в свое время даже ходила конка. На мысу, напротив островка Пиенсаари, расположился пансионат Ольги Салтыковой, а у мыса северной оконечности озера находилась роскошная вилла Богданова, вокруг которой был разбит прекрасный парк. Поодаль, на склоне горы стоял особняк Пискарева, а выше красовалось еще несколько дач. Владельцами их были тогда мещанин Константин Николаевич Греков, Аграфина Михайловна Клевиш, Катарина и Каролина Халтенгоф, зубной врач Яков Борисович Добрый, вдова купца Матильда Роман, статский советник Виктор Семенович Тимофеев, купец Александр Апасов, мещанин Григорий Казехурников, С.А. Завьялов, коллежский советник Николай Петров, мещанка Наталья Филиповна, Оренович, Н.А. Клопов, коллежский ассессессор Федор Федорович Докучаев, коллежский советник Виктор Николаевич Мураков, надворный советник Михаил Иванович Хрущев, дворянин Константин Дюле, А. Дамашевский. Большую часть этих дач вывезли после 1918 года в различные города Финляндии. В некоторых продолжали жить русские эмигранты.

             Финская народная школа, основанная в деревне в 1899 г., размещалась вначале в одной из старых русских дач. Но в 1924 г. для школы построили новое красивое и вместительное здание. В 1905 г. в деревне был основан Народный дом, на базе которого действовали молодежное, земледельческое и рабочее (с 1907 г.) общества. В 1922 г. в Куутерселькя начало действовать домоводческое общество «Мартта».

             Наиболее распространенными фамилиями в деревне считались Харью, Вестеринен и Лауниайнен. К 1939 г. в Куутерселькя насчитывалось 123 двора. Помимо этого жители деревни имели недвижимость в Райвола (4 двора), в Ванхасаха (3 двора) и в Сахакюля (3 двора). В начале декабря жителей в деревне уже не оставалось и вскоре Куутерселькя была захвачена передовыми частями Красной Армии.

             Летом 1940 г. уцелевшие дома деревни заняли советские переселенцы. Разрушенные здания, как правило, не восстанавливали, а иногда перевозили на их фундаменты дома из других деревень. Такая практика велась тогда повсюду. Колхозные будни прервала новая война. 29 августа 1941 г. после короткого боя в безлюдную деревню Куутерселькя вошли части IV армейского корпуса финской армии. Весной 1942 г. в деревню стали возвращаться прежние ее жители. Через два года значительная часть утраченных зданий была восстановлена.

             В период с 1942 по 1944 гг. на территории деревни Куутерселькя возводился оборонительный узел линии ВТ. Основные позиции главной полосы проходили под горой, а промежуточная заградительная линия, пересекая возвышенность, упиралась в озера. Кроме проволочных заграждений, противотанковых надолб и рвов, линия ВТ была оснащена многочисленными железобетонными укрытиями куполообразной формы, построенных по американской технологии. На ответственных участках сооружались одноамбразурные ДОТы, прочность которых все же была невелика. К началу советского наступления строительные работы находились еще в стадии завершения. Оборона господствующей высоты была возложена на II-й батальон 53-го пехотного полка. Первый бой с передовыми частями 72-й и 286-й стр. дивизий 21-й армии батальон под командованием майора Керавуори принял 13 июня 1944 г. Потеряв около 300 человек, батальон был вынужден отойти за гребень высоты. Поскольку важные стратегические направления оказались занятыми советскими войсками, финское командование бросило в контратаку I-й батальон 48-го пех. полка, который отбил захваченные позиции, но из-за угрозы на флангах 14 июня отошел назад. Вечером того же дня советские войска при поддержке 40 танков развили наступление на запад через брешь в финской обороне и, захватив без боя станцию Мустамяки, двинулись к деревне Сюкияля.

             В ночь с 14 на 15 июня к деревне Куутерселькя с севера подошла колонна штурмовых орудий бронедивизиона «Лагус». Расстреляв в упор прорвавшиеся к вершине горы советские танки, она обеспечила успех трем контратакующим егерским батальонам, которые выбили советские части за пределы главной полосы обороны.

             Жестокий бой разгорелся ранним утром 15 июня. После мощной артподготовки при поддержке большого количества танков советские дивизии начали снова атаковать высоту. Схватки продолжались весь день и позиции несколько раз переходили из рук в руки. В 16.00. последние защитники высоты были вынуждены отойти к деревне Лийкола. Поле боя было усеяно горящей бронетехникой. Наступление советских дивизий на Выборг продолжалось.

             В ходе боев все дома, расположенные на горе Куутерселькя, были уничтожены до основания, но озерная часть деревни при этом почти не пострадала. Вскоре она была заселена советскими рабочими, приехавшими поднимать разрушенное войной хозяйство. Их усилиями был воссоздан птицеводческий совхоз «Ударник». 17 января 1948 г. по постановлению 2-й сессии Мустамякского сельсовета деревня Куутерселькя получила наименование «Лебяжье».

             После определенного периода роста производства и народного благосостояния начался обвальный спад того и другого. В настоящее время мощности предприятия сокращены до минимума, а сам поселок Лебяжье превратился в дачное место. На тех же местах, где когда-то стояли особняки представителей высшего света столичного общества теперь вырастают кирпичные терема современных толстосумов. Активно застраивается и гора Куутерселькя [ныне г. Лебяжья]. Двух-, трехэтажные современные особняки громоздятся прямо на бывших позициях промежуточной заградительной линии, где полвека назад кипели ожесточенные бои. О них напоминает памятник на могиле бойцов Красной Армии. Над безымянными могилами финских воинов нет никаких обелисков, но памятником им является вся эта земля, на которой веками трудились их предки. К сожалению, памятником нашей эпохе служит пока огромная свалка мусора на северном склоне горы Лебяжья.

Лейпясуо
Leipasuo

             Поселок. До 1939 г. деревня входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Leipasuo в дословном переводе означает «Хлебное болото». Происхождение названия, по-видимому, связано со строительством железной дороги. В тот период в Финляндии было тяжелое экономическое положение, многие финны уезжали на заработки на строительство новой дороги. На этом болотистом участке трудились сотни рабочих, с их легкой руки эта местность и получила название «Хлебное болото». Железнодорожное полотно в этой местности проходило по частным владениям князей Голицыных, которые безвозмездно уступили свои земли под строительство. Поэтому железнодорожная станция близ озера Муолаанъярви получила название «Голицыно».

             Земли в районе нынешней железнодорожной станции и поселка Лейпясуо в XIX веке относились к донационному имению Куусаа, и на них находились дальние угодья крестьян, приписанных к данному имению. Если подобные угодья имения Пяллиля, как правило, изымались и переводились в разряд государственного лесного фонда, то крестьяне имения Куусаа получали возможность иметь эти участки в своей собственности. В связи с этим у речки Перонйоки (ныне р. Перовка) возникло новое поселение - деревня Килтее (чуть западнее нынешней станции Лейпясуо), относившаяся к деревням Верхняя (Иля-) Куусаа и Мяяттяля. Новопоселенцы, расчистив русло р. Перонйоки, осушили некоторые доселе заболоченные места и получили, таким образом, дополнительные сельскохозяйственные земли. Первооснователями этого нового поселения были братья Ристо и Калле Йоэнсуу, которым помогали в работе их уже возмужавшие сыновья. С открытием железнодорожного сообщения Санкт-Петербург - Риихимяки на землях, относившихся к государственному лесному фонду Пяллиля, была построена железнодорожная станция Голицыно, к которой от деревни Верхняя (Иля-) Хотокка была проложена гужевая дорога. Рядом со станцией были построены жилые и хозяйственные здания лесничества - для смотрителя местных лесных угодий и его помощников. После обретения Финляндией независимости название станции поменяли на "Эюряпяя", а в 1929 году (после того как была образована волость Эюряпяя и было решено присвоить это название новой станции на железнодорожной ветке, строившейся от Выборга на Валкъярви) станция получила новое название - Лейпясуо. В 30-х годах, после того как арендаторы земельных участков получили возможность оформить эти угодья как свою собственность и были проведены официальные землемерно-землеустроительные мероприятия, на карте волости появилась новая отдельная деревня Лейпясуо.

             Государственные леса, окружавшие деревню, изобиловали возвышенностями, болотами, ручьями и речками, среди них были речки Перонйоки, Сааретйоки и Каттилаоя. На юго-восток от Лейпясуо, между железной дорогой и озером Муолаанъярви, находилась цепь небольших озер Таасионламмет (сейчас они называются "озера Подгорные", а неофициальное название - почему-то "Гнилые озера"). Домов в деревне Лейпясуо было около двадцати. Хозяйства большей частью были небольшими, и их владельцам приходилось заниматься работами на стороне - в частности, наниматься на разгрузку и погрузку товарных составов, а также работать на лесозаготовках. В деревне был постоялый двор, содержатель которого имел фамилию Пеухкури. Была здесь также и своя народная школа, построенная в 1925 году, для детей из Лейпясуо, поселка Килтее, а также небольшой деревеньки хуторного типа Каттилаоя (находившейся у дороги, примерно на полпути между Лейпясуо и Иля-Хотокка). В 1928 - 1940 гг. и в 1942 - 1944 гг. учителем в этой школе работал Калле Ямсянен. Новый учебный год ему открыть было не суждено…

             В 1950-е годы ответственные за переименование чиновники неоднократно пытались придумать станции Лейпясуо новое название. Вначале поступило предложение переименовать ее в «ст. Приветная». Когда этот вариант не прошел, было предложено название «Казаково». При обосновании использовали формулировку: «в память инженер-капитана Казак С.Н., похороненного на ст. Лейпясуо». После того, как и это предложение было отвергнуто, опять вернулись к первому, но безуспешно. Так бумажная волокита спасла прежнее, хотя и не первоначальное, название станции и поселка.

Ленинское
Хаапала Haapala

             Поселок. До 1939 г. деревня Haapala входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Haapala в дословном переводе означает «Осиновое». Деревня, очевидно, получила свое имя от рода Хаапанена, появившегося в ней еще до XVII века. Примерно в 1600 году в Хаапала был всего один житель Лаури Пентинпойка. Однако через пару десятилетий след его теряется, а имение оказывается разоренным. После Северной войны в тех же местах появляется другой хозяин - Лаури Паавонпойка Пуллинен, по преданию выходец из волости Яаски (Яскис). Род Пуллинена дал имя этой части деревни Хапала.

             Также после Северной войны в Хаапала появились братья Пааво и Лаури Тулокас, от которых и пошло название этой части деревни.

             Туомас Луутахянтя, имевший в Хаапала крестьянское хозяйство, бесследно исчез еще до начала XVII века. Лишь в 1633 году в его разоренном имении поселились крестьяне Никканен и Хумонен, но фамилия первого владельца осталась в названии местечка.

             В начале XX века деревня состояла из трех частей, каждая из которых носила собственное название: Пуллинен или Хаапала № 1, Тулокас или Хаапала № 2 и Луутахянтя или Хаапала № 3. Природные условия способствовали экономическому развитию деревни Хаапала, численность населения постепенно увеличивалась, и к 1939 году в каждой из ее частей проживало соответственно: 46 семей (Пуллинен), 28 семей (Тулокас) и 21 семья (Луутахянтя). В Луутахянтя имелась народная школа и погранзастава Тулокас.

             В 1917 году деревня Хаапала № 1 (Пуллинен), а затем в 1923 году Тулокас и Луутахянтя из волости Кивеннапа были переданы в дочернюю волость Терийоки. До этой передачи планировалось создать отдельную волость Куоккала, но замысел не удался.

             С конца прошлого века хаапальская Луутахянтя* была облюбована петербургскими дачниками, виллы которых стали расти здесь как грибы. Летом в деревне работали три лавки, в садах при дачах устраивались пышные празднества, сопровождающиеся мощными фейерверками. Горела иллюминация, играл духовой оркестр. Среди владельцев дач упомянем А.А. Сорокина, А.А. Керна, И.А. Шумахера, Ф.О. Коганова, И.И. Петрова, Н. Ахтамова, О.Н. Рейхард, М.И. Ильину.

             После 1917 года праздная жизнь русских господ затихла. Многие из них исчезли без следа, а бесхозные дачи ветшали и разваливались. Между тем среди дачников, отдыхавших в Луутахянтя, были, и известные деятели русской культуры. Так в 1907 году здесь отдыхал К.И. Чуковский. Несмотря на значительные перемены, военное лихолетье и тлен времени в бывшей деревне Луутахянтя до сих пор сохранилось несколько старинных русских дач, что были построены еще до революции. Наряду с ними уцелела также пара финских крестьянских подворий.

             До 1918 года, когда граница с Россией была условной, жители деревни Хаапала могли свободно переезжать на противоположный берег Сестра-реки в любом месте, поэтому контакты с населением ингерманландских деревень были весьма оживленными. Ситуация резко изменилась после гражданской войны в Финляндии и антибольшевистского ингерманландского восстания в России 1919 года. Границу тайком пересекали лишь перебежчики да шпионы. Одно из мест нелегального пересечения границы находилось вблизи деревни Тулокас и называлось "Раяйокское окно". В 20-х годах у деревни Старый Алакуль, расположенной на противоположном берегу Сестра-реки, советские чекисты провели операцию по инсценировке гибели известного английского разведчика С. Рейли.

             В соседней деревне Тулокас было в свое время также немало русских дач, но многие из них после 1918 года были разобраны и перевезены в различные районы Финляндии, где стоят и по сей день. Жители деревни занимались возделыванием полей и уходом за домашними животными, чем и добывали себе средства пропитания. Некоторые работали на местной лесопилке.

             Возле деревни Тулокас находилось небольшое кладбище, где хоронили усопших из ближайших деревень. Кладбище это сохранилось до нынешних времен и используется по тому же назначению, хотя прежних могил на нем уже не найти.

             10 октября 1939 года многие жители Хаапала и Куоккала отправились в эвакуацию. В деревнях остались только резервисты, шюцкор и несколько лотт для выполнения своих боевых задач. В последний день осени они оказались в вихре военных событий...

             В 1940 году в Хаапала № 1 (Пуллинен) был образован «Хапальский сельсовет», которому были подчинены 7 окрестных деревень: Хаапала, Ялкала, Йоутселькя, Майнила, Хииреля, Сеппяля и Хартонен. В Ялкала, где в 1917 г. скрывался В.И. Ульянов (Ленин), уже тогда был организован небольшой ленинский музей.

             Деревне Хаапала предстояло пережить два послевоенных переселения. Они ознаменовывались обычно тем, что уцелевшие финские дома с окраин перевозились к центру более крупного населенного пункта. Претворяя в жизнь идеалы колхозного строя советские переселенцы в 1950 году свезли оставшиеся дома из 40 окрестных селений, что располагались в радиусе 30 километров от центральной усадьбы, и расставили их рядами вдоль главной улицы поселка Пуллинен. Еще в 1940 году в Хаапала № 1 (Пуллинен) был образован "Хапальский" сельсовет, которому были подчинены окрестные деревни, среди которых оказалась Ялкала. Это обстоятельство стало решающим фактором при переименовании деревни Хаапала. Ведь в Ялкала в домике Парвиайнена несколько дней гостил Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Таким образом, отчество и кличка вождя большевиков легли в основу свежеиспеченных названий - Ильичево и Ленинское. Хотя Ленин никогда не бывал в Хаапала, все же революционная история коснулась и этой деревни. Так в 1907 году химик-бомбист А. Чесский и его соратник А. Нейман организовали в арендованном у Антти Пимия доме свою подпольную лабораторию по изготовлению взрывчатых веществ. Она просуществовала недолго, так как, ввязавшись в пограничную перестрелку, борцы за народное счастье обнаружили себя и были арестованы полицией.

             27 июля 1947 г. по постановлению исполкома сельсовета деревне Хаапала было предписано наименование «Березовка». Прошло совсем немного времени и решение это отменили, придумав деревне новое название – «Ленинская». Окончательно переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             Кампания переименований коснулась также селений Луутахянтя и Тулокас. В начале 1948 года им были присвоены новые названия - "дер. Устье" и "дер. Пограничная" соответственно. А уже на следующем заседании Леноблисполкома деревне Тулокас придымывают второе наименование "Партизанская". Откуда в Тулокасе появились партизаны, в какое время и против кого они действовали известно было, очевидно, только организаторам переименования. К счастью, ни одно из вышеперечисленных названий здесь так и не прижилось.

             В настоящее время на территории бывшей деревни Пуллинен (Хаапала № 1) расположен большой поселок городского типа Ленинское и животноводческий комплекс. К жилому массиву примыкают частные дома, а также многочисленные дачи. На старых деревенских полях ведется строительство коттеджей. В 1990 году постоянное население поселка составляло 1363 человек. В летнее время за счет приезжих эта цифра значительно возрастает. Территории бывших деревень Луутахянтя и Тулокас в значительной мере заняты новыми дачными участками с заставленными почти вплотную друг к другу домами. Берега Сестра-реки застраиваются преимущественно коттеджами, окруженными высокими добротными заборами. За последние пять лет массовое дачное строительство сильно изменило ландшафт местности.

Лесогорский
Яаски Jaaski

             Рабочий поселок. До 1939 г. село Jaaski входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Некоторые финские исследователи предполагают, что древнее название Яскис имеет русское происхождение.

             Зимой 1948 г. селу Яаски не смогли придумать никакого иного названия. Этот исключительный случай немедленно вызвал недовольство чиновников в комиссии по переименованию, которые вернули дело на «доработку». Через полгода рабочий поселок Яаски был переименован в «Лесогорск». Последнее название перебросили на Яаски в результате топонимической перетасовки от села Рауту, нареченного изначально «дачным поселоком Лесогорское». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Липовка
Ханнила Hannila

             Пристанционный поселок. До 1939 г. поселок Hannila входил в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению сессии сельсовета поселку Ханнила присвоили наименование «д. Липовка». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Лосево
Ярвенкюля, Кивиниеми Jarvenkyla , Kiviniemi

             Деревня. До 1939 г. деревни Jarvenkyla и Kiviniemi входили в состав волости Яаски Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Jдrvenkylд в дословном переводе означает «Озерная деревня».

             Зимой 1948 г. мызе Кивиниеми, входившей в состав деревни Ярвенкюля, присвоили наименование «д. Лосево» с мотивировкой: «по природным условиям». В ходе укрупнения хозяйства к деревне была присоединена деревня Яакковала.

Лужайка
Нурми Nurmi

             Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Nurmi входила в состав волости Вахвиала Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Nurmi в дословном переводе означает «Лужайка».

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Вахвиальского сельсовета деревне Нурми было присвоено наименование «Лужайка», которое в чистом виде является топонимической калькой.

Лужки
Карьялайнен Karjalainen

             Поселок. До 1939 г. деревня Karjalainen входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). По поводу происхождения этого названия существует две версии. Согласно первой – такое имя деревня получила вследствие того, что от северо-восточной окраины селения до его полей протянулась длинная каменистая семикилометровая гряда, по-фински именуемая «kariala». Первые жители, поселившиеся на ней, называли себя «karialaiset» и деревню свою, соответственно, Karialaisten kylд. Со временем звучание немного изменилось и превратилось в Карьялайнен. Окрестности гряды впоследствии получили название Мякраянпесят, что в переводе означает "Барсучьи норы".

             Вторая версия указывает на то, что название деревни происходит от родового имени. Хотя Пааво Карьялайнен упоминается в налоговых списках лишь в 1635 г., но имя это встречалось в источниках и гораздо раньше. Часто случалось так, что шведский писарь не указывал вообще фамилии в документах, хотя и надлежало делать так. Особенно широко распространенным явлением изъятие фамилий стало в XVII веке. Иногда воспринимаемое на слух финское имя шведский писарь в документе искажал настолько, что порой его было даже невозможно узнать. Так, имя Кярккяйнен при подобном «написании» принимало совершенно различные варианты: Гериске, Гиерискен, Герикейн и Кярикяйн.

             В числе старейших обитателей деревни Карьялайнен в 1544 году отмечены Олли Курко, О. Паавилайнен, Кауппи и Лаури Таллинен. В то время в селении насчитывалось всего 12 крестьянских имений. К 1570-му году в деревне Карьялайнен остается 9 платежеспособных и 16 неплатежеспособных хозяйства. Среди жителей деревни, кроме прочих, отмечены Ману Кауппи, Лаури Кости, М. Кукко, а также Лаури и Олли Таамилайнен. В 1600 году количество платежеспособных хозяйств остается прежним, а общее число хозяйств сокращается до 16. В 1635 г. в селении появляется Олли Сойтту, а в 1680 г. - Пекка Липпо.

             Грозные события Северной войны коснулись и деревни Карьялайнен. К 1706 г. в ней уцелело только 3 двора с населением в 11 душ. Но уже в 1810 году население деревни составляло 225 человек. Территория селения простиралась от северо-восточной окраины Мякраянпес до побережья Финского залива, на котором располагалось местечко Лаутаранта с гаванью, складами и торговыми рядами. С начала XVIII века через Лаутаранта отгружалась лесотоварная продукция с лесопилки Юванруукки, которая морем доставлялась на строительство Санкт-Петербурга. Многие жители деревни профессионально занимались мореходством и славились лоцманским искусством. Гавань Лаутаранта позволяла подходить к берегу даже судам с большой осадкой. Там же до первой мировой войны находилась небольшая судостроительная верфь. Где-то в том районе появилась тогда и дача советника по промышленности Андрея Семеновича Керстена.

             В 1908 г. в деревне была основана школа. Вначале в ней обучалось 22 ученика, а к 1939 г. учеников было уже 34. Все это время школьным учителем работал выпускник Сортавальской семинарии Антон Юннола.

             Накануне советско-финляндской Зимней войны в деревне Карьялайнен имелось более восьми десятков дворов. 3 декабря 1939 г. опустевшая деревня была полностью объята пламенем. Вскоре она оказалась в зоне советской передовой, а по каналу Т. Инкинена и ручью Ахвен-оя прошла главная полоса финской обороны, т.н. "линия Маннергейма". После двухмесячного стояния Красная Армия продолжила наступление на Выборг, затем в сожженной деревне оказались первые советские переселенцы, которым похозяйствовать на новом месте удалось лишь до июля 1941 г.

             Когда в августе 1941 г. в селение вошли финские части, то они застали там следующую картину: "... Посреди сгоревшей деревни виднелись гранитные стены дома Эркко Мууринена и коровник Туомаса Кукко. На участке Микко Инкинена было выстроено два здания, одно из которых было необычайно длинное и узкое, по форме напоминающее такую же постройку в Каукъярви. Второе было гораздо меньше и перевезено откуда-то. Дом Аапо Инкинена был водружен на участке Вилле Инкинена. Некое мизерное строение стояло здесь же. В этой деревне, по-видимому, располагалось какое-то колхозное хозяйство, поскольку ее прекраснейшие поля были обработаны".

             Вернувшиеся из эвакуации крестьяне сразу принялись за восстановительные работы. Сначала жили в погребах и землянках, а вскоре появились и первые времянки. К 1944 г. во многих местах появились добротные новые здания. Но новое наступление советских войск опять заставило жителей деревни покинуть родные места.

             Прибывшие вторично на жительство в деревню Карьялайнен советские переселенцы организовали там совхоз № 2 Ленсвиноводтреста. Летом 1947 г. на собрании рабочих этого совхоза было принято решение о переименовании деревни Карьялайнен в «дер. Лужки».

             В 1960-е гг. на территории поселка появились новые жилые корпуса городского типа, в которые переехали жители окрестных деревень. Сами же деревни после этого были ликвидированы. На очередном этапе эпохи перестройки совхоз преобразовали в акционерное общество. В настоящее время в хозяйстве содержится около 200 голов крупного рогатого скота.

             Несколько лет тому назад землячество Куолемаярви восстановило памятник Тааветти Инкинену, который был уничтожен неизвестными вандалами в конце 1970-х гг. Памятник этот увековечивал славу одного из жителей селения Карьялайнен, совершившего на рубеже веков настоящий трудовой подвиг, о котором повествует рассказ Айли Валколахти, переведенный автором из книги Kuolemajдrvi. Historia, muistelmia ja kuvauksia. Vammala 1957. s.388-392.

Великий труд Тааветти Инкинена

Когда говорят о расчистке полей жителями Куолемаярви, в нашей памяти звучит наиславнейшее имя Тааветти Инкинена. При жизни Тааветти Инкинена жители волости Куолемаярви занимались торговыми вояжами в Петербург и в дачные местности Карельского перешейка. Тааветти Инкинену не нравились эти занятия. Он хотел получать средства к существованию от отчей земли. Вблизи родного дома Инкинена находилась обширная заиленная территория площадью 68 га, которая называлась Котилампи ("Домашнее озерцо"). К ней примыкало обширное болото в сотни гектаров. Тааветти Инкинену как-то пришла в голову идея осушить территорию Котилампи. Он предложил владельцам этих земель дать ему возможность спустить воду из внутриболотного озерца, а за работу предоставить освободившиеся от воды участки земли. Владельцы согласились с этим предложением. В 1891 г. был разработан план спуска вод из озерца. Затраты составляли 10000 марок тогдашних денег.

В том же году было получено разрешение губернатора на осуществление замысла. Летом следующего года Тааветти Инкинен в компании с Эсаиасом Антталайненом приступили к осуществлению своего грандиозного плана. Для спуска вод из озера Котилампи требовалось прорыть канал Ахвиоя длиною почти 3 км. Для этой работы Тааветти Инкинен и Э. Анттилайнен получили в компанию еще троих мужиков. Сам церковный староста и начальник муниципалитета Тааветти Кукко поддержал этот замысел, к нему присоединились Яакко Инкинен и Матти Кирьонен. По истечении пяти лет работы эти новые компаньоны изнемогли, видя тщетность усилий. Через два года засомневался и Антталайнен в успехе работы и также отстранился. Вся работа, таким образом, свалилась лишь на одного Тааветти Инкинена. Многие деревенские жители смеялись, когда Тааветти в одиночку продолжал тянуть свою канаву.

Но через пару десятилетий стало видно, что Инкинен из невозможного сделал свой замысел осуществимым. Вода мало-помалу начала вытекать из Котилампи в море. В 1912 г. Котилампи стало сухим. Мелиоратор все же не получил ожидаемой выгоды от своей работы, поскольку дно Котилампи оказалось непригодным к возделыванию. Но работа Тааветти Инкинена принесла большую пользу для всей деревни Карьялайнен. На осушенном болоте владельцы земли легко расчистили себе новые поля.

И какие же это были новые угодья! На болоте было возделано 247 га, из которых свою долю получили 45 крестьян дер. Карьялайнен и еще десяток из других мест Куолемаярви. Кроме того на территории болота находилось еще несколько гектаров пригодной для возделывания земли. Освоение болота стало основой достатка жителей деревни Карьялайнен. Сам же Тааветти Инкинен в течении жизни не получил за свои труды никакой платы, кроме 1000 марок государственного содержания. Много скорби и невзгод выпало на долю этого первопроходца-мелиоратора. Финансовая помощь, предоставленная государством, была ничтожной. Деревенские жители, насмехавшиеся над ним, получили превосходные поля. Но никакая честная работа не может быть осквернена. Счастливый день Тааветти Инкинена наступил, когда он увидел завершенным свой долгий, десятилетия длившийся труд. Лишь последующее поколение оценило по достоинству совершенный им трудовой подвиг. В знак своего восхищения и почитания его труда оно установило памятник на горе Сойтунмяки в дер. Карьялайнен. Это был первый памятник в Финляндии, установленный в память о труде мелиоратора и о нем самом. Его спроектировал выборгский архитектор Ялмари Ланкинен, а вытесали каменотесы Ляявери и Кумппани. На одной стороне памятника был начертан текст посвящения: "В память о работе Тааветти Инкинена памятник установили в 1929 г. земледельческое общество Выборгской губернии и земледельческое общество Куолемаярви". На другой стороне была начертана строфа, сочиненная Юхо Курки:

Воля финская стальная

Здесь геройский труд свершила,

Для всего родного края

Двери к счастью отворила.*

             Торжественное открытие памятника состоялось 15 июня 1929 г. Тогда на горе Сойтунмяки дер. Карьялайнен собралось много народа; не только из местной общины, но также и из более отдаленных мест, потому что торжество справляли в народной школе параллельно с летним собранием земледельческого общества Выборгской губернии, в котором участвовали представители пятидесяти отделений земледельческого общества. После собрания перешли к горе рядом со стоящим на ней памятником. Речь, посвященную открытию памятника, держал советник земледелия Эркки Пуллинен, а торжественный доклад о великом труде Тааветти Инкинена зачитал агроном А. Корхонен.

             Затем к памятнику подошел земледелец Аапо Инкинен, который будучи молодым пастушком, видел Тааветти Инкинена за работой по осушению озера и восхищался его самоотверженным трудом. Он пропел следующие сочиненные в память об этом труженике строки:

Трудна извечно земледельца доля,

И часто ночь крыло над ним клонит.

Но пробудится сила в нем и воля,

Лишь только солнце небо озарит.

То топором, то действуя лопатой,

Глотая пот, он трудится над тем,

Чтоб из болот бесплодных необъятных

Поля поднялись к удивленью всем.

Земля под спудом ила и трясины,

Работы адской непочатый край,

Он русло киркой правит терпеливо,

К заветной цели пролагая путь.

Насмешек злых над ним полна округа,

Но воля несгибаема его.

Он в одиночку много лет подряд

Канал свой к морю тянет неуклонно.

Нельзя играючи добыть из почвы злато,

Из камня сделать влажный чернозем.

Отмечен труд его великой славой

И в памяти потомков сохранен.

Карелы, финны, вся страна Суоми!

Здесь мужество свершило чудеса.

Где раньше на волнах качались челны,

Теперь поет крестьянская коса.*

             Со стороны родственников Тааветти Инкинена устроителей памятника поблагодарил его сын Никодим Инкинен. Организаторы торжеств члены общества "Мартта" завершили удачно организованный праздник.

Майское
Ханнуккала Hannukkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Hannukkala входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Ханнуккала располагалась на острове между материковой частью и островом Уураансаари. Природа наделила местность богатой флорой, среди которой встречались редкие виды растительности. Волны приносили к берегу семена разнообразных растений, которые нередко приживались в защищенных от холодных ветров бухтах. Жители деревни занимались главным образом рыболовством и земледелием, а в 1930-е гг. ездили на заработки в порт Уурас и на работы по разборке заводских цехов в Кирккониеми. Пахотные угодья на острове были мелкими и раздробленными, но вся полезная площадь острова была занята ими. Все-таки земли не хватало, поэтому у многих крестьян были еще участки на материке в районе Роккала. Главным промыслом было, разумеется, рыболовство. Ловили всякую рыбу, салаку и прочую мелочь, из которой готовили различные кушанья. Окуней продавали оптовым закупщикам, приезжавшим за товаром с материка. Многие мужчины часто ходили на охоту. Весной открывался сезон охоты на морскую птицу. Зимой отстреливали зайцев, белок, тетеревов и глухарей. Из заячьих шкурок выделывали шапки, беличьи шкурки шли на продажу. Мужчины занимались также рукоделием, изготовляя рукавицы, обувь; женщины ткали и пряли. Семьи были большие. Скот держали в каждом хозяйстве, без лошади крестьяне не представляли себе счастливой жизни.

             Дети посещали школу деревни Пяатиля, так как своей школы в Ханнуккала не было. Количество учеников в ней приближалось к сотне. Накануне войны в Ханнуккала проживало 94 человека. В летнее время количество жителей резко возрастало из-за приезжавших сюда на отдых выборжан. Все население деревни ушло в эвакуацию при приближении линии фронта зимой 1940 г.

             В 1946-1947 гг. в опустевшую деревню Ханнуккала прибыли первые переселенцы для организации колхоза "имени 9-го Мая". Название колхоза попросту перешло на деревню, когда в начале 1948 г. колхозникам пришлось переименовывать Ханнуккала, а заодно и присоединенные к ней деревни Пяатиля и Кивитокее. Новое название – «деревня Майская», было закреплено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1948 г.

             Деревня Кивитокее располагалась на южной оконечности острова Уураансаари. С востока к ней вплотную примыкала деревня Пяатиля. По природным условиям Кивитокее находилась среди лесов и полей, а Пяатиля - на сухом песчаном побережье. Только местным жителям было известно, где кончалась территория Пяатиля и начиналась Кивитокее. Главной достопримечательностью деревни Пяатиля являлась школа, которая выполняла роль культурного центра не только Пяатиля и Кивитокее, но и соседних с ними деревень. Основными трудовой деятельности здесь были сельское хозяйство и рыболовство. Дополнительные заработки давали отхожие промыслы в гавани Уурас, а также на целлюлозном заводе в Роккала. Перед советско-финляндской войной в обеих деревнях проживало 572 человека, а дворов было 125.

             О первом советском послевоенном периоде 1940-1941 гг. почти ничего не известно, но зато имеются достоверные сведения, что по плану расселения от 30.12.1946 г. в деревни Пяатиля и Ханнуккала должны были прибыть переселенцы из Кировской области в количестве 10 семей для работы в колхозе "имени 9-го мая".

             В начале 1948 г. деревне Кивитокее присвоили наименование "Андреево". За основу при этом взяли фамилию погибшего воина, данные о котором отсутствуют. 13 января 1949 г. правительственным Указом был утвержден и этот топонимический идеологизм. Незадолго до того в ходе укрупнения хозяйств к деревне Ханнуккала была присоединена деревня Пяатиля, поэтому при переименовании на нее автоматически перешло название "Майская".

Малыгино
Вихола Vihola

             Малыгино (до переименования – Вихола). Поселок в Выборгском районе Ленинградской области. До 1939 г. деревня Vihola входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).
             В феврале 1948 г. постановлением общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства завода "Промет" деревне Вихола было присвоено наименование «Каменка». Через полгода исполкомовская комиссия по переименованиям изменила название деревни на «Малыгино». Обоснованием служила формулировка: «В память старшего политрука Малыгина, погибшего на территории Перкярвского сельсовета». Согласно данным информационной базы ОБД-Мемориал Т.П. Малыгин погиб 23 мая 1940 года, то есть спустя два с половиной месяца после окончания войны. [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Малышево
Колккала Kolkkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Kolkkala входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Деревня принадлежит к тем местечкам, что получили свои названия от потомков коренных жителей, которые в суровую пору Северной войны исчезли без следа. Так случилось и с родом Колккала, несмотря на то, что во владении рода к 1554 г. было, по крайней мере, три имения в деревне, хозяевами которых являлись Матти, Ману и Хейкки Колкка. В то же самое время в деревне проживает и Антти Лоуконен, а остальные землевладельцы указаны в налоговой книге без фамилий. Таким образом, всего в деревне находилось тогда 11 имений. Разорительные походы русских войск на Выборг коснулись, вероятно, и этих мест, поскольку в 1559 г. в Колккала насчитывалось уже 7 имений. Хотя к 1570 году в деревне проживает 22 землевладельца, но только 8 из них являются платежеспособными налогоплательщиками. Подобная ситуация отмечается и в 1600 году, с той лишь разницей, что 4 имения от общего числа оказываются полностью опустошенными. Шведская хроника сообщает, что 10 апреля 1648 г. 13 домов, расположенных в деревнях Колккала, Юлякирьола, Лаасола и Пентиккяля, перешли в фрельзовую (т.е. свободную от налогообложения) собственность майора Эрика Клингберга.

             Согласно преданию, в первые суровые годы Северной войны в деревне было истреблено все прежнее ее население за исключением одного человека, укрывшегося в погребе. Вместе с тем известно, что к 1706 г. в Колккала остается 4 дома, а трудоспособное население деревни исчисляется тридцати одной душой. Последующий длительный мирный период истории способствует увеличению роста населения и к 1810 году общее число жителей Колккала возрастает до 149 человек. Хотя деревня Колккала оказалась в XVIII-XIX вв. включенной в состав Роккальских донационных земель, принадлежавших русским помещикам, тем не менее русская дачная застройка распространения здесь не получила.

             В 1911 году в Колккала была основана собственная школа. Вначале для нее арендовали помещения в жилых домах. В 1913 г. началось строительство школьного здания, которое приняло первых 25 учеников уже в следующем году. Перед войной 1939-40 гг. в школе обучалось 44 учащихся.

             Благодаря превосходным условиям и плодородным почвам, земледелие в Колккала достигло высокого уровня в 20-30 гг. нашего столетия. В этот период на многих полях была произведена подземная мелиорация. К концу 30-х годов в деревне насчитывалось более пяти десятков домов.

             Задолго до советско-финляндской войны в начале 20-х годов на высоком холме в центре деревни было построено 7 бетонированных пулеметных гнезд. В середине 30-х годов местность была доукреплена еще 12-ю железобетонными бункерами. Все оборонительные сооружения входили в систему укреплений линии Энкеля, которая в советской историографии ошибочно именуется "линией Маннергейма". Жестокие бои 39-40 гг. обошли стороной деревню Колккала, большинство домов которой уцелело. В пламени войны и при советском перезаселении 1940 г. было утрачено только 12 зданий, в том числе и народная школа. Остальные дома подлежали восстановлению.

             В конце сентября 1941 г. в родную деревню Колккала вернулись из эвакуации прежние ее жители. Они с удивлением обнаружили, что вместо традиционных для данной местности зерновых культур многие поля деревни были засеяны картофелем и подсолнечником, который считался чуждой для Финляндии сельскохозяйственной культурой. Работы по восстановлению хозяйства прервались в июне 1944 г., когда под натиском советского наступления жителям Карельского перешейка пришлось вновь отправиться в эвакуацию.

             По решению Колккальского сельисполкома депутатов трудящихся от 25 июня 1947 г. (на основании протокола № 23 от 13.06.47 общего собрания колхозников колхоза «Победа») деревню Колккала было предложено переименовать в «Красногорье» (по другому предложению – в «Залесье»). Но ни одно из предложений не прошло, так как окончательно вопрос решался в высших инстанциях, которые присвоили деревне наименование «Малышево», с обоснованием «в память помкомвзвода Малышева П.Н., погибшего в финскую войну на территории Койвистовского района». [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             В 1952 г. в ходе кампании по укрупнению колхозов Малышевский сельсовет был ликвидирован, а впоследствии и колхоз "Победа" прекратил свое существование, превратившись в совхоз, который, в свою очередь, также приказал долго жить. В настоящее время Малышево представляет собой типичное дачное поселение.

Мамонтовка
Пихкала Pihkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Pihkala входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Название этой деревни ведет свое начало от родового имени Пихканен. В документах имена Эрика и Ниило Пихканена впервые упоминаются в 1559 г. В начальной фазе Северной войны в деревне отмечается наличие двух дворов с семью податными душами, но позднее исчезают всякие известия о деревне. Только в 1728 г. в сводках появляются данные о четверых крестьянах, обживавших Пихкала. К 1810 г. численность населения деревни возросла до 63 человек. Начиная с конца прошлого века местность стала активно осваиваться русскими дачниками. В начале 1860-х гг. петербуржец Нестеров купил здесь участок Пуллинена, семья которого перебралась в дер. Хуумола. Соседний участок приобрел позднее надворный советник доктор Павел Петрович Нечаев, а затем через брак имения объединились воедино. Его сын, Николай Нечаев продолжал жить в Пихкала и после отделения Финляндии от России. Он унаследовал от отца не только имение, но и профессию врача. В чине лейтенанта медицинской службы он стал офицером финской армии. К нему обращались за медицинской помощью жители всей волости. Парк и усадьба Нечаева отличались особой красотой среди остальных русских дач. В саду под сенью лиственных деревьев играл солнечными бликами искусственный пруд, берега которого были облицованы каменной кладкой, также как и берега находящегося в центре пруда маленького островка. На берегу пруда находилась типичная для русских парков беседка, украшенная великолепной резьбой.

             В Пихкала обосновался на своей даче и русский адвокат Войтзеховский, в имении которого широко практиковалось разведение овец, индюков и кур, а также выращивание льна. Местные крестьянки обрабатывали сырье для ткацкой промышленности, увеличивая тем самым доход семейного бюджета.

             Третье дачное имение называлось Рантамяки. Его приобрел в 1880-х гг. уроженец Эстонии титулярный советник художник Александр Фатеньев, проживавший в Пихкала со своей женою-немкой. Позднее имение купил Иванцов, но в свою очередь продал его учителю из Каукъярви Э. Валио. Еще один маленький дачный участок принадлежал Грепнеру.

             Пихкала относилась к малонаселенным деревням волости. На 1938 год в ней было лишь 16 земельных наделов, но по сравнению с другими деревнями эти наделы были гораздо крупнее. Это обстоятельство предоставляло возможность местным крестьянам вести куда более зажиточный образ жизни, чем могли себе позволить их соседи. В двух километрах от центра деревни на запруженном ручье находилась деревенская мельница. Там же стоял дом мельника и кузница.

             Мирный труд жителей Пихкала прервала война. В начале декабря 1939 г. опустевшая деревня была захвачена частями Красной Армии. Большевики так прочно закрепились в деревне, что финны не смогли контратакой выбить их с этих позиций. В результате боевых действий деревня была полностью уничтожена, как и окружавший ее лес. Только несколько печных труб продолжало торчать посреди пепелища, остальные же обрушились или были разобраны по кирпичикам, растащенным затем по блиндажам.

             По окончании финской войны первым советским переселенцам, очевидно, было не до восстановления деревни Пихкала. Этим занялись прибывшие на родные места прежние ее жители, когда финские войска оттеснили завоевателей за линию старой границы. Воссозданная из пепла деревня снова отошла Советскому Союзу после Выборгской наступательной операции.

             С 1945 г. в деревне Пихкала разместилось подсобное хозяйство кузнечно-механического завода. Работники данного хозяйства в 1948 г. получили задание переименовать деревню Пихкала как-нибудь "по-русски". Вскоре трудящимися было сочинено новое наименование - "Метростроевка". Но комиссия по переименованию изменила это решение с 1949 г. деревня Пихкала стала именоваться Мамонтовкой. Причины выбора такого названия не установлены.

             Как населенный пункт в советское время Мамонтовка не прекращала своего существования, хотя в ней и находилось всего несколько домов. В последние годы ее территория осваивается под строительство богатых коттеджей, один из которых сооружен почти над братским захоронением советских солдат, павших здесь зимой 1939.

Маслово
Янтула, Лахденмаа Jantula, Lahdenmaa

             Поселок. До 1939 г. деревни Jantula и Lahdenmaa входили в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению колхозников колхоза «Слава героям» зимой 1948 г. деревне Янтула присвоили наименование «Маслово», которое, вероятно, образовано от фамилии погибшего воина. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Лахденмаа, Матиккала, Хейккола и Варниала.

Матросово
Сомме Somme

             Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Somme входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Аласомме присвоили наименование «Матросово», обосновав выбор имени так: «в память моряков, похороненных в братской могиле». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Медянка
Ниемеля Niemela

             Поселок. До 1939 г. деревня Niemela входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня Ниемеля располагалась на мысу, отчего и происходит ее название, которое в переводе с финского означает "Мысовое". Жители деревни имели маленькие пахотные угодья, поэтому земледелие не обеспечивало жизненных потребностей крестьян. Основной заработок приносил наемный труд на лесопилке Питкясаари Олонецкого деревообрабатывающего акционерного общества. Некоторые ездили на заработки в Уурас или на Равансаари, где работы хватало на каждого. В Ниемеля также активно действовало рабочее общество. В деревне имелась еще одна частная фирма и бакалейный магазин Ронни. Мирная жизнь деревни обрывается зимой 1940 г., когда под угрозой прорыва финской обороны население эвакуируется вглубь Финляндии. После короткого перерыва некоторым жителям удалось вернуться на родные места, но ненадолго. В 1944 г. вынужденное выселение повторилось.

             В 1945-1946 гг. в деревню Ниемеля стали прибывать советские переселенцы. При переименовании 1948 г. деревня Ниемеля получает вначале свое первое название - "д. Дубовка", как указывается в обосновании: "по географическим условиям". Этот вариант, однако, не проходит согласования в комиссии по переименованию, и деревне присваивают новое имя - Медянка, о причинах происхождения которого можно только догадываться. Это новое название распространяется и на ближайшую деревню Хуйступпула, присоединенную к Ниемеля в ходе укрупнения хозяйства.

             Деревня Хуйступпула среди местного населения фигурировала также под названием Липпосенкюля. Среди крестьян большинство составляли малоземельные, которые получили свои участки на бывших помещичьих землях. В зимнее время население деревни Хуйступпула, как и соседней Ниемеля, занималось преимущественно рыболовством, организовываясь в неводные артели. Летом народ ходил на заработки в порт Уурас. Также многие сдавали свое жилье в аренду на лето жителям Выборга. Отличительной особенностью деревни в 1930-х гг. стало появление двух десятков дачных домиков выборжан на побережье Выборгского залива.

             В советский период деревню Хуйступпула объединили с деревней Ниемеля и обозвали Медянкой. Многое изменилось в облике поселка за истекшее время, и все же порой возьмет да и проглянет сквозь современную застройку Медянки прежний контур Хуйступпулы.

Межозерное
Антерола, Каллиола, Кауппола Anterola, Kalliola, Kauppola

             Поселок. До 1939 г. деревни Anterola, Kalliola и Kauppola входили в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Буквальный перевод топонима Kalliola на русский язык означает «Скальное», а топоним Kauppola переводится как «Торговое». Но далеко не всегда следует трактовать древнюю топонимику столь прямолинейно. Скорее всего, все эти топонимы образованы от родовых имен первопоселенцев.

             На другом берегу речки Пейпполанйоки [ныне р. Петлянка] напротив группы деревень Первой Хюттиля располагалась деревня Антерола. Как и многие другие типичные карельские деревни Антерола делилась на несколько более мелких селений, имевших свои названия. Итак, Антерола состояла из следующих частей: Первая Антерола, Вторая Кауппола, Каллиола и Вторая Антерола.

             Природные богатства местности позволяли крестьянам этой деревни заниматься не только традиционными видами трудовой деятельности - земледелием, животноводством и лесозаготовками. Среди сельчан было немало превосходных рыбаков, имевших право на ужение в устье реки Пейпполанйоки и в озере Каукъярви. Они обеспечивали свежей рыбой круглый год не только себя и своих соседей, но также и весь санаторий Халила и даже изобильный рынок Выборга. В деревне преобладали глинистые почвы, а ближе к берегу озера Каукъярви - даже песчаные. Крестьяне жили в основном натуральным хозяйством, выращивая на полях все необходимые продукты. Наиболее распространенными видами сельхозкультур являлись картофель и некоторые сорта зерновых. Излишки зерна, молочные продукты, мясо со скотобоен шли на продажу. Жители деревни издавна завладели монопольной торговлей с главным потребителем пищевой продукции санаторием Халила. Этот же санаторий предоставлял рабочие места женской половине населения Антерола. Мужская половина до закрытия границы с советской Россией подрабатывала перевозками различных грузов в Кронштадт и Петроград.

             Большая часть крестьян являлась мелкими землевладельцами. Лишь несколько хозяев обладали обширными имениями. Самым зажиточным считался Антон Паю, у которого имелось 20 голов скота, свыше 40 га пашни и большая лесная делянка. В Антерола были и безземельные крестьяне. В поисках заработка они покидали пределы родной деревни нанимаясь на работу на целлюлозный комбинат Хакмана в Йоханнесе [ныне пос. Советский]. Многие из них также занимались заготовкой дров для санаториев Халила и Патру.

             Из достопримечательностей деревни Антерола можно назвать большой камень Сууркиви, лежащий в реке близ берега. Его особая форма напоминала ложе на котором, согласно легенде, сидела когда-то русалка, расчесывая свои длинные локоны. Неподалеку в реке находился другой камень, который называли "Лебединый камень" или Йоутсенкиви. Большинство семей, проживавших в деревне, имели фамилии Парккари и Антеройнен. Род последнего, вероятно, и был в числе основателей деревни.

             К 1939 году деревня Антерола состояла из 49 крестьянских имений. В селении был небольшой магазин, мельница и драночная мастерская. Перед войной в Антерола находилось около 70 строений. В начале декабря 1939 года сразу после эвакуации населения по тактическим соображениям деревня была сожжена финскими отрядами сдерживания незадолго до вступления в нее частей Красной Армии. Уцелело лишь несколько строений. Когда в августе 1941 финские войска вновь заняли Антерола, то в ней не было ни одного пригодного для проживания дома, 17 зданий были превращены в пепелища. Силами солдат и вернувшихся из эвакуации местных жителей деревню постепенно отстраивали. Однако новая эвакуация не заставила себя долго ждать...

             После окончания боевых действий в деревню Антерола стали направлять советских переселенцев. В первую очередь предписано было прибыть сюда 25 семьям колхозников из Кировской области. Для их размещения было подготовлено соответствующее количество жилых домов. В период советского освоения деревня Антерола входила в состав Койвистовского района Ленинградской области. По решению исполкома Уискольского сельсовета в 1948 году деревня получила новое наименование "Межозерная", которое закреплено за ней до настоящего времени. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Каллиола и Кауппола.

             На южном берегу озера Каукъярви [оз. Красавица], вклиниваясь между частями Антеролы, стояла деревенька Каллиола. Ее можно было бы считать частью деревни Антерола, но все-таки она являлась самостоятельной деревней. История ее идентична истории деревни Антерола, поэтому не имеет смысла пересказывать вышеизложенное. Стоит лишь оговориться, что в начале XX века в Каллиола стояло несколько русских дач, принадлежавших главному врачу Императорского санатория "Халила" Ивану Григорьевичу Габриловичу и Марии Андреевне Беляевой.

             В 1939 году деревня Каллиола состояла из полутора десятков домов, в которых проживало 10 семей. Если перевести название деревни на русский язык, то вышло бы "Скальное". Поскольку скал в окрестностях дер. Каллиола не имеется, то можно сделать вывод, что вероятно имя одного из первопоселенцев было Каллио. В конце 1930-х годов в деревне жили семьи Асикайнена, Вестеринена, Пентикяйнена, Сиркия, Пирхонена, Паю, Парккари и Антеройнена.

             При отступлении финских войск в ночь с 4 на 5 декабря 1939 г деревня была сожжена. По их возвращению в августе 1941 г. в Каллиола было обнаружено 8 полностью сгоревших зданий и несколько полуразрушенных домов. В течение двух военных лет основная часть деревни была восстановлена силами вернувшегося из эвакуации населения.

             Советский период истории дер. Каллиола знаменателен тем, что о ней как об отдельной деревне официально уже никто не говорил, считая поселок частью Антерола. Таким образом в результате переименования 1948 года деревня Каллиола получила также название "Межозерное".

             С севера дер. Антерола ограничивали земли соседней деревни Кауппола, которая располагалась на юго-западном побережье озера Каукъярви. Крестьяне этой деревни имели небольшие полоски пахотных земель и поэтому большинство жителей Кауппола занималось различными промыслами, в том числе и отхожими, так как экономические возможности деревни были весьма ограничены. Многие крестьяне вынуждены были искать работу далеко за пределами собственной волости. Хотя во время весеннего сплава всегда находилась работа для мужской части населения деревни, все же это была лишь временная работа. Кроме рыбаков, кузнецов, лесорубов, плотников, маляров и возчиков в деревне было также несколько каменотесов. Они изготовляли гранитные блоки из природных валунов, разбросанных повсюду в окрестностях деревни, и строили из них фундаменты жилых зданий и каменные коровники. Наибольшее внимание крестьяне дер. Кауппола уделяли животноводству, продукция которого весьма успешно продавалась в санатории Халила. На окраине дер. Кауппола в глухом местечке Мууринниеми жила известная во всей округе целительница Хилма Моберг, которая излечивала больных при помощи массажа и кровопускания. Стерильность ее операций исключала возможность попадания инфекции в организм пациента. Русских дач в деревне имелось 3, их владельцами были Арттури Слевер, действительный статский советник Иван Григорьевич Габрилович и Екатерина Васильевна Тарасова. Дальнейшие судьбы этих людей неизвестны.

             Мирную жизнь деревни в начале 30-х годов нарушил мимолетный конфликт, возникший между молодежью деревень Кауппола и Хюттиля на почве ребяческих оскорблений. В результате на льду озера собрались две большие группы вооруженных кольями людей, но после короткой потасовки каждая с миром разошлась в свою сторону, не причинив никому серьезных увечий. Осенью 1939 года над всеми жителями Карельского перешейка нависла беда, несравнимая ни с какими местными недоразумениями. Гром начавшейся войны заставил их сняться с насиженных мест и отправиться в эвакуацию. В числе беженцев оказались семьи Сиркия, Тойвонена, Вестеринена, Валки, Хусси, Котро, Моберг, Кауконена, Юусти, Койвухалме, Памппунена, Мяатайнена, Виртанена, Хопеанаула и Порокуокка. Опустевшие дома деревни Кауппола по приказу военного командования были сожжены специальными армейскими подразделениями.

             В период с 1940 по 1941 год деревня, вероятно, не восстанавливалась советскими переселенцами, так как по состоянию на август 1941 года в Кауппола полностью уничтоженными было зафиксировано 15 из 18 имевшихся там хозяйств. К восстановлению деревни приступили с 1942 г., когда в нее возвратились прежние обитатели.

             В послевоенное время, согласно советской системе административно-территориального деления, деревня Кауппола потеряла свою самостоятельность, оказавшись частью поселка Антерола и поэтому при переименовании 1948 г. обе деревни были объединены одним названием - "Межозерное".

Местерьярви
Mesterjarvi

             Cтанция и пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Mesterjarvi входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Mesterjдrvi в дословном переводе означает «Мастеровое озеро».

             Деревня состояла из трех значительно отдаленных друг от друга селений: собственно Местеръярви, Мустаруукки и Йоенкюля. В округ Местеръярви входила также соседняя деревня Яакковала, но она считалась все-таки отдельной деревней, хотя обе деревни Яакковала и Местеръярви стояли почти вплотную друг к другу.

             Географически центральная часть деревни Местеръярви располагалась на берегу небольшого одноименного озера ледникового происхождения. Исходя из смысла его названия – «Мастеровое озеро» можно было бы сделать вывод, что в старину на берегу безымянного озера поселились известные в округе мастера, но это не более чем предположение. Построенная в 1916 году железная дорога соединила Местеръярви с узловыми станциями Терийоки и Койвисто. В пристанционном поселке появилась школа, магазины, почта и дом Молодежного общества.

             Окрестности деревни – без особых природных достопримечательностей, но пышная растительность, прелесть небольшого озера, разливы и перекаты быстрой речки Инон-йоки делали эту местность по-своему неотразимой.

             Народная школа была построена рядом со станцией в 1916 году. В 1932 г. она сгорела, но вскоре на ее фундаменте возвели новое школьное здание. Из общественных организаций в деревне следует отметить Молодежное общество «Тайми» («Росток»), основанное в 1916 г., на базе которого впоследствии работали отделения шюцкора и «Лотта Свярд». Союз рабочих; общество домохозяек «Мартта», основанное в 1936 г., а также женское молодежное христианское движение. Здешние деревенские парни отличались неуравновешенным норовистым характером, избыток энергии при этом часто расходовали в жестоких потасовках. Конец этому нездоровому явлению положил Валфрид Рош, организовавший в деревне боксерскую секцию, и необузданная прежде энергия сразу обрела спортивную направленность. Сам Валфрид был потомком российских немцев, владельцев старых стекольных заводов в волости Уусикиркко.

             Занятия жителей деревни Местеръярви отличались своим разнообразием. Помимо основных жизненно важных промыслов – полеводства и молочного животноводства крестьяне успешно развивали садоводство. Самый большой яблоневый сад был у Саломона Маннонена, который сдавал свою продукцию на продажу. Небольшие яблоневые сады были почти в каждом хозяйстве. Средний крестьянин имел небольшой земельный участок, на котором он выращивал рожь, овес, ячмень и уже перед самой войной начинали высевать и пшеницу. Некоторые землевладельцы возделывали гречиху и лен. Из овощей особенно хорошие урожаи давал картофель. В меньшем количестве выращивали капусту, огурцы, помидоры, чеснок. Мясомолочную продукцию через систему кооперативной торговли сбывали в Выборг, так как после 1918 года торговые отношения с Петроградом-Ленинградом были прерваны. Поскольку Местеръярви находилось на расстоянии четырех километров от берега Финского залива и рыболовство занимало ведущее место в экономике селения. Почти каждая семья имела собственный ялик, на котором местные рыбаки ходили в открытое море до Кронштадта и устья Невы. Многие все-же предпочитали зимнюю рыбалку летней. Промышленности, за исключением мелких кустарных производств, в деревне не было.

             Вторая часть деревни Местеръярви называлась Мустаруукки. В переводе на русский язык это означает – «Чугунный завод». Существовало ли в действительности там во времена шведского господства железоделательное производство – история ответа не дает. Но определенно известно, что в 1783 году русским подданным уроженцем Австро-Венгрии Андреасом Краузе на территории деревень Мустаруукки и Ярмиля был основан стекольный завод. На участке площадью 365 гектар имелся пригодный для стекловарения песок, а окрестные леса служили сырьем для топки плавильных печей. Относительная близость Санкт-Петербурга не требовала больших затрат на доставку хрупкого товара на столичные рынки. На заводе изготовляли главным образом оконное стекло, но в малых количествах производили и посуду. В 1820 г. со смертью А. Краузе дело унаследовал сын Карл. Несмотря на его попытки спасти отцовское предприятие от разорения завод все-таки прекратил свою деятельность и закрылся. Карлу пришлось переквалифицироваться в земледельца, мельника и винокура, поскольку на территории имения была и мельница и винокурня. Российский немец Рош через брак с дочерью Карла перебрался вскоре из Яппиля в Мустаруукки и с тех пор в местечке появились несколько семей явно немецкого происхождения.

             Третья, северная часть деревни Метсякюля имела собственное название – Йоенкюля, которое в переводе на русский язык означает «Речное». Географически оно было совершенно оправдано, так как селение лежало на правом берегу речки Инон-йоки. На краю деревни у дороги росла старая сосна, которую прежние жители именовали «Крестовой сосною». По старинному обычаю похоронная процессия, следовавшая по дороге к кладбищу, останавливалась на этом месте, чтобы сделать особый знак в виде креста на стволе сосны. Как гласило народное поверье такой крест предохранял деревню, в которой жил покойный, от нежелательного возвращения души последнего в образе привидения к родственникам. Последняя метка на дереве была сделана 4.8.1912.

             Помимо традиционных промыслов жители селения успешно занимались коневодством, для развития которого здесь были все необходимые условия.

             Наиболее распространены среди жителей деревни были фамилии Катаяйнен, Вестеринен, Ратсас. Достойны упоминания и семьи Тетри, Мамиа, Риски, Кюуняряйнена, Пуса, Реймана, Риутта, Парккунена, Хавиа, Яаскеляйнена, Хяккинена.

             На 1939 год в Йоенкюля имелось 14 дворов. Когда началась война все жители ее отправились в эвакуацию. В деревне осталась только одна Катри Виухко. С тех пор никто никогда ее больше не видел...

             Несмотря на то, что в мирное время деревня Местеръярви часто испытывала неожиданные пожары, во время войны 1939-1940 гг. огонь пощадил 22 здания. Из 78 дворов полностью было уничтожено 50. Большинство домов было поднято из руин силами вернувшихся в 1942 году жителей деревни.

             Второй период советского освоения в деревне Местеръярви начался с лета 1944 г. Северную оконечность Местеръярви деревеньку Йоенкюля заняло подсобное хозяйство завода № 780. Труженики этого предприятия, получив в 1948 г. задание переименовать селение по-новому, придумали вначале название «Каменка». Вышестоящие органы решили дело по-своему, прикрепив деревне название «Осетрово».

             В центральной части Местеръярви и в соседней деревеньке Яакковала разместилось подсобное хозяйство завода «Вулкан». Объединенный поселок стал административным центром, когда в нем организовали Йокельский сельсовет. В 1948 г. работники подсобного хозяйства на своем собрании постановили переименовать деревню Яакковала в «дер. Озерки». Но вышестоящие инстанции этот вариант почему-то не устроил. Там решили просто поменять местами свежеиспеченые названия деревень Яакковала и Сейвясте. После такой рокировки Озерками стала называться деревня Сейвясте, а Яакковала получила соответственно название «Октябрьское». Сельсовет из Йокельского превратился в Октябрьский.

             5 августа 1948 г. станции Местеръярви было присвоено новое название «Зеленая Роща». Несколько ранее такое же название получили расположенные неподалеку деревни Элиняля, Анттанала и Вихмала. Поэтому вскоре его поменяли на вывеску «Октябрьская», но и последняя долго не продержалась. Вероятно, все эти нововведения были отвергнуты железнодорожным ведомством как совпадающие с уже имеющимися аналогами. В конце концов восторжествовало историческое имя поселка – Местеръярви.

             Свой идиллический прежний облик деревенская местность теперь быстро теряет ввиду разрушения старой архитектуры и замены ее массовой дачной и коттеджной застройкой.

Михайловка
Ахвола Ahvola

             Поселок. До 1939 г. деревня Ahvola входила в состав волости Яаски Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению сессии Ханнильского сельсовета деревне Ахвола было присвоено наименование «Михайловка». Обоснование в документах отсутствует. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне была присоединена соседняя деревня Сейтсола.

Михалёво
Тихверинмяки Tihveranmaki

             Поселок. До 1939 г. селение Tihveranmaki входило в состав деревни Сайрала волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению колхозников колхоза «имени Кирова» зимой 1948 г. селению Тихверя I присвоили новое наименование «Михалево». В дальнейшем это переименование было закреплено решением сессии сельсовета и Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Можжевельниково
Тайкина Taikina

             Поселок. До 1939 г. селение Taikina входило в состав деревни Суурпяаля волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Taikina в дословном переводе означает «Тесто».

             Зимой 1948 г. селению Тайкина присвоили переводное наименование «Тестово», но этот вариант не устроил комиссию по переименованию, которая нарекла деревню «Можжевельниково». Название было образовано либо по природным признакам, либо от фамилии погибшего воина, сведения о котором отсутствуют. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к Тайкина было присоединено соседнее селение Толппала.

Мощное
Хюппёля Hyppola

             Погранпост. До 1939 г. деревня Hyppola входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Вперед» от 16 января 1948 г. Хюппёля получила наименование «Мощная». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения Муртонен, Раси, Луовила, Тимпериля.

Мухино
Сахакюля Sahakyla

             Пристанционный поселок. До 1939 г. деревня Sahakyla входила в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе на русский язык топоним Сахакюля означает «Лесопильная деревня». В свое время здесь находилась площадка, на которой складировали и обрабатывали лесоматериалы, сплавляемые затем по рекам Райволанъйоки и Ваммелъйоки и далее по Финскому заливу к верфям строящегося Санкт-Петербурга.

             Как явствует из того же названия, Уусисаха (или Новая Лесопильня) возникла несколько позднее, чем соседняя деревня Ванхасаха. Основную часть населения местечка Уусисаха составляли бывшие безземельные крестьяне (торпари) деревень Сюкияля и Куутерселькя, которые получили от государства за небольшой выкуп земельные участки и обосновались на них. Одновременно за счет государства от деревни Сюкияля к Сахакюля была проведена грунтовая дорога. Хотя для торпарей отводилось 28 участков, освоить третью часть от общего количества смогли только несколько семей.

             Деревня вытянулась вдоль правого берега реки Райволанъйоки, которая в старину, до возникновения селения Райвола, называлась Линтуланъйоки. Пойменные луга и небольшие поля приносили крестьянам необходимый запас продовольствия для обеспечения своих семей и прокорма домашнего скота. О продаже излишков речи не было. Рыболовство, работа на лесосплаве и лесозаготовках добавляли средств в семейный бюджет. Севернее деревни лежало обширное грядово-озерковое верховое болото Мерисуо, возникшее на месте озера. В начале века коммерческий советник г. Выборга Халленберг основал завод по производству торфяной подстилки, базовое предприятие которого находилось в Келломяки (100 га), а филиал – в Сахакюля на болоте Мерисуо (20 га). На добыче этого ценного прежде сырья работали многие жители окрестных деревень, в том числе и Сахакюля.

             С 1868 по 1870 гг. через реку Райволанъйоки строители возводили деревянный железнодорожный мост, который являлся по тем временам образцом высокого искусства инженерной мысли. Большие трудности вызвало и сооружение железнодорожной насыпи через болото Мерисуо, для чего потребовалось не только насыпать дамбу, но и осушить 17 маленьких озер, разбросанных по этому болоту.

             Сельские дети посещали народную школу деревни Сюкияля, до которой приходилось проделывать путь в 6-8 километров в один конец, ведь железнодорожная платформа Мерисуо появилась здесь только накануне советско-финляндской войны. Тогда в деревне было уже 12 дворов. Хотя территория деревни входила в состав Сюкияля, три двора в северной ее окраине относились к деревне Куутерселькя.

             Деревня Сахакюля занимала важное стратегическое положение в системе обороны Карельского перешейка. Железнодорожный мост был тому не единственной причиной. Уже во времена гражданской войны 23.4.1918. немецким подразделениям майора Стахела удалось обходным маневром захватить этот деревянный железнодорожный мост целым и невредимым, после чего немцы вступили в затяжной бой с красным бронепоездом на станции Райвола. К вечеру красные были выбиты и оттуда.

             Летом 1939 г. в районе деревни было построено несколько полевых укрытий. К осени в них заняли оборону подразделения группировки «Уусикиркко». Гражданское население начало покидать деревню Сахакюля, когда разнеслась весть о том, что Красная Армия перешла границу Финляндии.

             2 декабря 1939 г. части 70-й стр. дивизии приступили к форсированию реки Райволанъйоки на участке Сахакюля, который защищала 4-я погранрота, а также 3-я рота 3-го отдельного батальона под общим командованием капитана Варко, но задержать наступающую Красную Армию более чем на сутки им не удалось. Железнодорожный мост был поврежден, но советские саперы, вероятно, оперативно восстановили его, поскольку вскоре туда была заброшена финская диверсионная группа для подрыва этого объекта. Но мост так усиленно охранялся, что боевое задание выполнить ей так и не удалось.

             После кратковременного мира вспыхнула новая война. 30 августа 1941 г. II-й батальон майора Висапуу 46-го пех.полка подавил очаг сопротивления советских частей в районе Сахакюля и к вечеру овладел станцией Райвола.

             В период с 1942 по 1944 гг. вдоль правого берега реки Райволанъйоки возводилась главная оборонительная полоса линии ВТ («Ваммелсуу-Тайпале»). Мощных долговременных сооружений на ней практически не было, но бетонированные убежища и огневые точки располагались достаточно плотно. Вдоль линии в обе стороны от станции Мерисуо были построены рокадные железнодорожные ветки для снабжения узлов обороны боеприпасами.

             Летнее наступление советских войск началось в самый неподходящий для финской армии момент переформирования боевых частей. 14 июня 1944 г. после двух суток ожесточенных боев части 109-й стр. дивизии прорвали укрепленный узел линии ВТ в деревне Сахакюля, оборону которого держал I-й батальон 53-го пех.полка. Контрударом финнам удалось отбить свои позиции, но последовал новый прорыв, который удалось ликвидировать только получив подкрепление. И все-таки, когда прорвавшаяся через Куутерсельский перекресток советская танковая колонна подошла к деревне Сюкияля, то оказавшемуся под угрозой окружения I-му батальону майора Яхнукайнена пришлось оставить позиции Сахакюля.

             По окончании военных действий в районы прошедших боев прибыли советские саперы для разминирования территории и уничтожения фортификационных сооружений. Боевые казематы и железобетонные укрытия линии ВТ взлетели на воздух. Не успел дым развеяться, как в уцелевших домах снова появились советские переселенцы.

             По постановлению общего собрания граждан деревне Сахакюля зимой 1948 г. присвоили новое название – «д. Ключевая». Вскоре граждане передумали и назвали деревню «Прохладная». После чего началась чехарда перекидывания названий с одних поселков на другие. Так, деревня Горки, нареченная вначале «Мухино» с мотивировкой «в память ст. лейтенанта Мухина И. В., похороненного в братской могиле на территории Райволовского сельсовета» (Мухин Иван Васильевич, 1911 г.р., заместитель командира батальона 187-го сп, погиб 10 июня 1944 г. при штурме «Карельского вала»), осталась при своем прежнем названии, а новый ярлык перенесли на деревню Сахакюля. Платформу Мерисуо не переименовали только потому, что, вероятно, станция Мухино где-то уже была. В итоге ей просто присвоили цифровой код – «пл. 63-й км».

             Прошло время, которое изменило все вокруг до неузнаваемости. Нет более и в помине болота Мерисуо. На его месте теснятся теперь садоводческие кварталы. Полностью застроена и северная половина бывшей деревни Сахакюля. Давным-давно рельсы железнодорожных веток отправлены в утиль. Насыпи частично используются как проселки. Над рекой за столетие сменился не один мост. И лишь рваные края железобетонных плит, да гранитный оскал противотанковых надолб напоминают небезразличному к прошлому этой земли человеку о битвах за право жить на ней.

Мысовое
Пиннониеми Pinnoniemi

             Поселок. До 1939 г. деревня Pinnoniemi входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского топоним Pinnoniemi означает «мыс Пинно». Название деревни восходит своими корнями к личному имени первооснователя селения. В середине XVI века его потомки Ману, Пекка и Матти Пинно исправно платили налоги в шведскую казну. Позднее их фамилия удлинилась до Пиннойнен, но род исчез бесследно во времена Северной войны. Наряду с Пинно в деревне в 1559 г. проживал четвертый землевладелец - Пекка Хомманен, а с 1570 там появляются Хейкки Монтонен и Ниило Пихканен. Кроме них в Пиннониеми в это время имеется 8 неплатежеспособных хозяйств. В 1600 году на 4 платежеспособных хозяйства приходится 6 неплатежеспособных, одно пустующее и одно уездное хозяйство.

             Великое лихолетье Северной войны уничтожило всю деревню Пиннониеми до основания, жители ее бежали или были угнаны в плен. Только с 1728 года в ней вновь появляется малочисленное население. К 1810 году в деревне проживает уже 98 человек. С середины XIX века, хотя возможно и ранее, в Пиннониеми приходят и русские жители. Так, там появляется усадьба Эгесси, которую в 1891 г. покупает российский подданный уроженец Германии Отто Шредер. Несколько позднее на своей даче в Пиннониеми поселяется коллежский ассессор Николай Филлипов. В середине прошлого века некая Акулина Короткова содержит в деревне винный магазин. Позднее торговое дело в Пиннониеми продолжают финские купцы. В двух километрах к северу от центра деревни в озеро Хатьялахденъярви вдается большой мыс Хиетаниеми ("Песчаный мыс"). Существует предположение, что в средние века на этом мысу находилась, вероятно, первая католическая церковь и старинное кладбище. В 1909 г. русский инженер Н.П. Любивцев основал на мысу Хиетаниеми лесопилку, которая в 1921 г. преобразовалась в акционерное общество "Лесопилка Куолемаярви". В 1935 г. русского хозяина сменил финский коммерсант Тату Мууринен. Объемы переработки древесины, достигнув к тому времени максимальных значений, стали сокращаться в связи с наступившим экономическим кризисом. В 1937 г. внезапный пожар уничтожил почти все цеха.

             Жители покидают деревню Пиннониеми в начале декабря 1939 г., когда на юго-восточных рубежах Финляндии уже бушует война. Поскольку деревня вскоре оказывается непосредственно на линии фронта, то ожесточенный артобстрел стирает ее с лица земли практически полностью. К восстановлению разрушенного хозяйства возвратившиеся назад жители Пиннониеми приступают уже в 1941 году. Все, что они успели отстроить до лета 1944 года попадает затем в руки советских переселенцев, прибывших в деревню в 1945 году.

             Зимой 1948 г. деревне присваивается наименование «Мысовая» с обоснованием – «по географическому признаку». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Как населенный пункт Мысовое существует и по сей день, с каждым годом все больше обрастая дачной застройкой.