На главную страницу Новости Издания Очерки Военная история Форум Культура


История некоторых населенных пунктов
Выборгского района Ленинградской области

Решетниково
Пухтула Puhtula

             Поселок. До 1939 г. деревня Puhtula входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Название «Пухтула» происходит, по всей вероятности, от слова «puhtaus» – чистота, опрятность, хотя нельзя исключить и другие толкования, в том числе и образование от личного имени. Судя по налоговым спискам прихода Кивеннапа, в XVI веке здесь жил некто Ниило Каластая со своим сыном Антти. Они промышляли, главным образом, рыболовством в прибрежной полосе Финского залива.

             В XVII веке в деревне Пухтула жили представители древнейших земледельческих родов: Харью, Хиилинен и Киуру. После Северной войны в деревне появляются новые жители: Аувунен, Илонен, Костиайнен и другие. С древних времен поля осваивали здесь подсечным методом, т.е. выжигая участки леса. Этот способ земледелия зафиксировался и в местной топонимике: так в деревне был холм Каскимяки и озеро Каскиярви ("kaski" - пожег, подсека). Вся деревня раскинулась на склонах холмов, самый высокий из которых - Пухтуланмяки -достигал стометровой отметки над уровнем моря. Холм был столь велик, что в начале нынешнего столетия к нему построили железнодорожную ветку, по которой возили гравий от местного карьера. Полностью гору срыть все же не успели, и теперь она служит прекрасным местом тренировок слаломистов.

             В конце прошлого века деревенские земли начали привлекать петербургских господ, которые стремились купить здесь участки для строительства дач. Первым покупателем стал купец Василий Андреев. За ним последовали многие другие, и деревню Пухтула стали кромсать, так что дачные кварталы разделялись прямыми дорогами вдоль и поперек. Среди русских дачевладельцев в Пухтула следует упомянуть гофмейстера Т.Р. Гриневича, почетного гражданина В.И. Билинина, княгиню Елену Селшонен, жену землемера А.И. Болцунову, В.А. Сидорова, А. Куприянова, Ф. Рюбезехкого, коллежского регистратора В.С. Гилова, А.М. Шарова, О. Моррисон, доктора В.Г. Горячева. Первая мировая война и последовавшие за ней события заставили русских господ расстаться со своими особняками. Только немногие из них остались в деревне, занимаясь сельским хозяйством на своих огородах.

             В 30-е годы предприимчивые местные крестьяне на освободившихся дачных участках развернули активную сельскохозяйственную деятельность: построили огромные картофельные погреба, куда лошади могли свободно завозить картофель телегами внутрь, восстановили яблоневые сады и обильные урожаи яблок продавали терийокскому соковому заводу, а также построили большой каменный коровник на 18 голов скота. Многие жители заключали прямые договора на поставку своей продукции в Терийоки, где дислоцировался большой военный гарнизон. Осень 1939 года принесла столь обильный урожай, что его так и не смогли вывезти из зоны боевых действий...

             К моменту эвакуации в деревне Пухтула имелось 28 дворов и народная школа. Уже в первые дни зимы опустевшая Пухтула приняла непрошеных гостей, а с началом весны наступил и кратковременный мир. В деревню начали приезжать первые советские переселенцы из советской страны. Но вскоре грянула новая война. 20 августа 1941 года в Терийоки началась эвакуация; в городе оставался только 120-й истребительный батальон из добровольцев. 140 ополченцев этого батальона приняли первый бой у Пухтуланмяки, где был сброшен финский передовой десант. Сдержать противника удалось только у Ржавой канавы, что вблизи Сестрорецка.

             С 1942 по 1944 г. в деревню Пухтула из эвакуации смогли вернуться только 150 прежних жителей терийокской волости. На время войны деревня стала центром деятельности гражданского населения. В других деревнях волости находиться было небезопасно, и пропуска на въезд туда не выдавали - слишком близко располагалась линия фронта.

             Когда в июне 1944 года вновь разыгралась буря с востока, надо было спешно уходить... Через два дня в Пухтула вошли советские войска.

             После войны в деревню Пухтула снова прибыли переселенцы. 31 декабря 1947 г. исполком Райволовского поссовета, ссылаясь на постановление общего собрания рабочих и служащих совхоза «Вперед», присвоил деревне Пухтула наименование «Высокогорье». Но в высших инстанциях сочли необходимым переименовать деревню в «Решетниково», в память одного из бойцов Красной Армии, погибшего в этом районе. Однако, вскоре это название заменили на «Молодцово», в честь погибшего 13 января 1943 г. юго-восточнее дер. Марьино телефониста Дмитрия Семеновича Молодцова; впрочем, и это название просуществовало менее трех месяцев. Окончательно за деревней закрепилось название Решетниково. [Идеологоним]. Закреплен УП ВС РСФСР от 13.01.1948.

             Само же название "Пухтула" происходит, по всей вероятности, от слова "puhtaus" - чистота, опрятность, хотя нельзя исключить и другие толкования, в том числе и образование от личного имени.

             Следует добавить, что северная оконечность бывшей деревни Пухтула, которая носила местное название Метсятало или Метсянвартио (что в переводе означает "дом лесника"), оказалась также переименованной. При этом использовали фамилию Александра Щурова, батальонного комиссара, погибшего у Невской Дубровки, более чем за 80 км от Пухтула. Со временем название деревни Щурово вообще вышло из употребления, поглощенное единым Решетниковым.

             В районе Решетникове размещается воинская часть и военный городок. Почти все бывшие поля и луга заняты дачными участками. Однако у подножья холма Пухтуланмяки, который носит официальное название гора Бол. Командная, расположена лыжная база "Пухтолова гора", сохранившая, таким образом, историческое имя местности.

Ровное
Ластенкоти Lastenkoti

             Поселок. До 1939 г. селение Lastenkoti входило в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ластенкоти в дословном переводе означает «Детский дом».

             По постановлению общего собрания граждан зимой 1948 г. деревня Ластенкюля получила наименование «Ровная». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Рощино
Райвола Raivola

             Поселок. До 1939 г. деревня Raivola входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Первое упоминание об этой деревне относится к XVI веку; принадлежала она тогда волости Уусикиркко, в налоговых книгах которой значились 7 крестьянских имений, составляющих селение Райвола. Земледельцы-первопроходцы, основавшиеся на этих местах, отвоевывали у тайги пахотные угодья путем подсеки и дальнейшей раскорчевки освобожденных лесных делянок. Таким образом, вершины и склоны холмов постепенно превращались в поля и луга. Работы по раскорчевке полей были тяжелыми и занимали много времени. Вероятно, крестьяне, начавшие возделывать эти земли, были жителями соседних деревень, а возделанные ими участки получили соответствующее название – Райвола (от глагола «raivata» – расчищать, распахивать, раскорчевывать).

             В отечественной краеведческой литературе встречается иной перевод названия «Райвола». Приводится легенда о том, что в селе жили ямщики, славившиеся быстрой ездой по почтовому тракту из Санкт-Петербурга в Выборг. Поэтому селение и получило название Бешеное, а финские переселенцы перевели его на свой язык («raivo»-бешеный). Однако, эта версия не выдерживает никакой критики, поскольку в XVI в., когда впервые встречается название Райвола, не существовало ни почтового тракта, ни самого Санкт-Петербурга.

             В 1778 году в Райвола проживало 72 человека, но уже в 1818 г. население деревни возросло до 212 жителей. В это же время наряду с финляндским населением в Райвола появляется большая русская колония численностью в 726 человек. Ее основание связано с постройкой в деревне чугунолитейного завода, для обеспечения работы которого были привлечены крепостные крестьяне из России. Завод и работавшие на нем крепостные являлись собственностью российского государства, однако, находились на территории автономной Финляндии. В дальнейшем это породило множество проблем и противоречий, которые чуть было не привели к отделению от Финляндии волостей Кивеннапа и Уусикиркко с последующей передачей их в состав Санкт-Петербургской губернии. К счастью для коренного населения этого не случилось.

             После отмены крепостного права русские рабочие получили в собственность 220 земельных участков, где смогли построить свои жилища. Эти участки находились в низине, на берегу реки Райволан-йоки, ввиду чего эта часть деревни стала называться Нижняя или Русская Райвола, в то время как старая деревня с карело-финским населением располагалось выше, на холмах, и называлось соответственно Верхняя или Финская Райвола.

             Вскоре, однако, чугунолитейный завод обанкротился и закрылся. Безработица охватила Русское Райвола. Многие жители уехали в поисках работы в Сестрорецк, Кронштадт и Санкт-Петербург. Оставшиеся безработные люмпинизировались или занялись контрабандой. В Райвола участились случаи беспорядков и хулиганства, часто возникавшие на межнациональной почве.

             Положение несколько улучшилось с появлением в Райвола в конце прошлого столетия новой промышленной зоны, основанной русским предпринимателем Ильей Галкиным. Потомок крепостных крестьян, привезенных на Карельский перешеек еще в XVIII веке, уроженец Красного Села Выборгской губернии, он сумел накопить капитал, на который построил электростанцию, лесопилку и мельницу. К мельнице подвели позднее двухкилометровую железнодорожную ветку. В 1898 -1899 годах поселок Райвола был электрифицирован.

             Также в Райвола была основана фабрика по производству футляров и упаковки. Ее управляющим был Филипп Зорин, но впоследствии фабрика перешла в руки купца Виктора Рямэ.

             В 1870 году в Райвола была построена железнодорожная станция. Тогда в Райвола прибывало два поезда из Выборга и два - из Петербурга, переезд куда занимал пару часов. Около вокзала быстро вырос пристанционный поселок, ставший третьей частью села Райвола.

             С появлением железнодорожного сообщения с Санкт-Петербургом Райвола становиться столь же популярным дачным районом, как и Терийоки. В 1908 году в поселке насчитывалось уже 574 дачи русских владельцев.

             В списке райвольских дачников на 1917 г. упоминались: заводчик Георг Фрей, колл. регистр. Петр Вальдемар Вирениус, купец Ларион Федорович Макаров, купец Клемент Викентьевич Матершинский, директорша Мария Александровна Софитская-Скалон, колл. сов. Алексей Иванович Каптелкин, зубной врач Станислав Антонович Тотван, дворянин Леопольд Юлианович Ходаковский, купец Александр Матвеевич Росляков, купец Андрей Иванович Куприянов, купец Георгий Пок, пастор Александр Маляровский, купец Людвиг Буршанд, жена надв. сов. Мария Селезнева, статск. сов. Федор Гильдебрандт, дворянин Евгений Петрович Кордюков-Мишенсий, поч. гражд. Тимофей Павлович Каресов, купец Михаил Калугин, жена надв. сов. Ольга Загерт, купец Афанасий Кузнецов, поч. гражд. Павел Соколов, колл. ассессор Александр Иакимов, статск. сов. Николай Кузнецов, интендант Ланс Филиппарт.

             Появление в начале XIX века многочисленного русского населения в Райвола повлекло за собой образование там православного прихода. Неизвестно, в какое время была построена первая церковь в поселке, но имеются сведения, что в 1800 году в Райвола погиб от пожара некий православный храм. На его место была перевезена из Линтула построенная там годом ранее деревянная церковь. Со временем она сильно обветшала и была разобрана. Последнюю деревянную церковь построили в Райвола в 1881 году и освятили в честь Святителя Николая. Она оглашала окрестности звоном семи колоколов вплоть до осени 1939 года.

             Рядом с церковью находилось небольшое православное кладбище, ставшее последним пристанищем для многих петербургских дачников, среди которых была и известная поэтесса Эдит Седергран (1892-1923). Она родилась в семье петербургских шведов, переехавших в дальнейшем в Райвола, где Эдит провела большую часть своей жизни.

             После 1944 года кладбище было стерто с лица земли, а из старых могильных плит соорудили высокий обелиск над братским захоронением советских воинов. Лишь осенью 1960 года на месте этого кладбища был восстановлен единственный памятник - на могиле Э. Седергран.

             Райвола стала родиной нескольких известных финских писателей и поэтов, среди которых следует упомянуть Илмари Пимия, Олави Пааволайнена, Антти Сарви и Эдгара Силлмана.

             На 1939 год находилось 365 личных имений, как русских, так и финских, несколько мелких и средних производств, русская и финская школы, православная церковь и молитвенный дом, несколько магазинов, гостиница, аптека, почта, полицейский участок, клуб Союза рабочих, клуб шюцкора и несколько рабочих общежитии. Кроме этого в поселке находилось несколько пустующих русских дач, где в 1921 - 1928 гг. размещались части финского 2-го Самокатного батальона.

             Поздней осенью 1939 года все гражданское население Райвола отправилось в эвакуацию, а уже 2 декабря в поселке разместились передовые части Красной Армии. В двухэтажном здании, которое затем занял райисполком, находился штаб 7-й армии. Из всего прежнего населения поселка оставалось лишь три-четыре семьи, которые сначала прятались в ямах, а затем сдались в плен. После войны из них в Финляндию вернулся только один человек.

             Летом 1940 г. в Райвола появились первые переселенцы из СССР. Чуть более года длилась их мирная жизнь...

             С сентября 1941 по июнь 1944 гг. Райвола находилась в тылу финской передовой линии обороны. В селении размещались резервные воинские части. Осенью 1942 г. многие бывшие жители Райвола смогли вернуться из эвакуации на родные места. Но и им было отпущено немного времени, - с наступлением советских войск летом 1944 года на Выборг Райвола оказалась в полосе главного удара. Для едва успевших устроиться на своих прежних местах возвращенцев это означало новую, и уже последнюю эвакуацию в их жизни.

             По окончанию войны в оставленное жителями селение стали прибывать советские новоселы. Начались работы по восстановлению разрушенного войной хозяйства и через десяток лет поселок было уже трудно узнать, - изменился не только его внешний облик, но даже и само название. 31 декабря 1947 г. исполком Райволовского поселкового совета на основании постановлений общих собраний рабочих и служащих принял следующее решение: «Райцентр Райвола переименовать в поселок Ждановск, так как в дни войны с финской белогвардейщиной в 1939 г. в нем некоторое время имел свой штаб и проживал тов. Жданов, дом, где он находился, сохранен и в нем размещен Районный Комитет ВКП(б). В соответствии с этим ж.д. станцию Райвола переименовать в ст. Ждановское». Однако это решение по каким-то причинам не прошло и дачному поселку Райвола было придумано название «Ульяновский», поскольку в 10 км от него находилась деревня Ялкала, где в 1917 г. скрывался вождь мирового пролетариата. Но поскольку созвучных «ленинских» наименований к тому времени было изобретено чересчур много, то имятворцы прибегли к иным вариантам. Не исключено, что чиновники использовали стандартную схему перетасовки наименований и уже готовое новообразование «Рощино», предназначенное для деревни Сувенкюля, механически перенесли на Райволу. Так или иначе, но летом 1948 г. переименование закрепили решением исполкома со следующим обоснованием: «на территории Райволовского района имеется большое количество березовых и осиновых рощ». Удивительно, что о существовании на территории поселка всемирно известной Линдуловской лиственничной рощи в обосновании даже не упомянули. В законную силу наименование Рощино вступило с 1 октября 1948 г. Изменить же название всемирно известной Линдуловской лиственничной рощи почему-то не рискнули, хотя по происхождению своему оно безусловно является финским.

             В 1959 году селение Рощино было преобразовано в рабочий поселок. Административно ему также подчинялся и ближайший поселок Мухино (бывшая деревня Сахакюля) с платформой Мэри-суо (ныне платф. 63 км.). На 1.1.1988 г. численность населения рабочего поселка Рощино составляла 8,8 тысяч человек. В настоящее время центральная часть поселка напоминает небольшой город. О прежней деревне Райвола напоминают лишь несколько десятков сохранившихся старых зданий, заводские строения и плотина электростанции.

             Совсем недавно, в 1995 году в центре поселка была построена новая православная церковь, причем на том самом месте, где до войны возвышался старый православный храм поселка Райвола.

Ручьи
Ояярви Ojajarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Ojajarvi входила в состав волости Каукола Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Ояярви в дословном переводе означает «Ручейное озеро».

             Зимой 1948 г. деревне Ояярви присвоили переводное наименование «Ручьи». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Рябово
Пентиккяля Pentikkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Pentikkala входила в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Судя по всему деревня еще в исторические времена была одним селением вместе с деревней Аккала. Первый поселенец Пекка Акканен появился в ней в 1559 г. Тогда селение состояло из 3 налогооблагаемых имений и южную часть его с тех пор начали именовать по имени хозяина Пентти, которое позднее превратилось в родовую фамилию. Сын хозяина – Матти Пентинпойка унаследовал имение после смерти отца.

             В 1570 году, помимо вышеупомянутых трех, отмечается 5 неплатежеспособных хозяйств. В 1600 году в деревне остается только два платежеспособных хозяйства, три неплатежеспособных и одно полностью разоренное. Одним из жителей деревни к этому времени является Антти Пентикяйнен.

             Испокон веков жители этой деревни занимались традиционным трудом земледельцев, пока с появлением железнодорожного сообщения для Пентиккяля не началась новая историческая эпоха. Станция Куолемаярви приняла первых пассажиров в 1916 г. Рядом в жилом здании персонала станции размещалась муниципальная контора. Вокруг станции быстро сформировался оживленный центр с торговыми заведениями, кафе, гостиницей и телефонным центром. Поодаль находилось здание народной школы Пентиккяля. Она была основана в 1922 г. вначале как женская школа и размещалась в арендованных помещениях. Только 5 октября 1930 г. она отпраздновала новоселье в двухэтажном собственном здании. Начальная школа была основана в 1931 г.

             В 1932 г. коммерсант-лесопромышленник Тату Мууринен основал возле станции АО "Лесторг Куолемаярви", построив там лесопилку и строгальню. Спустя 4 года производство полностью перестроили, кроме цехов появилась контора и складские помещения. Древесину продавали главным образом в Англию, отправляя товар по железной дороге до Койвисто [ныне Приморск], где сырье перегружали на суда. К 1939 г. предприятие переросло в одну из наиболее крупных на Карельском перешейке экспортную лесотоварную кампанию.

             30 ноября 1939 года части Ленинградского военного округа без объявления войны перешли границу Финляндии и устремились на запад. Вечером 3 декабря в пристанционном поселке Пентиккяля бушевал ужасный пожар, уничтоживший почти все здания. Через несколько дней Красная Армия заняла почерневшее пепелище и остановилась перед укрепрайоном "Инкиля", своим левым флангом упиравшегося в побережье оз. Куолемаярви у западной окраины селения Пентиккяля. Финны обороняли этот участок до 18 февраля 1940 г.

             В мирный период 1940-41 гг. советские переселенцы успели перевезти из других мест несколько зданий и поставить их на оставшиеся фундаменты. Восстановительные работы были продолжены в 1942 году возвратившимися из эвакуации жителями деревни. Построенные ими дома частично сохранились и до настоящего времени.

             С 1945 г. деревня Пентиккяля стала на некоторое время пересыльным пунктом для прибывающих переселенцев, расселявшихся по более отдаленным деревням. Вероятно, по этой причине ее немногочисленные временные обитатели в начале 1948 г. не провели в указанный срок собрание с повесткой «о переименовании». Недоработку исправили вышестоящие «компетентные» органы, попросту перекинув предназначенное для деревни Хумалъиоки название «Рябово» на селение Пентиккяля. Деревне Хумалъиоки тотчас же подобрали другую героическую фамилию – «Ермилово», а с 1 октября 1948 г. Пентиккяля стала официально именоваться «Рябово» в честь «воина Советской Армии Рябова И.А., погибшего на территории Хумалъиокского сельсовета» (рядовой Рябов Иван Алексеевич, 1901 г.р., 46-я сд, погиб 17 июня 1944 г. у д. Муурила). С переименованием станции Куолемаярви исполкомовские и обкомовские чиновники тщетно бились несколько лет, пока МПС методично отвергало очередные выдумки имятворцев. Вначале станции придумали наименование «Курортная» («по месту нахождения санатория»), затем – «Курорт-Рябово», но на этом их сочинительство и завершилось. Дело погрязло в бумажной волоките, которая, к счастью, и спасла историческое имя от уничтожения.

             В 1960-х годах в поселке Рябово началось строительство жилых зданий городского типа, в которые расселили жителей окрестных деревень. Опустошенные таким образом селения вскоре и вовсе были уничтожены.

Свекловичное
Порлампи Porlampi

             Поселок. До 1939 г. деревня Porlampi входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства совхоза № 15 зимой 1948 г. деревне Порлампи было присвоено наименование «Свекловичное». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Свердлово
Юля Сомме Yla Somme

             Поселок. До 1939 г. деревня Yla Somme входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «им. Свердлова» зимой 1948 г. деревне Юлясомме назначили наименование «Новоселье». Однако комиссия по переименованию наложила вето на такое простое название и рекомендовало собранию подумать получше. Вторично деревне было присвоено наименование «Свердлово». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Килппяйнен, Пакканен и Мюллюмяки.

Светлое
Кархусуо, Скюттяля Karhusuo, Skyttala

             Поселок. До 1939 г. деревни Karhusuo и Skyttala входили в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Karhusuo в переводе означает «Медвежье болото».

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства областной школы животноводства в начале 1948 г. деревне Скюттяля было присвоено наименование «Светлая». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Светогорск
Энсо Enso

             Город. До 1939 г. поселок Enso входил в состав волости Яаски Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. город Энсо предложили переименовать в «Пограничный», обосновав это тем, что «г. Энсо граничит с Финляндией». Комиссия по переименованию отклонила такой вариант названия, имея на то, по-видимости, собственные политические соображения. На следующем этапе городу присваивают наименование «Вещевск», обосновав новообразование так: «В память комбрига Вещева, героя Советского Союза, павшего в борьбе с белофиннами в 1939-40 гг.» Чем Вещев не устроил чиновников от культуры история умалчивает, но через месяц городу назначают новое имя – «Говоров», мотивируя выбор идеологическим штампом: «в ознаменование одержанных побед войсками Ленфронта на Карельском перешейке в ВОВ, под командованием маршала Советского Союза Говорова над немецко-фашистскими захватчиками». Вероятно, генерал в это время попал в немилость, так как его фамилии не суждено было запечатлеться в названии города. Последним вариантом названия стал «Светогорск», что и закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Свободное
Кирву Kirvu

             Поселок. До 1939 г. село Kirvu входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия).

             18 января 1948 г. по решению второй сессии Кирвуйского сельсовета поселку Кирву было присвоено наименование «Свободный». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Карьялайнен.

Северная
Тиуринсаари Tiurinsaari

             Поселок. До 1939 г. деревня Tiurinsaari входила в состав волости Койвисто Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Тиуринсаари означает «остров Тиури». Второе название деревню Тиуринсаари – Йоутсимиес. Вероятно, название деревни и острова происходит от древнего родового имени Тиури.

             В 1950-х гг. на острове разместилась учебная база Макаровского училища и селение получило название «Северное».

Селезнёво
Юкспяа, Тиенхаара Ykspaa, Tienhaara

             Поселок. До 1939 г. деревня Ykspaa входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Юкспяа присвоили наименование «д. Малиновка», обосновав выбор «природными условиями». После рассмотрения данного решения на комиссии по переименованию, был сделан вывод о целесообразности использования иного топонима, которым стало наименование «Селезнево». Последнее образовано от фамилии погибшего воина. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Семашко
Айриккала Airikkala

             Поселок. До 1939 г. селение Airikkala, являясь частью деревни Ваммелъярви, входило в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня Ваммелъярви занимала все восточное побережье одноименного озера. В сущности, деревня состояла из двух частей – Айриккала и Мюттюниеми, но только лишь местным жителям было известно это различие, в то время как прочие употребляли всегда считавшееся официальным название Ваммелъярви. Озеро Ваммелъярви славилось изрядной глубиной и превосходными местами рыбного лова. Название озера имеет, очевидно, нефинское происхождение, но подробнее о загадке этого гидронима можно узнать из описания деревни Ваммелсуу.

             Пожалуй, главное, что отличало эту деревню от соседних селений, заключалось в обилии русских дач на ее территории. Начиная с конца XIX века, богатые петербуржцы стали осваивать малопригодные для земледелия пустоши Айриккала, превратив их постепенно в целый дачный поселок. Со временем здесь возник небольшой пансионат, владелицей которого являлась госпожа Ю. Крафф. На территории пансионата находилось несколько гостиничных зданий, жилой дом для персонала, помещение для домашних животных, кафе, оранжерея, собственная электростанция и даже небольшой кинотеатр. Все помещения были оборудованы водопроводом и канализацией. Для длительного хранения скоропортящихся продуктов был построен большой гранитный погреб с ледником. В прекрасном парке были высажены редкие породы деревьев и декоративные кусты, а аллеи освещались электрическими фонарями. Пансионат действовал до 1918 года, пока не наступило время перемен, и российские подданные перестали быть хозяевами положения. Бывшие посетители пансионата, как, впрочем, и большинство владельцев дач, исчезли в вихрях революции и гражданской войны. Лишь несколько русских семей продолжали жить в своих особняках на положении эмигрантов, влача жалкое существование. Война, начавшаяся в ноябре 1939 года, лишила их и этого временного пристанища.

             В Мюттюниеми также имелось несколько русских дач, принадлежавших семье Овчаровых, доктору Александру Григорьевичу Венгерову, почетному гражданину Ивану Филипповичу Колину.

             События гражданской войны 1918 года оставили свой след в истории деревни. Когда отряды финских красногвардейцев начали делать рейды по селам с целью принудительной мобилизации мужского населения в свои ряды, местные парни прятались в потайных ямах, устроенных в лощинах на северном побережье озера Ваммелъярви. Некоторым удавалось бежать по льду залива в белую Ингерманландию, а весной 36 человек возвратились тем же путем обратно, чтобы соединиться с крестьянским войском барона Маннергейма.

             На 1918 год в северной части Айриккала, которая именовалась Ахоенмаа, находилось более 30 русских дач. Немало безхозных зданий было затем продано и перевезено в другие места, а часть домов развалилась от ветхости или сгорела еще до 1939 г. Фамилии прежних их владельцев – купца К.Д. Зуева, надворного советника Казина, Турклина, Савочкина, Шульца, Симоновского – долго еще оставались в памяти местных жителей. Ведь многие из них, работая в услужении у богатых русских господ, получали хорошее вознаграждение за свой не очень утомительный труд. В независимой Финляндии некого уже было обслуживать. Только собственный участок земли мог дать теперь средства к существованию. Пришлось расширять посевные площади, увеличивать поголовье скота, совершенствовать методы ведения сельского хозяйства. Результат не замедлил сказаться. К середине 1930-х годов экономика деревни Ваммелъ-ярви достигла планки перепроизводства. Особенное внимание крестьяне уделяли развитию мясного и молочного животноводства. В деревне многие держали свиноводческие питомники. Для улучшения кормовой базы расширили посевы картофеля. Молочную продукцию централизованно сбывали на заготовительный пункт, расположенный в соседней деревне Неувола. В этот же период деревни были электрифицированы.

             На 1939 год в Ваммелъярви имелось в общей сложности 82 двора. Наиболее распространенными фамилиями жителей деревни являлись следующие: Айрикка, Халонен, Хантунен, Хиетанен, Ювонен, Никканен, Мяаттянен, Пихканен и Ранки.

             Накануне войны вдоль русла реки Ваммелъйоки сооружались специальные противопехотные заграждения, которые назывались «испанские кони». Они представляли собой деревянные крестовины, опутанные колючей проволокой. Других укреплений в этом районе не было.

             В течение первых дней войны все население деревни успело эвакуироваться в тыл. Только Артур Халонен не пожелал покидать родной дом, но что он пережил впоследствии, знают лишь архивы КГБ.

             Летом 1940 года в Ваммелъярви прибыли советские переселенцы. Об их дальнейшей судьбе почти ничего не известно, кроме того, что через год им пришлось спешно эвакуироваться в Ленинград.

             Финские войска приняли деревню в относительно хорошем состоянии. На август 1941 года в Айриккала уцелело 19 домов, а в Мюттюниеми – 25. 10 зданий было уничтожено полностью, а оставшиеся нуждались в ремонте или были перевезены в другие места. Начиная с лета 1942 года, деревню восстанавливали вернувшиеся из эвакуации ее жители. В ходе боев в середине июня 1944 г. деревня была вновь частично разрушена. Через год в деревне уже разместились советские переселенцы. При этом местечко Айриккала объединили с деревней Сюкияля волости Каннельярви и организовали там колхоз «им. И.В. Сталина». В 1946 г. в колхозе был организован Государственный сортоиспытательный участок по зерновым культурам.

             В связи с изменением прав собственности на завоеванной территории Карельского перешейка по окончанию войны произошел любопытный случай. Посольство Англии обратилось в Наркомат Иностранных Дел и предъявило свои претензии на собственность, принадлежавшую британскому подданному сэру В.Е. Севиер, который до войны проживал в Мюттюниеми на своей даче. В лаконичном ответе советских чиновников содержался недвусмысленный отказ, мотивированный тем, что возврат вышеупомянутой собственности невозможен «из-за отсутствия документов и лиц, могущих подтвердить принадлежность дачи».

             Поскольку прежнее административно-территориальное деление на волости было упразднено, то все окрестные деревни вошли в состав вновь образованного Мустамякского сельсовета Райволовского района Ленинградской области. В результате тотального переименования 1948 г. Мустамякский сельсовет стал Горьковским, Райволовский район превратился вначале в Ульяновский, а затем – в Рощинский.

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «им. Сталина» зимой 1948 г. деревне Айриккала было выбрано наименование «Лужки». Деидеологизированное название не удовлетворило ответственные инстанции и спустя несколько месяцев деревня получила другое название – «Семашкино» с обоснованием: «в память лейтенанта Семашко, похороненного в д. Айриккала». (Семашко Александр Платонович, погиб в июне 1944 г.). [Персоним].

             Та же история повторилась и с переименованием деревни Мюттюниеми, которую трудящиеся решили изначально назвать «Снетково», однако все те же инстанции настояли на политическом решении, и селение получило наименование «дер. Гладышево» в память ефрейтора Гладышева В.П., погибшего на территории Райволовского района. Автоматически и озеро Ваммелъярви и река Ваммелъйоки получили такие же наименования – «оз. Гладышевское» и «р. Гладышевка». Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Харве и Ваммелъярви.

             В настоящее время в Гладышево размещаются бывшие пионерские, а ныне – оздоровительные детские лагеря. Окрестности застраиваются дачами и коттеджами. Зимой жизнь здесь почти замирает.

Семиозерье

             Поселок. Прежде на этой почти безводной возвышенности Юликанкаанмаа не было никакого поселения. Семиозерье обязано своим возникновением месторождению щебеночной смеси, которое горняки стали разрабатывать в 1960 г. К тому времени иссяк ресурс Приветненского карьера, расположенного в бывшей деревне Ино, и производство передислоцировалось в Поляны. Документация на создание нового карьера была утверждена в 1955 г. К карьеру от ст. Каннельярви проложили железнодорожную ветку, по которой в 1961 г. пошел первый состав с естественной песчано-гравийной смесью. Одновременно был заложен и поселок. Название свое он получил от семейства небольших озер, расположенных между карьером и шоссе. Правда, озер этих больше семи, но семь - число счастливое, а на счастье все надеялись. В 1967 году в Семиозерье проживало 1800 человек.

             В первый год своей деятельности предприятие выдало на-гора 700 000 м3 смеси, а в 1964 г. производство возросло в два раза. К 1980-м годам запасы карьера истощились. На месте массивной горы образовалась огромная котловина. Разрушенный ландшафт отдали под садоводство, которое разрослось теперь до гигантских размеров. В настоящее время горняки разрабатывают несколько соседних карьеров, находящихся поблизости. Их ресурсов хватит, вероятно, еще на несколько лет.

Сенновка
Тарккала Tarkkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Tarkkala входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Эта деревня до появления железнодорожного сообщения между Териоки и Койвисто, а в дальнейшем и Выборгом, занимала окраинное положение в волости. Станция Наурисъярви внесла заметное оживление в жизнь старинной карельской деревни, которая располагалась в километре от новопостроенной "железки". Сама деревня стояла под склоном горы Тарккаланмяки, за которой лежало озеро Тарккаланъярви. Подобное расположение деревни было выбрано не случайно: еще в старину первопоселенцы подметили особый микроклимат, которым отличался подветренный склон горы. Возвышенность защищала деревню от проникновения холодных воздушных потоков и поэтому в ее окрестности произрастали теплолюбивые виды растительности. Особенно богато разросся здесь орешник, так что местные жители собирали плоды мешками. Помимо озера Тарккаланъярви близ деревни находилось четыре небольших озера: Матоярви, Валкъярви, Терваярви и Наурисъ-ярви. Название последнего стало также и именем железнодорожной станции, построенной не позднее 1916 г. В переводе с финского Наурисъярви означает "озеро Репка" и такое имя озеро носило вполне заслужено, так как по своей форме оно действительно напоминало известный корнеплод. В озеро Тарккаланъярви впадал ручей, вытекающий из озера Юлисъярви. Он назывался Сулуйоки, потому что когда-то на нем стояла мельница, плотина которой (по-фински плотина - "sulku") дала имя этой протоке.

             В начале века близ деревни можно было заметить развалины старинных построек. Согласно легенде на этом месте некогда стоял огромный дом, в котором проживала семья, состоящая из 40 человек. В лесу также имелись парные большие и малые ямы, в которых прятались жители деревни, укрывая там же свой домашний скот, во время Северной войны.

             Существует еще одна легенда, связанная с историей деревни Тарккала. В ней рассказывается о том, что когда-то в стародавние времена на горе Тарккаланмяки росла исполинская ель. Со стороны Финского залива она казалась башней, стоящей на вершине горы. Наконец, сильный ветер свалил лесного великана и мощный ствол его стал напоминать издали огромную пушку. Тогда стали поговаривать, что есть мол такой город Тарккала, покой которого стерегут деревянные пушки. Возможно, высокая гора служила в старину ориентиром для мореходов, помогая им точно определить курс судна. Исходя из этого можно понять и смысл топонима Тарккала, который в переводе с финского означает "точное".

             В XVII веке на вершине горы Тарккаланмяки был установлен треугольный репер для проведения картографических работ. Вышка хорошо просматривалась с моря и со всех окрестных высот. Позднее на горе выросли три высокие ели, служившие хорошим ориентиром для мореплавателей. До появления средств связи жители деревни Тарккала использовали гору для наблюдения за окрестностями: все ли спокойно, не грядет ли беда, знаками которой являлись дымы пожарищ на горизонте. Последнюю свою задачу господствующая высота выполняла в период войн 1939-1940, 1941-1944 гг., когда на ее вершине был устроен армейский наблюдательный пункт.

             В начале XX века крупный столичный капиталист Вартан Алексеевич Пастаков скупил свыше 1 000 га земель в Тарккала и в соседних деревенях, намереваясь построить здесь первоклассный туристский центр. Ближайшая станция на новой железнодорожной ветки Териоки-Койвисто даже получила его имя - Пастакеанборг. Пастаков приступил было к сооружению фуникулера, но начавшаяся Первая мировая война сорвала его грандиозный замысел. Русская революция окончательно разорила Пастакова и все его имущество вскоре стало собственностью независимой Финляндии.

             1 апреля 1912 г. в деревне открылось почтовое отделение I класса Пастакеанлинна, которое 1 мая 1919 г. переименовывается в Наурисъ-ярви. С 1 июня 1919 г. почтовое отделение меняет название на Сейвясто. 16 августа 1916 г. вошел в строй полустанок Пастакеанлинна.

             В деревне Тарккала жили семьи Ланкинена, Липпонена, Вестеринена, Пейппо, Пентиккяйнена, Пеюхенена, Хюуттияйнена, Перккие, Халонена, Финхольма, Туйтту, Копонена, Руси, Курппа, Сиркия и Юркмамиа. Тарккала была типичной земледельческой деревней, жители которой возделывали поля, занимались скотоводством, рыболовством, лесным хозяйством. Земельные участки у большинства крестьян были сравнительно небольшими, их площадь колебалась от 3 до 10 га. На полях выращивали рожь, овес, ячмень. Из овощей предпочитали картофель. Женщины ткали льняное полотно, пряли шерсть. Значительные заработки приносил сбор ягод, особенно брусники. Ее везли на продажу даже в Германию.

             К 1939 году в Тарккала имелся 31 крестьянский двор. После эвакуации жителей деревня была сожжена. Уцелело лишь два дома, которые вскоре перешли в руки других хозяев, но и последних ожидала эвакуация 1941 г. В 1942 году многие бывшие жители Тарккала вернулись в родные места. Им пришлось отстраивать деревню заново. В июне 1944 г. Тарккала обезлюдела в третий раз.

             По окончанию боев в деревне разместилось подсобное хозяйство завода им. С.М. Кирова. Решением расширенного заседания исполкома Кайпиальского сельсовета депутатов трудящихся от 26 июня 1947 г. было предложено переименовать деревню Тарккала в «дер. Заречье». Чиновники высших инстанций утвердили иной вариант переименования - дер. Сенновка, который и был закрелен Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Со временем жизнь в ней почти заглохла, пока всю территорию бывшей деревни Тарккала не отдали под очередной дачный массив.

             Станции Наурисъярви (бывшая ст. Пастакеанборг-Пастакеан-линна) первоначально придумали название "Сосновка", но по неведомым причинам стала она позднее именоваться "Тарасовское". Поселок с одноименным названием находится от этой станции на расстоянии 16 километров.

Симагино
Йоутселькя Joutselka

             Поселок. До 1939 г. деревня Joutselka входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия).

             Эта небольшая деревня хорошо известна всем, кто знает историю Карелии. В 1555 году здесь произошло значительное сражение между русским войском и шведо-финляндским гарнизоном крепости Кивеннапа, на стороне которого выступило местное карельское ополчение.

             Еще в 1553 году шведский король Густав Ваза освободил крестьян приграничных деревень от налогообложения, так как частые военные столкновения между жителями области Риитамаа, происходившие из-за неопределенности границы в верховьях Сестра-реки, окончательно опустошили эти земли. Королевская льгота привлекла крестьян соседних деревень и из более отдаленных областей к освоению разоренных войнами территорий, но очередное переселение туда вновь вызвало ответную реакцию на противоположной стороне границы. Этого было достаточно, чтобы разгорелся новый конфликт.

             Весной 1555 года царь Иван IV Грозный направил большое войско походом на Выборг. 11 марта русские полки тремя группами пересекли Ореховецкую границу. Центральную группировку, двигавшуюся по старой Выборгской дороге, численностью в 6000 человек возглавлял князь Бибиков.* Их путь лежал через село Кивеннапа, где стояла только что реконструированная шведская крепость, комендантом которой был назначен фогт Юхан Улфспарре. В подчинении фогта находилось 100 пехотинцев и 60 конников. Крестьяне из окрестных деревень составили народное ополчение до 400 человек. 6 орудий были установлены на розвальни и доставлены из крепости к самой границе. Крестьяне, разделившись на небольшие лыжные отряды, образовали несколько засад вдоль дороги, по которой двигалось русское войско. Небольшая конница, неспособная быстро передвигаться в глубоком снегу, выстроилась на дороге перед головной колонной противника. Численное превосходство русских войск было настолько очевидным, что князь Бибиков не придал большого значения угрозе сопротивления небольшого шведо-финляндского войска и продолжал двигаться в головной колонне наступавших. Однако первыми залпами из орудий его повозка была уничтожена, а сам князь убит. Вытянувшаяся на несколько километров колонна русских войск была немедленно атакована и рассечена на части лыжными отрядами ополченцев и, не успев развернуться в боевой порядок, потеряв воеводу, в панике вынуждена была отступить. На поле брани осталось около 900 человек убитыми, 49 знамен, 500 лошадей. Оружие и обоз с продовольствием достались победителям в качестве военных трофеев. Хотя через год русские войска воевод Шереметьева и Палецкого вновь предприняли поход на Выборг и крепость Кивеннапа была сожжена отступившим гарнизоном, тем не менее, сражение при Йоутселькя 1555 года стало символом стойкости и мужества, подтверждающим крылатые слова великого русского полководца А. В. Суворова о том, что "воюют не числом, а умением". Эту "науку побеждать" финны, как показало время, усвоили неплохо.

             9 июля 1703 года на берегах Сестра-реки у деревни Йоутселькя произошло еще одно значительное сражение, закончившееся уже не в пользу оборонявшейся стороны. Тогда бывший комендант Ниеншанца Абрахам Кронхъерт возглавил четырехтысячное шведо-финляндское войско и принял свой последний бой с наступавшей русской армией. Кронхъерту пришлось отступить почти до Выборга, оставив убитыми на берегах Сестра-реки 500 своих воинов.

             Что же нам известно об этой деревне? По первому перечню деревень Кивеннапской волости, датированному 1559 годом, в Йоутселькя имелось тогда 24 налогооблагаемых крестьянских хозяйства. По тем временам она была одной из самых больших деревень, но причина объясняется скорее тем фактом, что именно в это время жители приграничных деревень были освобождены шведским королем от налогообложения. Эта льгота и вызвала волну переселения в Риитамаа. Однако последующие войны опустошили этот край.

             В XVII веке деревня Йоутселькя, как и вся волость Кивеннапа, входила в обширное ленное поместье, пожалованное известному шведскому дворянскому роду Розенштернов. Согласно родовым спискам в Йоутселькя имелось тогда 4 крестьянских хозяйства. В XVIII веке по мере удаления военных действий за Выборг крестьяне постепенно начали возвращаться в свои деревни, и продолжительный мирный период способствовал увеличению местного населения.

             В конце XIX века в Йоутселькя стали осваиваться русские дачники. Среди них заслуживает упоминания известный столичный врач-акушер статский советник Федор Александрович Добберт. Семью участками в деревне владела купчиха Александра Алексеевна Духновская, в богато отделанном особняке проводила летние дни своего отдыха и купчиха Надежда Федоровна Горбовицина. Неподалеку стоял дом купца Василия Андреева. По соседству с ними жили: капитанша Мария Бурхановская, капитан Александр Васильевич Давыдов, Роберт Фредрикович Фельдт, доктор Александр фон Перольд, полковник Виссарион Виссарионович Комаров и капитан Виктор Захарьевич Бурхановский. После 1918 г. следы их теряются.

             Юго-восточная часть деревни Йоутселькяносила название Яппинен. Прежде здесь размещалась таможня Яппинен (вероятно фамилия начальника таможни), но когда граница закрылась, то там разместился погранкордон. Поэтому местечко часто называли также "Раявартиосто", т.е. "Погранстража". У пограничников всегда хватало работы, так как в этой местности было в избытке контрабандистов, шпионов, террористов и перебежчиков, пересекавших границу по ночам. В 30-е годы, когда в Финляндии разразился экономический кризис, многие безработные бежали в Советскую Россию в поисках заработка и хлеба.

             Недалеко от Яппинен находилась летняя мастерская известного русского живописца И.Е. Репина, который, живя в Куоккала, часто наведывался сюда с кистями и мольбертом.

             В память о знаменитой битве при Йоутселькя в деревне Яппинен у перекрестка дорог 5 июля 1931 года был открыт памятник в виде 4-х метровой каменной пирамиды. Он был задуман еще в 1928 году командиром 1-го самокатного батальона Терийокского гарнизона подполковником Стрембергом (Сииласвуо). Проект памятника составил капитан Каримо. Через 2 года удалось собрать 22000 марок для его строительства. К памятнику была прикреплена гранитная плита с надписью по-фински: "11 марта 1555 года небольшое войско гарнизона крепости Кивеннапа и местных крестьян разбило на холмах Йоутселькя многочисленную вражескую армию. Этот памятник установлен 1-м самокатным батальоном в 1931 году в память о ратных делах наших предков".

             Памятник битве при Йоутселькя пережил две войны и лишь в 1973 году был полностью уничтожен по распоряжению местной администрации. На его месте теперь находится глубокая воронка, заполненная обломками камней.

             В деревне Яппинен в 1939 году находилось 21 крестьянское хозяйство, народная школа, погранзастава. В самой Йоутселькя проживало около 40 семей, в деревне был также Дом молодежного общества и Дом шюцкора, для которого было построено отдельное большое двухэтажное здание. Начальная школа размещалась в здании кооперативного магазина, а средняя школа имела собственное здание. Деревня вытянулась вдоль Выборгского тракта, который шел по гребню вытянутой возвышенности, по-фински называющейся "селькя". Таким образом, рельеф местности послужил основой для образования второй составляющей исторического имени этого селения, а первая его составляющая образована от финского слова "joutsen" - лебедь. Возможно, когда-то стаи лебедей облюбовали маленькое озеро у самой деревни, может тому была и другая причина, но буквальный перевод этого названия означает "Лебединая гряда", а название озера соответственно - "озеро Лебединой гряды".

             В начале октября 1939 года многие жители деревни отправились в эвакуацию, но через месяц напрасных ожиданий мало-помалу начали возвращаться домой. Внезапно грянувшая война вновь вынудила их к срочной эвакуации. 30.11.1939 года в 14. 50 в штаб финской армии поступило донесение, что советские части силой до одной роты атаковали деревню Яппинен. На исходе дня, уничтожив 6-7 советских танков, 3-й егерский батальон финской армии, будучи не в состоянии больше удерживать мощные атаки 24-й стрелковой дивизии, отошел к Линтула...

             Мирная передышка продлилась лишь полтора года. 2 сентября 1941 года 18-я пехотная дивизия 11-го армейского корпуса под командованием полковника Паяри выйдя к старой границе, пересекла ее в районе Яппинен и продолжила свое наступление до Старого Белоострова. Финские части почти не встречали сопротивления, пока не достигли линии Карельского укрепрайона. Бои в районе деревни Яппинен возобновились уже только летом 1944 года при наступлении советских войск на Выборг, но и они продолжались лишь несколько часов. Вероятно, бои носили локальный характер, и деревня частично уцелела, так как даже до настоящего времени в ней сохранилось несколько старых финских домов.

             27 июля 1947 г. по решению исполкома Хапальского сельсовета деревне Йоутселькя было придумано наименование «Малая Малиновка». Вскоре название переменили на «дер. Петровская». Данный вариант имел под собой определенный исторический смысл, поскольку 9 мая 1703 года у деревни Йоутселькя разыгралось сражение между войсками Карла XII и Петра I. Но спустя полгода деревню Йоутселькя переименовывают в «Симагино» со стандартным обоснованием: «в память лейтенанта (по другим данным сержанта – прим. сост.) Симагина Н.П., погибшего на территории Райволовского района».

             В ходе укрупнения хозяйства к деревне Йоутселькя было присоединено соседнее селение Яппинен. До 1918 г. в нем размещалась таможня Яппинен, которая получила такое название, вероятно, от фамилии ее начальника. Позднее в Яппиля разместился погранкордон «Раявартиосто», т.е. «Погранстража». В настоящее время название Яппиля переняла по наследству новая бензоколонка и кафе. До нынешних времен в поселке сохранилось несколько финских построек. Теперь невдалеке построен новый дачный поселок.

Синицыно
Сормула Sormula

             Поселок. До 1939 г. деревня Sormula входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Сормула в дословном переводе означает «Пальцево». В XVII веке в деревне был один дом, хозяин которого имел фамилию Сойкка. К XVIII веку деревня разрастается, в ней появляются хозяева с фамилиями Халонен, Кииски, Лайханен, Липсонен, Мононен, Палопоски, Парикка, Рокка, Тапонен, Вайттинен. Деревня находилась по другую сторону Выборгского шоссе (Старой русской дороги), ближе к озеру Искъярви (ныне оз. Вишневское). Русские жители из расположенных неподалеку деревень Парккила (Паркино) и Кююрёля (Красное Село) называли ее на свой манер - Сормолово. При въезде в деревню сразу бросалась в глаза хорошо ухоженная усадьба купца Эсы Мононена, известного во всей волости. Следующим был добротно отстроенный дом с хорошо ухоженными угодьями братьев Халонен, за которым, поднявшись на следующую горку, можно было увидеть дом семейства Инкинен, представители которого с давних лет занимались торговлей, совершая дальние поездки. Старшее поколение Инкиненов вело, например, торговлю живым скотом, также возили на продажу шкуры и шерсть - в частности, в Петербург. Когда с 1918 года свободный въезд в Россию, ставшую советской, был закрыт, это хозяйство вынуждено было перейти в основном к возделыванию земли - здесь очень пригодились навыки, полученные одним из бывших торговцев, Юхо Инкиненом, в земледельческом обществе, в работе которого он принимал самое активное участие во время перерывов в своей коммерческой деятельности. А Ууно Инкинен, верный своему призванию торговца, до самой второй мировой войны держал бакалейную лавку. У Инкиненов были также коровы, молока хватало не только на свои нужды, но и на продажу. Южнее была лощина, за которой стояли крепко сработанные дома Хянниненов, Парикка и Вайттиненов. Отдельно стояла группа домов, получившая название Остола. Поля этих хозяйств были довольно каменистыми, а сами дома были менее просторными. С холма Остола была видна находившаяся ближе к берегу озера Искъярвенская народная школа (названная так по названию озера), одиноко стоявшая на границе деревень Сормула и Харвола. Эта школа была основана в 1906 году по распоряжению губернатора, само здание было выстроено в 1907 г., однако через год случился пожар, так что школу пришлось отстраивать заново, повторно она была открыта в 1909 году. Школьный округ Искъярви охватывал деревни Сормула, Харвола и Весиккала. С 1906 по 1929 г. учителями работали женщины (Хельма Рахкила и Элизабет Лоттанен), а с 1929 по 1940 г. учителем был Юхани Пёлля. Занятия в младшей группе в 1936-1939 гг. вела Йенни Куккола (Кокконен). Учитель Юхани Пёлля рьяно пропагандировал перед учащимися, а также жителями деревни преимущества здорового образа жизни и отказа от употребления спиртного, а Рауха Купаринен (Кокконен), работавшая в школе вторым преподавателем в 1932-1940 гг., много времени уделяла общественной деятельности - работала в обществе домохозяек "Мартта", а также принимала участие в деятельности местной ячейки организации "Лотта Свярд".

             Зимой 1948 г. деревне Сормула присвоили переводное наименование «Пальцево». Но такой вариант не устроил организаторов кампании переименований, и поэтому вскоре деревне Сормула назначили имя «Синицино». Оно было образовано от фамилии погибшего воина, о котором не известно практически ничего. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Славянское
Хенттола Hentola

             Поселок. До 1939 г. деревня Hentola входила в состав волости Антреа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. по решению исполкома Яскинского райсовета деревне Хенттола было присвоено наименование «Славянка». Переименование в форме среднего рода закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Ряйккеля.

Смирново
Манниккала Mannikkala

             Поселок. До 1939 г. деревня Mannikkala входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства в/ч деревно Манниккала в начале 1948 г. было выбрано наименование «Поляна». Идеологические установки не позволили остановить выбор гражден на этом имени. Вскоре деревня получила название «Смирново» с мотивировкой: «в память майора Смирнова, погибшего на территории Кяхярского с/с». Причины выбора такого варианта очевидны и в комментариях не нуждаются. [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Хямяляйнен и Перойоки.

Советский
Йоханнес Johannes

             Рабочий поселок. До 1939 г. село Johannes входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Johannes возник в XIX веке в связи с основанием в деревне Ваахтола новой лютеранской церкви и общины Святого Йоханнеса. Деревня Ваахтола располагалась на материке, а со стороны моря ее прикрывал небольшой архипелаг. Деревне исторически суждено было стать центром волости Йоханнес, но это произошло с течением времени, когда там сосредоточились административные и церковные службы. Развитие деревни началось с основания в ней храма.

             Храм и старое кладбище деревни Ваахтола

             Первая церковь прихода Каки была основана в XVII веке на мысу Кирккониеми. Эта церковь, однако, была непрочной, к середине XVIII века она обветшала до такой степени, что зимой через прохудившуюся крышу внутрь помещения попадал снег. Тогда было принято решение о строительстве новой деревянной церкви в Ваахтола, которая была возведена по проекту Туомаса Суйкканена в 1756 г. Вскоре вокруг храма возникло небольшое кладбище. В ту пору существовал обычай хоронить усопших прямо в церкви, но далеко не все могли удостоиться такой чести. Простой и бедный люд находил свое упокоение обычно возле церкви. В 1772 г. вышло постановление о том, что все без исключения захоронения следует производить только на церковных кладбищах. Тогда же кладбище в Ваахтола огородили деревянным забором, который, впрочем, быстро сгнил. После этого кладбище обнесли каменной стеною, остатки которой сохранилась до наших дней.

             С тех давних пор маленькая деревня Ваахтола начала превращаться в большое село, ставшее центром волости. Полтора столетия простояла лютеранская церковь Йоханнес в центре небольшого приходского кладбища, окруженного каменной оградой. Но время шло и в 1888 г. на холме Ситтамяки на противоположной стороне дороги была построена новая церковь из красного кирпича. Создателем ее был архитектор Вилениус. Великолепное здание в стиле неоготики стало украшением села, а ее высокая колокольня играла роль маяка для моряков и рыбаков, возвращающихся домой. Алтарь был расписан известным художником Венни Солдан-Брофелтом.

             Старое кладбище к тому времени достигло своих естественных пределов и расширению не подлежало. Тогда было выбрано место для нового кладбища возле дороги, ведущей к холму Сомеромяки (Галечная горка). Прежнюю деревянную церковь разобрали, а старое кладбище при ней постепенно покрылось тленом забвения. Деревянные кресты сгнили, каменные надгробия попадали и вросли в землю.

             В 1930-х гг. община вдруг вспомнила о покоящихся в земле прахе своих предков. Тогда нашли и старый церковный фундамент, по периметру которого посадили декоративный кустарник, привели в порядок некоторые надгробия и склепы. Текст одного из надгробий гласил, что под ним покоится прах пробста и настоятеля Фредрика Густава Палмауса, который служил капелланом Каки с 1779 г. до своей кончины в 1803 г. В десяти метрах от этого надгробия возвышался склеп, где погребен был бывший владелец усадьбы Кирьола господин Альфтан. За склепом виднелся фундамент старой церкви, а невдалеке стоял, окруженный железной оградой, черный памятник немецкого семейства Велтейм. В западном углу кладбища находился когда-то и склеп владельца Роккальского стекольного завода помещика Якоба Лунда.

             До превращения деревни в промышленный центр жители Ваахтола добывали средства к существованию главным образом рыболовством и земледелием. Животноводство также занимало важное место в жизни деревни. Немного южнее Ваахтола находился остров Сувисаари, в переводе с финского - Летний остров (после переименования 1948 г. он стал называться "Теплым"). Сувисаари и материк разделял узкий мелкий пролив. В летнее время коровы просто переплывали его в сопровождении мальчишек-пастухов и кормились на прекрасных пастбищах острова весь сезон. Доярки на лодках ежедневно плавали на остров, возвращаясь с хорошими удоями.

             Позднее большая часть населения превратилась в наемных рабочих и была занята на предприятиях Хакмана и железной дороге. В 1910 г. рабочее общество волости Йоханнес построило собственное здание. В 1925 г. вступает в строй железнодорожный участок от Койвисто до Выборга, проходящий через село Ваахтола. Станцию называют по имени прихода - Йоханнес. Постепенно это название переходит и на село.

             К концу 1930-х гг. в Ваахтола находились начальная и средняя школы, аптека, пожарное депо, рынок, стадион и дом молодежного общества.

             30 ноября 1939 г. над Йоханнесом проносятся советские бомбардировщики. Авианалеты становятся постоянным явлением. Церковь получила несколько прямых попаданий, в результате которых начался пожар, уничтоживший все внутреннее убранство. Население начинает эвакуироваться вглубь страны. Наступление на Йоханнес началось 18 февраля 1940 г. и к вечеру того же дня Красная Армия, практически без боя, захватила село.

             Летом 1940 г. в Йоханнес прибыли советские рабочие для восстановления целлюлозного завода. В качестве строительного материала были использованы кирпичи церковного здания, которое к осени разобрали до основания. Жилого фонда в Йоханнесе еще хватало, так что до восстановления сгоревших домов руки не дошли.

             После того, как в конце августа 1941 г. волость Йоханнес была освобождена от советских войск, власти начали планировать создание воинского захоронения на территории старого кладбища. К лету 1944 г. на кладбище появились низкие белые кресты, выстроившиеся дугообразными рядами.

             19 июня 1944 г., преодолевая незначительное сопротивление финнов, в Йоханнес вошли советские войска. Летом 1945 г. в Йоханнес опять приехали рабочие на восстановление комбината. За время второй войны он пострадал гораздо меньше. Облик финского Йоханнеса начал постепенно меняться: военное кладбище было пущено под бульдозер, появились новые дощатые общежития, Дом культуры и прочие атрибуты советского образа жизни.

             16.01.1948 на заседании исполкома Йоханнеского поссовета постановили: Просить Исполком Выборгского Райсовета ходатайствовать о переименовании раб. пос. Йоханнес в раб. пос. «Ивановское» с мотивировкой «по переводу с финского». В высших инстанциях эту инициативу не поддержали и название изменили на «р.п. Красновское», обосновав причину так: «в честь Героя Советского Союза Краснова А.Н., героически сражавшегося на территории Выборгского р-на в финской кампании». В конечном итоге поселок переименовали в «Советский», выбрав фамилию другого Героя – летчика Советского. (Ст. лейтенант Советский Михаил Александрович, 1917 г.р., штурман авиазвена 1-го гв. минно-торп. авиаполка ВВС КБФ, погиб 22 июня 1944 г., похоронен в Ленинграде). [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

             Станция Йоханнес меняла свои названия совершенно синхронно: Ивановское > Красновская > Советский.

Соколинское
Нуораа Nuoraa

             Поселок. До 1939 г. деревня Nuoraa входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Нуораа в переводе означает «Веревочное», но происхождение свое ведет от антропонима.

             Зимой 1948 г. деревне Нуораа присвоили переводное наименование «Веревкино», которое вскоре было заменено на название «Ивановка». В обосновании указывалось: «в память воина Советской Армии Иванова, погибшего на территории Выборгского района». Вероятно, фамилия воина оказалась слишком распространенной для небольшой территории Карельского перешейка, так как вскоре название изменили вторично на «Ветрово». На этот раз обоснование было столь же типичным: «в память ст. лейтенанта Ветрова Андрея, погибшего на территории Выборгского района». Удивительно, что и Ветров не устроил организаторов переименования, поскольку через месяц деревня Нуораа получила четвертое по счету наименование – «Соколинское». Никаких объяснений по поводу выбора последнего названия в документах не содержится. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Тамминиеми, Ниемеля, Пуккила и Хортана.

Сопки
Расватту Rasvattu

             Поселок. До 1939 г. деревня Rasvattu, как часть деревни Неувола, входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Расватту в дословном переводе на русский язык означает «смазанное маслом», но образовано, вероятнее всего, от антропонима.

             Характерной особенностью здешней местности является ее холмистость. Вряд ли можно найти в округе хотя бы гектар ровной поверхности. Все пригодные для возделывания земли были поделены небольшими участками между жителями деревни. Наиболее распространенными культурами здесь были рожь и овес. Картофель, также как и огурцы, помидоры и даже кабачки выращивали только для семейного стола. Фруктовых садов в деревне почти не было.

             Как и во многих других карельских деревнях в старину в Расватту строили преимущественно т.н. "глухие" дворы четырехугольной формы. Внешние глухие стены построек, расположенных по периметру двора, защищали хозяйство от нападения лесных хищников. Только сауну и колодец выносили обычно за пределы этой замкнутой системы.

             Обилие сенокосов позволяло каждому хозяину держать доста-точное количество домашнего скота, чтобы обеспечить свою семью всем необходимым. К сожалению, своей маслобойки в деревне не имелось, а чтобы отвозить молоко на переработку в другие деревни требовалась специальная охлаждаемая тара. Поскольку товарное производство масла в местных условиях было невозможно, то и молочная торговля в Расватту не получила должного развития. Это обстоятельство порождало явное несоответствие со смыслом названия деревни, которое в переводе на русский язык могло бы означать буквально "смазанное маслом". К недостаткам, впрочем, следовало бы отнести и отсутствие в Расватту собственной школы и магазинов.

             Река Ваммелъйоки, вдоль которой вытянулась деревня Расватту, имела большое значение для местных жителей, поскольку в ее среднем течении находилась Старая мельница (Ванхамюллю) Микко Кирьонена, а несколько выше - комплекс Сеппянена, состоящий также из мельницы, строгальни, циркульной пилорамы и небольшой электростанции. На этих производствах работали в основном жители Расватту. До начала 1920-х годов в деревне действовал и кирпичный заводик.

             До революции в Расватту имелось несколько русских дач. В самой большой из них, имевшей около 30 комнат, до 1925 года жил со своей семьей санкт-петербургский профессор Эрнст Эндер. Старшая дочь профессора была оперной певицей, средняя - скрипачкой, а младшая - пианисткой. В летнее время начиная с 1910 года на даче Эндера проводились музыкальные курсы. Некоторое время в Расватту проживала семья священника Путилина, бежавшего после кронштадтского мятежа в Финляндию. Жена Путилина была известной в свое время оперной певицей Мариинского театра, а сын Иван - талантливым гитаристом. После войны он стал руководителем Хельсинкского оркестра балалаечников.

             Общественная деятельность в начале 1930-х годов была представлена в деревне теми же организациями, которые работали в Неувола.

             Осенью 1939 года наступило тревожное время. В Расватту появились солдаты, которые соорудили мост через реку у Старой мельницы. Все селение состояло тогда из 18 дворов. Предвоенный список фамилий жителей Расватту включал следующих владельцев: Пьери, Иивонен, Кирьйонен, Торккели, Востила, Эерола, Какко, Хюуттияйнен, Мелланен, Вестеринен, Мяаттянен, Кауконен, Кипинойнен, Мякеля, Нисси и Неувонен.

             В первых числах декабря в Расватту уже не было ни единого жителя. На полтора года деревня оказалась в руках завоевателей. С конца августа 1941 по июнь 1944 г. ее территория вернулась прежним владельцам. Окончательно Рассватту было оставлено ими после прорыва финской обороны частями Красной Армии.

             Когда стихли последние бои, в деревне Расватту разместилось подсобное хозяйство больницы хроников. Работники этого хозяйства в 1948 г. были поставлены перед необходимостью изменить название своего нового местожительства. Творческий поиск специалистов лечебного учреждения вскоре привел к появлению названия "Сопки", которое существует и поныне. Тенденция к расширению дачного строительства охватила пока ее окрестности, в которых сравнительно недавно появился новый садоводческий массив.

Сосновая Горка
Лоттола, Кама-яухола Lottola, Kamajauhola

             Поселок. До 1939 г. деревни Lottola и Kamajauhola входили в состав волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Лоттола присвоили наименование «Сосновая горка», обосновав такой выбор «географическими условиями». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне было присоединено соседнее селение Кама-яухола.

Сосновское
Торикка Torikka

             Пограничный поселок. До 1939 г. деревня Torikka входила в состав волости Нуямаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Торикка присвоили наименование «Патроново». Через несколько месяцев название изменили на «д. Сосновская». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне Торикка были присоединены соседние селения: Тассиа, Мюллюсилта, Пиен- и Суур-Пяллиля.

Сосновый Бор
Халила Halila

             Поселок. До 1939 г. деревня Halila входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Название Халила происходит, вероятно, от родового имени одного из первопоселенцев. Согласно одному из первых летописных упоминаний, относящемуся к 1610 году, в деревне Халила имелось тогда 11 крестьянских имений. Это была типичная земледельческая карельская деревня, крестьяне которой, будучи подданными шведского королевства, исправно платили налоги в государственную казну, но в начале Северной войны жители Халила попали уже в зависимость от русской короны. Предложить читателю достоверную версию происхождения названия Халила, к сожалению, не представляется возможным.

             Деревня Халила по своему значению находилась на втором месте после Церковной деревни Кирккоярви волости Уусикиркко. Этим она всецело обязана существованию на ее территории одноименного санатория, который был основан в XIX веке в качестве частной туберкулезной лечебницы. А 1 июля 1889 года здесь открылся первый в царской России государственный санаторий для легочных больных в северной зоне страны. Канцелярия императора Александра III выкупила земельный участок со всеми принадлежавшими ему постройками и корпусами у доктора Владимира фон Дитмана за 100 000 рублей золотом, что было эквивалентно сумме в 243 000 финляндских марок. Согласно финским источникам санаторий стал собственностью русского царя в 1892 году. Императорская канцелярия Николая II позднее выкупила дополнительно еще два земельных участка для расширения санатория. В 1900 году Николай II передал санаторий благотворительному ведомству царицы Марии Федоровны, территория которого состояла из трех частей, где размещались лечебные корпуса: Ванха Халила или Старая Халила (Николаевский), Ууси Халила или Новая Халила (Александровский) и Пикку Халила или Малая Халила (Мариинский). Весь санаторий был рассчитан на 320 мест, из которых детских было 60. В Николаевском корпусе находился телефон прямой связи с царскими покоями. В Александровском корпусе размещалась кухня, а в его боковых флигелях - квартиры врачей, медсестер и хозперсонала. Мариинский корпус был предназначен для больных детей. В том же здании размещалась небольшая школа. На территории находились служебные помещения, почта, дом главного врача, квартиры для персонала, а также православная Александро-Невская церковь, построенная перед главным зданием санатория в 1905 году. Священником в ней был А.И. Порожецкий. Изначально эта церковь предназначалась для царской семьи, а впоследствии, уже в 1925 году, она использовалась для лютеранских богослужений. В результате событий 1917-1918 гг. санаторий Халила перешел в собственность финляндского государства. Великая княгиня Ксения Александровна Романова, эмигрировавшая в Англию, в 1928 году обратилась с судебным иском к последнему с целью оспорить право собственности на санаторий Халила. К иску присоединилась и принцесса Н. Брашова, будучи опекуншей своего малолетнего сына князя Георгия. Тяжба длилась так долго, что истцы, утомившись, согласились на мировую. Дело уладилось, когда стороны договорились о возмещении Финляндией отчужденного имущества в пользу русских наследников в размере 15 000 английских фунтов. Деньги тайно были переданы в английский банк в 1933 году при посредстве главы Финляндского банка Ристо Рюти.

             Правительство Советской России также проявляло заинтересован-ность по отношению к санаторию Халила. Один из членов прави-тельственной делегации, подписавшей 14.10.1920. Тартусский (Юрьевский) мирный договор, Ян Антонович Берзин внес свою поправочку в 30-ю статью этого документа: "Финское правительство обязуется предоставлять в течении 10 лет половину от общего числа коек Халильского санатория для жителей Петрограда и его окрестностей на тех же условиях, что предусмотрены и для финских граждан". В том же году в Халила были размещены 900 детей, которых американский Красный Крест вывез из Восточной Сибири в Петроград. В период своей работы в советском посольстве в Хельсинки Берзин в первой половине 1921 года активно способствовал осуществлению пункта 30-й статьи. В 1924 году посольство вновь подняло вопрос о санатории Халила. Советский представитель Черных указывал на целесообразность иметь в санатории русского или немецкого врача-специалиста, а также на необходимость закупки современного медицинского оборудования. Большевики планировали тогда использовать санаторий для лечения высших должностных лиц партийного аппарата.

             С появлением санатория деревенская жизнь в Халила была сосредоточена всецело вокруг этого учреждения. Буквально вся экономика селения была сориентирована на запросы лечащихся. Все виды сельскохозяйственной продукции находили сбыт в этом учреждении, среди клиентов которого были и весьма состоятельные петербуржцы, ведь месячное содержание там стоило 75 рублей, что по тем временам являлось солидной суммой. Администрация санатория охотно предоставляла рабочие места женской половине населения деревни, поскольку им не требовалось предоставлять служебную жилую площадь, так как все они жили по соседству. Мужчинам также находилась выгодная работа, а извоз пассажиров от станции до санатория приносил подчас баснословные доходы. Постепенно экономика Халила из сельскохозяйственной сферы перекочевала в сферу обслуживания. Только отдаленные окраины Халила сохранили свою приверженность земледелию.

             Около санатория почти у берега озера находилась так называемая Нижняя усадьба или Алахови. Возможно ранее она принадлежала владельцу частной лечебницы, либо генеральше Ольге Машковой. Эта усадьба славилась прекрасным фруктовым садом, ухоженными пашнями, великолепными скотными дворами. Там же была и ветряная мельница, силой которой закачивалась вода для полива растений в усадьбе. От усадьбы до противоположного берега озера Халиланъярви ходил небольшой паром, с которого можно было любоваться красотой окружающей местности. Ситуация резко изменилась после отделения Финляндии от метрополии. Санаторий опустел, русские клиенты более не посещали старорежимный оздоровительный комплекс и почти весь персонал учреждения лишился своих рабочих мест. Деревенским обывателям оставалось лишь сожалеть о "золотых" временах, проведенных под русской короной, когда царские рубли буквально рекой текли в их карманы. Внезапно годами накопленные облигации превратились в бумажный хлам. Многие долго еще не могли взять в толк какую пользу принесла им только что обретенная независимость. Если раньше в Халила съезжались жители окрестных деревень в поисках работы, то теперь уже местным крестьянам приходилось уезжать из деревни, чтобы найти средства к существованию. Постепенно народ понял, что возврата к прежнему не будет и придется самим браться за соху. Началась распашка новых посевных площадей, осушение окрестных болот и вскоре это принесло ощутимые результаты. Молочнотоварное производство быстро достигло прежнего уровня и даже превысило его. Для сбыта молочной продукции в Халила учредили акционерную кампанию молокоторговцев, производившую централизованные закупки молока и масла у местного населения. В деревне действовал свой кооперативный магазин.

             Санаторий Халила заметно повлиял и на культурную жизнь деревни. Среди его посетителей, а также и среди медицинского персонала было немало просвещенных и талантливых представителей санкт-петербургской интеллигенции. Уже в 1901 году в Халила была основана финская народная школа, которую стали посещать дети всех окрестных деревень, и одновременно появилось Молодежное общество Алку ("Начало"). Здание для этого общества построили к 1904 году. Там ставили театральные спектакли, выступали местные хоровые коллективы, работала библиотека, а в 1933 году было основано спортивное общество Хаукка ("Сокол"). В 1936 году силами общественности построили стадион, открывал который тогдашний председатель Финского физкультурно-спортивного союза, будущий президент Республики Урхо Калева Кекконен. В тот же период при Молодежном обществе были образованы отделения шюцкора и женской организации "Лотта Свярд".

             В 1905 году в Халила основали Союз рабочих, членами которого могли стать все трудящиеся независимо от своих идейных убеждений и профессиональной принадлежности. Организация призвана была служить просветительским целям и организации досуга трудящихся. Здание Союза рабочих построили в 1911 году главным образом силами общественности, на специально организованных субботниках. Строительные материалы смогли приобрести лишь на средства местных крестьян, поскольку в кассе Союза рабочих имелось только 200 рублей. Однако после того, как Союз влился в состав Финской социал-демократической партии, все зажиточные члены Союза были исключены из его рядов. Общество активно представляло культурные программы, в которых участвовал песенный хор, оркестр, постановочная труппа. Также успешно действовали физкультурные и спортивные группы. Гражданская война 1918 года наложила свой отпечаток на деятельность Союза рабочих, многие активные члены которого погибли на фронте, но несмотря на это организация продолжала работать вплоть до 30-х годов, когда по политическим причинам ей пришлось почти полностью прекратить свое существование.

             Русская революция оставила свой след в истории санатория Халила краткосрочным пребыванием В. Ульянова (Ленина) 6-10 января 1918 г. (по старому стилю 24-28.12. 1917 г.). О прекрасном и наиболее безопасном месте отдыха в отдаленном местечке Карельского перешейка Ленин узнал 25.12.1917. из письма своего товарища Яна Берзина, который прежде там бывал. 31.12.1917. Ленин скрепил своей подписью договор, признавший Финляндию независимым государством и начал приготовления к поездке в Халила. По мнению наркома по делам национальностей И.В. Сталина эта поездка считалась безопасной поскольку обстановка в Финляндии еще контролировалась пробольшевистским Финским территориальным комитетом, председателем которого был Иван Смилга, доверенное лицо Ленина. Поезд, в котором ехал вождь мировой революции в сопровождении жены Н.К. Крупской, сестры М.И. Ульяновой, двух телохранителей и комиссара Финляндского вокзала в Петрограде Эйно Рахьи, пересек границу 6 января 1918 г. От станции Уусикиркко (ныне ст. Каннельярви) компания пересела на сани и благополучно добралась до санатория. Но отдохнуть Ленину все-же не пришлось, так как неотложные государственные дела полностью владели его мыслями. Плодом пребывания Ульянова в Халила были три актуальных статьи о рабочем движении. Опасения большевиков за жизнь своего вождя были не напрасны. На Ленина готовилась серия покушений. Уже во время его пребывания в санатории Халила туда из Петрограда тайно доставили два револьвера и гранаты для организации террористического акта. Выполнить эту задачу было поручено Н.Н. Мартьянову и Я. Тягунову, которые прибыли в Халила спустя пару часов после отъезда оттуда Ильича. Но четыре дня спустя Ильича все же обстреляли в Петрограде другие исполнители приговора.

             Кроме центральной части деревни, прилегающей к территории санатория, к Халила относились и две более отдаленные ее части - Мамиа и Селкой. Мамиа размещалась на северном берегу озера Халиланъярви, а Селкой - на западном его побережье. В первом селении в 1939 году имелось 8 дворов, а во втором - 13. В центральной части Халила было 93 двора, не считая множества построек на территории санатория, в которых проживали врачи и обслуживающий персонал. В первые дни советско-финляндской войны в эвакуацию ушли все жители Халила. Среди них были семьи Хиетанена, Лескинена, Антеройнена, Акканена, Вестеринена, Коскелойнена, Луукка, Пеусса, Линдстрема, Каллонена, Хусси, Никанена, Пентикяйнена, Лемпияйнена, Пелтонена, Сиркия, Воутилайнена, Какко, Хааканена, Валки, Олкконена, Валтонена, Асикайнена, Пирхонена, Сиппо, Сеппянена, Тойвонена, Ланкинена, Рокка, Парккари, Хови, Туйтти, Хагерта, Табермана, Ностова и др.

             Отступающие отряды сдерживания не успели сжечь деревню Халила полностью и поэтому там уцелело двадцать два двора. Однако 70 крестьянских имений сгорели дотла. Такое состояние зафиксировали возвратившиеся финские войска в августе 1941. Не исключено, что часть зданий была восстановлена советскими переселенцами в период с 1940 по 1941 год. Дальнейшее восстановление деревни проводилось силами возвратившегося финского населения в период с 1942 по 1944 гг. При июньском наступлении Красной Армии в 1944 году Халила, очевидно, не пострадала, так как через год в деревеньках Мамиа и Селкой нашлось два десятка вполне пригодных для размещения переселенцев зданий. В 1945 году из числа прибывших туда из Ярославской области 15-ти семей создали сельхозартель "Победа". Позднее на территории деревни Халила образовали колхоз "Дружба". По воле вышестоящих инстанций в 1948 году трудящиеся были озадачены придумыванием новых названий своим поселкам. Деревню Мамиа вкупе с соседним местечком Селкой решением исполкома Уискольского райсовета Койвистовского района переименовали в Камышовку, но через полгода название обменяли на Тимофеевку. Для Халила советские колхозники сочинили название "Сосновый Бор", которое существует и по сей день. Санаторий, соответственно, принял аналогичное наименование. Из старых зданий до нашего времени сохранились лишь некоторые - бывший Ново-Александровский корпус, подсобные строения и церковь, которая вновь воссоздана как православный храм. О кратковременном пребывании вождя мировой пролетарской революции до сих пор напоминает стела у входа в санаторий, сооруженная летом 1970 года.

Старорусское
Хюттиля, Томмила Hyttila, Tommila

             Поселок. До 1939 г. деревни Hyttila и Tommila входили в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). На местном карельском диалекте название деревни звучало чаще как Хютикюля. Происхождение этого названия не поддается объяснению, можно лишь предположить, что оно ведет свое начало от личного имени.

             Деревня Хюттиля располагалась на юго-восточном берегу озера Каукъярви. Она объединяла в себе группу селений, имевших собственные названия: Уимола, Вяли-Хюттиля (Среднее Хюттиля), Томмила и Силмула. Административно все это большое селение входило в деревенский округ Каукъярви, являясь его неотъемлемой частью. И все-таки местные крестьяне считали Хюттиля отдельной деревней.

             Хюттиля в свою очередь делилась на три части. Первая включала в себя селения Уимола, Среднее Хюттиля и Томмила. К 1939 году в Первой Хюттиля имелось 47 крестьянских хозяйств. В деревне проживало около 210 человек, из которых мужчин - 70, женщин - 63, детей до 16 лет - 77. Земельные наделы представляли собой широкие полосы, спускавшиеся с высокого берегового склона к самому озеру, что обеспечивало приблизительно равные по ценности сельско-хозяйственные угодья для каждого землевладельца. Большую часть крестьянских подворий по старинной карельской традиции строили в виде закрытых квадратных дворов с глухими наружными стенами. Такие строения скорее напоминали крепостные сооружения, чем жилые дома, но мера сия была необходима, поскольку обеспечивала безопасность домашних животных от нападения лесных хищников. Как впрочем и везде животноводство было одним из основных промыслов жителей деревни Хюттиля.

             Всхолмленный рельеф, песчаные почвы требовали создания здесь особой системы мелиорации путем прокладки специальных водоотводных канав. Разбросанные по склонам непригодные для земледелия каменистые островки, заросшие кустарником, наряду с деревянными изгородями вдоль дорог и границ полей придавали особый живописный колорит всей деревенской местности. Возделываемые участки имели площадь в среднем до 10 га. Крестьяне выращивали главным образом картофель и различные корнеплоды. Фруктовых садов и ягодных кустарников здесь почти не было. Сады имелись лишь за оградами русских дач. Хотя местные крестьяне весьма неохотно продавали свои участки русским дачникам, все же устоять перед соблазном значительного барыша мог далеко не всякий. Обитателями русских особняков были Тарасовы, Кисареевы, Гавальские, Колаховы, Соловей, Равины, Егор Коновалов, гофмейстер Цезарь Ордин, известный купец и книгоиздатель Мауриц Вольф, главный врач санатория "Халила" действительный статский советник Иван Григорьевич Габрилович, дворяне Арнольд и Карл фон Глой, капитан Михаил Андреевич Шиманский и генерал Оскар фон Гюббенет. Петербуржцы съезжались в деревню только на лето для отдыха в своих роскошных особняках, окруженных тенистыми парками. К господским домам частенько стекались торговцы, предлагавшие свой товар, итальянские шарманщики, немецкий духовой оркестр, поскольку здесь можно было получить хорошее вознаграждение за свой труд. Некоторые деревенские парни неплохо зарабатывали извозом, доставляя дачников от станции Перкъярви [ныне ст. Кирилловское] до их летних резиденций.

             В конце лета русские господа по обыкновению устраивали балы, на которые приглашали не только соседей, но также и местных жителей. Тогда в парках зажигали разноцветные китайские фонарики, играл граммофон, в воздух взмывали огненные ракеты. Сын генеральши фон Гюббенет на одном из таких праздников провел даже бесплатную лотерею для деревенской детворы, чтобы каждый участник мог получить хотя бы небольшой приз. И все же самым веселым летним народным праздником был традицион-ный Юханнус (Иванов день), когда на самом высоком холме собиралась вся деревня вокруг огромного костра для игр, забав и всеобщего веселья. С началом первой мировой войны, окончившейся революционными потрясениями стала угасать и русская дачная жизнь с ее былым великолепием.

             Обыденная крестьянская жизнь протекала в трудах и заботе о хлебе насущном. Кроме пахотных угодий каждый хозяин имел также достаточно большой участок леса, который как и поле представлял собой узкую длинную полосу равнозначной ценности и равноудаленную от деревни. Лес приносил определенный доход: женщины и дети заготавливали грибы да ягоды, а многие мужчины работали дровосеками и плотниками как в деревне, так и на отхожих промыслах в том числе и в Петербурге. Во время весеннего паводка мужчины трудились на лесосплаве, благо что река была рядом. Когда в 1930-х годах на Карельском перешейке продолжились работы по возведению оборонительной полосы так называемой "линии Маннергейма" жители деревни получали дополнительный приработок, участвуя в возведении военных объектов.

             Южные окраины деревни Хюттиля составляли ее вторую и третью части, объединяясь общим названием Силмула. Силмула почти смыкалась с деревней Пейппола [ныне Заполье], поэтому ребятишки посещали пейппольскую школу, хотя детвора центральной Хюттиля ходила в школу деревни Келола. Крестьянские занятия жителей Силмула мало отличались от промыслов, распространенных в центральной деревне. Многие работали в санатории Халила [ныне Сосновый Бор], где всегда требовался большой обслуживающий персонал. Помимо полей и огородов в деревне было немало яблоневых садов, дававших хорошие урожаи. На 1939 год в деревне Силмула насчитывалось 16 крестьянских хозяйств.

             Наиболее распространенными фамилиями в Первой Хюттиля были Паю, Хиетанены и Коли. В Силмула жили преимущественно семьи Какко и Коли.

             При отступлении финских войск в декабре 1939 года большая часть деревенских зданий была сожжена, а когда в августе 1941 года территория Хюттиля вновь была занята финнами, то пригодными для жилья оказались 13 из шести десятков домов селения. Восстановление деревни продолжалось до июня 1944 года, пока не грянуло новое наступление советских войск. На этот раз военный смерч почти не задел деревню, что стояла в стороне от главного удара. Дальнейшим восстановлением поселка занялись уже советские переселенцы. Центром нового поселения стала деревенька Томмила, являвшаяся прежде частью Первого Хюттиля. Вначале ее передали в ведение Института Прикладной Зоологии и Фитопаталогии для организации там подсобного хозяйства. Однако вскоре это учреждение отказалось от использования данной территории. Тогда в декабре 1946 года данный участок площадью 271,19 га передали Управлению треста "Ленавтотранс", подсобное хозяйство которого и разместилось в Томмила. В деревне организовали сельсовет под одноименным названием. В 1948 году по команде сверху работники подсобного хозяйства придумали новое название своему поселку - "дер. Горки". Но руководящие работники облисполкома поправили народное решение, утвердив иное наименование - "Старорусское" в память героя советско-финляндской войны политрука Старорусского В.К., похороненного вблизи деревни Томмила. Сам политрук погиб в конце февраля 1940 г. довольно далеко от Томила при форсировании р. Салменкайта. Под этим названием поселок существует и до сих пор.

Староселье
Норккола, Яаскеля Norkkola, Jaaskela

             Поселок. До 1939 г. селения Norkkola и Jaaskela входили в состав деревни Кескикюля волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Keskikylд в переводе означает «Средняя деревня» и охватывает располагавшиеся рядом небольшие деревеньки Пююккёля (упоминается в документах XVI века), Орола (упоминается в документах XVIII века, фамилии жителей в тот период - Колкканен и Кауранен), Яяскеля (фамилии жителей в XVIII веке, когда деревня упоминается впервые, Кутилайнен и Суокас) и Норккола (в налоговых книгах XVIII века упоминается только одна фамилия - Пююккё). Помимо этого, археологические находки, выявившие наличие в грунте отдельных изготовленных руками человека предметов, относящихся к периоду каменного века, указывают на вероятность стоянок древних людей в этих местах. В указанных деревнях в общей сложности было около 40 домов. Поля хозяйств располагались на склоне, ведущем в сторону озера Муолаанъярви. В деревне Яяскеля стоял старый дом хозяйства Тойвола, в котором в свое время жил становой пристав (начальник полиции) по фамилии Круук, которого все в округе очень боялись. После него дом перешел во владение Юхо Эломаа. Этот человек, имевший высшее образование, работал агентом-делопроизводителем. Недалеко от этого дома начиналась деревня Норккола, в которой дом, принадлежавший Юхо Хятёнену, считался самым большим и самым добротным во всей волости Муолаа. В дореволюционный период дачевладельцами были: в Норккола - мещанка Мария Ивановна Фолькман, в Орола - Иван Алексеевич Типишев, в Яяскеля - книготорговец Альберт Аугуст Рихард Хоеннингрер.

             В предвоенные годы в Кескикюля появилась своя народная школа (основана была в 1936 году, учителем в 1936-1940 гг. был Вальдемар Каннас); местные жители имели фамилии Ахтиайнен, Маюри, Вихолайнен, Синтонен, Лейпонен, Липсанен, Хятёнен, Пююккё, Пасури, Хуухка, Хелениус, Кариринне, Каукинен, Мякеляйнен, Муона, Эломаа, Хёмппи, Карху, Койсти, Хайконен, Вепсяляйнен, Кауковуори, Калтомаа, Калтоярви, Кулмаярви, Койвулампи и Кангаслампи.

             С конца 1944 г. для деревни Кескикюля начинается новый отсчет истории. Зимой 1948 г. деревне Яаскеля присвоили наименование «Восход», поскольку на ее территории размещался одноименный колхоз. Спустя короткое время название деревни изменили на «Староселье». Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Вскоре новое название распространилось на все близлежащие селения, в том числе и на Кескиюля.

Стрельцово
Хотокка Hotokka

             Поселок. До 1939 г. деревня Hotokka входила в состав волости Муолаа Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня с этим названием располагалась вдоль шоссе неподалеку от северо-западного берега озера Муолаанъярви. Поселение это нельзя считать очень древним, поскольку его название отсутствует в налоговых книгах за XVI век (тем не менее следы пребывания людей на северном берегу озера Муолаанъярви, относящиеся к каменному веку, все же отмечены: отдельные археологические находки, датируемые этим периодом, говорят о том, что-какая-то стоянка древних охотников или рыболовов вполне могла находиться там в течение некоторого отрезка времени). Деревня состояла из двух частей - Верхней и Нижней. Известно, что первый дом, если ехать со стороны Выборга, принадлежал семейству Патья, один из представителей которого, Абрам Патья, в конце XIX века в течение 6 лет был председателем волостного собрания и один раз избирался депутатом парламента Великого княжества. В последующее время этот дом принадлежал инспектору жилищного хозяйства по фамилии Марьяла.

             Чуть дальше открывались поля дер. Верхняя Хотокка (Иля-Хотокка), в которой насчитывалось около 10 домов. На перекрестке, от которого отходила дорога на Лейпясуо, находилось зажиточное хозяйство семейства Сунинен.

             Там, где кончались дома Иля-Хотокка, направо шла дорога - к берегу озера, точнее - к заливу Ламмаслахти (в переводе - "Овечий залив"); она вела к находившейся там в свое время пилораме Ушанова, предпринимателя из Кююрёля (Красное Село). А менее чем в двух километрах от Верхней начиналась Нижняя деревня (Ала-Хотокка) - основная часть населенного пункта Хотокка. Дома и поля располагались по обе стороны шоссе. Здесь находилась школа, здание которой было построено в 1890 году - на живописном холме, откуда открывался прекрасный вид на озеро Муолаанъярви. Через деревню протекала небольшая речка Хотойоки, в устье которой на берегу озера был общественный пляж. Далее вдоль берега располагалось несколько дач, построенных до 1917 года. Крайней из них была дача Зиллиакуса, преподавателя одного из учебных заведений. С ее крыльца открывалась великолепная панорама широкой синей глади озера Муолаанъярви. В озере было много рыбы, а посему местные жители занимались не только возделыванием полей, но и рыбной ловлей.

             В Ленинградском областном государственном архиве в г. Выборге (в период нахождения Выборга в составе Финляндии в этом здании располагался Выборгский губернский архив) есть документальные материалы, содержащие составленные в дореволюционный период (в частности, в 1881, 1884, 1886, 1887, 1899, 1913-14, 1917 годах) списки владельцев недвижимости (дачных участков) в различных населенных пунктах на Карельском перешейке. В деревне Хотакка, например, значились следующие дачевладельцы: вдова вице-адмирала София Ивановна Реунова - 2 участка, статский советник Николай Соколов, Генеральный консул Йохан Михал, Александр Иванович Фрауэн, девица Жозефина Сетофер.

             В период советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. деревня Хотокка оказалась в прифронтовой зоне. Уже в первых числах декабря 1939 года части Красной Армии вышли к передовым укреплениям финской главной полосы обороны и стали предпринимать попытки ее прорыва. Из района Хотокка финны имели возможность периодически наносить артиллерийские удары через озеро Муолаанъярви по правофланговым боевым порядкам наступавшей вдоль западного берега 24-й стрелковой дивизии. При этом финнами использовались, в частности, устаревшие по своей конструкции 107-миллиметровые пушки образца 1887 года раздельного заряжания, на жестком лафете, что немало удивляло советских артиллеристов и пехотинцев: для них это был уже давно пройденный этап, поскольку сталинское руководство СССР не жалело материальных ресурсов для постоянного совершенствования средств ведения наступательной войны, чего нельзя было сказать о руководстве Финляндии!

             Жители из деревни к тому времени были уже эвакуированы в тыл, и дома стояли заброшенные.

             Затем, в середине февраля 1940 года последовало отступление к Выборгу и к Пёлляккяля, деревня была занята частями Красной Армии.

             Известно, что здание народной школы к моменту возвращения жителей в родную деревню в 1942 году сохранилось, хотя и имело повреждения. После проведения ремонта в школе с осени того же года были возобновлены занятия. Однако, как впоследствии оказалось, времени было судьбой отпущено совсем немного - до июня 1944 года.

             19 января 1948 г. по постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства фабрики «Скороход» деревня Хотакка получила наименование «Северная». После рассмотрения дела в высших инстанциях название было изменено на «Стрельцово» с обоснованием: «В память погибшего бойца-разведчика Стрельцова К.В., похороненного в д. Хотакка». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

             В настоящее время это поселок дачного типа.

Таммисуо
Таммисуо Tammisuo

             Железнодорожная станция в пригороде Выборга. До 1939 г. поселок входил в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). В переводе с финского Tammisuo означает «Дубовое болото».

             Зимой 1948 г. поселку Таммисуо присвоили наименование «Москвино». В обосновании указывалось: «в память ст. лейтенанта Москвина, погибшего на территории Выборгского района». Станция сохранила свое первоначальное название благодаря ведомственной волоките.

Тарасовское
Кирстиняля Kirstinala

             Деревня. До 1939 г. деревня Kirstinala входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия).

             В налоговых книгах периода шведского господства деревню Кирстиняля упоминают уже начиная с 1650-х годов. Кирстиняля располагалась на восточном побережье озера Риескъярви. Вероятно, в основе топонима лежит слово шведского происхождения. В народе же эту деревню чаще называли Ристали, что можно перевести как "Хрустальная". Это название ведет свое начало от существовавшего когда-то здесь стеклянного завода. В стародавние времена Кирстиняля являлась частью единой деревни Риескала, в состав которой входили все деревни, прилегавшие к берегам озера Риескъярви. Первопоселенцами в Кирстиняля, вероятно, являлись два рода - Пуса и Лемпияйнен. Первый владел прибрежной территорией, а второй обосновался на возвышенности. Фамилии этих крестьян в последние годы существования деревни Кирстиняля были представлены многочисленными потомками.

             Кирстиняля пережила трагические события во время Северной войны. На спускающихся к озеру полях Старого Антти состоялось сражение, в результате которого все мужское население деревни, а также старики и дети были убиты, за исключением единственного свидетеля этой страшной сцены, которому удалось скрыться и уйти незамеченным.

             С середины прошлого века Кирстиняля начали осваивать русские дачники. Первыми сюда прибыли Покровские и Янцевы. Позднее появились и другие представители высших слоев столичного общества. Самое видное место среди них бесспорно принадлежало известному столичному медику профессору С.П. Боткину. Двухэтажное деревянное здание его усадьбы с 49 комнатами, украшенное великолепной резьбой, было построено на высоком холме в центре местечка Пяатиля. Следует отметить, что в старину это селение, являющееся частью деревни Кирстиняля, называли Сипретти. Рассказывают, что название селения восходит своими корнями к незапамятным временам, когда древние карелы изгнали проживавшее на своей территории племя Сигтуна и заселили прежде пустынные земли. Селение стало называться Пяатиля уже после перемежевания земель, проведенного в 1750 году. Но официальным названием этой деревеньки все же считалось Кунттила, которая делилась на две части: Кунттила I и Кунттила II. Усадьба Боткина занимала не только местечко Кунттила или Пяатиля, но также и некоторые другие более отдаленные участки. К имению примыкало несколько дач, собственная пекарня и небольшая часовня. В лучшие времена на территории имения собирали до 300 человек гостей и обслуги. Неподалеку от имения Боткина на так называемой "Красной мызе" летом 1886 года поселился тяжело больной русский сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин. И в самой Кунттила летом 1881 г. гостил великий русский художник И.Н. Крамской. Основным развлечением светской публики считалась охота, которая превращалась порой в пышную и торжественную церемонию убиения зверя. Местным мальчишкам в те времена перепадало немало добра с барских столов и русских монет за мелкие услуги при организации травли дичи. Деревенские извозчики после развозки богатых седоков возвращались домой с туго набитыми кошельками. По соседству с Боткиным проживали: жена тайного советника Катарина Мардвинова, жена статского советника Анастасия Сергеевна Бородулина, жена статского советника Юлия Карповна Введенская. Неподалеку находились виллы профессора Сергея Ведрова и вдовы статского советника Елены Алексеевны Покровски, капитана Ивана Леонтьева и инженера Николая Долгорукова.

             "Золотое время" кончилось с развалом Российской империи. Граница закрылась, дачники исчезли. Началась перестройка всего прежнего жизненного уклада финляндского приграничья. Экономика переживала тяжелый переходный период. Случались даже смерти от голода. Оставшиеся в Финляндии после революции русские владельцы вилл из господ быстро превратились в эмигрантов. Многие впоследствии рассыпались по Европе, остались в своих усадьбах лишь единицы. В числе последних до декабря 1939 г. в Кирстиняля пребывала семья Никитина, пока большевики не заставили их отправиться в более отдаленную неизвестность.

             Традиционными занятиями жителей Кирстиняля всегда считали земледелие и связанное с ним животноводство: хорошего урожая без естественного удобрения - навоза - не получишь. Первые сельскохозяйственные машины появились у крестьян только в 30-х годах нашего столетия. До этого все работы делали своими силами, используя лошадиную тягу. Наиболее распространенными культурами были рожь, овес и ячмень. Выращивали также пшеницу и гречиху. Из овощей более всего внимания уделялось картофелю, излишки его продавали на овощеперерабатывающий завод в Терийоки. Прочие овощи выращивали по потребности собственного хозяйства. Традиционной едой жителей деревни Кирстиняля считались блюда из картофеля и бобов, овсяный кисель, квашеная капуста.

             Кирстиняля славилась своими мастерами и рукодельницами. В деревне имелась собственная мельница и драночная мастерская. Почти в каждом доме было свое мелкое кустарное производство. Женщины ткали одежду, мужчины занимались плотницким и столярным ремеслом. Среди них были и искусные сапожники и кузнецы. Крестьянские семьи, как правило, были многочисленными. Помимо вышеупомянутых фамилий в деревне получили распространение имена семейств Хиетанена, Реймана и Вестеринена.

             Финская народная школа появилась в деревне Кирстиняля в 1899 году. В то же время есть данные о том, что уже в 1882 г. в деревне под руководством Боткина была построена школа для крестьянских детей. В 1909 году было основано Молодежное общество "Юритюс" ("Попытка"). В дальнейшем на базе этого общества развивалась деятельность организаций шюцкора и Лотта Свярд.

             Три раза в неделю в деревню привозили почту. О всех событиях в мире можно было узнать из газет. В 1927 году в Кирстиняля появился первый громкоговорящий радиоприемник.

             Осенью 1937 года в деревню приехала группа военных специалистов на двух автомобилях с геодезическим оборудованием. Они обмеряли цепь возвышенностей, пересекавших территорию деревни, делали соответствующую разметку и наносили данные на карты. Через год в Кирстиняля были начаты работы по строительству противотанковых препятствий, которые глубокими рвами и эскарпами врезались в холмы. Хотя эти инженерные сооружения отняли у крестьян часть возделываемых угодий, все же работы по их сооружению принесли местным жителям неплохой дополнительный заработок, компенсировавший убытки. В самый разгар строительных работ со стороны советской границы прилетел самолет-разведчик, фотографировавший с воздуха возводимые укрепления. На следующий день в финских газетах появились заголовки: "Русские грубо нарушили границу в районе Уусикиркко, фотографировав наши укрепления".

             На 1939 г. в деревне Кирстиняля имелось 43 двора. В начале декабря того же года все жители покинули деревню. По возвращению назад в 1941 году финские интендантские службы отметили, что в самой деревне Кирстиняля полностью уничтоженными оказались 9 хозяйств, а уцелело 10. В Пяатиля в пепел было обращено 12, а сохранилось полностью 5 хозяйств. Летом 1942 г. в деревне начались восстановительные работы. До июня 1944 г. продолжалось относительно спокойное время.

             Стремительное наступление Красной Армии отбросило линию фронта за Выборг. Вслед за войсками в Кирстиняля стали прибывать и советские переселенцы. Одними из первых туда приехали рабочие завода № 349, которым было поручено организовать в Кирстиняля подсобное хозяйство. Решением расширенного заседания исполкома Кайпиальского сельсовета депутатов трудящихся от 26 июня 1947 г., на основании протокола общего собрания рабочих подсобного хозяйства завода № 349 состоявшегося 23.06.47, было предложено переименовать деревню Кирстиняля в «дер. Дубровка». Спустя год в верхних инстанциях это решение изменили и Указом ВС РСФСР 1 октября 1948 г. официально закрепили за поселком наименование «Тарасовка» (в память ст. лейтенанта Николая Николаевича Тарасова, командира роты 190-го гв сп, погибшего 28 июня 1944 г.)

             Из подсобного хозяйства завода № 349 в послевоенное время Тарасовское превратилось в большой ведомственный поселок Ленинградского Оптико-Механического завода. На его территории появились пионерские лагеря, база отдыха, детский сад и дачный комплекс. В бывшей усадьбе Боткина вначале размещалась семилетняя школа. К настоящему времени усадьба с парком включена в единый комплекс заводского Дома отдыха. Центр поселка застроен домами городского типа.

Тарханово
Пааккала, Каллола, Юля Оутила Paakkala, Kallola, Yla Outila

             Поселок. До 1939 г. деревни Paakkala, Kallola, Yla Outila входили в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Дружба» зимой 1948 г. деревня Пааккала получила наименование «Семеновка». Спустя некоторое время название изменили на «Дружная». После обсуждения вопроса в вышестоящих инстанциях деревне было определено окончательное наименование «Тарханово», которое не нуждалось в комментариях, поскольку происходило от фамилии погибшего воина. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Токарево
Каяла Kaijala

             Поселок. До 1939 г. деревня Kaijala входила в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

Деревня Каяла стояла на берегах порожистой реки Роккаланъйоки, через которую было переброшено три деревянных моста, имевших свои наименования: Хёркёнсилта в Нижней деревне, Маттилансилта в Средней деревне и Тонтинсилта в Верхней деревне. Пороги также имели свои названия: Илокоски, Маттиланкоски, Лахокоски, Лиеппикоски, Растаанкоски и Пюхякоски. С северо-востока деревня ограничивалась болотом Харрайссуо, которое накануне войны начинали мелиорировать.

             Каяла была типичной земледельческой деревней. Площадь посевных угодий составляла около тысячи гектар. Почвы были глинистыми, на полях выращивали картофель, брюкву, капусту, репу, рожь, ячмень и пшеницу. У многих были большие сады, во всех хозяйствах держали домашний скот, молочную продукцию поставляли в соседние деревни Роккала Ваахтола и Уурас, а также в фирму Валио. Дополнительный заработок приносили отхожие промыслы на целлюлозном заводе Хакмана и в порту Уурас. В деревне имелись две мельницы и лесопилка, несколько кузниц. В личном владении у жителей деревни было 4 легковых автомобиля.

             В Средней деревне находился кооперативный магазин, единственный в волости Дом щюцкора, добровольная пожарная команда, народная школа с библиотекой и Дом молодежного общества Кипиня, которое было основано в 1892 г. В Каяла действовало общество Март и два животноводческих общества.

             Накануне советско-финляндской войны в деревне проживало 882 человека, дворов было 145. Наиболее распространенными фамилиями в деревне считались Хиири, Хяннинен, Хёрккё, Кайанен, Контто, Косонен, Курки, Лойкас, Паакканен, Пууса, Растас, Сеппя и Вянтси. Все население покинуло деревню в грозную военную зиму, а 17-18 февраля Каяла была захвачена Красной Армией. Спустя полтора года деревня вновь на короткий срок оказалась в руках у финнов, но в июне 1944 г. окончательно перешла под власть Советов.

             В 1945 г. на территории деревни Каяла разместилась сельхозартель, преобразованная вскоре в совхоз "Выборгский № 2". 20 сентября 1947 г. исполком Роккальского сельсовета принял решение присвоить деревне Кайала наименование «Слобода»- Это решение позднее было продублировано постановлением общего собрания рабочих и служащих совхоза «Выборгский № 2». Однако комиссия по переименованию решила вопрос по своему, присвоив деревне название «Высоцкая», с соответствующим обоснованием: «в память героя Советского Союза Высоцкого, погибшего смертью героя в районе о. Тронгсунд». Но тут оказалось, что логичнее такое наименование переместить поближе к месту события, переименованному на тот момент в «Петроостров». А для деревни Каяла незамедлительно подобрали нового героя. Им оказался генерал-майор авиации Токарев Николая Александровича, погибший в воздушном бою 31 января 1944 г. в районе Евпатории. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г.

Толоконниково
Хепонотко, Пиен Перо Heponotko, Pien Pero

             Поселок. До 1939 г. деревни Heponotko и Pien Pero входили в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Heponotko в дословном переводе означает «Конная лощинка».

             По постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства 96 ДЭУ в начале 1948 г. селение Хепонотко получило новое название «Березовка». Вскоре оно было заменено на «Толоконниково». В обосновании указывалось: «в память младшего сержанта Толоконникова П.И., погибшего в р-не ст. Кямяря» (Толоконников Павел Иванович, 1925 г.р., погиб 25 июля 1944 г. и похоронен в братской могиле у ст. Кямяря). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Топольки
Маттила, Лайтила Mattila, Laitila

             Поселок. До 1939 г. деревни Mattila и Laitila входили в состав волости Яаски Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Mattila образован от личного имени Матти.

             Зимой 1948 г. деревне Маттила присвоили наименование «Пограничник», как указывалось в обосновании: «по одноименному названию колхоза». Спустя несколько месяцев деревня получила новое название «Топольки», причем в обосновании значилось: «по переводу с финского». В приведенном ниже списка деревень, присоединенных к Маттила, нет ни одного топонима, который переводился бы подобным образом. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Симола, Карьялайнен, Менькари, Реттола, Тиетявяля, Лаукала, Хярю, Ряйкинен, Туомала, Хауканвара, Кирьялампи, Мелься, Коренкаллио, Ритамяки, Кангас, Сами, Хекиля, Янтунен.

Торфяновка
Юля Урпала Yla Urpala

             Поселок. До 1939 г. деревня Yla Urpala входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Юля Урпала присвоили наименование «Торфяновка». В обосновании было указано: «по природным условиям». В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Рийкола, Рейниккала, Коскела, Кийсканлахти, Лайтасалми, Мякеля, Паюсаари, Тормо, Хиетаперя.

Улыбино
Перойоенкюля, Кярстиля Perojoenkyla, Karstila

             Поселок. До 1939 г. деревни Perojoenkyla и Karstila входили в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             В начале 1948 г. по постановлению общего собрания рабочих и служащих подсобного хозяйства швейной фабрики деревня Перойоенкюля получила наименование «Горская». Комиссию по переименованию не устроил данный вариант, и деревне присвоили новое имя – «Улыбино», образованное от фамилии погибшего воина. Сведения об Улыбине отсутствуют. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Урожайное
Уискола Uiskola

             Поселок. До 1939 г. деревня Uiskola входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Своим названием Уискола обязана, вероятно, большой карельской лодке, именовавшейся «ушкуй» (uisko). Очевидно, в старину в этой деревне жили мастера, славившиеся умением изготовлять такие суда. Две трети жителей Уискола носили фамилию Коли и поэтому деревню часто называли также Колила. Даже озеро, на берегах которого стояла деревня, называлось Колинъярви. В низинах, как и на самом озере, можно было встретить густые заросли камыша и хвоща. Озеро представляло собой естественный разлив речки Колилан-йоки, являющейся продолжением реки Пейпполан-йоки, а следовательно, было весьма богато рыбой, которой хватало не только на прокорм семьи, но и на продажу. Кроме рыбы округа славилась обилием лесных ягод, сбор которых для продажи дополнял домашний бюджет местных крестьян. Жители деревни с усердием трудились на земле, некоторые кооперировались, покупая в складчину производительные сельскохозяйственные агрегаты, как, например, молотилку на моторной тяге, которую использовали для нужд всех односельчан. Помимо основных земледельческих занятий многие крестьяне промышляли работой на лесозаготовках и сплаве древесины, а также выполняли строительные работы, поскольку в плотниках и столярах недостатка в Уискола не было.

             Из русских дачников, обосновавшихся в Уимола в начале XX века, можно упомянуть лишь Григория фон Ленг и барона Фердинанда Бистремин.

             Характерно, что почти все дома в Уискола были выкрашены в красный цвет. Перед войной там проживало 32 семьи. Самыми распространенными в деревне были фамилии Коли и Никканен. В начале декабря 1939 года все жители покинули деревню Уискола. Когда часть из них вернулась обратно в 1942 году, то на месте 16 хозяйств они застали лишь пепелища, но 15 домов все-таки оставались пригодными для жилья. Не исключено, что они были восстановлены или перевезены из других мест советскими переселенцами 1940 года.

             Вторая волна советского переселения охватила деревню в 1945 году. Тогда была воссоздана сельхозартель "Красный Октябрь" для работы в которой, как предписывалось в одном из партийных циркуляров, надлежало переселить в Уискола 15 семей из Ярославской области. Для их размещения в деревне имелось не менее 20 жилых построек. В 1948 году решением исполкома райсовета деревню лишили исторического имени, превратив ее в "Урожайное". В настоящее время от прежней деревни осталось лишь несколько полуразвалившихся домов.

Усадище
Кинтери Kinteri

             Поселок. До 1939 г. село Kinteri входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Освобожденный труд» зимой 1948 г. деревне Кинтери было выбрано наименование «Ключи». Однако, вскоре название поменяли на «Калитка», а через несколько месяцев деревню переименовали в третий раз, присвоив ей имя «Усадище». В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Ярвенпя 1-е, 2-е, Нарва (?).

Уткино
Кайпиала Kaipiala

             Поселок. До 1939 г. деревня Kaipiala входила в состав волости Уусикиркко Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Кайпиала располагалась на юго-восточной оконечности озера Халоланъярви и состояла из двух частей: Хиетала и Ихантала. Деревня имела и второе название – Лампаала, которое употреблялось гораздо реже. Вероятно, оба эти названия произошли от личных имен первопоселенцев. По географическим условиям и характеру сельскохозяйственного производства Кайпиала почти не отличалась от деревни Халила. В 1904 году в Кайпиала была основана народная школа, которую посещали и дети соседних селений. Также в Кайпиала активно действовало Молодежное общество "Веса"("Побеги"), которое было основано в 1907 году.

             В период освоения Карельского перешейка жители Санкт-Петербурга на рубеже XIX и XX веков в Кайпиала строили немало русских дач. В числе русских владельцев можно упомянуть адвоката Александра Турчанинова, крупного столичного фабриканта и заводчика Тараса Васильевича Белозерского, директора Правления Товарищества "Лаферм" Георгия Евгеньевича Геншеля, агронома Франца Ивановича Вальта, Николая Сенькова и канториста Михаила Яка. После 1918 года они оказались в эмиграции. Семьи Нечаева, Пилца, Суровцева и Виста прожили в деревне Кайпиала вплоть до эвакуации 1939 года.

             Согласно сведениям на 1924 г. в числе жителей Кайпиала были следующие землевладельцы: Хиетанены, Хармаа, Курппа, Вист, Антталайнены, Ниссинены, Сеньковы, Белозерские, Геншел, Як и Турчаниновы. Последних семерых позднее сменили семьи Саарма, Линкка, Уутту, Руси, Вуотила, Лайне, Никканена и др.

             Местные крестьяне не имели больших земельных наделов и поэтому от сельскохозяйственной отрасли не приходилось ждать даже средних доходов. Но среди жителей деревни было много предприимчивых людей, которые сумели организовать собственное дело. Александр Канканен занимался продажей лесоматериалов и своей деятельностью он обеспечивал рабочие места односельчанам, которые подрабатывали грузоперевозками. Другой известной личностью в деревне являлся немец Герман Вист. До революции он жил в Петрограде, где у него имелась ювелирная мастерская. В Кайпиала Вист успел построить себе дачу, на которую и перебрался жить после закрытия границы с Россией. Он сумел основать в Кайпиала собственное ювелирное производство, на котором работало 30-40 человек из многих соседних деревень. В условиях спешной эвакуации в декабре 1939 года у Виста не было возможности вывезти весь запас серебра в Финляндию, поэтому он спрятал дорогой металл вблизи своего дома. Весной 1941 года он совершил смелую вылазку на советскую территорию Карельского перешейка с целью забрать закопанный клад. Операция прошла успешно и ему удалось вернуться обратно, унося в рюкзаке 37 кг серебра. Позднее по мотивам этой истории был написан роман "Серебро за границей", а также поставлен одноименный фильм.

             К 1939 году в Кайпиала было 25 домов, которые обратились в пепел сразу после эвакуации жителей деревни. Части Красной Армии проследовали мимо обгоревших печных труб ее, не встречая серьезного сопротивления финских отрядов. В том же разрушенном виде Кайпиала перешла в руки прежних хозяев в конце лета 1941 г. За два с половиной года позиционной войны они успели частично восстановить деревню, но летом 1944 г. им снова пришлось ее оставить. Тогда в Кайпиала было не менее 20 домов, пригодных для проживания. Согласно исполкомовским предписаниям весной 1945 г. в них должны были разместиться 20 семей колхозников-переселенцев, прибывших из Кировской области.

             До их приезда в Кайпиала уже успели разместить подсобное хозяйство завода "Невгвоздь". Решением расширенного заседания исполкома Кайпиальского сельсовета депутатов трудящихся от 26 июня 1947 г. было предложено переименовать деревню Кайпиала в «дер. Зеленая Долина». Рабочие подсобного хозяйства завода «Невгвоздь», размещенного в Кайпиала, придумали свое наименование – дер. «Молодежная». Однако работники Койвистовского исполкома посчитали более правильным присвоить Кайпиала наименование «дер. Невская». Это решение было также вскоре изменено и в конце концов в более высоких инстанциях деревню переименовали в «Уткино». В те годы сельсовет размещался в более крупном селении Кирстиняля, но именовался он именно Кайпиальским сельсоветом. Только когда дер. Кирстиняля переименовали в Тарасовское, сельсовет стал называться Тарасовским.

             В настоящее время населенный пункт Уткино оживает преимущественно только летом, когда туда съезжаются питерские дачники. В Уткино расположена и небольшая база отдыха одного из городских предприятий. Облик старой деревни сменяется постепенно кирпичным коттеджным стилем.

Харитоново
Куянсуу, Суур Мерийоки Kujansuu, Suur Merijoki

             Поселок. До 1939 г. деревни Kujansuu и Suur Merijoki входили в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия). Топонимы Kujansuu и Suur Merijoki в переводе означают соответственно «Начало аллеи» и «Большая Морская река».

             Зимой 1948 г. деревне Куянсуу присвоили наименование «Механизаторская». В обосновании было указано: «по месту нахождения МТС». Через полгода название изменили на «Харитоново», образованное от фамилии погибшего воина. [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Холмово
Мерола, Кохтамаа Merola, Kohtamaa

             Поселок. До 1939 г. деревни Merola и Kohtamaa входили в состав волости Кирву Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению колхозников колхоза «Дружба» зимой 1948 г. деревне Мерола было присвоено наименование «Холм». Вскоре название несколько изменили и в форме «Холмово» переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Ниуккола, Раухала, Ихаксела и Мерола 1-е.

Цвелодубово
Кауко-Лемпееля Kaukolempiala

             Поселок. До 1939 г. деревня Kaukolempiala входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Деревня Кауко-Лемпееля когда-то являлась частью большой деревни Войпэела, которая делилась на «Переднюю», «Центральную» и «Дальнюю Войпэела». Дальняя Войпэела со временем изменила свое название на Кауко-Лемпееля (или Кауколемпияля), что в переводе означает «Дальняя Лемпееля». Вторая часть названия, вероятно, происходит от личного имени. Кауко-Лемпееля находилась частью на горе Мякелянмяки, а частью в низине. Нижняя деревня, или Алакюля, располагалась вдоль побережья большого вытянутого озера Суулаярви, за ней возвышалась длинная морреная гряда высотой 100-115 метров над уровнем моря.

             Наиболее древним родом считалось обосновавшееся в Кауколемпияля семейство Пимия, предок которых Матти Пимия упоминается в налоговых списках деревни Войпиала уже в 1619 году. В 1623 году упоминается об Антти Хюуттия, жившим в Лийкола, а в конце XVII века в Войпиала появляется и Симо Тойвонен, давший начало своему многочисленному роду.

             Основными промыслами местного населения издавна считались земледелие и животноводство. Но кроме этого многие занимались грузоперевозками и торговлей в те времена, когда границы с Россией можно было пересекать совершенно свободно. Изрядный дополнительный доход приносило и рыболовство.

             В Передней деревне, что унаследовала себе имя Войпиала, перед войной 1939-1940 гг. находилось 23 двора. Столько же крестьянских имений было и в соседней Центральной деревне, которую чаще называли Лийкола. Эти две деревни объединяло то, что они находились на возвышенном плато, а третья деревня, что именовалась Кауколемпияля, либо Кауко-Лемпееля, находилась частью на горе Мякелянмяки, а частью в низине (Алакюля). В Кауколемпияля имелось к тому времени 32 двора. Нижняя деревня, или Алакюля, располагалась вдоль побережья большого вытянутого озера Суулаярви, за ней возвышалась длинная морреная гряда высотой 100-115 метров над уровнем моря.

             На рубеже XIX-XX вв. в прибрежной зоне построили свои дачи некоторые именитые петербуржцы. Когда в вихре революции владельцы роскошных особняков исчезли, многие пустующие дома были распроданы и увезены в другие части Финляндии. Однако несколько русских семей так и продолжали жить в своих домах на территории независимой Финляндии. Наиболее видным петербургским дачником был русский генерал-лейтенант Виталий Платонович Зеребровский, построивший великолепный двухэтажный особняк в Петяяниеми (мыс на юго-восточном побережье озера Суулаярви, которое после известного переименования называется Нахимовским). Помимо него к 1917 г. в деревне проживали на своих дачах: жена губернского секретаря Александра Ивановна Петрова, сын купца Филип Иванович Меркурьев, почетный гражданин Эдвард Витинг, жена статского советника Мария Рейнболт, генерал-майор Захарий Васильевич Мицкевич, архитектор Евгений Львович Морозов, директор Александринской мужской больницы доктор Герман Георгиевич Вестфален и фармаколог Павел Федорович Кехлер

             В деревне Войпиала находилось еще несколько дач. На 1917 г. их владельцами были Катарина Смирнова, Николай Кастов и студент Сергей Матвеев. Одна из этих дач принадлежала в свое время богатейшему петербургскому купцу И.А. Козлову. Вокруг великолепного особняка Козлова был разбит роскошный парк, в котором вырыли огромную яму под искусственное озеро, а в центре ее оставили два островка с чудесными березами. Не предусмотрели только одного, - на этом месте совершенно не было воды. Долго любовался купец Козлов своим чудным парком с мощеными дорожками и прекрасным казино, а также выложенной булыжником набережной своего сухого озера и, наконец, продал все это имение внезапно разбогатевшему через выгодный брак бывшему лакею петербургского отеля "Европа" В.Л. Кивигину. До 1939 года стояла эта усадьба, пока войнами и последовавшим "мирным созиданием" не была уничтожена вместе со всей деревней Войпиала.

             В 1920-х годах в деревне Лийкола организовалось Земледельческое общество, которое имело там свое собственное здание. Там разрабатывались планы по улучшению и расширению пахотных угодий, мелиорации и селекции. Осенью 1938 года была построена новая школа в деревне Лийкола и одновременно во всех трех деревнях появилось электрическое освещение. Через год грянула война. . .

             4 декабря 1939 года к южной оконечности озера Суула-ярви прорвались моторизованные части Красной Армии и танковая бригада. Многие дома деревень Войпиала, Лийкола и Кауколемпияля были охвачены пламенем. 27 февраля 1940 года в этом районе разбился советский самолет 5-го скоростного бомбардировочного авиаполка, экипаж которого был захоронен в деревне Кауко-лемпияля.

             После окончания советско-финляндской войны, как и во все другие деревни Карельского перешейка, сюда прибыли колхозники-переселенцы. Точно также вслед за финским наступлением летом 1941 года прежние хозяева возвратились в Тройственную деревню, прожив здесь лишь до июня 1944 г.

             В 1945 г. в деревне Войпэела разместилось подсобное хозяйство «Ленпромэнергомонтаж». Спустя некоторое время туда же прибыли переселенцы из Кировской области, организовавшие колхоз «Имени Ворошилова». В 1948 году ими были придуманы новые названия деревень: Войпиала превратилась в «Холмово», а Кауколемпияля в «Горная». Эти варианты названий, естественно, не могли удовлетворить чиновников из комиссии по переименованию, выполнявших политический заказ, поэтому после июльского совещания в ЛенОблисполкоме деревне Кауколемпияля было назначено наименование «Цвелодубово» – в память о Якове Антоновиче Цвелодубе, стрелке-радисте сбитого у дер. Копрала 27 февраля 1940 г. советского бомбардировщика, а деревня Войпиала стала называться Чуфрино – по фамилии командира экипажа того же самолета, капитана В.И. Чуфрина. [Персонимы]. Переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г. Озеро Суулаярви в 1950-х гг. также подверглось переименованию и теперь именуется Нахимовским, так как на его западном побережье расположена летняя учебная база Нахимовского училища.

             В настоящее время уже нет ни Чуфрино, ни Лийкола, а на месте бывшей деревни Кауколемпияля расположен большой поселок Цвелодубово с животноводческим комплексом. Рядом находится туристская гостиница "Нахимовская", да несколько бывших пионерских лагерей.

Цветочное
Тиккут, Ряттиярви Rattijarvi

             Поселок. До 1939 г. деревня Rattijarvi входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             По решению исполкома Тиккутского сельсовета от 16 января 1948 г. деревне Тиккут было присвоено наименование «Цветочная», как отмечалось в обосновании – «по природным условиям».

Чайко
Полвиселькя, Маттила Polviselka, Mattila

             Поселок. До 1939 г. деревни Polviselka и Mattila входили в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). В шведских налоговых списках 1559 года она упоминается как состоящая из 19 крестьянских имений. Это было уже крупное для того времени селение, существовавшее, несомненно, значительно ранее вышеуказанного года. Деревня была расположена на холмистой гряде, что отразилось и в ее названии – Polviselkд, т.е. Коленная (или Изогнутая) гряда.

             В 1948 году на общем собрании рабочих и служащих подсобного хозяйства деревню Маттила переименовали в «Высокое». Однако спустя полгода решением Исполкома Леноблсовета деревне Маттила присвоили наименование «Чайко». Обоснованием послужило то обстоятельство, что в этой деревне был похоронен подводник гвардии старшина Иван Иванович Чайка, боец 188-го гв. сп 63-й гв. сд, погибший 13 июня 1944 г. при штурме укреплений у села Кивеннапа. [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Черкасово
Сяйниё Sainio

             Поселок. До 1939 г. деревня Sainio входила в состав Выборгского сельского округа Выборгской губернии (Финляндия).

             Зимой 1948 г. деревне Сяйниё присвоили наименование «Черкасово». В обосновании указывалось: «в память погибшего Героя Отечественной Войны Черкасова, похороненного на станции Сяйние». Причин изменять данный вариант не имелось, поэтому этот вариант и был закреплен Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948 г. [Персоним]. В ходе укрупнения хозяйства к деревне были присоединены соседние селения: Раухалайтяйнен и Миколанмяки.

Черниговка
Рантакюля Rantakyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Rantakyla входила в состав волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Деревня стояла на берегу озера Вуотъярви. Топоним Рантакюля в дословном переводе означает «Береговое».

             По постановлению общего собрания граждан поселка 12 июля 1947 г. деревня Рантакюля получила наименование «Черниговка». Комментариев в обосновании не содержалось. Вероятно, название связано с местом исхода переселенцев. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Черничное
Хёрккё Horko

             Поселок. До 1939 г. селение Horko, являясь частью деревни Коскиярви, входило в состав волости Йоханнес Выборгской губернии (Финляндия).

             Деревня Коскиярви находилась на порожистом участке реки Роккаланъйоки. В районе деревни было три порога: Юлякоски, Кескикоски и Алакоски. Старики говаривали, что шум Верхнего порога приносил хорошие вести, а шум Нижнего - плохие. Берега реки были здесь особенно крутыми. Местами на плесах росли кувшинки, синие и желтые лилии, над водой склонялись плакучие березы. Речку пересекали два моста, кроме этого был еще и пешеходный мостик возле мельницы. Поскольку местность была довольно живописная, то ее облюбовал житель Петербурга коллежский регистратор Александр Ефимов, построивший в окрестностях Коскиярви собственную дачу. Этот русский господин исчез из поля зрения после 1918 г.

             Деревня делилась на три части: Хёрккё, Ленккери и Кангас. Земледелие было главным занятием жителей деревни, хотя пахотные угодья были сильно измельчены в результате наследственного межевания. Почти у каждой семьи имелись участки на отдаленных землях. Крестьяне возделывали рожь, кормовые культуры, картофель и начиная с 1930-х гг. яровую пшеницу. Молоко обычно возили на маслоперерабатывающий завод, любителей домашнего масла было немного. Перед войной в деревне появился даже трактор, хотя основную тягловую силу составляли лошади. Хороший конь был причиной гордости крестьянина.

             Известное место в трудовой деятельности деревни занимало и рыболовство, несмотря на относительную отдаленность ее от побережья. Многие крестьяне подрабатывали на целлюлозном заводе Хакмана и в порту Уурас. Весной занимались сплавными работами.

             В деревне находилась современная мельница с лесопилкой, которая обслуживала жителей окрестных деревень. В Коскиярви была собственная добровольная пожарная команда, действовало общество домохозяек "Мартта", в школе проводились молебны и песнопения. При школе работала библиотека. Зимой проводились лыжные состязания, летом - велосипедные. Тойво Хёрккё посчастливилось участвовать даже в Парижских Олимпийских Играх в 1924 г. Перед войной в деревне Коскиярви проживало 350 человек, а дворов в ней было около полусотни.

             В начале второго периода советского освоения Карельского перешейка в деревню Хёркё надлежало переселить 15 семей колхозников из Кировской области. Очевидно, они прибыли на место весной 1947 г. В деревне их радостно встретил председатель колхоза "Перелом", который они должны были поднимать. Сделать это им, видимо, было непросто, о чем свидетельствует тот факт, что председателю не удалось организовать даже общее собрание колхозников для изобретения нового названия. В результате придумывать название пришлось, вероятно, ему самому. Решением исполкома Липпольского райсовета от 24.02.1948 г. за деревней Хёркё было закреплено наименование "Ручьи". Однако, этот вариант не удовлетворил комиссию по переименованию, и деревне пришлось придумать новое название - "Черничная". При укрупнении хозяйства к деревне Хёркё было присоединено соседнее селение Пеусса, а позднее и Тиккала. Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1949 г.

Чернявское
Ляхепелто Lahepelto

             Поселок. До 1939 г. селение Lahepelto входила в состав деревни Юлиярви волости Кивеннапа Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Lдhepelto в переводе означает «Ближнее поле».

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «имени 1-го мая» зимой 1948 г. деревне Ляхепелто было выбрано наименование «Заозерье». По известным причинам такое наименование не могло быть одобрено в вышестоящих инстанциях и поэтому вскоре было заменено на «д. Чернявская», с обоснованием: «В память гвардии лейтенанта Чернявского Ивана Афанасьевича, погибшего на территории Кивеннапского сельсовета». (И.А. Чернявский, заместитель командира батальона по политической части 191-го гвардейского стрелкового полка). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Чулково
Нисалахти Nisalahti

             Поселок. До 1939 г. деревня Nisalahti входила в состав волости Сяккиярви Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Nisalahti можно перевести как «Начало бухты».

             Зимой 1948 г. деревне Нисалахти выбрали наименование «Чулково» с мотивировкой: «в память погибшего Героя Отечественной Войны, похороненного в данном населенном пункте». [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Щербаково
Хевоссаари Hevossaari

             Поселок. До 1939 г. деревня Hevossaari входила в состав волости Хейнъиоки Выборгской губернии (Финляндия). Топоним Hevossaari в дословном переводе означает «Конный остров».

             По решению рабочих совхоза № 6 зимой 1948 г. деревне Хевоссаари было выбрано наименование «Часовая». Нетрудно догадаться по каким причинам через полгода название поменяли на «Щербаково». Обоснование говорит само за себя: «в память погибшего сержанта Щербакова в д. Репола». [Идеологоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Яковлево
Мустамяки, Корвенкюля Mustamaki, Korvenkyla

             Поселок. До 1939 г. деревня Mustamaki входила в состав деревни Сюкияля волости Каннельярви Выборгской губернии (Финляндия). До появления железной дороги эта часть деревни Сюкияля была совершенно безлюдной. Темный и дремучий еловый лес рос тогда на невысокой гряде между руслом речки Сууренъйоки [ныне р. Великая] и болотом Мерисуо. В 1830-х годах при генеральном межевании место нарекли «Мустамется», что означает «Черный лес». От этого топонима затем и образовалось название станции Мустамяки (Черная гора), поскольку платформа стояла на пологой возвышенности среди заболоченной низкой местности. Топоним Korvenkyla в переводе с финского означает «Лесная деревня».

             Два года кипела на этом участке грандиозная работа и, наконец, в 1870 году по новым рельсам пошли первые поезда. В 1877 г. здесь появилась железнодорожная платформа Мустамяки. Как только это произошло, севернее ее немедленно нарезали участков, провели дороги и приступили к строительству дачного городка. В окрестностях не было ни озера, ни речки, что снижало ценность дачных удобств. Поблизости протекал лишь небольшой ручей Корко-оя. Застройщики построили на нем запруду, в результате чего образовалось узкое, но длинное озеро. Запруда, однако, была сработана «по-русски» наспех и кое-как; вскоре ее размыло и вода хлынула прочь, смывая на своем пути дачные постройки и разрушив железнодорожную насыпь. От озера остался лишь небольшой пруд, который по-лучил называние Куйваярви (Сухое озеро). Незадачливые застройщики сосредоточили затем свои усилия на освоении пристанционной мест-ности. На строительстве дач работало много местных крестьян, которые впослед-ствии из плотников переквалифицировались в из-возчиков. Новые рабочие места вызвали и приток населения в ближайшие деревни. В дачном поселке проживали в основном в летнее время санкт-петербуржцы, среди которых упомянем профессора Лангина, купцов Шарманова и Сидорова, капитана П. Матросова, семью Лобановых, И. Глумова, А. Андреева. Последние четверо жили постоянно в своих дачах вплоть до декабря 1939 г. В поселке было два небольших пансионата, гостиница и несколько магазинов.

             С 1910 по 1913 год на средства, полученные от пожертвований в размере 22 000 рублей возводилась Преображенская церковь. Позднее священником в нее был назначен Михаил Арфинский, хором руководил Петр Соловьев. 9 колоколов, отлитых на заводе Оловянишникова, были подарены купцом Балашовым из Райвола. В августе 1916 г. уже было принято решение о создании единого православного прихода в округе Ваммелсуу-Мустамяки, но идея так и не успела осуществиться. Храм в дальнейшем пережил огненный смерч Зимней войны 1939-40, а во время последней войны в здание попала зажигательная бомба и оно сгорело до основания. Помимо православной святыни в Мустамяках был также и евангелический молитвенный дом.

             В полукилометре к юго-западу от станции находился так называемый Королевский перекресток. Согласно старинному преданию, в этом месте когда-то останавливался на отдых сам шведский король, объезжавший свои владения. Дорога также получила название Королевской.

             В 1902 г. в Мустамяки начало активную деятельность Молодежное общество. В 1917 г. был основан Союз рабочих. Спортивное общество «Кипиня» («Искра») появилось в Мустамяки в 1930 г. В том же году основали в поселке и народную школу.

             Местная промышленность была представлена лесопилкой, двумя драночными мастерскими и ремонтными железнодорожными мастерскими.

             К 1939 г. станционный поселок Мустамяки включал в себя 85 дворов. Помимо этого в двух километрах к северо-западу от переезда за холмом Сороккинамяки (Сорокина горка) находилась небольшая лесная деревенька Корвентака (Залесье), в которой проживало 12 семей.

             Накануне войны в Мустамяках дислоцировалась конная артиллерия под командованием капитана Свендела. 2 декабря она поддерживала своим огнем подразделение капитана Варко, защищавшее позиции в Сахакюля. Ввиду неравенства сил их все же пришлось оставить.

             До начала следующих военных действий Мустамяки осваивали советские граждане. Отступая, Красная Армия соблюдала традиционный закон войны – жечь все, что горит, дабы добро не досталось противнику. На подступах к станции 14-е легкое подразделение капитана Сорса подавило очаг сопротивления советских частей и 30.8.41. овладело поселком Мустамяки. До середины июня 1944 г. местность не испытывала вооруженных вмешательств.

             Новый этап советского освоения начался сразу после окончания военных действий. Первыми мирными жителями здесь стали железнодорожные рабочие и служащие. Потом появились и другие переселенцы. В 1948 г. станции сменили имя. Изначально граждане, уважая законы топонимики, просто перевели название с финского на русский. Получилось «Черногорье». Но политические круги такое решение не устроило. Станции присвоили то же наименование, которое одновременно получила отдаленная деревня Кирьявала – «Горьковская». А пристанционный поселок и деревню Корвенкюля переименовали в «Яковлево». Последнее образовано от фамилии погибшего воина. Вероятно, эту фамилию использовали вторично для переименования селения Тайкина (см. Приветнинское).

             Яковлево впоследствии стало развиваться как сугубо дачная местность, каковой и является по сей день.

Яшино
Вахвиала Vahviala

             Поселок. До 1939 г. село Vahviala входило в состав одноименной волости Выборгской губернии (Финляндия).

             По постановлению общего собрания колхозников колхоза «Большевик» зимой 1948 г. деревня Вахвиала получила наименование «Яшино». В обосновании отмечалось: «В память Героя Советского Союза Яшина Г.Ф., погибшего на территории Выборгского района» (старшина Яшин Георгий Филиппович, 1908 г.р, ошибочно считался погибшим. Умер же он в 1959 г.). [Персоним]. Переименование закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 1 октября 1948